Метка: российская фундаментальная наука

Новый дирек­тор Пул­ков­ской обсер­ва­то­рии Назар Робер­то­вич Ихса­нов и пред­ста­ви­те­ли ФАНО пред­ла­га­ют закрыть наблю­де­ния в Пул­ко­во, после чего это феде­раль­ное госу­дар­ствен­ное бюд­жет­ное учре­жде­ние нау­ки теря­ет ста­тус обсер­ва­то­рии (от латин­ско­го observare — наблю­дать). Необ­хо­ди­мо пояс­нить, от чего пред­ло­же­но отка­зать­ся и что пред­ло­же­но вза­мен.

В послед­ние неде­ли неко­то­рые кол­ле­ги доса­жда­ют мне, ука­зы­вая, что читать про ака­де­ми­че­ские выбо­ры им надо­е­ло, а хоте­лось бы узнать мое мне­ние по дру­гим вопро­сам, напри­мер о новом про­ек­те зако­на о нау­ке. Ну что тут ска­жешь… При всей мно­го­гран­но­сти мое­го талан­та чте­ние напи­сан­ных сухим кан­це­ляр­ским язы­ком зако­но­про­ек­тов не явля­ет­ся моей силь­ной сто­ро­ной: от кан­це­ля­ри­та меня кло­нит в сон. Но запрос со сто­ро­ны обще­ства все-таки выну­дил меня пере­си­лить непри­язнь и озна­ко­мить­ся с обсуж­да­е­мым в узких кру­гах зако­но­про­ек­том. Ска­зать пря­мо, про­цесс чте­ния шел тяже­ло, и после зна­ком­ства с тек­стом у меня в голо­ве оста­лась каша из боль­ших вызо­вов, при­о­ри­те­тов и обще­ствен­но­го зака­за. Пола­гаю, что такой спо­соб напи­са­ния зако­нов исполь­зу­ет­ся неспро­ста: закон — это осо­бое, госу­дар­ствен­ной важ­но­сти зна­ние, кото­рое не долж­но быть доступ­но каж­до­му досу­же­му про­фа­ну. Я, конеч­но, не обу­чен искус­ству дешиф­ров­ки сакраль­но-бюро­кра­ти­че­ско­го зна­ния, но кое-что все-таки понял. И в целом про­ект зако­на про­из­вел на меня впе­чат­ле­ние мощ­ной рабо­ты адми­ни­стра­тив­ной мыс­ли. Мыс­ли, рабо­та­ю­щей в плане систе­ма­ти­за­ции и при­ве­де­ния к обще­му зна­ме­на­те­лю. Ника­кой колон­ки не хва­ти­ло бы, что­бы пере­ска­зать всё подроб­но, поэто­му отме­чу толь­ко пару важ­ных вещей…

Оттолк­нем­ся от слу­чив­ше­го­ся 7 фев­ра­ля 2017 года в Крем­ле при вру­че­нии пре­мии пре­зи­ден­та РФ в обла­сти нау­ки и инно­ва­ций для моло­дых уче­ных за 2016 год. Награж­дая одно­го из моло­дых уче­ных, пре­зи­дент РФ ска­зал: «Науч­ные тру­ды Алек­сандра Алек­сан­дро­ви­ча Гай­фул­ли­на свя­за­ны с гео­мет­ри­ей и топо­ло­ги­ей. Он создал новое направ­ле­ние, раз­ви­ва­ю­щее тео­рию изги­ба­е­мых мно­го­гран­ни­ков. Он нам рас­ска­жет сего­дня, что это такое. Прав­да, мы в СМИ уже частич­но виде­ли. Резуль­та­ты его раз­ра­бо­ток име­ют прак­ти­че­ское зна­че­ние для кон­стру­и­ро­ва­ния робо­тов и дру­гих слож­ных тех­но­ло­ги­че­ских систем». СМИ и на самом деле гово­ри­ли о прак­ти­че­ской поль­зе иссле­до­ва­ний моло­до­го член­ко­ра РАН А. А. Гай­фул­ли­на более подроб­но. И всё было бы заме­ча­тель­но, если бы не то, что про­изо­шло в кулу­а­рах и что было живо опи­са­но в репор­та­же Еле­ны Его­ро­вой…