Метка: Стэнфорд

О том, поче­му в Скол­тех при­ез­жа­ют сту­ден­ты со все­го мира, как он под­хва­тил зна­мя фон­да «Дина­стия» и с какой музы­кой ассо­ци­и­ру­ет­ся уни­вер­си­тет у вице-пре­зи­ден­та по раз­ви­тию, мы пого­во­ри­ли с Алек­сан­дром Сафо­но­вым.

Циф­ро­вая рево­лю­ция транс­фор­ми­ру­ет мир, а зна­чит, нам при­дет­ся учить­ся жить по-ново­му, еще не извест­ным чело­ве­че­ству спо­со­бом. К чему нам гото­вить­ся и чему учить новое поко­ле­ние, непо­хо­жее на все преж­ние, рас­ска­зал Алек­сандр Пет­ро­вич Куле­шов, рек­тор Скол­те­ха, ака­де­мик РАН, мате­ма­тик, про­фес­сор и дедуш­ка вну­ка-цен­те­ни­а­ла.

Новые мето­ды полу­че­ния инфор­ма­ции о кос­ми­че­ских собы­ти­ях меня­ют соци­аль­ную струк­ту­ру нау­ки о Все­лен­ной. Подоб­ные сдви­ги вли­я­ют и на харак­тер науч­ных инсти­ту­тов, и на ком­му­ни­ка­цию чле­нов науч­ных сооб­ществ. Эту тен­ден­цию лег­ко про­ил­лю­стри­ро­вать на при­ме­ре эво­лю­ции откры­тых элек­трон­ных хра­ни­лищ науч­ных ста­тей…

Еже­днев­ный путь на рабо­ту и обрат­но порой ска­зы­ва­ет­ся на здо­ро­вье серьез­нее, чем сама тру­до­вая дея­тель­ность. И про­бле­ма эта не вче­ра воз­ник­ла, с ней стал­ки­ва­лись уже древ­ние егип­тяне. К тако­му заклю­че­нию при­шла Энн Остин (Anne E. Austin), остео­лог и егип­то­лог Стэн­форд­ско­го уни­вер­си­те­та. Она изу­ча­ет меди­ци­ну и болез­ни людей антич­но­го мира и недав­но опуб­ли­ко­ва­ла резуль­та­ты иссле­до­ва­ний остан­ков рабо­чих — рез­чи­ков и худож­ни­ков, укра­шав­ших гроб­ни­цы в Долине Царей.

Аме­ри­кан­ские уни­вер­си­те­ты при­вле­ка­ют всё боль­ше дота­ций част­ных спон­со­ров. Соглас­но оцен­кам, 2015 год стал рекорд­ным — общая сум­ма таких пожерт­во­ва­ний соста­ви­ла более 40 млрд долл. по всей стране. При­чем два­дцать уни­вер­си­те­тов полу­чи­ли 28,7% всех дота­ций, или 11,6 млрд долл.

Кни­га осно­ва­те­ля Игно­бе­лев­ской (Шно­бе­лев­ской) пре­мии — сбор­ник эссе о самых раз­ных иссле­до­ва­ни­ях вполне почтен­ных уче­ных. Толь­ко вот пред­мет этих иссле­до­ва­ний застав­ля­ет чита­те­лей сна­ча­ла рас­сме­ять­ся, а потом заду­мать­ся о весь­ма серьез­ных вещах.