Метка: СССР

В год десятилетия премии «Просветитель» ее лауреатами стали авторы трех научно-популярных книг. Специальный корреспондент ТрВ-Наука побывал на торжественном мероприятии.

Задумываться над тем, чтобы написать книгу об истории создания атомной бомбы и о получении советскими шпионами американо-британских секретов создания такой бомбы, я начал, еще живя в СССР. Несколько причин подтолкнули меня к этой мысли. Я знал лично многих ведущих физиков, работавших в советском атомном проекте. Мой старший брат был физиком-ядерщиком. Я сам волею судьбы неожиданно в 1957 году познакомился с крупнейшим советским физиком-теоретиком, будущим нобелевским лауреатом академиком И. Е. Таммом, несколько лет трудившимся в коллективе разработчиков советского атомного оружия.
С его помощью я стал студентом физфака МГУ (меня перевели туда с четвертого курса Тимирязевской академии) и слушал лекции выдающихся советских физиков. Мой родной дядя А. А. Кузнецов (брат моей мамы) одно время чуть было не оказался в Сарове, там, где шли основные исследования по созданию сначала атомной, а затем и водородной бомб.
В общем, я жил в условиях, когда вольно и невольно я слышал рассказы и воспоминания о создании бомбы; у меня накапливались какие-то сначала неясные, а потом становившиеся всё более жгучими вопросы об истории разработки великолепными учеными и первоклассными людьми (какими я видел их, слушая лекции или разговоры вокруг) самого мощного оружия на свете, и, оказавшись на Западе, я вознамерился продвинуться вперед в сборе материалов на эту увлекательнейшую тему.

Шестой этаж, комната 6070 в здании Мэлотт-холл на территории Канзасского университета в Лоуренсе, в 20 милях от Канзас-Сити. Здесь профессор факультета физики Сергей Шандарин принимает студентов уже 27 лет. Такое бывает очень редко: получить первую работу за границей и ни разу не поменять адрес. Если пользоваться старыми советскими понятиями, можно сказать, что в новой американской жизни у Шандарина всего одна запись в трудовой книжке. Только нет таких книжек у профессуры Университета штата Канзас. Но есть форумы студентов, где они пишут, что профессор Шандарин слишком строг, не любит разжевывать материал, что им мешает его русский акцент, который никуда за эти годы не делся, но им нравится, когда он рассказывает об опыте жизни в СССР. Им это кажется забавным, а иногда и непостижимым…

Чем плоха вывеска сети «Столовая № 1»? Тем, что на ней показан несуществующий объект: монета, по рисунку (с учетом изобразительных условностей) являющаяся советской копейкой образца 1961–1991 годов, но с датой «2003». А чем лучше вывеска уже исчезнувшей сети универсамов «Копейка»? На ней изображена современная российская копейка, которая ничему не противоречит. Понятно, почему возникают такие анахронизмы — из желания увековечить на логотипе дату основания (аналогичные советские копейки с российскими датами присутствуют на логотипах газет «Копейка» из г. Ноябрьск и «Полезная копейка»). Российская копейка такой возможности не дает, дата на ней расположена не на той стороне, что номинал.
История советской копейки начинается не сто лет назад, а в 1867 году, когда царь Александр II ввел новый образец медных монет, сохранившийся до революции 1917 года…

В октябре 2017 года, в дни празднования 60-летия первого спутника Земли, на российские экраны вышел художественный фильм «Салют-7», посвященный событиям 1985 года. Публикуем две рецензии — «физика» и «лирика» — на это кинопроизведение. Насколько известно редакции, один из прототипов фильма дважды Герой Советского Союза, член-корреспондент РАН Виктор Савиных не очень доволен фильмом. На Общем собрании РАН он с грустью говорил коллегам: «Я по образованию оптик. И представьте, что я в фильме кувалдой бью по оптическому прибору!»

30 октября — День памяти жертв политических репрессий. В последние дни октября во многих городах России пройдет акция «Возвращение имен»: у памятников, в местах захоронений или у зданий бывшего НКВД граждане будут зачитывать имена убитых. В первый раз «Возвращение имен» состоялось в Москве десять лет назад, 29 октября 2007 года. В этом году москвичи соберутся 29 октября у Соловецкого камня на Лубянской площади, петербуржцы — 30 октября у Соловецкого камня на Троицкой площади.

Круглые даты всегда привлекают внимание к событиям прошлого, и 80-летие начала Большого террора в этом году не стало исключением. Но, к сожалению, не все могут принять историческую правду, предпочитая приукрашать прошлое своей страны. Репрессии стали одним из таких камней преткновения. Сторонникам советского строя, поклонникам Сталина, да просто «патриотам» разных мастей нелегко признать, что государственная машина походя и совершенно бессмысленно убила сотни тысяч граждан, а миллионы невиновных подвергла наказаниям. Это породило целое течение, отрицающее репрессии, во многих чертах сходное с ревизионизмом — отрицанием холокоста. Не буду обсуждать мнения совершенно оторванных от реальности авторов, утверждающих, что репрессий вообще не было, что все сведения о массовых расстрелах и лагерях — наглые выдумки антисоветчиков. Обращу внимание на тех, кто, пытаясь сохранить хоть какую-то видимость научности, вынужден признавать опубликованные в источниках и исследованиях данные…

Проанализировать советские истоки постсоветской лженауки было бы не только поучительно, но и жизненно важно для осознания многих наших нынешних проблем. Однако, боюсь, подобный труд немногим по плечу. Нужно собрать и системно изучить огромную библиографию. Нужно исследовать происхождение и дрейф различных лженаучных понятий, да еще и на фоне изменений в самой науке. Нужно иметь спектр возможных объяснительных гипотез, которые затем проверять на массиве фактов. Для выполнения такого исследования требуются и погруженность в саму тему, и безукоризненная научная корректность, и колоссальная работоспособность. Только тогда результаты будут иметь научное значение, а не станут еще одним основанным на мнении сомнительным аргументом в околонаучных политических прениях. На решение этой непростой задачи претендует статья Ильи Кукулина «Периодика для ИТР: советские научно-популярные журналы и моделирование интересов позднесоветской научно-технической интеллигенции», опубликованная в журнале «Новое литературное обозрение»…

С детства мы знаем, что читать чужие письма нехорошо. Но приходится признать: советскую эпоху лучше всего изучать именно по сохранившейся переписке. Официальным источникам доверия нет, выхолощенным мемуарам — тем более. Документы, в том числе рассекреченные, проясняют картину, но не дают представления об истинных мыслях и чувствах свидетелей эпохи. Только в переписке (реже в дневниках) прорывается искренний взгляд на окружающих людей, свою страну, мир. Особенно интересно изучать переписку известных людей, которые давно превратились в исторический образ или даже в пропагандистскую «икону». Часто оказывается, что их взгляд на эпоху перпендикулярен сложившемуся стереотипу. В этом смысле огромную ценность представляет новое полное собрание сочинений писателей-фантастов Аркадия и Бориса Стругацких, которое должно составить тридцать три тома. К печати его готовит исследовательская группа «Людены». В нем впервые публикуются письма из архива Аркадия Стругацкого, дневниковые и рабочие записи братьев — читатель получает возможность не только ознакомиться с текстами писателей, которые десятилетиями хранились в папках, но и прочувствовать Zeitgeist (дух времени), которым буквально пронизана переписка между ними.

Пётр Ширков — сын известного физика-теоретика, академика РАН Дмитрия Васильевича Ширкова (1928–2016), почетного директора Лаборатории теоретической физики Объединенного института ядерных исследований (ОИЯИ) в Дубне. Как и отец, Пётр Дмитриевич занимается просветительством и в этом году провел уже 29-ю Межрегиональную летнюю компьютерную школу. Следующий год станет для этой школы юбилейным. Об истории и принципах создания МКШ с ним побеседовала Наталия Демина.

19 августа 2017 года исполнилось 80 лет Александру Вампилову, совершившему незаметный, но важный переворот в советском театре. Начав с обычного набора конфликтов и комических ситуаций, Вампилов в последних пьесах писал о конфликте человека с самой жизнью, об одиночестве и поиске выхода из тупика, который ощущался только его героем, а больше никем вокруг него. О том, кем был для его поколения Вампилов, вспоминает иркутский журналист Владимир Демчиков.

Когда Гитлер пришел к власти, Эйнштейн находился в Америке в качестве приглашенного профессора в Калифорнийском технологическом институте в Пасадене, вблизи Лос-Анджелеса. Назначение нового рейхсканцлера Германии не стало для Эйнштейна большой неожиданностью. Чувствовалось, что он был к такому повороту истории готов. Уже через два дня после вступления Гитлера в новую должность ученый обратился к руководству Прусской академии наук с просьбой выплатить ему полугодовую зарплату сразу, а не к началу апреля, как планировалось ранее. Жизнь очень скоро показала, что такая предусмотрительность ученого оказалась не лишней…

Юджин Николай Маки, гражданин Финляндии, родился в США 30 мая 1919 года. Его родителями были финн Август Маки, иммигрировавший в США в 1905 году, и американка Лилиан Луома Маки. В 1928 году семья переехала в Эстонию, а с 1943 года Маки жил в Финляндии, где в 1951 году обратился в посольство США с ходатайством о выдаче ему американского паспорта. В июле следующего года он получил желанный документ и в октябре отплыл вместе со своей женой Ханной в Нью-Йорк на корабле «Куин Мери». В Америке он жил плохо, много пил и ссорился с женой — соседи жаловались на скандалы. Нет, всё не так. Рейно Хяйхянен, карел по национальности, родился в 1920 году в деревне под Петроградом; был призван в НКВД в 1939 году в связи с началом советско-финской войны; работал в контрразведке переводчиком с финского, допрашивал военнопленных, ловил шпионов…

Диссертационный совет по историческим наукам Белгородского государственного национального исследовательского университета отказался лишать степени доктора исторических наук министра культуры Владимира Мединского. На заседании из 25 членов диссовета присутствовали 23 человека. 19 участников совета проголосовали против лишения министра степени, трое воздержались. Статья «Интересная история» Мединского в защиту диссертации и своего подхода к изучению истории, опубликованная в «Российской газете», помимо всего прочего, поднимает вопрос исторических мифов и важности их для общества.

80 лет назад, 15 июля 1937 года, был торжественно открыт канал Москва — Волга, построенный буквально на костях заключенных. Принудительный труд уже давно во всем мире признан экономически невыгодным. Однако в России до сих пор есть люди, которые спорят о том, был ли Сталин эффективным менеджером. Можно ли это посчитать по гамбургскому счету? Об этом Ольга Орлова, ведущая Общественного телевидения России, спросила зав. кафедрой исторической информатики исторического факультета МГУ, чл. -корр. РАН Леонида Бородкина. Публикуем авторизованную расшифровку интервью.

В 1930 году Иосиф Сталин на встрече с М. Б. Митиным, П. Ф. Юдиным и В. Н. Ральцевичем объявил, что он отрицает правоту взглядов А. Вейсмана на роль наследственности в эволюции и признает правильными воззрения Ламарка на роль приспособления организмов к окружающей среде. Постепенно сталинские воззрения относительно наследования благоприобретенных признаков приобрели доминирующее значение в мышлении «вождя народов». К этому приспособили свою риторику Трофим Лысенко и окружавшие его приспешники… Закономерным следствием стал доклад Лысенко на августовской сессии Академии сельхознаук им. Ленина (ВАСХНИЛ) 1948 года. Увы, сталинские воззрения на биологию разделял и Н. С. Хрущёв, предоставивший (несмотря на возражения ученых и даже детей самого Хрущёва) государственную поддержку Лысенко, победно утверждавшего, что на смену зловредному влиянию Запада, и прежде всего США, в Советском Союзе пришла новая наука — агробиология, отвергающая гены и их значение для наследственности.

Причина деградации и почти полного исчезновения в России такого популярного в недавнем прошлом жанра, как научная фантастика, лежит на поверхности — это сильнейший дистресс, пережитый людьми в ходе перестройки и трансформации СССР в конгломерат независимых государств, в которых условия жизни сильно изменились, причем для большей части населения в худшую сторону, что явно не способствует игре воображения и мечтательности. Последние всегда были характерны для периода детства и взросления людей, недаром фантастикой больше всего увлекались подростки и молодежь… Отсутствие новых научных идей у писателей-фантастов — свидетельство того, что именно на развлечение читателей и на коммерческий успех писателей ориентирована современная научная фантастика, превратившаяся в фэнтези, сказки для взрослых.

Древнерусская икона была вновь открыта довольно поздно по меркам русской культуры: программная работа Евгения Трубецкого «Умозрение в красках» вышла в 1916 году, а работы Флоренского создавались после революции. Но пóзднее открытие глубокого символизма иконы странно контрастирует с тем, как широко символика иконы использовалась в пропаганде большевиков. Русский историк и мыслитель Георгий Федотов заметил, что сравнительно бережное отношение большевиков к культурному наследию противоречило их лозунгам, но следовало из усвоенной ими культуры декаданса. Внимание к мелочам, приметам, стилистике как строю жизни не было свойственно русской демократической мысли, революционерам XIX века, гордившимся своей грубостью; но стало частью модной культуры начала века, на фоне которой формировались большевики.

О том, как отразилась на талантливых ребятах антисемитская кампания, о семинаре И. М. Гельфанда Наталия Демина поговорила с Семёном Григорьевичем Гиндикиным, российско-американским математиком, педагогом, популяризатором математики. Беседа с этим веселым, остроумным человеком состоялась в Московском центре непрерывного математического образования.

Публикуем продолжение беседы с лингвистом, переводчиком и правозащитником Сергеем Лёзовым. Начало в «Троицком варианте – наука» от 29 марта.

Жаль, что написав и опубликовав несколько заметок и статей с резкой критикой того, как и почему Министерство культуры и государственный Музей Востока настойчиво уничтожают общественный Музей имени Рериха, я прошел мимо самой главной мысли, которой правильно начинать и кончать любые рассуждения об уничтожении и защите общественного Музея имени Рериха.

Документальная пьеса о Ник-Нике, действие происходит в 179-й московской школе.
Сцена первая. О природе вранья.
18 февраля 2017 года. В этот день в 179-й школе отмечали 85-летие выдающегося педагога и организатора математических олимпиад и математических классов Николая Николаевича Константинова. В школе собралось много выпускников и других гостей. Пока одни школьники рассказывали о своих научных проектах, другие завершали репетировать музыкальные номера перед концертом…

Лингвист, правозащитник, переводчик Сергей Лёзов рассказал специальному корреспонденту «Троицкого варианта – Наука» Алексею Огнёву о пожизненном романе с филологией, позднесоветском диссидентстве, подпольном православии и о том, чем апологетика отличается от свободного поиска.

Российско-американский физик-теоретик Михаил Шифман, профессор Университета штата Миннесота (США), лауреат премии Дирака, рассказал Наталии Деминой о научно-популярных книгах, которые он выпустил за последние десятилетия.

У нас не хватает слов, чтобы выразить возмущение и негодования тем, как Минкультуры при помощи УБЭП (управление по борьбе с экономической преступностью) с утра 7 марта до утра 8 марта громило общественный Музей имени Н.К.Рериха.

Положение независимого исследователя — полная противоположность положению историка-профессионала, работающего в системе госучреждений. Он не связан ни с каким ведомством и имеет возможность реализовывать собственные планы и идеи, ни с кем их не согласовывая и не нуждаясь в финансировании и правительственных грантах. Над ним не довлеет необходимость постоянно демонстрировать результаты научной деятельности для сохранения своего положения в науке.

На вывеске магазина питерской цепи «Полушка» изображена вот эта монета. «Что неправильно на этой картинке?» — как повторяет Александр Иванович Герцен в пьесе Тома Стоппарда «Берег Утопии». Разумеется, никто не ждет от вывески исторической точности, и потому надо отвлечься от мелочей, таких как «Е» вместо «Ѣ» или виньетка вместо указания на монетный двор. Настоящая же ошибка — в самом главном, что есть у монеты, — в номинале. Дело в том, что полушка — это совсем другая монета…

«Весь мир насилья мы разрушим до основанья, а затем мы наш, мы новый мир построим…» — пели по всему миру в начале XX века. И хотя в оригинале эти строки звучат по-другому, в русском варианте в них слышится архитектурный оттенок. Не ограниченная старым миром (историей, классической традицией) архитектурная фантазия пережила в постреволюционной России бурный рассвет. Результатом этой фантазии стал русский конструктивизм — самый социально-ориентированный, радикальный и утопичный стиль из всех направлений мирового архитектурного авангарда. Однако если со стороны традиции все ограничения были сняты, то уйти от жестких рамок, которые накладывал реальный уровень развития строительной индустрии того времени, архитекторы не могли…

Первый памятник Иосифу Сталину был установлен в 1929 году к 50-летию вождя. С тех пор на территории СССР и в странах соцлагеря таких монументов появились сотни. Последние были установлены в 2016 году в Сургуте и Донецке. Кому на самом деле ставят памятники наши современники? Ответить на этот вопрос поможет первая научная биография Иосифа Сталина. С ее автором, докт. ист. наук Олегом Хлевнюком, беседовала ведущая программы «Гамбургский счет» на ОТР, канд. филол. наук Ольга Орлова.

Этот юбилей совершенно никто не заметил, и дело не в том, что он не очень круглый, и не в том, что нет конкретной даты, и даже не в спорности самого события. Просто некому отметить. Между тем 25 лет назад в России началась институционализация политологии как учебной и академической дисциплины… Само слово «политология», ранее обычно употреблявшееся в сочетании с прилагательным «буржуазная» (и с подразумеваемым смыслом «лженаука»), приобрело новое значение, войдя в круг стандартных наименований учебных дисциплин.

Вслед за знаменитыми советскими журналистами Ильфом и Петровым Сталин послал в США в 1936 году и замечательного большевистского лидера, своего приятеля-единомышленника, наркома пищевой промышленности СССР Анастаса Ивановича Микояна. Перед Микояном была поставлена задача изучить новейшие достижения пищевой индустрии США и внедрить американский опыт в пищевую промышленность СССР. Тем более что в середине 1930-х годов СССР приступил к основательной реконструкции сельскохозяйственной переработки и пищевой торговли. Как сетовал Микоян, в то время СССР имел не столько пищевую промышленность, сколько пищевой промысел, доставшийся от старой России.

В начале XX века Российская империя встала на путь модернизации и роста уровня жизни. Такие концепты, как «обнищание народных масс», «малоземелье», «голодный экспорт», «непомерные платежи», «провал аграрной реформы», при ближайшем рассмотрении оказываются либо фикциями, либо некорректными упрощениями. Этот вывод историк Михаил Давыдов сделал на основе анализа огромного статистического материала. Ольга Орлова в передаче «Гамбургский счет» на Общественном телевидении России поговорила с ученым о том, как возникли экономические мифы о последних десятилетиях Российской империи и каковы были наиболее вероятные причины революции 1917 года.

Недавно в рамках межфакультетского семинара Центра библеистики и иудаики РГГУ «Евреи и культура постмодерна» прочла лекцию о проектах и проекциях русского авангарда Наталья Смолянская, доцент кафедры кино и современного искусства факультета истории искусства РГГУ, ассоциированный исследователь университета «Париж VIII». Речь шла о художниках-авангардистах, чья деятельность пришлась на начало XX века: об Эле (Лазаре) Лисицком (1890–1941), Соломоне Никритине (1898–1965) и Науме Габо (Певзнере) (1890–1977). В своем творчестве они соединили практику и теорию, что впоследствии повлияло на пути развития искусства в ХХ веке.

ТрВ-Наука предлагает вниманию читателей интервью с историками Михаилом Мельниченко и Сергеем Бондаренко — разработчиками и редакторами «Открытого списка жертв политических репрессий в СССР», базы данных, пополнение и редактирование которой происходит силами читателей. Мы планируем в дальнейшем продолжить публикации материалов «Открытого списка». Когда инициаторы проекта предложили нам сотрудничество, мы не раздумывая согласились. «Открытый список» должен получить максимальную известность.

В 1956 году 60-летний Николай Семёнов и 59-летний Сирил Хиншелвуд (Cyril Hinshelwood) за свои исследования механизма химических реакций, проведенные в конце 1920-х и 1930-х годах, получили Нобелевскую премию по химии. Денежный приз был разделен на две равные части… Но переместимся на несколько десятилетий назад. В 1927 году Семёнов был назначен руководителем химико-физического сектора Ленинградского физико-технического института, а в 1928 году стал его профессором

5 октября на пресс-конференции были объявлены имена финалистов премии «Просветитель-2016» за лучшую научно-популярную книгу на русском языке. В шорт-лист вошли 8 книг (4 – в номинации «Естественные науки», 4 – в номинации «Гуманитарные науки»).

Норман Домби (Norman Dombey), почетный профессор теоретической физики Университета Сассекса (University of Sussex), был научным экспертом в слушаниях по делу Александра Литвиненко (www.litvinenkoinquiry.org), которые проходили в 2015 году. Объективная экспертиза стала ключевым фактором для успеха этого расследования. Корреспондент «Троицкого варианта — Наука» Наталия Демина побеседовала с мистером Домби в Лондоне.

В этом году исполнилось 120 лет со дня рождения крупнейшего отечественного ученого — Н. Н. Семёнова, 30 лет со дня его смерти и 60 лет со дня присуждения ему Нобелевской премии по химии — единственной в нашей стране в этой номинации. В памяти сотрудников Н. Н. (как его часто называли за глаза) остался как очень яркая, незабываемая личность. Такой же яркой и захватывающей была его биография.

ТрВ-Наука публикует интервью с Михаилом Мельниченко — организатором и руководителем интернет-проекта «Прожито» (http://prozhito.org). Вопросы задавала Юлия Радиловская.

Автомобилизация, пожалуй, самое повседневное и массовое явление модернизации XX века. В СССР 1920-х годов ключевым экспертом в развитии мирового и отечественного автотранспорта оказался Оболенский Валериан Валерианович, более известный в стране и партии по своей партийной кличке Николай Осинский. Революционер, соратник Ленина, наряду со своим другом Николаем Бухариным, он был колоритным представителем интеллектуального большевизма.

Взаимоотношения ученых и государства всегда складывались в России непросто. Могут ли сегодня ученые позволить себе быть оппонентами власти? Об этом в передаче «Гамбургский счет» на Общественном телевидении России Ольга Орлова беседует с гл. науч. сотр. Санкт-Петербургского отделения Математического института им. Стеклова РАН Анатолием Вершиком.

15 октября Генриху Сауловичу Альтшуллеру исполнилось бы 90 лет. Он ушел из жизни 18 лет назад, но я и сегодня продолжаю задавать ему каверзные вопросы и слышу в ответ тихий иронический голос. Эти диалоги, которые я веду сам с собой, помогают думать, работать, жить…

Факультет журналистики МГУ совместно с Комиссией РАН по борьбе с лженаукой объявил о проведении 29 сентября 2016 года очередной научно-практической конференции «Противодействие лженауке в современном медиапространстве».

В 1978 году я попала в странное место на Кутузовском проспекте, в десяти минутах пешком от дома Брежнева и райкома партии, — там учеников по утрам встречали звуки «Машины времени» и «Спэйс», отмечался день рождения Джона Леннона и проходили вечера памяти Галича. К нам в гости приезжали Ролан Быков, Игорь Ильинский, Юлий Ким, Вероника Долина и многие другие…

Следуя теме номера, Юрий Ковалёв, Сергей Гуриев, Александр Буфетов и Михаил Цфасман делятся с читателями воспоминаниями о школьных годах.

Наш разговор с лауреатом Нобелевской премии, профессором Манчестерского университета Андреем Геймом состоялся после сессии “In conversation with Sir Andre Geim” на Европейском открытом форуме науки (ESOF2016). На этом мероприятии, проходившем 23–27 июля 2016 года на разных площадках Манчестера, много говорили о графене, революции в области 2D-материалов и их приложениях, но Андрея Константиновича на круглых столах спрашивали и о его пути в науку. По мотивам этих дискуссий с А. Геймом побеседовала Наталия Демина.

В августе 1991 года уже существовала газета «Троицкий вариант», из которой через много лет вырос ТрВ-Наука. И главный редактор у него был тот же самый, то есть ваш покорный слуга. У меня в пыльном чемодане нашелся номер газеты, посвященный путчу, выпущенный по горячим следам. Документ всегда живей воспоминаний, и мне самому было страшно интересно прочесть этот выпуск, включая собственную статью. Надеюсь, эти детали хроники трех переломных дней нашей истории интересны не только автору. Статья публикуется с небольшими сокращениями и современными комментариями.

Я имел счастье работать с этим человеком более 32 лет и никогда не переставал удивляться проявлениям его гениальности, всякий раз открывая новые грани его многочисленных талантов. Что вспоминается прежде всего, когда его уже почти 15 лет нет с нами, а есть лишь замечательный памятник на пересечении Ленинского и Университетского проспектов и острые эмоции расставания давно улеглись? Невероятно развитое чувство интуиции, поразительная по своей быстроте способность находить верные решения, обостренное чувство нового, принципиально значимого для прыжка в будущее, человечность. Но чувство переднего края науки, тенденций ее развития — это, пожалуй, главное в характеристике этого феноменального ученого.

В начале XX века Россия была преимущественно крестьянской страной, а страны Запада, и в особенности Америка, уже превратились в фермерские. До сих пор сплошь и рядом происходит смешение понятий «крестьянство» и «фермерство», которые всё же следует различать в их историческом, экономическом и культурном контекстах. Безусловно, эти понятия связаны с единством хозяйственной жизнедеятельности семейного производства, основанного на естественных (природных) производительных силах. Исторически разрушение натурально-потребительского мелкого хозяйства происходило вместе и в связи с распространением рыночных отношений, которые, в свою очередь, вели к товаризации сельского хозяйства.

Недавно вице-премьер Ольга Голодец порадовала общественность очередным сильным заявлением: по словам чиновницы, 65% россиян высшее образование не нужно. Никогда не думала, что скажу такое, но — я согласна с Ольгой Юрьевной. В России чудовищно завышена ценность высшего образования. В крупных городах, особенно вдалеке от рабочих окраин, оно — часть обязательной программы взросления.