Метка: радиотелескоп

До недав­не­го вре­ме­ни самой боль­шой досто­вер­но иден­ти­фи­ци­ро­ван­ной моле­ку­лой в моле­ку­ляр­ных обла­ках счи­та­лась моле­ку­ла циа­но­по­ли­и­на. Об ее обна­ру­же­нии в обла­ке TMC-1 было объ­яв­ле­но в ста­тье М. Бел­ла и его кол­лег, и на про­тя­же­нии почти два­дца­ти лет она оста­ва­лась един­ствен­ным 13-атом­ным соеди­не­ни­ем, вклю­чен­ным в спис­ки меж­звезд­ных моле­кул…

С осе­ни 2015 года аме­ри­кан­ский двой­ной детек­тор волн тяго­те­ния Advanced LIGO вме­сте с млад­шим ита­льян­ским парт­не­ром VIRGO отло­ви­ли гра­ви­та­ци­он­ные сле­ды встре­чи чер­ных дыр. Прав­да, гра­ви­та­ци­он­ный след фина­ла это­го ката­клиз­ма пой­мать не уда­лось…

Каза­лось бы, на тему поис­ков вне­зем­ной жиз­ни вооб­ще и разум­ной в част­но­сти труд­но ска­зать что-то новое. Поэто­му вро­де бы нет боль­шо­го смыс­ла читать целую новую кни­гу на эту тему. Одна­ко сбор­ник «Оди­но­ки ли мы во Все­лен­ной?» меня при­ят­но уди­вил.

Новый дирек­тор Пул­ков­ской обсер­ва­то­рии Назар Робер­то­вич Ихса­нов и пред­ста­ви­те­ли ФАНО пред­ла­га­ют закрыть наблю­де­ния в Пул­ко­во, после чего это феде­раль­ное госу­дар­ствен­ное бюд­жет­ное учре­жде­ние нау­ки теря­ет ста­тус обсер­ва­то­рии (от латин­ско­го observare — наблю­дать). Необ­хо­ди­мо пояс­нить, от чего пред­ло­же­но отка­зать­ся и что пред­ло­же­но вза­мен.

Летом 1967 года 24-лет­няя аспи­рант­ка Джо­се­лин Белл закан­чи­ва­ла отлад­ку радио­те­ле­ско­па, постро­ен­но­го ею с кол­ле­га­ми по про­ек­ту ее науч­но­го руко­во­ди­те­ля Энто­ни Хью­и­ша. Радио­те­ле­скоп выгля­дел весь­ма непре­зен­та­бель­но — это был обшир­ный пустырь в окрест­но­стях Кем­бри­джа раз­ме­ром почти в 60 тен­нис­ных кор­тов, уты­кан­ный дере­вян­ны­ми стол­ба­ми, меж­ду кото­ры­ми были натя­ну­ты про­во­да, слу­жив­шие диполь­ны­ми антен­на­ми. Всё хозяй­ство теле­ско­па было в пол­ном рас­по­ря­же­нии Джо­се­лин, от кото­рой тре­бо­ва­лось лишь дове­сти его до ума, что­бы нако­нец занять­ся иссле­до­ва­ни­ем мер­ца­ний обна­ру­жен­ных неза­дол­го до того ква­за­ров. Посколь­ку пове­де­ние обо­ру­до­ва­ния было неиз­вест­но, реши­ли не дове­рять ана­лиз дан­ных ком­пью­те­ру, а про­во­дить его вруч­ную, про­смат­ри­вая запи­си само­пис­цев на бумаж­ной лен­те. В сере­дине нояб­ря, про­смат­ри­вая оче­ред­ную пор­цию полу­чен­ных за день дан­ных, Джо­се­лин заме­ти­ла стран­ные повто­ря­ю­щи­е­ся сиг­на­лы, кото­рые не были похо­жи ни на сиг­на­лы от при­выч­ных небес­ных источ­ни­ков, ни на пара­зит­ные сиг­на­лы от назем­ных источ­ни­ков…

Аст­ро­фи­зи­ки При­ти Харб, Дха­рам Вир Лал (Уни­вер­си­тет Пуны, Индия) и Дэвид Мер­рит (Роче­стер­ский тех­но­ло­ги­че­ский инсти­тут, США) обна­ру­жи­ли двой­ную сверх-мас­сив­ную чер­ную дыру в цен­тре спи­раль­ной галак­ти­ки NGC 7674 (созвез­дие Пега­са) на рас­сто­я­нии око­ло 400 млн све­то­вых лет от Млеч­но­го пути. Дан­ная систе­ма при­ме­ча­тель­на в двух отно­ше­ни­ях по срав­не­нию с дру­ги­ми двой­ны­ми чер­ны­ми дыра­ми, обна­ру­жен­ны­ми на дан­ный момент (их все­го несколь­ко): она бли­же все­го к Зем­ле (уда­лен­ность дру­гих — более 1 млрд све­то­вых лет), а рас­сто­я­ние меж­ду ее ком­по­нен­та­ми — все­го один све­то­вой год (преды­ду­щий рекорд был равен 24 све­то­вым годам). Сум­мар­ная мас­са двух чер­ных дыр, кото­рые вра­ща­ют­ся вокруг обще­го цен­тра масс, при­мер­но в 40 млн раз пре­вы­ша­ет мас­су Солн­ца, а орби­таль­ный пери­од систе­мы — око­ло 100 тыс. лет.

Отве­тить на вопрос, как появи­лась Все­лен­ная, уче­ные пыта­лись доволь­но дав­но. Но все тео­ре­ти­че­ские моде­ли ока­зы­ва­лись недо­ка­зан­ны­ми, пока не появи­лась тех­ни­че­ская воз­мож­ность это про­ве­рить. Сего­дня наблю­де­ния, экс­пе­ри­мен­ты за кос­ми­че­ским про­стран­ством с помо­щью новей­ших теле­ско­пов под­твер­жда­ют пред­по­ло­же­ния физи­ков, кото­рые при­ду­ма­ли неве­ро­ят­ную, на пер­вый взгляд, инфля­ци­он­ную модель Все­лен­ной. Пред­ла­га­ем ваше­му вни­ма­нию интер­вью Оль­ги Орло­вой с одним из ее созда­те­лей, ака­де­ми­ком РАН Алек­се­ем Ста­ро­бин­ским.

В 2007 году было обна­ру­же­но одно из самых зага­доч­ных явле­ний в совре­мен­ной аст­ро­фи­зи­ке: быст­рые радио­всплес­ки. Пер­вый из них най­ден в архив­ных дан­ных радио­те­ле­ско­па «Паркс» — мил­ли­се­кунд­ный всплеск радио­из­лу­че­ния высо­кой интен­сив­но­сти, кото­рый имел очень силь­ную зави­си­мость задерж­ки сиг­на­ла от часто­ты. Эта зави­си­мость назы­ва­ет­ся мерой дис­пер­сии, она воз­ни­ка­ет при рас­про­стра­не­нии радио­сиг­на­ла в кос­ми­че­ской меж­звезд­ной и меж­га­лак­ти­че­ской плаз­ме и про­пор­ци­о­наль­на плот­но­сти элек­трон­но­го ком­по­нен­та, про­ин­те­гри­ро­ван­ной вдоль луча зре­ния. Автор откры­тия Дун­кан Лори­мер пред­по­ло­жил, что, ско­рее все­го, источ­ни­ком был вне­га­лак­ти­че­ский объ­ект, на рас­сто­я­нии поряд­ка сотен мега­пар­се­ков. Через несколь­ко лет радио­астро­но­мы откры­ли ана­ло­гич­ные всплес­ки с похо­жи­ми свой­ства­ми, и ста­ло ясно, что это целый класс новых аст­ро­но­ми­че­ских явле­ний. Сей­час их извест­но око­ло 20, и ста­ти­сти­че­ский ана­лиз пока­зы­ва­ет, что чис­ло быст­рых радио­всплес­ков в день по все­му небу долж­но быть поряд­ка несколь­ких тысяч!

В кон­це сен­тяб­ря в про­вин­ции Гуй­чжоу про­вел пер­вые проб­ные наблю­де­ния радио­те­ле­скоп FAST — круп­ней­ший в мире теле­скоп с запол­ненфной апер­ту­рой. Он зани­ма­ет пло­щадь, рав­ную при­мер­но 30 фут­боль­ным полям. Его диа­метр 500 м, боль­ше лишь РАТАН-600 в Кара­чае­во-Чер­ке­сии (600 м). По сло­вам Цянь Леи, иссле­до­ва­те­ля из Наци­о­наль­ной аст­ро­но­ми­че­ской лабо­ра­то­рии (Китай), теле­скоп успеш­но зафик­си­ро­вал сиг­нал от одно­го из пуль­са­ров, рас­по­ло­жен­но­го в 1351 све­то­вом году от Зем­ли.

… неожи­дан­но вече­ром 29 авгу­ста 2016 года в «Фейс­бу­ке» и «ВКон­так­те» кол­ле­ги и френ­ды нача­ли меня спра­ши­вать, а что это за собы­тие с вне­зем­ным сиг­на­лом, и при­сла­ли ссыл­ки на запад­ные и оте­че­ствен­ные изда­ния. После про­чте­ния ново­стей о том, что на радио­те­ле­ско­пе РАТАН-600 в САО РАН полу­чи­ли сиг­нал вне­зем­ной циви­ли­за­ции, ста­ло понят­но, что мое­му созер­ца­тель­но­му спо­кой­ствию при­шел конец, так как насту­пит зав­тра.

«Суще­ству­ют ли чер­ные дыры?», «Прав ли Эйн­штейн?». Такие заго­лов­ки были попу­ляр­ны пол­ве­ка назад не толь­ко в СМИ, но и в науч­ной лите­ра­ту­ре. И сей­час их вре­мя от вре­ме­ни мож­но встре­тить в самых пре­стиж­ных науч­ных жур­на­лах мира. А все пото­му, что до сих пор нет твер­дых дока­за­тельств суще­ство­ва­ния чер­ных дыр, осно­ван­ных на наблю­де­ни­ях.

Так быва­ет, что прось­ба о ком­мен­та­рии к ста­тье пре­вра­ща­ет­ся в отдель­ный рас­сказ. На прось­бу ТрВ-Нау­ка про­ком­мен­ти­ро­вать воз­мож­ность уви­деть тень от чер­ной дыры зав. лабо­ра­то­ри­ей АКЦ ФИАН Юрий Кова­лев рас­ска­зал о совре­мен­ном ста­ту­се про­ек­та по иссле­до­ва­нию цен­тра нашей галак­ти­ки на назем­но-кос­ми­че­ском интер­фе­ро­мет­ре «Радио­астрон».

3 июня 2016 года в посел­ке Ниж­ний Архыз, на бере­гу реки Боль­шой Зелен­чук, состо­я­лось празд­но­ва­ние 50-летия со дня осно­ва­ния Спе­ци­аль­ной аст­ро­фи­зи­че­ской обсер­ва­то­рии Рос­сий­ской ака­де­мии наук. По это­му пово­ду для сотруд­ни­ков обсер­ва­то­рии, жите­лей посел­ка и гостей был устро­ен боль­шой и весе­лый празд­ник.

Основ­ная часть гам­ма-излу­че­ния, исхо­дя­ще­го из цен­тра нашей Галак­ти­ки, порож­да­ет­ся, веро­ят­но, не столк­но­ве­ни­я­ми частиц тем­ной мате­рии, а пуль­са­ра­ми или дру­ги­ми аст­ро­фи­зи­че­ски­ми фено­ме­на­ми. Это под­твер­ди­лось в резуль­та­те модель­ных экс­пе­ри­мен­тов двух неза­ви­си­мых науч­ных групп — аме­ри­кан­ской (из Прин­стон­ско­го уни­вер­си­те­та и Мас­са­чу­сет­ско­го тех­но­ло­ги­че­ско­го инсти­ту­та) и евро­пей­ской (из Амстер­дам­ско­го уни­вер­си­те­та в Нидер­лан­дах).

В кон­це фев­ра­ля появи­лась важ­ная аст­ро­но­ми­че­ская новость: впер­вые уда­лось опре­де­лить место рож­де­ния так назы­ва­е­мых быст­рых радио­всплес­ков. Само собы­тие FRB 150418 (как сле­ду­ет из его обо­зна­че­ния) наблю­да­лось в апре­ле про­шло­го года. Пред­ла­га­ем ваше­му вни­ма­нию исто­ри­че­ский экс­курс Алек­сея Леви­на на эту тему.

В горах Север­но­го Кав­ка­за в рай­оне реки Боль­шой Зелен­чук нахо­дит­ся самый круп­ный в Рос­сии назем­ный теле­скоп. Туда, в Ниж­ний Архыз, регу­ляр­но при­ез­жа­ют аст­ро­но­мы из раз­ных стран, там про­во­дят­ся кон­фе­рен­ции, внед­ря­ют­ся слож­ней­шие мето­ди­ки изме­ре­ний.

Что про­ис­хо­дит с нау­кой на пост­со­вет­ском про­стран­стве? Об этом науч­ный жур­на­лист Оль­га Орло­ва бесе­ду­ет с докт. физ.-мат. наук, веду­щим науч­ным сотруд­ни­ком Инсти­ту­та при­клад­ной физи­ки РАН и Физи­че­ско­го инсти­ту­та им. Лебе­де­ва РАН, вице-пре­зи­ден­том Все­мир­ной ассо­ци­а­ции науч­ных работ­ни­ков Вяче­сла­вом Вдо­ви­ным.

Обна­ру­же­ны три сверх­мас­сив­ные чер­ные дыры, нахо­дя­щи­е­ся чрез­вы­чай­но близ­ко друг от дру­га (при­чем две из них рас­по­ло­же­ны все­го в несколь­ких сот­нях све­то­вых лет одна от дру­гой).

В нача­ле начал Все­лен­ная была без­вид­на и пуста, и тьма над без­дною — ни одна звез­да или галак­ти­ка не осве­ща­ла про­стран­ство, в основ­ном запол­нен­ное ней­траль­ным газо­об­раз­ным водо­ро­дом.

Юрий Пидо­пры­го­ра, PhD, н.с. Уни­вер­си­те­та Тасма­нии (Хобарт, Тасма­ния, Австра­лия) рас­ска­зал ТрВ-Нау­ка о повсе­днев­ной жиз­ни одной из обсер­ва­то­рий на дале­ком южном кон­ти­нен­те.

Мно­гие ста­тьи и посты в бло­гах послед­них недель начи­на­ют­ся со слов «даже в про­шед­шем году было что-то хоро­шее». Я бы доба­вил: было что-то хоро­шее даже в нау­ке.

Сиг­на­лы рос­сий­ской кос­ми­че­ской стан­ции «Спектр-Р» с бор­то­вой кос­ми­че­ской обсер­ва­то­ри­ей «Радио­Астрон» теперь будет при­ни­мать еще одна стан­ция сле­же­ния и при­е­ма инфор­ма­ции, при­над­ле­жа­щая аме­ри­кан­ской обсер­ва­то­рии Грин-Бэнк.

- Итак, в пре­мии Миль­не­ра про­сле­жи­ва­ет­ся два круп­ных бло­ка: кос­мо­ло­ги­че­ская инфля­ция и супер­стру­ны. Нач­нем с инфля­ции. Вооб­ще, по-тво­е­му, она заслу­жи­ва­ет мощ­но­го пре­ми­ро­ва­ния? – Воз­мож­но, чуть рано­ва­то. Не хва­та­ет окон­ча­тель­но­го под­твер­жде­ния.

Наша Галак­ти­ка не толь­ко вра­ща­ет­ся зна­чи­тель­но быст­рее, чем счи­та­лось ранее, но и весит в пол­то­ра раза боль­ше.