Метка: пространство

Все, кто сколь­ко-нибудь инте­ре­су­ет­ся кос­мо­ло­ги­ей, зна­ют, что на ран­них эта­пах эво­лю­ции Все­лен­ной веще­ство в ней было очень горя­чим и плот­ным, а темп рас­ши­ре­ния Все­лен­ной — огром­ным. Пожа­луй, менее извест­но, что дан­ные наблю­да­тель­ной кос­мо­ло­гии неопро­вер­жи­мо сви­де­тель­ству­ют о том, что эта ста­дия, кото­рую назы­ва­ют ста­ди­ей горя­че­го Боль­шо­го взры­ва (клю­че­вое сло­во здесь — «горя­че­го»), была не самой пер­вой, что до этой ста­дии была еще какая-то эпо­ха (а воз­мож­но, и не одна) с кар­ди­наль­но ины­ми свой­ства­ми…

Тем­ная мате­рия дослу­жи­лась-таки до попу­ляр­но­го мема. Почти столь же попу­ляр­но­го, как дино­зав­ры. В свое вре­мя как мог­ли пыта­лись свя­зать то или иное явле­ние с выми­ра­ни­ем дино­зав­ров, это счи­та­лось силь­ным пиар-ходом. А вот теперь на рус­ском вышла кни­га «Тем­ная мате­рия и дино­зав­ры» (Лиза Рэн­далл, АНФ, 2017), где пред­по­ла­га­ет­ся, что дата выми­ра­ния дино­зав­ров свя­за­на с тем­ной мате­ри­ей…

Физи­ки любят крас­ное слов­цо. В их сре­де с неко­то­рых пор при­ня­то давать «нена­уч­ные» назва­ния вновь откры­тым сущ­но­стям. Взять хотя бы стран­ный и оча­ро­ван­ный квар­ки. Вот и тем­ная энер­гия не сино­ним тем­ных сил, а тер­мин, при­ду­ман­ный для обо­зна­че­ния неко­то­рых необыч­ных свойств нашей Все­лен­ной.

7 июня 2018 года в куль­тур­но-про­све­ти­тель­ском цен­тре «Архэ» состо­я­лась лек­ция ака­де­ми­ка РАН Вале­рия Руба­ко­ва о хигг­сов­ском бозоне и про­хо­дя­щих сей­час на БАКе иссле­до­ва­ни­ях. С любез­но­го согла­сия «Архэ» пуб­ли­ку­ем авто­ри­зо­ван­ное В. А. Руба­ко­вым изло­же­ние этой лек­ции, под­го­тов­лен­ное Бори­сом Штер­ном.

В нача­ле мар­та 2018 года в Nature опуб­ли­ко­ва­на ста­тья про резуль­тат аст­ро­но­ми­че­ских наблю­де­ний, кото­рый интер­пре­ти­ру­ет­ся как сви­де­тель­ство мас­со­во­го рож­де­ния пер­вых звезд во Все­лен­ной воз­рас­том око­ло 180 млн лет. Ста­тья вызва­ла замет­ный отклик в СМИ. Для того, что­бы пред­ста­вить резуль­тат широ­ко­му кру­гу чита­те­лей, тре­бу­ет­ся экс­курс в исто­рию моло­дой Все­лен­ной.

О том, как свя­за­ны науч­ная и науч­но-попу­ля­ри­за­тор­ская дея­тель­ность, ТрВ-Нау­ка рас­ска­зал физик, канд. физ.-мат. наук, ст. науч. сотр. Инсти­ту­та при­клад­ной физи­ки РАН, автор науч­но-попу­ляр­но­го кана­ла в мес­сен­дже­ре Telegram @physh Артём Кор­жи­ма­нов. Бесе­до­ва­ла Ната­лия Деми­на.

С осе­ни 2015 года аме­ри­кан­ский двой­ной детек­тор волн тяго­те­ния Advanced LIGO вме­сте с млад­шим ита­льян­ским парт­не­ром VIRGO отло­ви­ли гра­ви­та­ци­он­ные сле­ды встре­чи чер­ных дыр. Прав­да, гра­ви­та­ци­он­ный след фина­ла это­го ката­клиз­ма пой­мать не уда­лось…

Шестой этаж, ком­на­та 6070 в зда­нии Мэлотт-холл на тер­ри­то­рии Кан­зас­ско­го уни­вер­си­те­та в Лоурен­се, в 20 милях от Кан­зас-Сити. Здесь про­фес­сор факуль­те­та физи­ки Сер­гей Шан­да­рин при­ни­ма­ет сту­ден­тов уже 27 лет. Такое быва­ет очень ред­ко: полу­чить первую рабо­ту за гра­ни­цей и ни разу не поме­нять адрес. Если поль­зо­вать­ся ста­ры­ми совет­ски­ми поня­ти­я­ми, мож­но ска­зать, что в новой аме­ри­кан­ской жиз­ни у Шан­да­ри­на все­го одна запись в тру­до­вой книж­ке. Толь­ко нет таких кни­жек у про­фес­су­ры Уни­вер­си­те­та шта­та Кан­зас. Но есть фору­мы сту­ден­тов, где они пишут, что про­фес­сор Шан­да­рин слиш­ком строг, не любит раз­же­вы­вать мате­ри­ал, что им меша­ет его рус­ский акцент, кото­рый нику­да за эти годы не дел­ся, но им нра­вит­ся, когда он рас­ска­зы­ва­ет об опы­те жиз­ни в СССР. Им это кажет­ся забав­ным, а ино­гда и непо­сти­жи­мым…

О том, поче­му не за гора­ми пого­ня за асте­ро­и­да­ми и как мож­но обес­пе­чить асте­ро­ид­ную без­опас­ность, мы пого­во­ри­ли с докт. физ.-мат. наук, про­фес­со­ром, чле­ном-кор­ре­спон­ден­том РАН, науч­ным руко­во­ди­те­лем Инсти­ту­та аст­ро­но­мии РАН Бори­сом Шуст­о­вым. Бесе­до­ва­ла Ната­лия Деми­на.
Н. Д.: Вы гово­ри­ли, что в буду­щем нач­нет­ся боль­шая кон­ку­рен­ция зем­лян за асте­ро­и­ды. Поче­му асте­ро­и­ды ста­нут таки­ми вос­тре­бо­ван­ны­ми?
Б. Ш.: Когда гово­рят о ресур­сах и о том, что боль­шин­ство кон­флик­тов и даже войн про­ис­хо­дит из-за ресур­сов, то на ум при­хо­дят преж­де все­го энер­го­но­си­те­ли — нефть, газ. Даже вода может быть при­чи­ной меж­ду­на­род­ных спо­ров. Как вы зна­е­те, вода явля­ет­ся очень серьез­ным ресурс­ным аргу­мен­том во мно­гих кон­флик­тах на Ближ­нем Восто­ке. Но есть и дру­гие ресур­сы, кото­рые не очень «вид­ны на поверх­но­сти», но они есть. Напри­мер, смарт­фон — тот гад­жет, кото­рый вы сей­час пере­до мной дер­жи­те, — вклю­ча­ет в себя мик­ро­грам­мы пла­ти­ны. Совре­мен­ная элек­тро­ни­ка без пла­ти­ны не может. Но посколь­ку гад­же­ты про­из­во­дят­ся в мас­со­вом мас­шта­бе, то, по неко­то­рым оцен­кам, на Зем­ле оста­лось пла­ти­ны на срок от 30 до 1000 лет.

Кому долж­на достать­ся нынеш­няя Нобе­лев­ская пре­мия по физи­ке, было оче­вид­но зара­нее: реги­стра­ция гра­ви­та­ци­он­ных волн настоль­ко пре­вос­хо­дит по зна­че­нию осталь­ные номи­ни­ро­ван­ные дости­же­ния, что боль­шин­ство про­гно­зов схо­ди­лось на этом. Но, конеч­но, все­гда суще­ству­ет неопре­де­лен­ность, кому же имен­но вру­чат дан­ную пре­мию, посколь­ку при­част­ных обыч­но мно­го. Я думаю, суда­чить по пово­ду того, кому сто­и­ло бы дать вме­сто того-то, — заня­тие попу­ляр­ное, но непло­до­твор­ное. Так или ина­че, пре­мию полу­чи­ли три чело­ве­ка: Рай­нер Вайс — глав­ный чело­век по лазер­но­му интер­фе­ро­мет­ру, состав­ля­ю­ще­му осно­ву экс­пе­ри­мен­та LIGO (поло­ви­на пре­мии). Вто­рую поло­ви­ну поде­ли­ли два чле­на кол­ла­бо­ра­ции: Бар­ри Бариш — дирек­тор LIGO; Кип Торн — «при­двор­ный тео­ре­тик» LIGO. В чем заклю­ча­ет­ся основ­ное зна­че­ние экс­пе­ри­мен­та?

Новые нау­ки ред­ко воз­ни­ка­ют прак­ти­че­ски в одно­ча­сье, как Афи­на из голо­вы Зев­са. Одна­ко сто лет назад нечто подоб­ное име­ло место. Имен­но так появи­лась на свет одна из самых дина­мич­ных и пер­спек­тив­ных наук наше­го вре­ме­ни — физи­че­ская кос­мо­ло­гия. В 1916 году Аль­берт Эйн­штейн напи­сал четы­ре ста­тьи с деталь­ным изло­же­ни­ем общей тео­рии отно­си­тель­но­сти, после чего при­ме­нил ее для моде­ли­ро­ва­ния Все­лен­ной. Свои резуль­та­ты он пред­ста­вил в ста­тье Kosmologische Betrachtungen zur Allgemeinen Relativitätstheorie, Preussische Akademie der Wissenschaften, Sitzungsberichte, 1917 (part 1), 142–152, отправ­лен­ной в печать 8 фев­ра­ля 1917 года. В этой рабо­те он смо­де­ли­ро­вал Все­лен­ную в виде ста­тич­но­го трех­мер­но­го неев­кли­до­ва про­стран­ства поло­жи­тель­ной кри­виз­ны, запол­нен­но­го непо­движ­ной мате­ри­ей посто­ян­ной плот­но­сти. В осно­ву сво­ей моде­ли Эйн­штейн поло­жил ряд допу­ще­ний, кото­рые в целом соот­вет­ство­ва­ли аст­ро­но­ми­че­ской пара­диг­ме того вре­ме­ни. Она вполне поз­во­ля­ла пред­по­ло­жить (так и сде­лал Эйн­штейн), что свой­ства Все­лен­ной не изме­ня­ют­ся со вре­ме­нем. Он так­же посту­ли­ро­вал, что в кос­мо­се нет ни выде­лен­ных мест, ни выде­лен­ных направ­ле­ний, а гра­ви­ти­ру­ю­щая мате­рия в сред­нем рав­но­мер­но рас­пре­де­ле­на по Все­лен­ной.