Метка: растения

Преж­де чем начать раз­го­вор о так назы­ва­е­мых новых вре­ди­те­лях, надо дого­во­рить­ся о том, кого мы счи­та­ем вре­ди­те­лем и кто такие «ста­рые вре­ди­те­ли». Те, кто учил в шко­ле био­ло­гию, име­ют пред­став­ле­ние о пище­вых цепях. Это чере­да вза­и­мо­свя­зан­ных орга­низ­мов, из кото­рых каж­дый после­ду­ю­щий пита­ет­ся преды­ду­щим. Понят­но, что сини­ца, скле­вы­ва­ю­щая жуч­ков и личи­нок, полез­на. А вот с яст­ре­бом уже слож­но­сти. Охо­тясь на синиц, он при­чи­ня­ет вред.

Как любая семья, любой сад рас­тет, изме­ня­ет­ся. Это нор­маль­но, это и есть жизнь. Но как часто мы забы­ва­ем об инте­ре­сах сосе­дей, может быть и про­ти­во­ре­ча­щих нашим. И как ред­ко мы вспо­ми­на­ем, что Зем­ля насе­ле­на отнюдь не толь­ко людь­ми и не толь­ко для чело­ве­ка созда­на. Тыся­чи и тыся­чи самых раз­но­об­раз­ных живот­ных, оби­та­ю­щих рядом с нами, пре­тен­ду­ют на то, что­бы счи­тать этот сад сво­им.

Зем­лю насе­ля­ют более 600 видов хищ­ных рас­те­ний. Пита­ют­ся они бес­по­зво­ноч­ны­ми, в том чис­ле насе­ко­мы­ми; насе­ко­мые же их и опы­ля­ют. И воз­ни­ка­ет про­бле­ма: как сво­е­го бла­го­де­те­ля-опы­ли­те­ля не съесть? Прак­ти­ка пока­зы­ва­ет, что пита­ние опы­ли­те­ля­ми ни к чему хоро­ше­му не при­во­дит.

Дей­ству­ю­щий пере­чень зане­сен­ных в Крас­ную кни­гу РФ объ­ек­тов живот­но­го мира был утвер­жден при­ка­зом № 569 Гос­ком­эко­ло­гии РФ от 19.12.1997. Два­дцать лет назад! По зако­ну он дол­жен обнов­лять­ся не реже, чем раз в десять лет, и дав­но назре­ла необ­хо­ди­мость его обнов­ле­ния.

За вре­мя, про­шед­шее с преды­ду­щей пуб­ли­ка­ции, про­изо­шло мно­го собы­тий. Жур­нал Nature опуб­ли­ко­вал ста­ти­сти­че­скую модель с пло­хим про­гно­зом: суще­ству­ет 90-про­цент­ная веро­ят­ность того, что тем­пе­ра­ту­ра Зем­ли уве­ли­чит­ся к кон­цу века на 2,0–4,9 °С. Сце­на­рий IPCC, пред­ла­га­ю­щий удер­жать­ся в пре­де­лах 1,5 °С, мож­но счи­тать слиш­ком опти­ми­стич­ным. Потеп­ле­ние выше чем на два гра­ду­са пред­ве­ща­ет гораз­до более глу­бо­кие изме­не­ния в при­выч­ном жиз­нен­ном ланд­шаф­те, чем мы пред­ви­дим сей­час. Так что дис­кус­сию о кли­ма­те, кото­рая раз­вер­ну­лась на стра­ни­цах ТрВ-Нау­ка, закры­вать рано. И в миро­вой прес­се тоже не спят, а обсуж­да­ют нашу тему как нико­гда актив­но.

Меж­ду­на­род­ные бота­ни­че­ские кон­грес­сы — круп­ней­шие собы­тия в нашей нау­ке. Тра­ди­ция таких широ­ких фору­мов сохра­ня­ет­ся не во всех био­ло­ги­че­ских дис­ци­пли­нах: напри­мер, меж­ду­на­род­ные зоо­ло­ги­че­ские кон­грес­сы уже дав­но не про­во­дят­ся. Бота­ни­ки же сохра­ня­ют такую тра­ди­цию, несмот­ря на нали­чие мно­го­чис­лен­ных науч­ных меро­при­я­тий, посвя­щен­ных более узким темам. Зна­чит, надо… XIX Меж­ду­на­род­ный бота­ни­че­ский кон­гресс про­хо­дил 23–29 июля в Шэнь­чж­эне — горо­де, воз­ник­шем за послед­ние деся­ти­ле­тия и пред­став­ля­ю­щем собой одну из осо­бых эко­но­ми­че­ских зон на юге Китая. Это область мус­сон­но­го кли­ма­та с жар­ким и очень влаж­ным летом. Неде­ля, пред­ше­ству­ю­щая кон­грес­су, была посвя­ще­на засе­да­ни­ям номен­кла­тур­ной сек­ции, кото­рая обсуж­да­ла воз­мож­ные поправ­ки к Кодек­су номен­кла­ту­ры водо­рос­лей, рас­те­ний и гри­бов…

Когда на рас­те­ние напа­да­ют тра­во­яд­ные насе­ко­мые, оно сопро­тив­ля­ет­ся. В его арсе­на­ле есть раз­ные хими­че­ские сред­ства, поз­во­ля­ю­щие ото­гнать вре­ди­те­ля, уме­рить его аппе­ти­ты или при­ма­нить хищ­ни­ков. Воз­мож­но, ско­ро рас­те­ния нач­нут страв­ли­вать сво­их поеда­те­лей друг с дру­гом. Такой метод защи­ты в есте­ствен­ных усло­ви­ях пока не опи­сан, одна­ко в лабо­ра­то­рии о нем уже заду­мы­ва­ют­ся. Одно из эффек­тив­ных средств защи­ты от тра­во­яд­ных насе­ко­мых — жас­мо­но­вая кис­ло­та. В «мир­ной жиз­ни» это фито­гор­мон, регу­ли­ру­ю­щий обра­зо­ва­ние семян, рост кор­ней, раз­ви­тие пыль­цы и созре­ва­ние пло­дов. Повре­жде­ние листьев тоже вызы­ва­ет син­тез жас­мо­но­вой кис­ло­ты, и тогда это соеди­не­ние сти­му­ли­ру­ет обра­зо­ва­ние защит­ных фер­мен­тов: поли­фе­но-лок­си­да­зы и инги­би­то­ров про­те­и­на­зы…

Колюч­ки нуж­ны рас­те­нию, что­бы его никто не ел. Под «никем» мы обыч­но под­ра­зу­ме­ва­ем мле­ко­пи­та­ю­щих, но, ока­зы­ва­ет­ся, колюч­ки могут поме­шать и тра­во­яд­ным насе­ко­мым. В пасть гусе­ни­це они, разу­ме­ет­ся, не впи­ва­ют­ся, одна­ко ощу­ти­мо затруд­ня­ют про­цесс пита­ния. Впро­чем, иссле­до­ва­те­ли до недав­не­го вре­ме­ни не обра­ща­ли осо­бо­го вни­ма­ния на колюч­ки, их боль­ше инте­ре­со­ва­ли дру­гие сред­ства защи­ты: выде­ля­е­мые рас­те­ни­я­ми ток­сич­ные веще­ства, а так­же желе­зи­стые и неже­ле­зи­стые волос­ки. Несколь­ко лет назад спе­ци­а­ли­сты Пен­силь­ван­ско­го уни­вер­си­те­та под руко­вод­ством про­фес­со­ра Энд­рю Сте­фен­со­на (Andrew G. Stephenson) изу­ча­ли меха­низ­мы устой­чи­во­сти рас­те­ний к тра­во­яд­ным насе­ко­мым…

Я инте­ре­су­юсь мне­ни­ем про­фес­си­о­на­лов, в том чис­ле и кли­ма­то­ло­гов. С удо­воль­стви­ем про­чи­тал ста­тью Ири­ны Делю­си­ной. Как иссле­до­ва­тель я рабо­таю с рас­те­ни­я­ми, изу­чаю рабо­ту генов, кото­рые нахо­дят­ся в хло­ро­пла­стах. В тех самых, кото­рые осу­ществ­ля­ют фото­син­тез, «оса­жда­ют CO2» в тер­ми­нах пла­не­то­ло­гов. Неиз­беж­но я загля­ды­ваю в сопря­жен­ные обла­сти plant science, читаю о том, что и как дела­ют бел­ки, кото­рые коди­ру­ют эти гены. Поэто­му меня уди­ви­ло утвер­жде­ние о том, что «Излиш­нее содер­жа­ние CO2 … выво­дит систе­му из рав­но­ве­сия… В конеч­ном сче­те это при­во­дит к выми­ра­нию… Исчез­но­ве­ние видов рас­те­ний и живот­ных… При­чи­ны вклю­ча­ют и вар­вар­ское обра­ще­ние с при­ро­дой, и, как один из его аспек­тов, загряз­не­ние атмо­сфе­ры угле­кис­лым газом». В тек­сте Ири­ны Делю­си­ной нет пря­мо­го утвер­жде­ния, что уве­ли­че­ние кон­цен­тра­ции CO2 ток­сич­но для рас­те­ний. Одна­ко если чита­тель дав­но забыл (или не слу­шал) уни­вер­си­тет­ский курс физио­ло­гии рас­те­ний, то у него по про­чте­нии это­го тек­ста может создать­ся имен­но такое впе­чат­ле­ние. Поэто­му давай­те вспом­ним, как свя­за­ны рас­те­ния, фото­син­тез и CO2.

Вся­кий геном содер­жит псев­до­ге­ны — после­до­ва­тель­но­сти ДНК, быв­шие когда-то пол­но­цен­ны­ми гена­ми и утра­тив­шие функ­ци­о­наль­ность в резуль­та­те мута­ций. Недав­но швей­цар­ские уче­ные под руко­вод­ством ассо­ци­и­ро­ван­но­го про­фес­со­ра Лозанн­ско­го уни­вер­си­те­та Ричар­да Бен­то­на (Richard Benton) обна­ру­жи­ли, что псев­до­ге­ны, несмот­ря на полом­ку, могут быть вполне функ­ци­о­наль­ны. Авто­ры иссле­до­ва­ния пред­ло­жи­ли для них новое назва­ние — псев­допсев­до­ге­ны.

Новый Свет пода­рил нам мно­же­ство цен­ных рас­те­ний семей­ства пас­ле­но­вых (Solanaceae), в том чис­ле кар­то­фель, бакла­жа­ны, тома­ты, табак, овощ­ной перец и физа­лис. К сожа­ле­нию, эво­лю­ци­он­ная исто­рия это­го обшир­но­го семей­ства оку­та­на тума­ном. Боль­шин­ство пас­ле­но­вых — тра­вя­ни­стые рас­те­ния с неж­ны­ми цвет­ка­ми и пло­да­ми, кото­рые крайне ред­ко пре­вра­ща­ют­ся в ока­ме­не­ло­сти. До наших дней дошло лишь несколь­ко иско­па­е­мых семян пас­ле­но­вых, име­ю­щих воз­раст око­ло 50 млн лет, боль­шин­ство нахо­док суще­ствен­но моло­же. На осно­ва­нии име­ю­щих­ся дан­ных спе­ци­а­ли­сты пола­га­ли, что пас­ле­но­вые воз­ник­ли в Южной Аме­ри­ке 35–51 млн лет назад, в тот пери­од, когда она отде­ля­лась от Гондва­ны.

День рабо­ты в Ферн­клу­фе, как ска­зал отец, «помог нам настро­ить опти­ку»: мы научи­лись узна­вать инте­ре­су­ю­щие нас рас­те­ния «в лицо». Сле­ду­ю­щие два дня мы исполь­зо­ва­ли этот навык на прак­ти­ке. Мы коле­си­ли вдоль оке­а­на, зале­за­ли в при­бреж­ные горы, воз­вра­ща­ясь на ноч­лег в Хер­ма­нус. Добра­лись и до мыса Иголь­ный — самой южной око­неч­но­сти Афри­ки, раз­де­ля­ю­щей Атлан­ти­че­ский и Индий­ский оке­а­ны. Всю­ду мы смот­ре­ли по сто­ро­нам в поис­ках про­тей­ных, нахо­ди­ли кое-что инте­рес­ное. Но в нашей кол­лек­ции пока отсут­ство­вал мате­ри­ал по двум родам про­тей­ных — спа­тал­ла и диа­стел­ла, а они нам не попа­да­лись…

К вече­ру вто­ро­го дня мы при­бы­ва­ем в Кейп­та­ун. Для обыч­ных тури­стов этот город начи­на­ет­ся со зна­ме­ни­то­го пор­та. Мы же посвя­ща­ем пер­вый день поезд­ке на мыс Доб­рой Надеж­ды; по пути заез­жа­ем посмот­реть на коло­нию очко­вых пинг­ви­нов. А во вто­рой день отправ­ля­ем­ся в Кир­стен­бош — огром­ный бота­ни­че­ский сад у под­но­жья зна­ме­ни­той Сто­ло­вой горы, очер­чи­ва­ю­щей кон­тур мега­по­ли­са. В саду мож­но най­ти более 7 тыс. видов цвет­ко­вых рас­те­ний. Сре­ди них огром­ное коли­че­ство — энде­ми­ки, т. е. рас­те­ния, кото­рые в есте­ствен­ных усло­ви­ях мож­но най­ти толь­ко на дан­ной тер­ри­то­рии. Мест­ные жите­ли отно­сят­ся к их раз­но­об­ра­зию как к наци­о­наль­но­му досто­я­нию стра­ны.

Как мы зна­ем из одно­го шедев­ра дет­ской лите­ра­ту­ры, в Афри­ку детям гулять кате­го­ри­че­ски не реко­мен­ду­ет­ся… И взрос­лых там тоже есть, чем напу­гать. «Не страш­но ли ехать в Южную Афри­ку?» — зада­ва­ли мне вопрос перед поезд­кой. Что отве­чать на него, я не знаю: если мне и было страш­но, то страш­но инте­рес­но. Отма­ты­ваю пол­го­да назад. 2 сен­тяб­ря 2016 года. Утро бод­рит; сего­дня мы отправ­ля­ем­ся из Йохан­нес­бур­га в бота­ни­че­скую экс­пе­ди­цию на юго-запад Южно-Афри­кан­ской рес­пуб­ли­ки, в Запад­но-Кап­скую про­вин­цию и ее глав­ный город Кейп­та­ун. Наша цель — собрать рас­те­ния из семей­ства про­тей­ные (Proteáceae)…

Хоро­шо извест­но, что на Зем­ле толь­ко поло­са око­ло эква­то­ра харак­те­ри­зу­ет­ся отсут­стви­ем сезон­ных пере­мен в кли­ма­те и пого­де. Чем даль­ше от эква­то­ра, тем боль­ше воз­рас­та­ют сезон­ные раз­ли­чия во внеш­них усло­ви­ях жиз­ни живот­ных и рас­те­ний. Кро­ме того, с уве­ли­че­ни­ем гео­гра­фи­че­ской широ­ты умень­ша­ет­ся сред­не­су­точ­ная тем­пе­ра­ту­ра воз­ду­ха. Поэто­му пти­цы, раз­мно­жа­ю­щи­е­ся и рас­ту­щие в север­ных широ­тах, испы­ты­ва­ют допол­ни­тель­ные энер­ге­ти­че­ские нагруз­ки, свя­зан­ные с необ­хо­ди­мо­стью под­дер­жи­вать соб­ствен­ное суще­ство­ва­ние, раз­мно­жать­ся и рас­ти при тем­пе­ра­ту­рах ниже гра­ни­цы тем­пе­ра­тур­но­го опти­му­ма.

22 сен­тяб­ря 2016 года испол­ня­ет­ся 275 лет со дня рож­де­ния заме­ча­тель­но­го уче­но­го и путе­ше­ствен­ни­ка, чле­на Импе­ра­тор­ской Петер­бург­ской ака­де­мии наук Пет­ра Симо­на Пал­ла­са. Уже при жиз­ни он полу­чил огром­ную меж­ду­на­род­ную извест­ность бла­го­да­ря сво­им науч­ным тру­дам в самых раз­ных обла­стях нау­ки, а так­же двум боль­шим путе­ше­стви­ям по бес­край­ним про­сто­рам Рос­сий­ской импе­рии. Тем не менее с Пал­ла­сом свя­зан один груст­ный пара­докс…

Пом­нит­ся, когда я был сту­ден­том пер­во­го кур­са, весь­ма ува­жа­е­мый нами (до сих пор) пре­по­да­ва­тель физи­ки без тени сомне­ния вну­шал нам, что такой пред­мет, как эко­ло­гия, нау­кой являть­ся не может, посколь­ку не порож­да­ет прин­ци­пи­аль­но ново­го зна­ния. Надо ска­зать, с ним было весь­ма труд­но не согла­сить­ся. Ведь та мета­мор­фо­за, кото­рая, к несча­стью, про­изо­шла с этим мно­го­стра­даль­ным назва­ни­ем, к насто­я­ще­му вре­ме­ни при­ве­ла к пол­ной нераз­бе­ри­хе и сме­ше­нию самых раз­ных поня­тий…

Не толь­ко люди стре­мят­ся к богат­ству и ком­фор­ту. Био­ло­ги отме­ча­ют, что в город­ских рай­о­нах, насе­лен­ных состо­я­тель­ны­ми граж­да­на­ми, раз­но­об­ра­зие рас­те­ний, птиц, лету­чих мышей и яще­риц выше, чем в квар­та­лах, где живут люди с мень­шим достат­ком (учи­ты­ва­ет­ся чистый доход и рас­хо­ды на обра­зо­ва­ние и недви­жи­мость). Этот фено­мен иссле­до­ва­те­ли назва­ли эффек­том рос­ко­ши, “luxury effect”.

Стре­ко­зы — одни из самых древ­них насе­ко­мых: их пред­ки появи­лись на нашей пла­не­те око­ло 350 млн лет назад, и за мно­го­мил­ли­о­но­лет­нюю исто­рию стре­ко­зы прак­ти­че­ски не изме­ни­лись. Но, даже не при­об­ре­тя зна­чи­тель­ных усо­вер­шен­ство­ва­ний в ходе эво­лю­ции, стре­ко­за пред­став­ля­ет собой уди­ви­тель­ное насе­ко­мое, прак­ти­че­ски иде­аль­но­го хищ­ни­ка. Счи­та­ет­ся, что имен­но стре­ко­зы ста­ли пер­вы­ми живот­ны­ми, осво­ив­ши­ми воз­душ­ное про­стран­ство.

Око­ло года назад кто-то из дру­зей пере­по­стил ссыл­ку на запись в бло­ге под назва­ни­ем «Раз­го­вор с поч­во­ве­дом». Там про­сто были опуб­ли­ко­ва­ны фото­гра­фии из экс­пе­ди­ций и корот­кие репли­ки Алек­сея Лупа­че­ва из пущин­ско­го Инсти­ту­та физи­ко-хими­че­ских и био­ло­ги­че­ских про­блем поч­во­ве­де­ния РАН, сотруд­ни­ка лабо­ра­то­рии крио­ло­гии почв.

Пуб­ли­ку­ем сокра­щен­ный текст лек­ции, про­чи­тан­ной в рам­ках про­ек­та «Лек­то­рий Обра­зо­ва­ча: Курил­ка Гутен­бер­га» Алек­сан­дром Пан­чи­ным, канд. биол. наук, ст. науч. сотр. ИППИ РАН, автор бло­га scinquisitor в «Живом жур­на­ле» (scinquisitor.livejournal.com) и кни­ги «Сум­ма био­тех­но­ло­гии» (М.: Corpus, 2016).

Когда гово­рят о суще­ство­ва­нии осо­бой струи «науч­ной поэ­зии» в твор­че­стве О. Э. Ман­дель­шта­ма, чаще все­го име­ют в виду сти­хо­тво­ре­ния, тема­ти­че­ски свя­зан­ные или цели­ком посвя­щен­ные тем или иным направ­ле­ни­ям науч­ной мыс­ли… Меж­ду тем в насле­дии поэта есть смысл, как нам кажет­ся, выде­лять и ком­мен­ти­ро­вать еще одно явле­ние, одно­вре­мен­но более кон­крет­ное и более все­объ­ем­лю­щее, напря­мую сцеп­лен­ное с его инте­ре­сом к язы­ку науч­но­го зна­ния.

Вспо­ми­на­ет­ся наша пер­вая экс­пе­ди­ция в Запад­ные Гима­лаи в 2011 году. После дол­гих при­ят­ных при­го­тов­ле­ний и томи­тель­но­го пред­вку­ше­ния от наме­чен­ных пла­нов насту­пил нако­нец день 28 сен­тяб­ря, когда еще затем­но, око­ло трех часов утра, мы при­ле­те­ли в Меж­ду­на­род­ный аэро­порт име­ни Инди­ры Ган­ди в Нью-Дели…

Еже­год­но в науч­ных жур­на­лах опи­сы­ва­ют­ся сот­ни ныне суще­ству­ю­щих и вымер­ших видов живот­ных, и еже­год­но Меж­ду­на­род­ный инсти­тут иссле­до­ва­ния видов выби­ра­ет из этих сотен десят­ку самых-самых.

Гер­ман­ские пале­он­то­ло­ги пред­ста­ви­ли ран­ние сви­де­тель­ства суще­ство­ва­ния неболь­ших птиц, питав­ших­ся нек­та­ром цве­тов.

В одной небез­раз­лич­ной мне стране, где вме­сто ГМО внед­ря­ют ГТО, ско­ро при­мут закон об «орга­ни­че­ском зем­ле­де­лии». Напо­до­бие того, что уже есть во мно­гих «циви­ли­зо­ван­ных» стра­нах.

Бак­те­рия Pseudomonassyringae вред­на. Не для чело­ве­ка, а для куль­тур­ных рас­те­ний, кото­ры­ми чело­век пита­ет­ся.

Дирек­тор выпу­стил при­каз об опе­ча­ты­ва­нии всех шка­фов в гер­ба­рии сосу­ди­стых рас­те­ний «с целью недо­пу­ще­ния хище­ния еди­ниц хра­не­ния». 7 фев­ра­ля, пря­мо нака­нуне Дня рос­сий­ской нау­ки, гер­ба­рий был опе­ча­тан.

Виды-все­лен­цы часто при­но­сят замет­ный вред сло­жив­шим­ся эко­си­сте­мам. То они съе­дят всю сре­ду оби­та­ния како­го-нибудь мест­но­го вида, то нач­нут охо­тить­ся на его добы­чу или на него са­мого.

Сре­ди рис­ков, кото­ры­ми наде­ля­ют ГМО, чаще все­го поми­на­ет­ся их потен­ци­аль­ная спо­соб­ность вре­дить здо­ро­вью.

12 октяб­ря 2013 года в рам­ках Фести­ва­ля Нау­ки в Дар­ви­нов­ском музее про­шло весь­ма ред­кое меро­при­я­тие — дис­кус­сия на тему ГМО.

Все мы в дет­стве что-либо собира­ем. Моне­ты, мар­ки фан­ти­ки, мо­дели само­ле­тов. Сколь­ко я себя пом­ню – я все­гда что-то соби­рал, тем более, и отец, и дед были нумиз­ма­та­ми.

Зна­е­те, чем отли­ча­ет­ся нау­ка от лже­на­у­ки? Лже­на­у­ка все­гда выгод­на тем, кто ею зани­ма­ет­ся, хотя порой выгод­на не пря­мо, а кос­вен­но.

Про­тив­ни­ки и сто­рон­ни­ки ген­ной моди­фи­ка­ции схо­дят­ся в одном. У этой тех­но­ло­гии суще­ству­ет потен­ци­ал для нане­се­ния вре­да.

Послед­ний пол­ный день на Mars Desert Research Station (MDRS) начал­ся с при­выч­но­го умы­ва­ния и зав­тра­ка.  Несмот­ря на завер­ша­ю­щий день, у нас были очень обшир­ные пла­ны и мы реа­ли­зо­ва­ли их…

Утром в оран­же­рее я обна­ру­жил непри­ят­ное про­ис­ше­ствие — в трёх кон­тей­не­рах были повре­жде­ны рост­ки поса­жен­ных мною семян.

Утром ветер не утих. Про­дол­жал завы­вать сна­ру­жи. Мы дол­го зав­тра­ка­ли, раз­го­ва­ри­вая на око­ло­кос­ми­че­ские темы. Потом я допи­сы­вал  рас­сказ о преды­ду­щем дне и поли­вал рас­те­ния в оран­же­рее. Основ­ная рабо­та нача­лась…

Утром мы вста­ли попоз­же, кро­ме коман­ди­ра. Коля каж­дый день вста­ёт рано. День начи­на­ли, в том чис­ле с музы­ки: «С чего начи­на­ет­ся Роди­на». Весь день слу­ша­ли пес­ни и мело­дии…

На деся­тый день выда­лось тяжё­лое утро. Вовре­мя лёг спать толь­ко коман­дир. Осталь­ная коман­да при­позд­ни­лась, ста­ра­ясь завер­шить днев­ные дела.

Сего­дня вос­кре­се­нье, мы реши­ли сде­лать выход­ной. Но это был услов­ный выход­ной — мы про­сто доль­ше спа­ли утром. У нас мало вре­ме­ни — нет вре­ме­ни отды­хать.

Несмот­ря на суб­бо­ту, у нас вновь был ран­ний подъ­ём. Толь­ко Илья спал до 12, так как лёг в 6 утра, после ноч­ных наблю­де­ний в обсер­ва­то­рии Мас­ка.

К 9 мы жда­ли при­бы­тие съё­моч­ной груп­пы теле­ка­на­ла Fox News (из Феник­са, Ари­зо­на). Как мно­гие аме­ри­кан­цы, Род Хабе­рер и опе­ра­тор при­бы­ли пунк­ту­аль­но.

В сре­ду, на пятый день нашей рабо­ты на Мар­си­ан­ской пустын­ной иссле­до­ва­тель­ской стан­ции мы жда­ли пято­го участ­ни­ка нашей коман­ды – Алек­сандра Ильи­на.

Одной из самых зага­доч­ных исто­рий про вред ГМО явля­ет­ся уве­рен­ность неко­то­рых людей в том, что гены из еды могут встро­ить­ся, поро­дить уди­ви­тель­ные мута­ции, кото­рые не про­явят­ся сра­зу, а нач­нут рабо­тать в тре­тьем или даже пятом поко­ле­нии.

В этот день, научен­ные опы­том, мы запла­ни­ро­ва­ли ВКД (EVA-2) порань­ше. После зав­тра­ка Пётр и Илья наде­ли ска­фанд­ры, что­бы поки­нуть на два часа мар­си­ан­скую стан­цию.

Утро пер­во­го пол­но­го дня «на Мар­се» мы встре­ти­ли бод­ро, даже Илья, кото­рый до трёх ночи был в обсер­ва­то­рии, пыта­ясь настро­ить теле­скоп, проснул­ся к зав­тра­ку.

В Рос­сии неожи­дан­но заго­во­ри­ли про новые пра­ви­ла реги­стра­ции ГМО, что имен­но к ним отно­сить и как с этим даль­ше жить. И это, конеч­но, очень серьез­ный вопрос.

Хищ­ни­ки не толь­ко уби­ва­ют и поеда­ют добы­чу, они ее рас­пу­ги­ва­ют. Неред­ко из дома, где посе­ли­лась кош­ка, ухо­дят мыши, а при­сут­ствие пау­ков вли­я­ет на чис­лен­ность рас­ти­тель­но­яд­ных насе­ко­мых.

По дан­ным Рос­ста­та, в Рос­сии за 2012 год сто­и­мость ово­щей, а так­же кар­то­фе­ля вырос­ла более чем в 1,5 раза. Суще­ствен­но вырос­ли цены и на дру­гие про­дук­ты пита­ния.

Зна­че­ние науч­ных кол­лек­ций для отдель­ных отрас­лей зна­ний (напри­мер, бота­ни­ки и зоо­логии) такое же, как у уско­ри­те­лей для ядер­ной физи­ки, сверх­мощ­ных теле­ско­пов для аст­ро­но­мии и т.д.

Что это за «кас­кад­ные эффек­ты», вли­я­ю­щие на важ­ные свой­ства эко­си­сте­мы и дей­ству­ю­щие «свер­ху вниз», от хищ­ни­ков, нахо­дя­щих­ся на самых верх­них эта­жах пище­вой пира­ми­ды, до рас­тений, нахо­дя­щих­ся в самом низу?