Метка: отзыв

Иэн Стюарт — действительно выдающийся популяризатор математики, профессор Уорикского университета (Великобритания), автор десятков научно-популярных статей, пяти учебников по математике. Кроме того, Иэн Стюарт пишет в соавторстве с Джеком Коэном научно-фантастические романы. Среди известных работ Стюарта есть и много публицистических статей о математических проблемах в разных областях науки. Любопытным творением Иэна Стюарта вместе с Терри Пратчеттом и Джеком Коэном представляется книга «Наука Плоского мира», содержащая научное обсуждение событий в утопической вселенной «Плоского мира» Пратчетта, описанных им более чем в сорока произведениях.

«Любовь к родному пепелищу», как я стала понимать ее, пережив разные невосполнимые утраты, — это некая исходная потребность человека. И если пепелище непосредственно не «просматривается», оно воображается и изобретается. Материальные же следы того, что вот-вот окончательно станет только пепелищем, со временем обретают особую ценность — ценность свидетельства прежде всего. Книга историка Дмитрия Опарина и фотографа Антона Акимова «Истории московских домов, рассказанные их жителями» позволяет любому читателю приобщиться к истории Москвы через рассказы о двадцати пяти московских домах, построенных начиная с XVII века и до конца 1920-х годов.

Известно, что разные научные дисциплины поддаются научной популяризации по-разному. Скажем, широкую публику достаточно просто увлечь палеонтологией, какими-нибудь динозаврами. А есть и такие области, интерес к которым совсем невысок — они остаются в основном уделом специалистов. Вероятно, сюда нужно отнести и биохимию, которой в немалой степени посвящена книга Сергея Ястребова. Какие-то молекулы, ионы, азотистые основания…

С этой точки зрения эпизод Второй мировой войны, который остался в исторической памяти как Дюнкерк, более многозначен, нежели просто хроника героического сопротивления гитлеровскому нашествию. Дюнкерк — это прежде всего акт общенационального сплочения и образец не только военного, но и гражданского мужества, тем самым образец самоотверженного преодоления на все времена.

Недавно вышло учебное пособие по курсу «Концепции современного естествознания» для гуманитарных специальностей МГУ под редакцией Е. В. Брызгалиной, зав. кафедрой философии образования МГУ. Судя по публикациям, Е. В. Брызгалина специализируется на биоэтике, что, однако, не помешало ей написать сначала учебник, а затем и пособие, охватывающие все ключевые вопросы космологии, физики, химии, биологии и социологии. Учебник, по крайней мере в физической части, представляет собой весьма путаный и бессистемный компилятивный текст…

О книге «Время надежд» я узнала из рецензии Ольги Балла в августовском номере журнала «Знамя». Балла — вдумчивый критик без оглядки на авторитеты и штампы; у меня не однажды была возможность в этом убедиться. Издательство «Новое литературное обозрение» любезно снабдило меня этой новой книгой Кизевальтера, а заодно и предыдущей его работой «Эти странные семидесятые, или Потеря невинности».

В истории российской науки закончилась эпоха ФАНО, продолжавшаяся почти пять лет. В различных интервью можно услышать самые хвалебные (будем надеяться, что искренние) отзывы в адрес ФАНО, как правило, от руководителей учреждений. А я хочу высказать свои впечатления о времени ФАНО с позиций простого научного сотрудника.

Книжный рынок уже давно насыщен популярными изданиями о жизни динозавров. Благодаря, в частности, очередным «мирам юрского периода» они остаются неизменными героями масс-медиа. И всё же приходится в очередной раз констатировать: книг, сочетающих популярность изложения и научный подход, не так много. Новое издание — приятное исключение. Подчеркну: оно действительно новое, т. е. переведено с необычайной оперативностью.

В интересной статье А. Левина «Эмми Нётер и ее теорема», содержится одна ошибка. В статье говорится: считается, что, выбрав локально-инерциональную систему координат (где равны нулю так называемые коэффициенты Кристофеля), можно в бесконечно малой области пространства полностью исключить гравитационное поле. В действительности это ошибка. Гравитационное поле, создаваемое гравитационными телами, имеет кривизну, которая характеризуется тензором кривизны.

Хотела написать вам «и тут я взяла в руки „Истории страны Рембрандта“ Ольги Тилкес» — и самой стало смешно, ибо как раз это с данной книгой не удастся сделать: на моих домашних весах стрелка показала более двух кг… Впрочем, мои «претензии» к оформлению издания этим исчерпываются. Композиция книги Ольги Тилкес довольно прихотлива, и это сделано явно намеренно — так что заранее устройтесь поудобнее, полистайте книгу и решите, о чем именно вы хотели бы прочитать.

По стечению обстоятельств и при активном участии властей в лице Карла VII в Неаполитанском королевстве в XVIII веке случился невиданный расцвет науки и искусства. Завели приличный университет, преподавали политическую экономию, раскапывали Помпеи и Геркуланум, а найденное аккуратно свозили в музей. Покидая Неаполь ради испанского трона, король Карл VII снял и оставил кольцо, найденное на раскопках… Но главной была всё же музыка.

Американский критик Блейк Бейли написал обстоятельную биографию писателя Ричарда Йейтса. Я обратилась к этой книге, очень мало зная о ее герое (и совсем ничего — об авторе). По жанру и стилю книга Бейли похожа на лучшие образцы нашей ЖЗЛ — фактический материал уравновешен теплотой авторской интонации, так что 600 страниц плотного текста читаются легко.

Кристофер Ишервуд (Christopher Isherwood, 1901−1986) — известный американский писатель. Мы знаем не столько его тексты, сколько фильмы, созданные по мотивам его сочинений. Прежде всего это «Кабаре» («Cabaret», 1972 год), а также «Одинокий мужчина» («A Single man», 2009 год). Конечно, я видела «Кабаре»; что касается «A Single man», это мой любимый фильм — я смотрела его четыре раза и всегда с ощущением, что я что-то упустила. При этом текстов Ишервуда я почти не читала…

В минувшем мае на экраны отечественных кинотеатров вышел новый художественный фильм «Собибор», в основу которого легли события, связанные с героическим восстанием заключенных в нацистском лагере смерти. Фабула фильма документально проста: заключенные объединяются перед лицом беспощадного и всемогущего врага и прорываются на свободу. Вот только в целом таких историй за всю вторую мировую войну крайне мало, что само по себе делает материал уникальным…

У книги докт. физ.-мат. наук, профессора РАН Сергея Попова два названия: короткое и длинное. Короткое — «Вселенная» — понятно, привлекательно и однозначно. Оно описывает не только содержание книги, но и эмоциональное состояние автора, решившегося написать книгу с таким названием, и эмоции читателя. У книги есть и длинное название, определяющее, о чем конкретно автор намерен рассказать…

Взяв в руки эту книгу в магазине, можно подумать, что это книга о «дополненной реальности» — технологиях, которые позволяют нам видеть мир чуть более усовершенствованным, чем он есть на самом деле. Но не следует спешить с выводом. Раскрывая книгу и вчитываясь в содержание, понимаем, что авторы рассказывают о всех современных технологиях и их влиянии на нашу жизнь вплоть до 2030 года…

Лет десять назад я видела фильм «Искупление» по роману Иэна Макьюэна (Ian McEwan) «Atonement», а теперь наконец открыла сам роман. Прочитала я его с удовольствием. Автор счастливо избежал стереотипов, связанных с характерной для классического английского романа тематикой. И тут мне захотелось вернуться к фильму «Atonement», который я за это время совсем забыла…

«Дорогая N., мы прибыли на Титан неделю назад. Сквозь иллюминатор видно местное оранжевое небо с этановыми и метановыми облаками. Прости, что не выходил на связь всё это время. Я помогал с разгрузкой аппаратуры, хотя от меня с моими вялыми бицепсами было мало толку, но, по счастью, большая часть работы легла на металлические плечи роботов. Скоро мы запустим установки для получения кислорода изо льда…»

Итак, друг мой, едва ли вы особенно удивились, узнав, какие фильмы увенчаны «Оскаром» в этом году. Премию получила «Форма воды» — работа известного испанского режиссера Гильермо дель Торо (я лет десять назад видела его фильм «Лабиринт Фавна»). Секрет удачи дель Торо, с моей точки зрения, в подборе актеров, обеспечивающих заданную тональность картины — и ее мораль, как говаривали некогда.

Ирина Островская, историк, хранитель архива Международного общества «Мемориал», одна из авторов-составителей книги «Знак не сотрется. Судьбы остарбайтеров в письмах, воспоминаниях и устных рассказах», — о том, как создавалась книга, ставшая лауреатом премии «Просветитель-2017», что ждало остарбайтеров на родине и кто обращается в «Мемориал» сегодня. Беседовала Александра Подольская.

В конце 2017 года усилиями издательства «Новое литературное обозрение», проекта Arzamas и Вольного исторического общества в новой серии «Что такое Россия» вышла книга историка Евгения Анисимова «Пётр I. Благо или зло для России?». Книга написана в форме диалога между Почитателем и Недоброжелателем императора. Профессор Анисимов играет за обе стороны попеременно…

Название американского фильма «Intimacy» у нас в свое время перевели как «Интим», что попросту неправильно. Обычный русский контекст слова интим — объявление типа «интим не предлагать». А фильм про другое. Он про попытки пробить стену одиночества — в отсутствие лучших путей — через секс. Так что здесь я бы перевела англ. intimacy как «близость».

Самый расхожий упрек гуманитариям — в непрактичности (филолог не станет писателем) — к книге М. В. Панова не подходит. Легендарный в нескольких поколениях лингвист (1920—2001) объяснял, что́ нужно добавить в язык, чтобы он вновь стал языком поэзии. Фигуры и украшения нужны в последнюю очередь: сначала — ударения, акценты, важность умеющих представиться слов…

Виталий Егоров: «На самом деле Илон Маск не сделал ничего фантастического. Такое делал Королёв, делал Глушко. Такое делали советские люди и могут сделать русские. Маск не облетел нас в технологиях. Он облетел в смыслах». Мы попросили ведущих российских ученых и популяризаторов космонавтики отреагировать на эту реплику В. Егорова.

В самом конце 2017 года «Новое литературное обозрение» выпустило книгу профессора Гарвардского университета Роберта Дарнтона под названием «Цензоры за работой. Как государство формирует литературу». Эта книга рассказывает в хронологическом порядке о работе цензуры в королевской Франции в XVIII веке, в колониальной Индии в XIX и в ГДР в конце XX века.

Научный журналист Борис Жуков внимательно прочитал книгу Ирины Якутенко «Воля и самоконтроль. Как гены и мозг мешают нам бороться с соблазнами» (М.: Альпина нон-фикшн, 2018) и специально для ТрВ-Наука написал на нее рецензию.

Мария Степанова одарила нас замечательной книгой: называется она «Памяти памяти» (М.: Новое издательство, 2017). Это эссеистика, однако в непривычной для нас форме — 400 страниц мелким шрифтом, и это не сборник, а именно большая книга, написанная как целое и очень плотно…

Объединенными усилиями Вольного исторического общества, издательства «Новое литературное обозрение» и просветительского проекта Arzamas вышла книга Веры Мильчиной «Французы полезные и вредные» с подзаголовком «Надзор за иностранцами в России при Николае I». Книга состоит из двух неравных по объему, но равно занимательных частей.

Фильм «Жизнь с бактериями» умный, красивый и с интригой, сохраняющейся до последних минут. Признаюсь, в какой-то момент я даже забеспокоилась, что загадочное поведение бактерии в образце № 33 при разведении ее лиофилизированной культуры так и останется необъясненным до конца просмотра…

Впервые за несколько лет я посмотрела несколько значительных фильмов, созданных в Отечестве. Каждый по-своему пронзителен, поэтому не хочется говорить о них в терминах «больше/меньше понравилось», хотя кино снимают для зрителей, а значит, и для меня тоже.

Казалось бы, на тему поисков внеземной жизни вообще и разумной в частности трудно сказать что-то новое. Поэтому вроде бы нет большого смысла читать целую новую книгу на эту тему. Однако сборник «Одиноки ли мы во Вселенной?» меня приятно удивил.

Животное, как остроумно отмечает в начале своей книги Оксана Тимофеева, — это субстантивированное прилагательное: не подлежащее, а определение. Речь идет о негативном определении человека, его «тени»…

В современном романе память никогда не бывает естественной или культурной данностью; напротив, она столь же неуловима и при этом столь же необходима, как истина. Два романа, вышедшие в последнее время, показывают, как память не только воскресает, но и продолжается после воскресения.

Книга Михаила Зыгаря о крушении Российской империи — одна из самых ожидаемых новинок этой осени. В предисловии автор предупреждает честно, что он журналист, а не историк. Метод повествования выбран свободный…

Ну что же, и впрямь ВАК доказала свою полезность, оказавшись ареной для восхитительно срамного скандала, в котором тают маски, рассеивается туман демагогии, и все предстают перед почтеннейшей публикой в красе своих подлинных физиономий. Какой Мольер мог бы придумать и выволочь на сцену весь этот пир духа! Какой, если подумать, освежающий потенциал у этого разоблачительного действа! И вы хотели бы запрятать его по темным (в восьми случаях из десяти) лавочкам вроде той, в которой якобы защищался наш сабж, где всё будет шито-крыто, а беспристрастное мнение невозможно в принципе?

Рецензия члена совета Вольного исторического общества Никиты Соколова на книгу Ивана Куриллы «История, или Прошлое в настоящем» — финалиста премии «Просветитель».
«Если попытаться одним словом обозначить главное достоинство книги Ивана Ивановича Куриллы, то следует сказать, что она в высшей степени своевременна.
И в том смысле, что она придется кстати всем участникам идущей в российском обществе полемики о существе и содержании российской истории и памяти.
И в том более важном смысле, что она дает читателю в сжатом и ясном виде общее представление о современном состоянии исторической науки, о которой в непрофессиональной среде бытуют понятия весьма смутные и по большей части глубоко архаические. Даже лидеры общественного мнения не считают зазорным оперировать историческими моделями эпохи Николая Карамзина, и лишь немногие продвигаются до методологических новаций Василия Ключевского. Совершившиеся в исторической науке в следующие полтора столетия важнейшие метаморфозы широкой российской публике практически неизвестны»…

Рецензия переводчика Любови Сумм на книгу Ивана Куриллы «История, или Прошлое в настоящем» (СПб.: Изд-во ЕУСПб) — финалиста премии «Просветитель».

Рецензия журналиста Анастасии Кузиной на книгу Алены Козловой, Николая Михайлова, Ирины Островской, Ирины Щербаковой «Знак не сотрется. Судьбы остарбайтеров в письмах, воспоминаниях и устных рассказах» (М.: Изд-во AgeyTomesh, 2016) — финалиста премии «Просветитель».
«Началось всё с того, что в 1989 году Германия решила выплатить компенсации за рабский труд людей из Восточной Европы. Немцы обратились в Россию, в общество „Мемориал“, чтобы им помогли найти остарбайтеров, оставшихся к тому времени в живых…»

Полина Кривых, студентка факультета психологии МГУ, лектор фонда «Эволюция» и культурной платформы «Синхронизация», анализирует финалиста премии «Просветитель» — книгу Дарьи Варламовой и Антона Зайниева «С ума сойти! Путеводитель по психическим расстройствам для жителя большого города» (М.: Альпина Паблишер, 2016).

Рецензия Антона Первушина на книгу Тима Скоренко «Изобретено в России: История русской изобретательской мысли от Петра I до Николая II» (М.: Альпина нон-фикшн, 2017) — финалиста премии «Просветитель».

В октябре 2017 года, в дни празднования 60-летия первого спутника Земли, на российские экраны вышел художественный фильм «Салют-7», посвященный событиям 1985 года. Публикуем две рецензии — «физика» и «лирика» — на это кинопроизведение. Насколько известно редакции, один из прототипов фильма дважды Герой Советского Союза, член-корреспондент РАН Виктор Савиных не очень доволен фильмом. На Общем собрании РАН он с грустью говорил коллегам: «Я по образованию оптик. И представьте, что я в фильме кувалдой бью по оптическому прибору!»

Приближается 16 ноября 2017 года — день, когда мы узнаем имена лауреатов премии «Просветитель». Предлагаем вашему вниманию рецензию писателя-фантаста Антона Первушина на книгу Александра Пиперски «Конструирование языков: от эсперанто до дотракийского» (М.: Альпина нон-фикшн, 2017), вышедшую в финал.
Александр Пиперски, кандидат филологических наук, начинает свою книгу с утверждения, что в современном мире насчитывается около семи тысяч языков. Кажется, что при таком изобилии языков «естественных» нет нужды в создании «искусственных», ведь их введение в лингвистику запутает и без того сложную проблематику.
И всё же «искусственные» языки появляются регулярно, причем даже обыватель кое-что знает о них: например, широкую известность получило эсперанто, созданное варшавским окулистом Лазарем Заменгофом. Разумеется, академическая лингвистика смотрит свысока на все эти изобретения, полагая, что подобная деятельность не имеет смысла, а ее результаты являются «проявлением свободной воли одного человека», на изучение которой не стоит тратить силы научного сообщества. Однако, указывает Александр Пиперски, «проявления свободной человеческой воли активно изучаются литературоведением, искусствознанием, музыковедением» — чем лингвистика хуже?

О книге Аси Казанцевой, вышедшей в финал «Просветителя», рассказывает Георгий Рюриков, сотрудник Института проблем экологии и эволюции им. А. Н. Северцова (ИПЭЭ) РАН.
В интернете кто-то неправ!" — популярный мем, отсылающий к бесплодным словесным баталиям и взятый Асей Казанцевой в качестве заголовка ее второй книги (известной у читателей также как «розовая Казанцева» — за цвет обложки). Есть такие животрепещущие темы, которые слишком многим не дают пройти мимо… И возникают постоянно, всплывают снова и снова; казалось бы — столько сказано, столько написано, можно бы уже и разобраться, но всё повторяется опять и опять…

Своего рода ответом на публикацию М. Гельфанда, М. Фейгельмана, Г. Цирлиной и Б. Штерна «Если бы директором был я…» могут служить предложения, выдвинутые Павлом Плечовым, профессором кафедры петрологии геологического факультета МГУ им. М. В. Ломоносова, директором Минералогического музея им. Ферсмана РАН.
Для рационального поощрения научной деятельности предлагается ввести систему, по которой авторы актуальной научной публикации высокого качества получают денежное вознаграждение.
Актуальной научной публикацией высокого качества мы будем называть статью, которая набрала 10 и более ссылок (без самоцитирования) за первые 7 лет после публикации.
Предлагается использовать систему Google Scholar и следующий алгоритм поощрения каждого сотрудника: …

К столетию события, которое в прошлой жизни называли Великой Октябрьской социалистической революцией, а теперь левые называют по-прежнему, а остальные — по-разному, в издательстве «Альпина нон-фикшн» вышла книга «Историческая неизбежность? Ключевые события русской революции». Проявил инициативу, составил и отредактировал сборник бывший посол Великобритании в России сэр Энтони Брентон. С ощущением глубокого понимания и сочувствия я прочитала в предисловии, что Брентон потратил много времени на обдумывание ключевого вопроса русской революции: «Что это было?» Чтобы ответить на этот вопрос, он предложил профессиональным историкам поиграть в альтернативную историю. Согласно условиям игры авторы в своих текстах отвечали (каждый по-своему) на вопрос, могла ли история пойти по другому пути в один из выбранных моментов. Это рискованный метод исторического исследования, потому что он требует от ученого высочайшей квалификации, воображения и строгой честности. Подсуживать любимым героям или засуживать нелюбимых нельзя — теряется весь смысл игры. Потому что победы в таких играх не бывает, можно только показать красоту игры. Это вполне кастальская затея — полезная и интересная.

Проанализировать советские истоки постсоветской лженауки было бы не только поучительно, но и жизненно важно для осознания многих наших нынешних проблем. Однако, боюсь, подобный труд немногим по плечу. Нужно собрать и системно изучить огромную библиографию. Нужно исследовать происхождение и дрейф различных лженаучных понятий, да еще и на фоне изменений в самой науке. Нужно иметь спектр возможных объяснительных гипотез, которые затем проверять на массиве фактов. Для выполнения такого исследования требуются и погруженность в саму тему, и безукоризненная научная корректность, и колоссальная работоспособность. Только тогда результаты будут иметь научное значение, а не станут еще одним основанным на мнении сомнительным аргументом в околонаучных политических прениях. На решение этой непростой задачи претендует статья Ильи Кукулина «Периодика для ИТР: советские научно-популярные журналы и моделирование интересов позднесоветской научно-технической интеллигенции», опубликованная в журнале «Новое литературное обозрение»…

Перед нами — только что увидевшая свет книга религиоведа Бориса Фаликова, известного эксперта по новым религиозным движениям, а также по многим другим вопросам, связанным с религией в современном мире. Пишет он о них много и часто, — правда, скорее в публицистическом, чем в строго академическом ключе, но со знанием дела и неизменной иронией. Основной сюжет «Величины качества» — эзотерические мотивы в искусстве и элементы искусства в эзотеризме XX века. Иногда автор говорит о вещах известных, — скажем, о «восточных» симпатиях писателей-битников или интересе Сэлинджера к дзен-буддизму, — но чаще вскрывает малоизвестную идейную подоплеку творчества тех, за которыми обычный читатель ничего такого не подозревает: о влиянии теософии на Кандинского, учения Гурджиева на Ежи Гротовского и Питера Брука, об оккультных увлечениях дадаистов, футуристов, сюрреалистов и т. д. Эта книга — хороший пример текста, родившегося в результате удачной встречи научных познаний автора с его личными увлечениями: так происходит, когда человек, знающий и любящий театр, литературу или живопись, начинает видеть в них то, чего не видят другие…

Все мы знаем плоскости пересечения живописи и естественных наук: научная иллюстрация, сложно визуализированная схема и — в последнее время — программное обеспечение по визуализации и визуальному моделированию процессов в окружающем мире. Но обычно эти плоскости для нас не задевают друг друга: иллюстрации остаются в пожелтевших учебниках, а компьютерные модели — в недоступных современных лабораториях. Книга, изданная специалистами Российского государственного гуманитарного университета, показывает общие принципы любых визуализаций, производя их из начальной задачи всего европейского искусства — подражания природе. Это подражание — не копирование, но умение прожить жизнь природы искусственными средствами. Авторы книги начинают с эпохи Возрождения, когда встретились жадная до впечатлений кисть живописца и систематизация всего доставшегося от античности знания…

Издательство «Альпина нон-фикшн» выпустило перевод книги английского историка Джонатана Харриса «The lost world of Byzantium», русский вариант — «Византия. История исчезнувшей империи». Впервые книга вышла в издательстве Yale University Press в 2015 году. Автор — профессор кафедры истории и Института эллинизма в Королевском колледже Холлоуэй Университета Лондона. На сайте колледжа в его списке публикаций 126 пунктов. На мой взгляд, книга полностью соответствует намерениям, заявленным в предисловии: «Главное, что мне хотелось понять: каким образом Византия просуществовала так долго, несмотря на все потрясения и вторжения, которые ей довелось пережить, и почему в конце концов исчезла столь бесследно». В 386 страниц автор аккуратно и изящно упаковал историю тысячелетнего царства (330−1453) в light-версии с примерами, пояснениями, анекдотами и даже вставными новеллами. В этом умении объяснять явления, устроенные сложно, чувствуется большой преподавательской опыт, украшенный искренним увлечением предметом и отсутствием обидной снисходительности к менее просвещенным братьям по разуму. К тому же Харрис пишет ясным, сжатым, но не сухим слогом. Повествование движется стремительно, а мастерство рассказчика удерживает внимание читателя при обилии персонажей.

О замечательной повести Фазиля Искандера напомнило мне вступление к статье Ирины Делюсиной «Климат разбушевался», опубликованной в ТрВ-Наука № 13 (232). Нет, первая строка «Цель данной серии статей — разобраться в механизме противоречий между сторонниками и отрицателями глобального потепления» еще не напомнила, напротив, заинтриговала. Действительно, давно пора разобраться. Профессия автора (палеоклиматолог) и место работы (Калифорнийский университет) лишь добавили доверия к будущему тексту. Но дальше: «…и предоставить скептикам необходимую информацию для удовлетворения их любопытства и попытаться в очередной раз опровергнуть наиболее одиозные, очевидно ложные аргументы „отрицателей“». Так все-таки «разобраться» или «опровергнуть ложные аргументы»?

Я интересуюсь мнением профессионалов, в том числе и климатологов. С удовольствием прочитал статью Ирины Делюсиной. Как исследователь я работаю с растениями, изучаю работу генов, которые находятся в хлоропластах. В тех самых, которые осуществляют фотосинтез, «осаждают CO2» в терминах планетологов. Неизбежно я заглядываю в сопряженные области plant science, читаю о том, что и как делают белки, которые кодируют эти гены. Поэтому меня удивило утверждение о том, что «Излишнее содержание CO2 … выводит систему из равновесия… В конечном счете это приводит к вымиранию… Исчезновение видов растений и животных… Причины включают и варварское обращение с природой, и, как один из его аспектов, загрязнение атмосферы углекислым газом». В тексте Ирины Делюсиной нет прямого утверждения, что увеличение концентрации CO2 токсично для растений. Однако если читатель давно забыл (или не слушал) университетский курс физиологии растений, то у него по прочтении этого текста может создаться именно такое впечатление. Поэтому давайте вспомним, как связаны растения, фотосинтез и CO2.

Поток липовых докторских диссертаций, выявленных «Диссернетом» за последние годы, впечатляет даже самого придирчивого критика. «При желании я могу защитить пачку бумаги в своем совете», — признался в частной беседе с корреспондентом ТрВ-Наука ученый секретарь одного из диссоветов в системе Академии наук. Все эти диссертации без проблем проходят экспертизу ВАК. Тем изумительнее случаи, когда ВАК заворачивает качественные докторские, представляющие собой результат многолетней работы настоящего ученого. К сожалению, такого в последнее время появляется всё больше. Нам известно, в частности, о двух недавних случаях перезащит неплохих работ по истории в Санкт-Петербурге…