Метка: реэмиграция

Недавняя острая перепалка между двумя уважаемыми профессорами Сколтеха в прошлом номере нашей газеты и в социальных сетях в очередной раз продемонстрировала, что вопросы отъезда ученых и аспирантов за рубеж и их возвращения продолжают крайне болезненно восприниматься не только российской научной общественностью, но и более широкой публикой, даже очень далекой от науки и образования. Для многих оказалось чрезвычайно важным уточнить, например, что вернуться в Россию можно хоть и окончательно, но не целиком. Вернее, целиком, но не полностью. А вернее, даже так: целиком и полностью, но не окончательно.

15 октября 2017 года в Сочи после окончания церемонии открытия XIX Всемирного фестиваля молодежи и студентов. Владимир Путин встретился как с российскими участниками фестиваля, так и со студентами и молодыми специалистами из Индии, Индонезии, Зимбабве, Малайзии, США, Франции и Ямайки. На этой встрече прозвучали такие слова президента РФ: «Я, может быть, скажу жесткие вещи, но тем не менее. Россия заинтересована в возвращении тех, кто реально состоялся и реально здесь может эффективно работать. Не всех подряд. Хотя с точки зрения гражданской составляющей мы заинтересованы, чтобы все наши граждане приехали, но с точки зрения развития науки для российской науки нужны те, которые могут ее двигать вперед». Публикуем отклики российских ученых на это «заявление о намерениях». Нашим респондентам были заданы два вопроса: 1. Действительно ли, на ваш взгляд, Россия в ее современном виде заитересована в возвращении успешных ученых? 2. Согласятся ли успешные ученые вернуться?

Меня всегда поражало наблюдаемое у некоторых коллег, прямо скажем, низкопоклонство перед теми нашими бывшими соотечественниками, которые обустроились на Западе. Когда мы в самые тяжелые годы работали здесь, сохраняя нашу науку, они, помахав Родине рукой, свалили «туда» в поисках легкой жизни. И вот, когда ситуация здесь стала улучшаться, когда в науке стало больше денег, они, до той поры презрительно отзывавшиеся о нас, принялись нас учить, выступая в роли всезнающих менторов. И, конечно, рванули сюда за длинным рублем. Приезжая как получатели мегагрантов, они получали огромные деньги — сотни тысяч рублей в месяц — и изображали из себя спасителей науки. Но за парадным фасадом успешной работы мегагрантников всегда скрывался душок наживы и рвачества: здесь эти мегагрантные деятели умудрялись получать еще больше, чем на Западе… Минобрнауки потребовало от МИФИ вернуть 22,5 млн руб., выделенных на продление работ по одному из мегагрантов. Из того, что пишут газеты, можно сделать вывод: как только у вуза начались сложности с выделением софинансирования, мегагрантник тут же потерял интерес к делу и перестал прилетать в Россию. Чему тут удивляться?