Метка: реэмиграция

Недав­няя ост­рая пере­пал­ка меж­ду дву­мя ува­жа­е­мы­ми про­фес­со­ра­ми Скол­те­ха в про­шлом номе­ре нашей газе­ты и в соци­аль­ных сетях в оче­ред­ной раз про­де­мон­стри­ро­ва­ла, что вопро­сы отъ­ез­да уче­ных и аспи­ран­тов за рубеж и их воз­вра­ще­ния про­дол­жа­ют крайне болез­нен­но вос­при­ни­мать­ся не толь­ко рос­сий­ской науч­ной обще­ствен­но­стью, но и более широ­кой пуб­ли­кой, даже очень дале­кой от нау­ки и обра­зо­ва­ния. Для мно­гих ока­за­лось чрез­вы­чай­но важ­ным уточ­нить, напри­мер, что вер­нуть­ся в Рос­сию мож­но хоть и окон­ча­тель­но, но не цели­ком. Вер­нее, цели­ком, но не пол­но­стью. А вер­нее, даже так: цели­ком и пол­но­стью, но не окон­ча­тель­но.

15 октяб­ря 2017 года в Сочи после окон­ча­ния цере­мо­нии откры­тия XIX Все­мир­но­го фести­ва­ля моло­де­жи и сту­ден­тов. Вла­ди­мир Путин встре­тил­ся как с рос­сий­ски­ми участ­ни­ка­ми фести­ва­ля, так и со сту­ден­та­ми и моло­ды­ми спе­ци­а­ли­ста­ми из Индии, Индо­не­зии, Зим­баб­ве, Малай­зии, США, Фран­ции и Ямай­ки. На этой встре­че про­зву­ча­ли такие сло­ва пре­зи­ден­та РФ: «Я, может быть, ска­жу жест­кие вещи, но тем не менее. Рос­сия заин­те­ре­со­ва­на в воз­вра­ще­нии тех, кто реаль­но состо­ял­ся и реаль­но здесь может эффек­тив­но рабо­тать. Не всех под­ряд. Хотя с точ­ки зре­ния граж­дан­ской состав­ля­ю­щей мы заин­те­ре­со­ва­ны, что­бы все наши граж­дане при­е­ха­ли, но с точ­ки зре­ния раз­ви­тия нау­ки для рос­сий­ской нау­ки нуж­ны те, кото­рые могут ее дви­гать впе­ред». Пуб­ли­ку­ем откли­ки рос­сий­ских уче­ных на это «заяв­ле­ние о наме­ре­ни­ях». Нашим респон­ден­там были зада­ны два вопро­са: 1. Дей­стви­тель­но ли, на ваш взгляд, Рос­сия в ее совре­мен­ном виде заи­те­ре­со­ва­на в воз­вра­ще­нии успеш­ных уче­ных? 2. Согла­сят­ся ли успеш­ные уче­ные вер­нуть­ся?

Меня все­гда пора­жа­ло наблю­да­е­мое у неко­то­рых кол­лег, пря­мо ска­жем, низ­ко­по­клон­ство перед теми наши­ми быв­ши­ми сооте­че­ствен­ни­ка­ми, кото­рые обу­стро­и­лись на Запа­де. Когда мы в самые тяже­лые годы рабо­та­ли здесь, сохра­няя нашу нау­ку, они, пома­хав Родине рукой, сва­ли­ли «туда» в поис­ках лег­кой жиз­ни. И вот, когда ситу­а­ция здесь ста­ла улуч­шать­ся, когда в нау­ке ста­ло боль­ше денег, они, до той поры пре­зри­тель­но отзы­вав­ши­е­ся о нас, при­ня­лись нас учить, высту­пая в роли все­зна­ю­щих мен­то­ров. И, конеч­но, рва­ну­ли сюда за длин­ным руб­лем. При­ез­жая как полу­ча­те­ли мега­гран­тов, они полу­ча­ли огром­ные день­ги — сот­ни тысяч руб­лей в месяц — и изоб­ра­жа­ли из себя спа­си­те­лей нау­ки. Но за парад­ным фаса­дом успеш­ной рабо­ты мега­грант­ни­ков все­гда скры­вал­ся душок нажи­вы и рва­че­ства: здесь эти мега­грант­ные дея­те­ли умуд­ря­лись полу­чать еще боль­ше, чем на Запа­де… Мино­бр­на­у­ки потре­бо­ва­ло от МИФИ вер­нуть 22,5 млн руб., выде­лен­ных на про­дле­ние работ по одно­му из мега­гран­тов. Из того, что пишут газе­ты, мож­но сде­лать вывод: как толь­ко у вуза нача­лись слож­но­сти с выде­ле­ни­ем софи­нан­си­ро­ва­ния, мега­грант­ник тут же поте­рял инте­рес к делу и пере­стал при­ле­тать в Рос­сию. Чему тут удив­лять­ся?