Метка: птицы

У птиц мимических мышц нет, однако эмоции есть, и как-то их надо демонстрировать. Самая заметная часть животного — голова. У птиц она вся покрыта перьями, которыми можно шевелить: для этого есть особые мышцы. Возможно, эти движения заменяют птицам мимику. Эту гипотезу проверяли специалисты Турского университета под руководством Алин Бертен. Их первым объектом стали сине-желтые ара Ara ararauna.

В этой заметке о названиях птиц речь пойдет о мелких пичугах, чья внешность хорошо знакома только специалистам, да и то не всем. «Маленькие серенькие птички» — устойчивое выражение, пока не вошедшее в словари, но популярное среди орнитологов и любителей птиц, калька с английского little brown birds или little brown jobs, или просто LBJ. Обозначает оно любую неприметную певчую птичку без ярких тонов в окраске.

В отношении животных к своим мертвецам людей особенно будоражит именно сексуальный аспект. Однако, зафиксировав случаи некрофилии, ученые не могут объяснить их причины и даже не знают, зачем вообще животные прикасаются к трупам. Исследовать эту проблему удобно на врановых птицах. Они довольно бурно реагируют на мертвых особей того же вида…

У птиц нет зубов, их заменяет клюв. Возможно, таким образом они уменьшили вес тела, что создает преимущество при полете. Кроме того, благодаря удивительному разнообразию форм клюва птицы приспосабливаются к разным условиям существования: и рыбу ловят, и воду процеживают, и в узенькую дырочку суются. Однако эти предположения не объясняют существования беззубых, клювастых двуногих динозавров…

Многие насекомые, чтобы спрятаться от хищников, маскируются, стараясь слиться с фоном. Палочники — чемпионы камуфляжа. Они так похожи на листок или веточку, что их с трудом можно разглядеть на дереве. Более того, яйца многих палочников напоминают семена растений. На это сходство обратили внимание японские исследователи из университетов Кобе, Коти и Токийского университета сельского хозяйства и технологий.

Среди русских названий птиц есть имена сложные для интерпретации. Известный пример «простого» слова — «поганка». Вот какое объяснение дает ему орнитолог Владимир Паевский: «Название „поганки“ эти птицы получили за неприятный вкус их мяса, пропахшего рыбой». Но почему именно поганки так «поплатились» за свои низкие гастрономические качества?

Пауки — опасные хищники и в то же время желанная добыча для птиц, амфибий, рептилий и пауков покрупнее. То ли дело муравьи! Размерами они не превосходят небольших пауков, при этом кусаются, брызгаются муравьиной кислотой и даже подмогу при необходимости вызывают. Поэтому желающих полакомиться муравьями относительно мало и многие под них мимикрируют.

Кажется, никакие другие птицы так не удивляют нас своими именами, как синицы. На лекциях и экскурсиях мне порою задают вопросы о происхождении названий разных видов синиц. Мне приходится спорить с коллегами-орнитологами о значении синичьих прозвищ. В одном из таких споров и родилась идея написать заметку о синичьих именах…

Кажется, никакие другие птицы так не удивляют нас своими именами, как синицы. На лекциях и экскурсиях мне порою задают вопросы о происхождении названий разных видов синиц. Мне приходится спорить с коллегами-орнитологами о значении синичьих прозвищ. В одном из таких споров и родилась идея написать заметку о синичьих именах…

Галапагосские вьюрки считаются классическим примером быстрого видообразования. Все пятнадцать современных видов произошли от единого вида-предка, появившегося на островах всего несколько миллионов лет назад. Однако, согласно последним исследованиям, новые виды вьюрков могут возникать буквально за считанные поколения.

Процесс размножения сопряжен с двумя проблемами: конкуренцией и насилием. С эволюционной точки зрения важен не сам факт насилия, а его последствия: потомство оставляет особь, которую самка не выбирала. Активное физическое сопротивление, например попытки вырваться и убежать, отнимает у самок много сил и чревато травмами или даже гибелью. Поэтому слабый пол действует обходным путем. Так, если у самцов развивается орган размножения, дающий им возможность навязать самке оплодотворение, то у тех должны возникнуть контрприспособления, которые позволяют это преимущество преодолеть. Эволюция репродуктивных структур самцов и самок происходит параллельно. У птиц она изучена слабо, поскольку 97% видов не имеют внешних гениталий и обходятся простым органом репродукции и выделения — клоакой. Обычно самец прижимает отверстие своей клоаки к отверстию самки и таким путем передает сперму. Однако водоплавающие птицы гениталии сохранили, причем они отличаются разнообразием форм и размеров…

Кто не знает африканского страуса, крупнейшую из современных птиц, или его австралийского родственника эму? Их предок умел летать, а они разучились: крылья у них слишком маленькие, чтобы поднять массивное тело. Современные систематики установили, что способность летать эму и страусы утратили независимо друг от друга. Однако расчеты молекулярных генетиков не могли объяснить механизм этого процесса. Синтия Фокс (Cynthia Faux), клинический ассистент Колледжа ветеринарной медицины Университета штата Вашингтон, и доктор Даниэль Филд (Daniel J. Field) из Батского университета (Великобритания) доказали, что, несмотря на внешнее сходство эму и страусов, механизм утраты способности летать у них разный.

Звенигородская биостанция МГУ и карьер Сима — ботанический и зоологический государственный природный заказник регионального значения, фактически единственный в ближнем Подмосковье. Он создан на террасах древней долины Москвы-реки и водораздельном плато с выровненным рельефом, которое в юго-восточной части прорезается оврагом. С 1999 года на Звенигородской биологической станции изучают птиц и проводят мониторинг орнитофауны методом отлова и кольцевания. Он подразумевает исследование видового разнообразия и численности птиц на изучаемой территории и долговременное отслеживание их изменений. Метод хорошо контролирует состояние и численность прежде всего мелких воробьиных птиц размером от королька до дрозда, а также представителей отряда дятлообразных.

Хорошо известно, что на Земле только полоса около экватора характеризуется отсутствием сезонных перемен в климате и погоде. Чем дальше от экватора, тем больше возрастают сезонные различия во внешних условиях жизни животных и растений. Кроме того, с увеличением географической широты уменьшается среднесуточная температура воздуха. Поэтому птицы, размножающиеся и растущие в северных широтах, испытывают дополнительные энергетические нагрузки, связанные с необходимостью поддерживать собственное существование, размножаться и расти при температурах ниже границы температурного оптимума.

Зарянка (Erithacus rubecula) — одна из самых распространенных птиц в наших лесах и парках. Птица немногим меньше воробья: длина тела — 12,5−14 см, длина крыла — 67−77 мм, масса тела — 13−20 г. Окраска у зарянки очень яркая и запоминающаяся — ее малиновая грудка обычно хорошо заметна, особенно на солнце. Спина оливково-бурая, иногда с сероватым оттенком. Надхвостье с легким красновато-бурым оттенком. Лоб, уздечка, щеки, подбородок, горло и грудь желтовато-рыжие (оранжевые). Брюшная сторона белая, бока и подхвостье бурые, подкрылья сероватые. Маховые и рулевые перья темно-бурые. Клюв бурый. Ноги могут быть от светлого до чисто черного цвета.

Встреча с совой, особенно крупной, мало кого может оставить равнодушным. Совы безошибочно узнаются по необычному для птиц облику — по большой голове, по большим же, смотрящим вперед глазам, окруженным лицевым диском, четко выделяющимся на фоне рыхлого оперения боков и верха головы, по бесшумному полету, по способности легко поворачивать голову на 300° и более… Бородатая неясыть принадлежит к наиболее крупным нашим совам, размах ее крыльев достигает полутора метров, однако вес невелик.

Большой медоуказчик (Indicator indicator), сравнительно некрупная африканская птица, давно является объектом внимания исследователей со всего мира. Недавно опубликованное исследование ученых из Кембриджского университета и Южной Африки иллюстрирует интересное явление — взаимовыгодное партнерство между медоуказчиковыми птицами и людьми.

Около года назад кто-то из друзей перепостил ссылку на запись в блоге под названием «Разговор с почвоведом». Там просто были опубликованы фотографии из экспедиций и короткие реплики Алексея Лупачева из пущинского Института физико-химических и биологических проблем почвоведения РАН, сотрудника лаборатории криологии почв.

На биостанции проходила Школа по зимней экологии (International Winter Ecological School), организованная Московским университетом для англоязычных студентов. Школа задумывалась как первый пробный шар магистерской программы по экологии для иностранцев, пока находящейся в стадии разработки.

В стихотворении «Не у меня, не у тебя — у них…» разворачивается полновесная триада «грамматический термин» — «термин биологический» — «термин общекультурный» (весьма близкий к нетерминологическому пласту лексики). Присутствие естественнонаучной стихии оказалось, вообще говоря, не столь очевидным даже для «первого читателя»…

Орнитологи и экологические активисты просят власти Петербурга не сокращать территорию заказника «Южный берег Невской губы» ради расширения морского портового комплекса «Бронка» (оператор порта, как это ни по-хармсовски звучит, ООО «Феникс»). Там сейчас уникальная стоянка для водоплавающих и околоводных птиц, важный транзитный пункт Беломоро-Балтийского миграционного пути, за сезон его посещают до 300 тыс. пернатых.

5 мая 2013 года, выезжая из Каргила на юго-восток в сторону реки Инд и города Лех, мы увидели дорогу на юг. Водитель сказал нам тогда, что она идет в Занскар. Сразу вспомнилась книга М. Песселя, и было решено в одну из следующих экспедиций Санкт-Петербургского союза ученых обязательно побывать в этом малоизученном уголке Западных Гималаев. Через два года настал день, когда мечта исполнилась.

Турухтаны (Philomachus pugnax) — птицы семейства бекасовых, которые гнездятся на травяных болотах и влажных лугах северной Евразии. Турухтаны известны тем, что у них три типа самцов, отличных и внешне, и по поведению. От 80 до 95% самцов составляют «независимые» (Independents)…

Птицы поют и чирикают не ради нашего удовольствия, а для обмена информацией. Большинство видов, издающих звуки, этому не учится, но порой «птичий язык» настолько сложен, что обучение необходимо. Вокальное обучение встречается редко, среди птиц оно свойственно лишь трем группам: певчим птицам, колибри и попугаям.

После довольно утомительного пути из Наггара в Лех с пересечением пяти перевалов через высокие хребты Западных Гималаев к вечеру 16 июня мы прибыли в город Лех — столицу древнего королевства Ладак, а ныне административный центр одноименного округа штата Джамму и Кашмир.

Кологрив, маленький райцентр на севере Костромской области, бóльшую часть года живет неспешно… На майские праздники, однако, тут случается оживление, которому нипочем даже вторая из российских бед: в пойму речки Унжи прилетают дикие гуси.

За пару дней до нашего вылета в экспедицию отечественные телеканалы сообщали устрашающие новости для путешественников в Индию. К утру 29 мая от чрезмерной жары там погибло более 1700 человек. Москву заливали мощные ливни, и сотни авиарейсов были отменены. Наш вылет был намечен на 31 мая…

Никогда позвоночные не завоевали бы сушу, если бы не смогли на ней размножаться… Происхождение наружных половых органов исследовано гораздо хуже, чем появление конечностей. Лапы развились из плавников, а гениталии откуда?

На всех широтах и на всех континентах живут птицы. Обсуждение их стремительной эволюции и удивительного разнообразия длится почти век. Специалисты неоднократно выстраивали филогенетическое древо птиц на основании особенностей их анатомии, поведения и сравнения отдельных генов. Результаты, однако, получались противоречивые.

В мае 2013 года мне довелось принимать участие в семинаре по планированию работы просветительских водно-болотных центров. Международная организация Wetlands International проводила его в Парке птиц «Воробьи» — частном зоопарке под Обнинском.

Этой книги у меня не было в детстве. Недавно я получил ее в подарок от человека, знающего мою страсть к детским книгам и книгам про птиц. Сборник называется «Птичьи разговоры», его автор — Павел Николаевич Барто.

Еще недавно крокодилов и аллигаторов считали недалекими рептилиями, пережитком далекого прошлого. А недавно ученые выяснили, что крокодилы используют орудия — охотятся с приманкой, что для хищников — исключительная редкость.

Птицы по-разному относятся к своему потомству. Одни виды о нем заботятся, другие норовят переложить эту обязанность на других и откладывают яйца в чужие гнезда. Это явление получило название гнездового паразитизма.

Динозавры были «мезотермами», то есть не относились ни к теплокровным, ни к холоднокровным животным, полагает Джон Грейди, аспирант Университета штата Нью-Мексико, и его соавторы, опубликовавшие статью в журнале Science.

Одна из проблем, которую так или иначе решают все животные, — доставка спермы к яйцеклеткам. Знакомый нам способ — распространенный, но не единственный, скажем, большинство птиц утратили фаллосы, осьминог засовывает сперматофор в мантийную полость самки щупальцем, причем всегда одни и тем же, а самцы коллембол просто раскладывают сперматофоры на земле в надежде, что на них наткнется самка. Но до сих пор наблюдалась закономерность — если в размножении участвуют специальные органы, то у самца они являются отростком, а у самки — углублением. Между тем, самцы живородящих рыб (таких, как аквариумные гуппи и меченосцы), для которых обычное для рыб опрыскивание спермой икры не может работать, приобрели специальный орган, гоноподий — преобразованный анальный плавник. Более того, если самка меченосца меняет пол и становится самцом (так бывает, если в аквариуме содержатся только самки), превращение плавника в гоноподий можно наблюдать «в реальном времени».

Птичий эмбрион в яйце не защищен от опасностей внешнего мира. Скорлупа пронизана порами, и через них к птичьему зародышу поступает не только воздух, но и микробы.

Явление гнездового паразитизма у птиц давно вошло в учебники. Хрестоматийный пример — обыкновенная кукушка Cuculus canorus, которая, подкладывая яйца в чужие гнезда, выкидывает одно-два хозяйских.

В 2010—2012 годах я ездил в Таджи­кистан, изучал поведение и экологию местных и пролетных славковых птиц. Первый сезон мы с коллегами про­вели в ущелье Кондара на южных от­рогах Гиссарского хребта, в ближай­ших окрестностях Душанбе.

Голова дятла, долбящего ствол дерева, движется с очень высокой скоростью (6−7 м/с), однако он каким-то чудесным образом избегает черепно-мозговых травм, распространенных среди людей.

Говорят, самое эротичное в мужчине — это ноги, ну и сопутствующие им носки. Всё ЭТО может смотреться либо привлекательно, либо не очень.

На южном перуанском побережье обнаружен исключительно хорошо сохранившийся окаменелый череп гигантской древней морской птицы с устрашающим зубастым клювом, сообщает Associated Press.