Метка: РСФСР

Отно­ше­ние Лени­на к людям, полу­чив­шим обра­зо­ва­ние и заня­тым интел­лек­ту­аль­ным тру­дом, оста­ва­лось отри­ца­тель­ным на про­тя­же­нии всей его поли­ти­че­ской карье­ры. И сам Ленин, и его адеп­ты не стес­ня­лись обзы­вать вра­га­ми новой вла­сти любой обра­зо­ван­ный пер­со­нал, заня­тый в управ­ле­нии пред­при­я­ти­я­ми и орга­ни­за­ци­я­ми, не мог­ло идти речи о под­держ­ке педа­го­гов всех уров­ней, уче­ных, вра­чей, писа­те­лей, музы­кан­тов и ком­по­зи­то­ров, худож­ни­ков, арти­стов всех жан­ров. Зашка­ли­ва­ли злоб­ные выпа­ды, адре­со­ван­ные слу­жи­те­лям любой рели­гии.

Мы бесе­до­ва­ли с Юри­ем Алек­се­е­ви­чем за неде­лю до огла­ше­ния при­го­во­ра. Он мно­го и едко шутил, уго­щал папи­ро­са­ми и кофе, рас­ска­зы­вал о пла­нах по рабо­те над кни­гой о спец­по­се­лен­цах, об уста­нов­ке новых памят­ни­ков в Сан­дар­мо­хе, об оче­ред­ных экс­пе­ди­ци­ях. После засе­да­ния суда в Страст­ной чет­верг у мно­гих отлег­ло от серд­ца. Но в сере­дине апре­ля про­ку­ра­то­ра Пет­ро­за­вод­ска пода­ла апел­ля­цию в Вер­хов­ный суд Каре­лии…

18 декаб­ря 2017 года умер Арсе­ний Бори­со­вич Рогин­ский, рос­сий­ский исто­рик, пра­во­за­щит­ник и обще­ствен­ный дея­тель, один из созда­те­лей и мно­го­лет­ний пред­се­да­тель прав­ле­ния Меж­ду­на­род­но­го исто­ри­ко-про­све­ти­тель­ско­го, пра­во­за­щит­но­го и бла­го­тво­ри­тель­но­го обще­ства «Мемо­ри­ал».

«Весь мир наси­лья мы раз­ру­шим до осно­ва­нья, а затем мы наш, мы новый мир постро­им…» — пели по все­му миру в нача­ле XX века. И хотя в ори­ги­на­ле эти стро­ки зву­чат по-дру­го­му, в рус­ском вари­ан­те в них слы­шит­ся архи­тек­тур­ный отте­нок. Не огра­ни­чен­ная ста­рым миром (исто­ри­ей, клас­си­че­ской тра­ди­ци­ей) архи­тек­тур­ная фан­та­зия пере­жи­ла в постре­во­лю­ци­он­ной Рос­сии бур­ный рас­свет. Резуль­та­том этой фан­та­зии стал рус­ский кон­струк­ти­визм — самый соци­аль­но-ори­ен­ти­ро­ван­ный, ради­каль­ный и уто­пич­ный стиль из всех направ­ле­ний миро­во­го архи­тек­тур­но­го аван­гар­да. Одна­ко если со сто­ро­ны тра­ди­ции все огра­ни­че­ния были сня­ты, то уйти от жест­ких рамок, кото­рые накла­ды­вал реаль­ный уро­вень раз­ви­тия стро­и­тель­ной инду­стрии того вре­ме­ни, архи­тек­то­ры не мог­ли…

В Рос­сии за три послед­них деся­ти­ле­тия (с сере­ди­ны 1980-х по 2013 год) мощ­ное раз­ви­тие Ака­де­мии наук сме­ни­лось засто­ем и обни­ща­ни­ем, за кото­ры­ми после­до­ва­ла «рефор­ма», раз­ру­ша­ю­щая ака­де­ми­че­ские тра­ди­ции и усло­вия сво­бод­но­го науч­но­го твор­че­ства. Рефор­ма в дан­ном слу­чае — это эвфе­мизм лик­ви­да­ции…

Я не пер­вый уче­ный в моей семье. Мой стар­ший брат Юрий Евге­нье­вич (1932 – 1979) был про­фес­со­ром меха­ни­ки и заве­ду­ю­щим кафед­рой в Калуж­ском фили­а­ле МВТУ. Он рано умер, но в Калу­ге его пом­нят. Моя семья была типич­ной про­вин­ци­аль­ной интел­ли­гент­ской. Роди­те­ли полу­чи­ли обра­зо­ва­ние в Каза­ни. Мать окон­чи­ла уни­вер­си­тет по кафед­ре зоо­ло­гии бес­по­зво­ноч­ных у весь­ма извест­но­го про­фес­со­ра Лива­но­ва.