Метка: социум

Нача­лось лето — отлич­ная пора для про­ве­де­ния лет­них науч­ных школ и рас­ска­за о них нашим чита­те­лям. Пуб­ли­ку­ем интер­вью с орга­ни­за­то­ра­ми трех — Фёдо­ром Кон­дра­шо­вым (Шко­ла моле­ку­ляр­ной и тео­ре­ти­че­ской био­ло­гии, ШМТБ), Ива­ном Ола­дыш­ки­ным (Лет­няя физи­ко-мате­ма­ти­че­ская шко­ла ИПФ РАН) и Дани­лом Фёдо­ро­вых (ЛЭШ ILE).

Шко­ло­та, либе­ро­та, поли­то­та… Чуть ли не у всех тече­ний и групп обра­зо­ва­лись насмеш­ли­вые соби­ра­тель­ные назва­ния на -ота. «Отку­да взял­ся суф­фикс „-ота“», — вот уж «сво­их не позна­ша». Как насчет доб­ро­та, кра­со­та, высо­та? Пехо­та? Древ­ний сла­вян­ский суф­фикс -от(а) мож­но было бы даже назвать арха­ич­ным, если бы он вдруг не реин­кар­ни­ро­вал­ся как «стиль­ный, мод­ный, моло­деж­ный».

Впер­вые дет­ский аутизм был подроб­но опи­сан в 1943 году одним из осно­ва­те­лей дет­ской пси­хи­ат­рии Лео Кан­не­ром. И дол­гое вре­мя коли­че­ство детей с таким диа­гно­зом ока­зы­ва­лось ста­биль­ным. И вдруг в кон­це XX века про­цент детей-аути­стов стал рас­ти. В чем при­чи­на? Об этом Оль­га Орло­ва, веду­щая про­грам­мы «Гам­бург­ский счет» на Обще­ствен­ном теле­ви­де­нии Рос­сии, пого­во­ри­ла с Иго­рем Мака­ро­вым, руко­во­ди­те­лем отде­ле­ния дет­ской пси­хи­ат­рии Наци­о­наль­но­го меди­цин­ско­го иссле­до­ва­тель­ско­го цен­тра пси­хи­ат­рии и нев­ро­ло­гии им. В. М. Бех­те­ре­ва.

Сем­на­дца­тый год зани­ма­юсь мето­до­ло­ги­ей опро­сов обще­ствен­но­го мне­ния, изу­чаю пра­ви­ла орга­ни­за­ции выбор­ки, оце­ни­ваю сме­ще­ния, при­слу­ши­ва­юсь к осо­бен­но­стям вопрос-ответ­ной ком­му­ни­ка­ции. И не пере­стаю удив­лять­ся оче­вид­ной, бро­са­ю­щей­ся в гла­за несу­ра­зи­це, пол­ней­шей неле­пи­це, сопро­вож­да­ю­щей любой раз­го­вор об анке­те. Имя ее — стан­дар­ти­за­ция, или тре­бо­ва­ние дослов­но­го, без улы­бок, ого­во­рок, ком­мен­та­ри­ев и слов бла­го­дар­но­сти вос­про­из­ве­де­ния зара­нее напи­сан­но­го тек­ста…

За вре­мя суще­ство­ва­ния ТрВ-Нау­ка в нед­рах редак­ци­он­но­го порт­фе­ля мерт­вым гру­зом успел осесть не один «само­теч­ный» текст ате­и­сти­че­ской направ­лен­но­сти. Это отча­сти из-за спо­ров, царя­щих внут­ри самой редак­ции, отча­сти — из-за неже­ла­ния излишне воз­буж­дать чита­тель­скую ауди­то­рию, сре­ди кото­рой, без­услов­но, мно­го людей веру­ю­щих. Тема, без­услов­но, важ­ная, пусть и «взры­во­опас­ная», но воз­мож­но ли вооб­ще сбли­же­ние пози­ций в ходе дис­кус­сий, или мы обре­че­ны лишь повы­шать накал стра­стей, пуб­ли­куя непри­ми­ри­мые выска­зы­ва­ния? Опро­бу­ем роль «адво­ка­та дья­во­ла», тем более, что все разум­ные дово­ды «за» и «про­тив» чело­ве­че­ству, в общем-то, уже извест­ны…

Соглас­но выска­зы­ва­ни­ям высо­ко­по­став­лен­ных чинов­ни­ков, у нас есть лиш­няя хро­мо­со­ма, и , види­мо, поэто­му на фоне общей отста­ло­сти мы стро­им теле­порт — с помо­щью нооско­па. К это­му переч­ню уди­ви­тель­ных откры­тий теперь доба­ви­лась и теле­го­ния, или, как язви­тель­но ее назы­ва­ют бло­ге­ры, «нау­ка о памят­ли­вой мат­ке». Даже в XIX веке теле­го­ния нико­гда не была успеш­ной кон­цеп­ци­ей: идея о том, что ребе­нок насле­ду­ет при­зна­ки не толь­ко сво­е­го отца, но и пред­ше­ству­ю­щих поло­вых парт­не­ров мате­ри, воз­ник­ла при попыт­ках объ­яс­нить зако­ны наслед­ствен­но­сти, да так и умер­ла. Воз­вра­ща­лись к это­му «уче­нию» в ситу­а­ции, когда оно было вос­тре­бо­ва­но по идео­ло­ги­че­ским сооб­ра­же­ни­ям, напри­мер, в нацист­ской Гер­ма­нии.

Несмот­ря на то что бри­тан­ские уни­вер­си­те­ты при­ня­то счи­тать одни­ми их самых пре­стиж­ных, успеш­ных и бла­го­по­луч­ных, их не обо­шли сто­ро­ной про­бле­мы, вызван­ные эко­но­ми­че­ским и поли­ти­че­ским кри­зи­сом. О том, как ситу­а­ция в Вели­ко­бри­та­нии и Ирлан­дии выгля­дит изнут­ри, Анне Мура­до­вой рас­ска­зал стар­ший пре­по­да­ва­тель Уни­вер­си­те­та Оль­сте­ра Мак­сим Фомин.

Было бы непра­виль­но утвер­ждать, что в новых усло­ви­ях чте­ние утра­ти­ло цен­ность в нашем обще­стве; она оста­ет­ся высо­кой, во мно­гом бла­го­да­ря рабо­те тако­го инсти­ту­та, как шко­ла. Но вот к кате­го­рии сверх­цен­но­го чте­ние уже не отно­сит­ся, и это вос­при­ни­ма­ет­ся очень болез­нен­но. Весь­ма ред­ко при­хо­дит­ся стал­ки­вать­ся с мне­ни­ем, что это про­цесс зако­но­мер­ный, есте­ствен­ный…

С Ричар­дом Лах­ма­ном, аме­ри­кан­ским социо­ло­гом, спе­ци­а­ли­стом в обла­сти срав­ни­тель­ной исто­ри­че­ской социо­ло­гии, про­фес­со­ром Уни­вер­си­те­та шта­та Нью-Йорк в Олба­ни, бесе­до­вал Евге­ний Матяш, аспи­рант-исто­рик Нан­кин­ско­го уни­вер­си­те­та (Китай).