Закрыть, почистить…

С некоторых пор предложения закрыть (расформировать) Российскую академию наук появляются с навязчивой регулярностью.

Медиатека в Градиньяне

Медиатеку Градиньяна можно описать как три огромные книги, положенные одна на другую

Непреодолимые обстоятельства, или Плевали мы на вас!

Днем 15 апреля мне предстояло вылететь домой в Москву из аэропорта Шарль де Голль в Париже

«Знаю, есть неизвестная Широта из широт»

Вас может совсем не занимать биология. Вы не обязаны знать что-либо о биофаке МГУ вообще, и о кафедре беспозвоночных в частности

Заметки по поводу

У газеты юбилей, и одним из её постоянных авторов является Ревекка Марковна Фрумкина, деятельность которой меня восхищает.

Просветительство и популяризация

Приведенные ниже размышления о том, какие книги следовало бы выдвигать на премию «Просветитель»

Берлин, весна 1933…

Книгу Себастиана Хаффнера «История одного немца» я начала читать случайно, ничего не зная ни об авторе, ни о содержании

Нобелевская премия для женщины в фартуке

Один из моих постоянных корреспондентов из числа работающих «там» прислал мне любопытную статью из интернет-версии газеты Academe

Эксперты на телевидении

Мы попросили ученых и научных журналистов (которые тоже часто выступают в качестве экспертов) рассказать о своем опыте общения с ТВ, желательно с конкретными примерами.

Кина не будет

Человек я неконформный. Не «из принципа», а как-то так получилось.

Воздух свободы

Разные формы безобразий - от умеренных до запредельных - наблюдаются не в одной лишь «Большой Академии»...

Обмани меня популярно…

В связи с вручением премии «Просветитель» мы услышали много обоснованных сетований на то, что нынче у нас издается мало научно-популярной литературы.

Честь безумцу

Можно, конечно, спорить о том, считать ли Горького классиком. Горького сейчас вообще практически не читают.

О нормальной жизни в науке

В современном мире социум, где занятия наукой как таковой последовательно рассматриваются как частное дело отдельного лица, попросту обречен.

Читаем Ахматову вместе с Аллой Марченко

Большая часть книг биографического свойства, в особенности если это жизнеописания писателей и людей искусства, имеет явный или подразумеваемый подзаголовок «жизнь и творчество».

Для просвещенных учителей и учеников

Уроки литературы всегда занимали в нашей школе особое место. Учителей литературы любили или ненавидели, но редко оставались к ним равнодушными.

«Над вымыслом слезами обольюсь»

Если к кинофильму относиться столь же серьезно, как, например, к книге, то сам по себе киновымысел тоже заслуживает того, чтобы над ним «обливаться слезами». Конечно, это свойственно лишь наивному зрителю, но к этой категории я и принадлежу.

Ревекка Фрумкина: Памяти поколения (о фильме Олега Дормана «Подстрочник»)

Осенью в издательстве «Корпус» выйдет книга Лилианны Лунгиной «Подстрочник», включающая материалы, не уложившиеся в фильм.

Манеж, 1962

В 2002 г. пресса и общественность отмечали 40-летие знаменитой художественной выставки 1962 г. в Манеже. Соответствующее мероприятие было названо «40 лет нонконформистского искусства».

Цена рогалика и цена вопроса

Поговорим о приглашении представителей нашей на­учной диаспоры на временную или постоянную работу в России.

Скобка, скобка, запятая

Меня просили выступить с докладом на секции, которая называлась «Роль социокультурных экспертов в утверждении мировоззренческих представлений».

«Скажи мне, что ты читаешь…»

Изучение сталинской архитектуры как художественного процесса, обусловленного изменениями в искусстве и в политике одновременно, - трудная и неблагодарная задача.

В конце учебного года…

В моем детстве детей в первый класс просто записывали, причем довольно строго, в соответствии с местом жительства.

О бедных гуманитариях замолвите слово …

В продолжение дискуссии о научности социальных и гуманитарных наук, начатой статьями Арнольда Азбеля «Зачем нужна наука?», Ревекки Фрумкиной «Дух науки» и Льва Клейна «В чем научность науки?», публикуем статью кандидата философских наук, доцента кафедры социологии Российского университета дружбы народов Дениса Подвойского.

Провокативность и провокационность

Правду сказать, мне не кажется плодотворным обмен репликами на «Полит.ру» в связи с публикацией Симона Кордонского «Кризис и наука» и последующей «О науке и ее защитниках»…

Наша общая газета

Одна из отличительных черт нашего интеллектуального сообщества (я продолжаю верить, что оно существует не только в моем воображении) - это его фрагментированность.

Что имел в виду министр?

Я далека от мысли, что Андрей Александрович Фурсенко и вправду думает, что высшую математику в средней школе не надо преподавать никому.

Дух науки

Наш постоянный колумнист Ревекка Фрумкина представила статью, дискуссионно направленную против статьи Александра Азбеля «Зачем нужна наука?»

Домашний семинар как стиль жизни

Как у меня возникла мысль организовать семинар дома - я не помню. Скорее всего, отчетливого «первотолчка» не было. Правда, ко времени первых заседаний - а это 1967 год - у меня был опыт участия в двух неформальных семинарах, собиравшихся десятью годами ранее в стенах вполне официальных учреждений.

Стоит ли читать мемуары?

Известный ленинградский лингвист, ученик великого Щербы, профессор Лев Рафаилович Зиндер много лет назад сказал мне, что он никогда не читает мемуаров: «Все вранье!» - заключил мой собеседник, отнюдь не склонный к категоричности. Дело было в конце 60-х, интересных мемуаров было тогда немного. «Некрополь» Ходасевича - одна их моих любимых книг - был доступен лишь в машинописи.

Смена вех

В преддверии Нового года коллектив авторов «Троицкого варианта» по мере сил и возможностей ответил на три вопроса.

В канун Рождества

Вот и Рождество. И опять кризис. Но другой. Тогда у нас дома почти не топили, зарплату платили изредка, еда не покупалась, а добывалась. Кое-кто уже уехал, но все близкие друзья были живы. Не скажу, что «мы были молоды», однако продолжение этого клише соответствует тогдашней реальности - мы «были полны надежд».

«…Но с благодарностью: были…»

Поэт сказал это о друзьях, переселившихся в мир иной. Ностальгия по временам - чуждое мне чувство. Но вот по людям. по атмосфере. Я так и не побывала в Академгородке, куда во второй половине 60-х меня нередко звали прочитать лекции, погостить, просто подышать другим воздухом, - там жили и работали мои учителя, друзья, коллеги. Но я тогда долго и тяжело болела, так что дело ограничивалось перепиской и встречами в Москве.

Кризис жанра

Везде кризис. Или разговоры о нем. Или страхи. В бюджете Академии наук зарплата сотрудников - не та статья расходов, на которой можно сэкономить, но уж, конечно, денег нам не прибавят.

«Нефть истощится Рыба выловится Зато умы…»

В заглавие я вынесла слова ректора МГУ В.А.Садовничего, сказанные им более шести лет назад. Фраза про умы полностью выглядела так: «Зато умы - то, что может быть у нас всегда». Сказано это было в контексте разговора об «утечке мозгов». Сейчас опять активно обсуждается вопрос о привлечении научной диаспоры как минимум к активному сотрудничеству, а как максимум - к созданию для уехавших специальных условий, которые бы способствовали хотя бы временному их возвращению в родные пенаты.

Детская математика, или Как научить человека думать?

Ученым не рождаются, ученым становятся. Воспитание, полученное в детстве, разбуженное или оставшееся в зачаточном состоянии умение думать, фантазировать, творить, сомневаться, интересоваться всеми аспектами бытия - оказывают огромное влияние на последующую жизнь человека. ТрВ публикует фрагмент из статьи Р.М.Фрумкиной, в которой она рассказывает о новой книге «Малыши и математика. Домашний кружок для дошкольников» известного математика Александра Звонкина.

Ученый «в возрасте»

Словосочетание «в возрасте» для меня все еще непривычно: имея в виду лиц старше 55, я обычно говорю «ему (ей) лет уже порядочно». Но я не пурист - так что далее для удобства я все-таки воспользуюсь этим оборотом речи.

Следите за рекламой

На одном почтенном сайте, посвященном жизни науки, сообщалось, что на днях собирается большая конференция, посвященная возможным механизмам реформы нашей науки. Именно науки, а не Академии наук. Я задумалась о том, отчего мне сама тема конференции кажется заведомо провальной, хотя за полвека работы в науке я успела перевидать, как мне кажется, почти все формы наших научных учреждений - институты Большой Академии, «малых Академий» - педагогических и медицинских наук; институты открытые, закрытые и совсекретные, исследовательские кафедры и лаборатории - столичные и провинциальные, процветающие и увядающие.

…Как без рук

Нынче идея, что одно из важнейших условий развития нашей науки - это омоложение кадров, не просто популярна, а надоедливо популярна. При этом стыдливо обходится вопрос: а откуда взять такие деньги на оплату молодых кадров, чтобы они могли и в самом деле заниматься наукой, а не заработками?

«Звездам числа нет, бездне — дна»

Известный физик Л.И.Мандельштам любил в своих лекциях приводить пример с набором железных и медных шариков разного размера, который требуется описать. Если эти шарики сортировать с помощью сита, набор будет описан как состоящий из больших и маленьких шариков…

Наедине с Гуглом

Меня давно занимает вопрос о том, как в нынешних реалиях следует понимать эрудицию. Под «нынешними реалиями» я понимаю не абсурдный объем школьных программ, а мгновенную доступность сведений, обеспечиваемую Интернетом.