Метка: отзыв

С этой точ­ки зре­ния эпи­зод Вто­рой миро­вой вой­ны, кото­рый остал­ся в исто­ри­че­ской памя­ти как Дюн­керк, более мно­го­зна­чен, неже­ли про­сто хро­ни­ка геро­и­че­ско­го сопро­тив­ле­ния гит­ле­ров­ско­му наше­ствию. Дюн­керк — это преж­де все­го акт обще­на­ци­о­наль­но­го спло­че­ния и обра­зец не толь­ко воен­но­го, но и граж­дан­ско­го муже­ства, тем самым обра­зец само­от­вер­жен­но­го пре­одо­ле­ния на все вре­ме­на.

Недав­но вышло учеб­ное посо­бие по кур­су «Кон­цеп­ции совре­мен­но­го есте­ство­зна­ния» для гума­ни­тар­ных спе­ци­аль­но­стей МГУ под редак­ци­ей Е. В. Брыз­га­ли­ной, зав. кафед­рой фило­со­фии обра­зо­ва­ния МГУ. Судя по пуб­ли­ка­ци­ям, Е. В. Брыз­га­ли­на спе­ци­а­ли­зи­ру­ет­ся на био­э­ти­ке, что, одна­ко, не поме­ша­ло ей напи­сать сна­ча­ла учеб­ник, а затем и посо­бие, охва­ты­ва­ю­щие все клю­че­вые вопро­сы кос­мо­ло­гии, физи­ки, химии, био­ло­гии и социо­ло­гии. Учеб­ник, по край­ней мере в физи­че­ской части, пред­став­ля­ет собой весь­ма пута­ный и бес­си­стем­ный ком­пи­ля­тив­ный текст…

О кни­ге «Вре­мя надежд» я узна­ла из рецен­зии Оль­ги Бал­ла в авгу­стов­ском номе­ре жур­на­ла «Зна­мя». Бал­ла — вдум­чи­вый кри­тик без огляд­ки на авто­ри­те­ты и штам­пы; у меня не одна­жды была воз­мож­ность в этом убе­дить­ся. Изда­тель­ство «Новое лите­ра­тур­ное обо­зре­ние» любез­но снаб­ди­ло меня этой новой кни­гой Кизе­валь­те­ра, а заод­но и преды­ду­щей его рабо­той «Эти стран­ные семи­де­ся­тые, или Поте­ря невин­но­сти».

В исто­рии рос­сий­ской нау­ки закон­чи­лась эпо­ха ФАНО, про­дол­жав­ша­я­ся почти пять лет. В раз­лич­ных интер­вью мож­но услы­шать самые хва­леб­ные (будем наде­ять­ся, что искрен­ние) отзы­вы в адрес ФАНО, как пра­ви­ло, от руко­во­ди­те­лей учре­жде­ний. А я хочу выска­зать свои впе­чат­ле­ния о вре­ме­ни ФАНО с пози­ций про­сто­го науч­но­го сотруд­ни­ка.

Книж­ный рынок уже дав­но насы­щен попу­ляр­ны­ми изда­ни­я­ми о жиз­ни дино­зав­ров. Бла­го­да­ря, в част­но­сти, оче­ред­ным «мирам юрско­го пери­о­да» они оста­ют­ся неиз­мен­ны­ми геро­я­ми масс-медиа. И всё же при­хо­дит­ся в оче­ред­ной раз кон­ста­ти­ро­вать: книг, соче­та­ю­щих попу­ляр­ность изло­же­ния и науч­ный под­ход, не так мно­го. Новое изда­ние — при­ят­ное исклю­че­ние. Под­черк­ну: оно дей­стви­тель­но новое, т. е. пере­ве­де­но с необы­чай­ной опе­ра­тив­но­стью.

В инте­рес­ной ста­тье А. Леви­на «Эмми Нётер и ее тео­ре­ма», содер­жит­ся одна ошиб­ка. В ста­тье гово­рит­ся: счи­та­ет­ся, что, выбрав локаль­но-инер­ци­о­наль­ную систе­му коор­ди­нат (где рав­ны нулю так назы­ва­е­мые коэф­фи­ци­ен­ты Кри­сто­фе­ля), мож­но в бес­ко­неч­но малой обла­сти про­стран­ства пол­но­стью исклю­чить гра­ви­та­ци­он­ное поле. В дей­стви­тель­но­сти это ошиб­ка. Гра­ви­та­ци­он­ное поле, созда­ва­е­мое гра­ви­та­ци­он­ны­ми тела­ми, име­ет кри­виз­ну, кото­рая харак­те­ри­зу­ет­ся тен­зо­ром кри­виз­ны.

Хоте­ла напи­сать вам «и тут я взя­ла в руки „Исто­рии стра­ны Рем­бранд­та“ Оль­ги Тил­кес» — и самой ста­ло смеш­но, ибо как раз это с дан­ной кни­гой не удаст­ся сде­лать: на моих домаш­них весах стрел­ка пока­за­ла более двух кг… Впро­чем, мои «пре­тен­зии» к оформ­ле­нию изда­ния этим исчер­пы­ва­ют­ся. Ком­по­зи­ция кни­ги Оль­ги Тил­кес доволь­но при­хот­ли­ва, и это сде­ла­но явно наме­рен­но — так что зара­нее устрой­тесь поудоб­нее, поли­стай­те кни­гу и реши­те, о чем имен­но вы хоте­ли бы про­чи­тать.

По сте­че­нию обсто­я­тельств и при актив­ном уча­стии вла­стей в лице Кар­ла VII в Неа­по­ли­тан­ском коро­лев­стве в XVIII веке слу­чил­ся неви­дан­ный рас­цвет нау­ки и искус­ства. Заве­ли при­лич­ный уни­вер­си­тет, пре­по­да­ва­ли поли­ти­че­скую эко­но­мию, рас­ка­пы­ва­ли Пом­пеи и Гер­ку­ла­нум, а най­ден­ное акку­рат­но сво­зи­ли в музей. Поки­дая Неа­поль ради испан­ско­го тро­на, король Карл VII снял и оста­вил коль­цо, най­ден­ное на рас­коп­ках… Но глав­ной была всё же музы­ка.

Аме­ри­кан­ский кри­тик Блейк Бей­ли напи­сал обсто­я­тель­ную био­гра­фию писа­те­ля Ричар­да Йейт­са. Я обра­ти­лась к этой кни­ге, очень мало зная о ее герое (и совсем ниче­го — об авто­ре). По жан­ру и сти­лю кни­га Бей­ли похо­жа на луч­шие образ­цы нашей ЖЗЛ — фак­ти­че­ский мате­ри­ал урав­но­ве­шен теп­ло­той автор­ской инто­на­ции, так что 600 стра­ниц плот­но­го тек­ста чита­ют­ся лег­ко.

Кри­сто­фер Ишервуд (Christopher Isherwood, 1901–1986) — извест­ный аме­ри­кан­ский писа­тель. Мы зна­ем не столь­ко его тек­сты, сколь­ко филь­мы, создан­ные по моти­вам его сочи­не­ний. Преж­де все­го это «Каба­ре» (“Cabaret”, 1972 год), а так­же «Оди­но­кий муж­чи­на» (“A Single man”, 2009 год). Конеч­но, я виде­ла «Каба­ре»; что каса­ет­ся “A Single man”, это мой люби­мый фильм — я смот­ре­ла его четы­ре раза и все­гда с ощу­ще­ни­ем, что я что-то упу­сти­ла. При этом тек­стов Ишерву­да я почти не чита­ла…

В минув­шем мае на экра­ны оте­че­ствен­ных кино­те­ат­ров вышел новый худо­же­ствен­ный фильм «Собибор», в осно­ву кото­ро­го лег­ли собы­тия, свя­зан­ные с геро­и­че­ским вос­ста­ни­ем заклю­чен­ных в нацист­ском лаге­ре смер­ти. Фабу­ла филь­ма доку­мен­таль­но про­ста: заклю­чен­ные объ­еди­ня­ют­ся перед лицом бес­по­щад­но­го и все­мо­гу­ще­го вра­га и про­ры­ва­ют­ся на сво­бо­ду. Вот толь­ко в целом таких исто­рий за всю вто­рую миро­вую вой­ну крайне мало, что само по себе дела­ет мате­ри­ал уни­каль­ным…

У кни­ги докт. физ.-мат. наук, про­фес­со­ра РАН Сер­гея Попо­ва два назва­ния: корот­кое и длин­ное. Корот­кое — «Все­лен­ная» — понят­но, при­вле­ка­тель­но и одно­знач­но. Оно опи­сы­ва­ет не толь­ко содер­жа­ние кни­ги, но и эмо­ци­о­наль­ное состо­я­ние авто­ра, решив­ше­го­ся напи­сать кни­гу с таким назва­ни­ем, и эмо­ции чита­те­ля. У кни­ги есть и длин­ное назва­ние, опре­де­ля­ю­щее, о чем кон­крет­но автор наме­рен рас­ска­зать…

Взяв в руки эту кни­гу в мага­зине, мож­но поду­мать, что это кни­га о «допол­нен­ной реаль­но­сти» — тех­но­ло­ги­ях, кото­рые поз­во­ля­ют нам видеть мир чуть более усо­вер­шен­ство­ван­ным, чем он есть на самом деле. Но не сле­ду­ет спе­шить с выво­дом. Рас­кры­вая кни­гу и вчи­ты­ва­ясь в содер­жа­ние, пони­ма­ем, что авто­ры рас­ска­зы­ва­ют о всех совре­мен­ных тех­но­ло­ги­ях и их вли­я­нии на нашу жизнь вплоть до 2030 года…

Лет десять назад я виде­ла фильм «Искуп­ле­ние» по рома­ну Иэна Макью­эна (Ian McEwan) “Atonement”, а теперь нако­нец откры­ла сам роман. Про­чи­та­ла я его с удо­воль­стви­ем. Автор счаст­ли­во избе­жал сте­рео­ти­пов, свя­зан­ных с харак­тер­ной для клас­си­че­ско­го англий­ско­го рома­на тема­ти­кой. И тут мне захо­те­лось вер­нуть­ся к филь­му “Atonement”, кото­рый я за это вре­мя совсем забы­ла…

«Доро­гая N., мы при­бы­ли на Титан неде­лю назад. Сквозь иллю­ми­на­тор вид­но мест­ное оран­же­вое небо с эта­но­вы­ми и мета­но­вы­ми обла­ка­ми. Про­сти, что не выхо­дил на связь всё это вре­мя. Я помо­гал с раз­груз­кой аппа­ра­ту­ры, хотя от меня с мои­ми вялы­ми бицеп­са­ми было мало тол­ку, но, по сча­стью, боль­шая часть рабо­ты лег­ла на метал­ли­че­ские пле­чи робо­тов. Ско­ро мы запу­стим уста­нов­ки для полу­че­ния кис­ло­ро­да изо льда…»

Итак, друг мой, едва ли вы осо­бен­но уди­ви­лись, узнав, какие филь­мы увен­ча­ны «Оска­ром» в этом году. Пре­мию полу­чи­ла «Фор­ма воды» — рабо­та извест­но­го испан­ско­го режис­се­ра Гильер­мо дель Торо (я лет десять назад виде­ла его фильм «Лаби­ринт Фав­на»). Сек­рет уда­чи дель Торо, с моей точ­ки зре­ния, в под­бо­ре акте­ров, обес­пе­чи­ва­ю­щих задан­ную тональ­ность кар­ти­ны — и ее мораль, как гова­ри­ва­ли неко­гда.

Ири­на Ост­ров­ская, исто­рик, хра­ни­тель архи­ва Меж­ду­на­род­но­го обще­ства «Мемо­ри­ал», одна из авто­ров-соста­ви­те­лей кни­ги «Знак не сотрет­ся. Судь­бы остар­бай­те­ров в пись­мах, вос­по­ми­на­ни­ях и уст­ных рас­ска­зах», — о том, как созда­ва­лась кни­га, став­шая лау­ре­а­том пре­мии «Про­све­ти­тель-2017», что жда­ло остар­бай­те­ров на родине и кто обра­ща­ет­ся в «Мемо­ри­ал» сего­дня. Бесе­до­ва­ла Алек­сандра Подоль­ская.

В кон­це 2017 года уси­ли­я­ми изда­тель­ства «Новое лите­ра­тур­ное обо­зре­ние», про­ек­та Arzamas и Воль­но­го исто­ри­че­ско­го обще­ства в новой серии «Что такое Рос­сия» вышла кни­га исто­ри­ка Евге­ния Ани­си­мо­ва «Пётр I. Бла­го или зло для Рос­сии?». Кни­га напи­са­на в фор­ме диа­ло­га меж­ду Почи­та­те­лем и Недоб­ро­же­ла­те­лем импе­ра­то­ра. Про­фес­сор Ани­си­мов игра­ет за обе сто­ро­ны попе­ре­мен­но…

Назва­ние аме­ри­кан­ско­го филь­ма “Intimacy” у нас в свое вре­мя пере­ве­ли как «Интим», что попро­сту непра­виль­но. Обыч­ный рус­ский кон­текст сло­ва интим — объ­яв­ле­ние типа «интим не пред­ла­гать». А фильм про дру­гое. Он про попыт­ки про­бить сте­ну оди­но­че­ства — в отсут­ствие луч­ших путей — через секс. Так что здесь я бы пере­ве­ла англ. intimacy как «бли­зость».

Самый рас­хо­жий упрек гума­ни­та­ри­ям — в непрак­тич­но­сти (фило­лог не ста­нет писа­те­лем) — к кни­ге М. В. Пано­ва не под­хо­дит. Леген­дар­ный в несколь­ких поко­ле­ни­ях линг­вист (1920—2001) объ­яс­нял, что́ нуж­но доба­вить в язык, что­бы он вновь стал язы­ком поэ­зии. Фигу­ры и укра­ше­ния нуж­ны в послед­нюю оче­редь: сна­ча­ла — уда­ре­ния, акцен­ты, важ­ность уме­ю­щих пред­ста­вить­ся слов…

Вита­лий Его­ров: «На самом деле Илон Маск не сде­лал ниче­го фан­та­сти­че­ско­го. Такое делал Коро­лёв, делал Глуш­ко. Такое дела­ли совет­ские люди и могут сде­лать рус­ские. Маск не обле­тел нас в тех­но­ло­ги­ях. Он обле­тел в смыс­лах». Мы попро­си­ли веду­щих рос­сий­ских уче­ных и попу­ля­ри­за­то­ров кос­мо­нав­ти­ки отре­а­ги­ро­вать на эту репли­ку В. Его­ро­ва.

В самом кон­це 2017 года «Новое лите­ра­тур­ное обо­зре­ние» выпу­сти­ло кни­гу про­фес­со­ра Гар­вард­ско­го уни­вер­си­те­та Робер­та Дарн­то­на под назва­ни­ем «Цен­зо­ры за рабо­той. Как госу­дар­ство фор­ми­ру­ет лите­ра­ту­ру». Эта кни­га рас­ска­зы­ва­ет в хро­но­ло­ги­че­ском поряд­ке о рабо­те цен­зу­ры в коро­лев­ской Фран­ции в XVIII веке, в коло­ни­аль­ной Индии в XIX и в ГДР в кон­це XX века.

Науч­ный жур­на­лист Борис Жуков вни­ма­тель­но про­чи­тал кни­гу Ири­ны Яку­тен­ко «Воля и само­кон­троль. Как гены и мозг меша­ют нам бороть­ся с соблаз­на­ми» (М.: Аль­пи­на нон-фикшн, 2018) и спе­ци­аль­но для ТрВ-Нау­ка напи­сал на нее рецен­зию.

Мария Сте­па­но­ва ода­ри­ла нас заме­ча­тель­ной кни­гой: назы­ва­ет­ся она «Памя­ти памя­ти» (М.: Новое изда­тель­ство, 2017). Это эссе­и­сти­ка, одна­ко в непри­выч­ной для нас фор­ме — 400 стра­ниц мел­ким шриф­том, и это не сбор­ник, а имен­но боль­шая кни­га, напи­сан­ная как целое и очень плот­но…

Объ­еди­нен­ны­ми уси­ли­я­ми Воль­но­го исто­ри­че­ско­го обще­ства, изда­тель­ства «Новое лите­ра­тур­ное обо­зре­ние» и про­све­ти­тель­ско­го про­ек­та Arzamas вышла кни­га Веры Миль­чи­ной «Фран­цу­зы полез­ные и вред­ные» с под­за­го­лов­ком «Над­зор за ино­стран­ца­ми в Рос­сии при Нико­лае I». Кни­га состо­ит из двух нерав­ных по объ­е­му, но рав­но зани­ма­тель­ных частей.

Фильм «Жизнь с бак­те­ри­я­ми» умный, кра­си­вый и с интри­гой, сохра­ня­ю­щей­ся до послед­них минут. При­зна­юсь, в какой-то момент я даже забес­по­ко­и­лась, что зага­доч­ное пове­де­ние бак­те­рии в образ­це № 33 при раз­ве­де­нии ее лио­фи­ли­зи­ро­ван­ной куль­ту­ры так и оста­нет­ся необъ­яс­нен­ным до кон­ца про­смот­ра…

Впер­вые за несколь­ко лет я посмот­ре­ла несколь­ко зна­чи­тель­ных филь­мов, создан­ных в Оте­че­стве. Каж­дый по-сво­е­му прон­зи­те­лен, поэто­му не хочет­ся гово­рить о них в тер­ми­нах «больше/​меньше понра­ви­лось», хотя кино сни­ма­ют для зри­те­лей, а зна­чит, и для меня тоже.

Каза­лось бы, на тему поис­ков вне­зем­ной жиз­ни вооб­ще и разум­ной в част­но­сти труд­но ска­зать что-то новое. Поэто­му вро­де бы нет боль­шо­го смыс­ла читать целую новую кни­гу на эту тему. Одна­ко сбор­ник «Оди­но­ки ли мы во Все­лен­ной?» меня при­ят­но уди­вил.

Живот­ное, как ост­ро­ум­но отме­ча­ет в нача­ле сво­ей кни­ги Окса­на Тимо­фе­е­ва, — это суб­стан­ти­ви­ро­ван­ное при­ла­га­тель­ное: не под­ле­жа­щее, а опре­де­ле­ние. Речь идет о нега­тив­ном опре­де­ле­нии чело­ве­ка, его «тени»…

В совре­мен­ном романе память нико­гда не быва­ет есте­ствен­ной или куль­тур­ной дан­но­стью; напро­тив, она столь же неуло­ви­ма и при этом столь же необ­хо­ди­ма, как исти­на. Два рома­на, вышед­шие в послед­нее вре­мя, пока­зы­ва­ют, как память не толь­ко вос­кре­са­ет, но и про­дол­жа­ет­ся после вос­кре­се­ния.

Кни­га Миха­и­ла Зыга­ря о кру­ше­нии Рос­сий­ской импе­рии — одна из самых ожи­да­е­мых нови­нок этой осе­ни. В пре­ди­сло­вии автор пре­ду­пре­жда­ет чест­но, что он жур­на­лист, а не исто­рик. Метод повест­во­ва­ния выбран сво­бод­ный…

Ну что же, и впрямь ВАК дока­за­ла свою полез­ность, ока­зав­шись аре­ной для вос­хи­ти­тель­но срам­но­го скан­да­ла, в кото­ром тают мас­ки, рас­се­и­ва­ет­ся туман дема­го­гии, и все пред­ста­ют перед почтен­ней­шей пуб­ли­кой в кра­се сво­их под­лин­ных физио­но­мий. Какой Мольер мог бы при­ду­мать и выво­лочь на сце­ну весь этот пир духа! Какой, если поду­мать, осве­жа­ю­щий потен­ци­ал у это­го раз­об­ла­чи­тель­но­го дей­ства! И вы хоте­ли бы запря­тать его по тем­ным (в вось­ми слу­ча­ях из деся­ти) лавоч­кам вро­де той, в кото­рой яко­бы защи­щал­ся наш сабж, где всё будет шито-кры­то, а бес­при­страст­ное мне­ние невоз­мож­но в прин­ци­пе?

Рецен­зия чле­на сове­та Воль­но­го исто­ри­че­ско­го обще­ства Ники­ты Соко­ло­ва на кни­гу Ива­на Курил­лы «Исто­рия, или Про­шлое в насто­я­щем» — фина­ли­ста пре­мии «Про­све­ти­тель».
«Если попы­тать­ся одним сло­вом обо­зна­чить глав­ное досто­ин­ство кни­ги Ива­на Ива­но­ви­ча Курил­лы, то сле­ду­ет ска­зать, что она в выс­шей сте­пе­ни свое­вре­мен­на.
И в том смыс­ле, что она при­дет­ся кста­ти всем участ­ни­кам иду­щей в рос­сий­ском обще­стве поле­ми­ки о суще­стве и содер­жа­нии рос­сий­ской исто­рии и памя­ти.
И в том более важ­ном смыс­ле, что она дает чита­те­лю в сжа­том и ясном виде общее пред­став­ле­ние о совре­мен­ном состо­я­нии исто­ри­че­ской нау­ки, о кото­рой в непро­фес­си­о­наль­ной сре­де быту­ют поня­тия весь­ма смут­ные и по боль­шей части глу­бо­ко арха­и­че­ские. Даже лиде­ры обще­ствен­но­го мне­ния не счи­та­ют зазор­ным опе­ри­ро­вать исто­ри­че­ски­ми моде­ля­ми эпо­хи Нико­лая Карам­зи­на, и лишь немно­гие про­дви­га­ют­ся до мето­до­ло­ги­че­ских нова­ций Васи­лия Клю­чев­ско­го. Совер­шив­ши­е­ся в исто­ри­че­ской нау­ке в сле­ду­ю­щие пол­то­ра сто­ле­тия важ­ней­шие мета­мор­фо­зы широ­кой рос­сий­ской пуб­ли­ке прак­ти­че­ски неиз­вест­ны»…

Рецен­зия пере­вод­чи­ка Любо­ви Сумм на кни­гу Ива­на Курил­лы «Исто­рия, или Про­шлое в насто­я­щем» (СПб.: Изд-во ЕУСПб) — фина­ли­ста пре­мии «Про­све­ти­тель».

Рецен­зия жур­на­ли­ста Ана­ста­сии Кузи­ной на кни­гу Але­ны Коз­ло­вой, Нико­лая Михай­ло­ва, Ири­ны Ост­ров­ской, Ири­ны Щер­ба­ко­вой «Знак не сотрет­ся. Судь­бы остар­бай­те­ров в пись­мах, вос­по­ми­на­ни­ях и уст­ных рас­ска­зах» (М.: Изд-во AgeyTomesh, 2016) — фина­ли­ста пре­мии «Про­све­ти­тель».
«Нача­лось всё с того, что в 1989 году Гер­ма­ния реши­ла выпла­тить ком­пен­са­ции за раб­ский труд людей из Восточ­ной Евро­пы. Нем­цы обра­ти­лись в Рос­сию, в обще­ство «Мемо­ри­ал», что­бы им помог­ли най­ти остар­бай­те­ров, остав­ших­ся к тому вре­ме­ни в живых…»

Поли­на Кри­вых, сту­дент­ка факуль­те­та пси­хо­ло­гии МГУ, лек­тор фон­да «Эво­лю­ция» и куль­тур­ной плат­фор­мы «Син­хро­ни­за­ция», ана­ли­зи­ру­ет фина­ли­ста пре­мии «Про­све­ти­тель» — кни­гу Дарьи Вар­ла­мо­вой и Анто­на Зай­ни­е­ва «С ума сой­ти! Путе­во­ди­тель по пси­хи­че­ским рас­строй­ствам для жите­ля боль­шо­го горо­да» (М.: Аль­пи­на Паб­ли­шер, 2016).

Рецен­зия Анто­на Перву­ши­на на кни­гу Тима Ско­рен­ко «Изоб­ре­те­но в Рос­сии: Исто­рия рус­ской изоб­ре­та­тель­ской мыс­ли от Пет­ра I до Нико­лая II» (М.: Аль­пи­на нон-фикшн, 2017) — фина­ли­ста пре­мии «Про­све­ти­тель».

В октяб­ре 2017 года, в дни празд­но­ва­ния 60-летия пер­во­го спут­ни­ка Зем­ли, на рос­сий­ские экра­ны вышел худо­же­ствен­ный фильм «Салют-7», посвя­щен­ный собы­ти­ям 1985 года. Пуб­ли­ку­ем две рецен­зии — «физи­ка» и «лири­ка» — на это кино­про­из­ве­де­ние. Насколь­ко извест­но редак­ции, один из про­то­ти­пов филь­ма два­жды Герой Совет­ско­го Сою­за, член-кор­ре­спон­дент РАН Вик­тор Сави­ных не очень дово­лен филь­мом. На Общем собра­нии РАН он с гру­стью гово­рил кол­ле­гам: «Я по обра­зо­ва­нию оптик. И пред­ставь­те, что я в филь­ме кувал­дой бью по опти­че­ско­му при­бо­ру!»

При­бли­жа­ет­ся 16 нояб­ря 2017 года — день, когда мы узна­ем име­на лау­ре­а­тов пре­мии «Про­све­ти­тель». Пред­ла­га­ем ваше­му вни­ма­нию рецен­зию писа­те­ля-фан­та­ста Анто­на Перву­ши­на на кни­гу Алек­сандра Пипер­ски «Кон­стру­и­ро­ва­ние язы­ков: от эспе­ран­то до дотра­кий­ско­го» (М.: Аль­пи­на нон-фикшн, 2017), вышед­шую в финал.
Алек­сандр Пипер­ски, кан­ди­дат фило­ло­ги­че­ских наук, начи­на­ет свою кни­гу с утвер­жде­ния, что в совре­мен­ном мире насчи­ты­ва­ет­ся око­ло семи тысяч язы­ков. Кажет­ся, что при таком изоби­лии язы­ков «есте­ствен­ных» нет нуж­ды в созда­нии «искус­ствен­ных», ведь их вве­де­ние в линг­ви­сти­ку запу­та­ет и без того слож­ную про­бле­ма­ти­ку.
И всё же «искус­ствен­ные» язы­ки появ­ля­ют­ся регу­ляр­но, при­чем даже обы­ва­тель кое-что зна­ет о них: напри­мер, широ­кую извест­ность полу­чи­ло эспе­ран­то, создан­ное вар­шав­ским оку­ли­стом Лаза­рем Замен­го­фом. Разу­ме­ет­ся, ака­де­ми­че­ская линг­ви­сти­ка смот­рит свы­со­ка на все эти изоб­ре­те­ния, пола­гая, что подоб­ная дея­тель­ность не име­ет смыс­ла, а ее резуль­та­ты явля­ют­ся «про­яв­ле­ни­ем сво­бод­ной воли одно­го чело­ве­ка», на изу­че­ние кото­рой не сто­ит тра­тить силы науч­но­го сооб­ще­ства. Одна­ко, ука­зы­ва­ет Алек­сандр Пипер­ски, «про­яв­ле­ния сво­бод­ной чело­ве­че­ской воли актив­но изу­ча­ют­ся лите­ра­ту­ро­ве­де­ни­ем, искус­ство­зна­ни­ем, музы­ко­ве­де­ни­ем» — чем линг­ви­сти­ка хуже?

О кни­ге Аси Казан­це­вой, вышед­шей в финал «Про­све­ти­те­ля», рас­ска­зы­ва­ет Геор­гий Рюри­ков, сотруд­ник Инсти­ту­та про­блем эко­ло­гии и эво­лю­ции им. А. Н. Север­цо­ва (ИПЭЭ) РАН.
В интер­не­те кто-то неправ!» — попу­ляр­ный мем, отсы­ла­ю­щий к бес­плод­ным сло­вес­ным бата­ли­ям и взя­тый Асей Казан­це­вой в каче­стве заго­лов­ка ее вто­рой кни­ги (извест­ной у чита­те­лей так­же как «розо­вая Казан­це­ва» — за цвет облож­ки). Есть такие живо­тре­пе­щу­щие темы, кото­рые слиш­ком мно­гим не дают прой­ти мимо… И воз­ни­ка­ют посто­ян­но, всплы­ва­ют сно­ва и сно­ва; каза­лось бы — столь­ко ска­за­но, столь­ко напи­са­но, мож­но бы уже и разо­брать­ся, но всё повто­ря­ет­ся опять и опять…

Сво­е­го рода отве­том на пуб­ли­ка­цию М. Гель­фанда, М. Фей­гель­ма­на, Г. Цир­ли­ной и Б. Штер­на «Если бы дирек­то­ром был я…» могут слу­жить пред­ло­же­ния, выдви­ну­тые Пав­лом Пле­чо­вым, про­фес­со­ром кафед­ры пет­ро­ло­гии гео­ло­ги­че­ско­го факуль­те­та МГУ им. М. В. Ломо­но­со­ва, дирек­то­ром Мине­ра­ло­ги­че­ско­го музея им. Фер­сма­на РАН.
Для раци­о­наль­но­го поощ­ре­ния науч­ной дея­тель­но­сти пред­ла­га­ет­ся вве­сти систе­му, по кото­рой авто­ры акту­аль­ной науч­ной пуб­ли­ка­ции высо­ко­го каче­ства полу­ча­ют денеж­ное воз­на­граж­де­ние.
Акту­аль­ной науч­ной пуб­ли­ка­ци­ей высо­ко­го каче­ства мы будем назы­вать ста­тью, кото­рая набра­ла 10 и более ссы­лок (без само­ци­ти­ро­ва­ния) за пер­вые 7 лет после пуб­ли­ка­ции.
Пред­ла­га­ет­ся исполь­зо­вать систе­му Google Scholar и сле­ду­ю­щий алго­ритм поощ­ре­ния каж­до­го сотруд­ни­ка: …

К сто­ле­тию собы­тия, кото­рое в про­шлой жиз­ни назы­ва­ли Вели­кой Октябрь­ской соци­а­ли­сти­че­ской рево­лю­ци­ей, а теперь левые назы­ва­ют по-преж­не­му, а осталь­ные — по-раз­но­му, в изда­тель­стве «Аль­пи­на нон-фикшн» вышла кни­га «Исто­ри­че­ская неиз­беж­ность? Клю­че­вые собы­тия рус­ской рево­лю­ции». Про­явил ини­ци­а­ти­ву, соста­вил и отре­дак­ти­ро­вал сбор­ник быв­ший посол Вели­ко­бри­та­нии в Рос­сии сэр Энто­ни Брен­тон. С ощу­ще­ни­ем глу­бо­ко­го пони­ма­ния и сочув­ствия я про­чи­та­ла в пре­ди­сло­вии, что Брен­тон потра­тил мно­го вре­ме­ни на обду­мы­ва­ние клю­че­во­го вопро­са рус­ской рево­лю­ции: «Что это было?» Что­бы отве­тить на этот вопрос, он пред­ло­жил про­фес­си­о­наль­ным исто­ри­кам поиг­рать в аль­тер­на­тив­ную исто­рию. Соглас­но усло­ви­ям игры авто­ры в сво­их текстах отве­ча­ли (каж­дый по-сво­е­му) на вопрос, мог­ла ли исто­рия пой­ти по дру­го­му пути в один из выбран­ных момен­тов. Это рис­ко­ван­ный метод исто­ри­че­ско­го иссле­до­ва­ния, пото­му что он тре­бу­ет от уче­но­го высо­чай­шей ква­ли­фи­ка­ции, вооб­ра­же­ния и стро­гой чест­но­сти. Под­су­жи­вать люби­мым геро­ям или засу­жи­вать нелю­би­мых нель­зя — теря­ет­ся весь смысл игры. Пото­му что побе­ды в таких играх не быва­ет, мож­но толь­ко пока­зать кра­со­ту игры. Это вполне касталь­ская затея — полез­ная и инте­рес­ная.

Про­ана­ли­зи­ро­вать совет­ские исто­ки пост­со­вет­ской лже­на­у­ки было бы не толь­ко поучи­тель­но, но и жиз­нен­но важ­но для осо­зна­ния мно­гих наших нынеш­них про­блем. Одна­ко, боюсь, подоб­ный труд немно­гим по пле­чу. Нуж­но собрать и систем­но изу­чить огром­ную биб­лио­гра­фию. Нуж­но иссле­до­вать про­ис­хож­де­ние и дрейф раз­лич­ных лже­на­уч­ных поня­тий, да еще и на фоне изме­не­ний в самой нау­ке. Нуж­но иметь спектр воз­мож­ных объ­яс­ни­тель­ных гипо­тез, кото­рые затем про­ве­рять на мас­си­ве фак­тов. Для выпол­не­ния тако­го иссле­до­ва­ния тре­бу­ют­ся и погру­жен­ность в саму тему, и без­уко­риз­нен­ная науч­ная кор­рект­ность, и колос­саль­ная рабо­то­спо­соб­ность. Толь­ко тогда резуль­та­ты будут иметь науч­ное зна­че­ние, а не ста­нут еще одним осно­ван­ным на мне­нии сомни­тель­ным аргу­мен­том в око­ло­на­уч­ных поли­ти­че­ских пре­ни­ях. На реше­ние этой непро­стой зада­чи пре­тен­ду­ет ста­тья Ильи Куку­ли­на «Пери­о­ди­ка для ИТР: совет­ские науч­но-попу­ляр­ные жур­на­лы и моде­ли­ро­ва­ние инте­ре­сов позд­не­со­вет­ской науч­но-тех­ни­че­ской интел­ли­ген­ции», опуб­ли­ко­ван­ная в жур­на­ле «Новое лите­ра­тур­ное обо­зре­ние»…

Перед нами — толь­ко что уви­дев­шая свет кни­га рели­гио­ве­да Бори­са Фали­ко­ва, извест­но­го экс­пер­та по новым рели­ги­оз­ным дви­же­ни­ям, а так­же по мно­гим дру­гим вопро­сам, свя­зан­ным с рели­ги­ей в совре­мен­ном мире. Пишет он о них мно­го и часто, — прав­да, ско­рее в пуб­ли­ци­сти­че­ском, чем в стро­го ака­де­ми­че­ском клю­че, но со зна­ни­ем дела и неиз­мен­ной иро­ни­ей. Основ­ной сюжет «Вели­чи­ны каче­ства» — эзо­те­ри­че­ские моти­вы в искус­стве и эле­мен­ты искус­ства в эзо­те­риз­ме XX века. Ино­гда автор гово­рит о вещах извест­ных, — ска­жем, о «восточ­ных» сим­па­ти­ях писа­те­лей-бит­ни­ков или инте­ре­се Сэлин­дже­ра к дзен-буд­диз­му, — но чаще вскры­ва­ет мало­из­вест­ную идей­ную подо­пле­ку твор­че­ства тех, за кото­ры­ми обыч­ный чита­тель ниче­го тако­го не подо­зре­ва­ет: о вли­я­нии тео­со­фии на Кан­дин­ско­го, уче­ния Гур­джи­е­ва на Ежи Гро­тов­ско­го и Пите­ра Бру­ка, об оккульт­ных увле­че­ни­ях дада­и­стов, футу­ри­стов, сюр­ре­а­ли­стов и т. д. Эта кни­га — хоро­ший при­мер тек­ста, родив­ше­го­ся в резуль­та­те удач­ной встре­чи науч­ных позна­ний авто­ра с его лич­ны­ми увле­че­ни­я­ми: так про­ис­хо­дит, когда чело­век, зна­ю­щий и любя­щий театр, лите­ра­ту­ру или живо­пись, начи­на­ет видеть в них то, чего не видят дру­гие…

Все мы зна­ем плос­ко­сти пере­се­че­ния живо­пи­си и есте­ствен­ных наук: науч­ная иллю­стра­ция, слож­но визу­а­ли­зи­ро­ван­ная схе­ма и — в послед­нее вре­мя — про­грамм­ное обес­пе­че­ние по визу­а­ли­за­ции и визу­аль­но­му моде­ли­ро­ва­нию про­цес­сов в окру­жа­ю­щем мире. Но обыч­но эти плос­ко­сти для нас не заде­ва­ют друг дру­га: иллю­стра­ции оста­ют­ся в пожел­тев­ших учеб­ни­ках, а ком­пью­тер­ные моде­ли — в недо­ступ­ных совре­мен­ных лабо­ра­то­ри­ях. Кни­га, издан­ная спе­ци­а­ли­ста­ми Рос­сий­ско­го госу­дар­ствен­но­го гума­ни­тар­но­го уни­вер­си­те­та, пока­зы­ва­ет общие прин­ци­пы любых визу­а­ли­за­ций, про­из­во­дя их из началь­ной зада­чи все­го евро­пей­ско­го искус­ства — под­ра­жа­ния при­ро­де. Это под­ра­жа­ние — не копи­ро­ва­ние, но уме­ние про­жить жизнь при­ро­ды искус­ствен­ны­ми сред­ства­ми. Авто­ры кни­ги начи­на­ют с эпо­хи Воз­рож­де­ния, когда встре­ти­лись жад­ная до впе­чат­ле­ний кисть живо­пис­ца и систе­ма­ти­за­ция все­го достав­ше­го­ся от антич­но­сти зна­ния…

Изда­тель­ство «Аль­пи­на нон-фикшн» выпу­сти­ло пере­вод кни­ги англий­ско­го исто­ри­ка Джо­на­та­на Хар­ри­са «The lost world of Byzantium», рус­ский вари­ант — «Визан­тия. Исто­рия исчез­нув­шей импе­рии». Впер­вые кни­га вышла в изда­тель­стве Yale University Press в 2015 году. Автор — про­фес­сор кафед­ры исто­рии и Инсти­ту­та элли­низ­ма в Коро­лев­ском кол­ле­дже Хол­лоуэй Уни­вер­си­те­та Лон­до­на. На сай­те кол­ле­джа в его спис­ке пуб­ли­ка­ций 126 пунк­тов. На мой взгляд, кни­га пол­но­стью соот­вет­ству­ет наме­ре­ни­ям, заяв­лен­ным в пре­ди­сло­вии: «Глав­ное, что мне хоте­лось понять: каким обра­зом Визан­тия про­су­ще­ство­ва­ла так дол­го, несмот­ря на все потря­се­ния и втор­же­ния, кото­рые ей дове­лось пере­жить, и поче­му в кон­це кон­цов исчез­ла столь бес­след­но». В 386 стра­ниц автор акку­рат­но и изящ­но упа­ко­вал исто­рию тыся­че­лет­не­го цар­ства (330‑1453) в light-вер­сии с при­ме­ра­ми, пояс­не­ни­я­ми, анек­до­та­ми и даже встав­ны­ми новел­ла­ми. В этом уме­нии объ­яс­нять явле­ния, устро­ен­ные слож­но, чув­ству­ет­ся боль­шой пре­по­да­ва­тель­ской опыт, укра­шен­ный искрен­ним увле­че­ни­ем пред­ме­том и отсут­стви­ем обид­ной снис­хо­ди­тель­но­сти к менее про­све­щен­ным бра­тьям по разу­му. К тому же Хар­рис пишет ясным, сжа­тым, но не сухим сло­гом. Повест­во­ва­ние дви­жет­ся стре­ми­тель­но, а мастер­ство рас­сказ­чи­ка удер­жи­ва­ет вни­ма­ние чита­те­ля при оби­лии пер­со­на­жей.

О заме­ча­тель­ной пове­сти Фази­ля Искан­де­ра напом­ни­ло мне вступ­ле­ние к ста­тье Ири­ны Делю­си­ной «Кли­мат раз­бу­ше­вал­ся», опуб­ли­ко­ван­ной в ТрВ-Нау­ка № 13 (232). Нет, пер­вая стро­ка «Цель дан­ной серии ста­тей — разо­брать­ся в меха­низ­ме про­ти­во­ре­чий меж­ду сто­рон­ни­ка­ми и отри­ца­те­ля­ми гло­баль­но­го потеп­ле­ния» еще не напом­ни­ла, напро­тив, заин­три­го­ва­ла. Дей­стви­тель­но, дав­но пора разо­брать­ся. Про­фес­сия авто­ра (палео­кли­ма­то­лог) и место рабо­ты (Кали­фор­ний­ский уни­вер­си­тет) лишь доба­ви­ли дове­рия к буду­ще­му тек­сту. Но даль­ше: «…и предо­ста­вить скеп­ти­кам необ­хо­ди­мую инфор­ма­цию для удо­вле­тво­ре­ния их любо­пыт­ства и попы­тать­ся в оче­ред­ной раз опро­верг­нуть наи­бо­лее оди­оз­ные, оче­вид­но лож­ные аргу­мен­ты „отри­ца­те­лей“». Так все-таки «разо­брать­ся» или «опро­верг­нуть лож­ные аргу­мен­ты»?

Я инте­ре­су­юсь мне­ни­ем про­фес­си­о­на­лов, в том чис­ле и кли­ма­то­ло­гов. С удо­воль­стви­ем про­чи­тал ста­тью Ири­ны Делю­си­ной. Как иссле­до­ва­тель я рабо­таю с рас­те­ни­я­ми, изу­чаю рабо­ту генов, кото­рые нахо­дят­ся в хло­ро­пла­стах. В тех самых, кото­рые осу­ществ­ля­ют фото­син­тез, «оса­жда­ют CO2» в тер­ми­нах пла­не­то­ло­гов. Неиз­беж­но я загля­ды­ваю в сопря­жен­ные обла­сти plant science, читаю о том, что и как дела­ют бел­ки, кото­рые коди­ру­ют эти гены. Поэто­му меня уди­ви­ло утвер­жде­ние о том, что «Излиш­нее содер­жа­ние CO2 … выво­дит систе­му из рав­но­ве­сия… В конеч­ном сче­те это при­во­дит к выми­ра­нию… Исчез­но­ве­ние видов рас­те­ний и живот­ных… При­чи­ны вклю­ча­ют и вар­вар­ское обра­ще­ние с при­ро­дой, и, как один из его аспек­тов, загряз­не­ние атмо­сфе­ры угле­кис­лым газом». В тек­сте Ири­ны Делю­си­ной нет пря­мо­го утвер­жде­ния, что уве­ли­че­ние кон­цен­тра­ции CO2 ток­сич­но для рас­те­ний. Одна­ко если чита­тель дав­но забыл (или не слу­шал) уни­вер­си­тет­ский курс физио­ло­гии рас­те­ний, то у него по про­чте­нии это­го тек­ста может создать­ся имен­но такое впе­чат­ле­ние. Поэто­му давай­те вспом­ним, как свя­за­ны рас­те­ния, фото­син­тез и CO2.

Поток липо­вых док­тор­ских дис­сер­та­ций, выяв­лен­ных «Дис­сер­не­том» за послед­ние годы, впе­чат­ля­ет даже само­го при­дир­чи­во­го кри­ти­ка. «При жела­нии я могу защи­тить пач­ку бума­ги в сво­ем сове­те», — при­знал­ся в част­ной бесе­де с кор­ре­спон­ден­том ТрВ-Нау­ка уче­ный сек­ре­тарь одно­го из дис­со­ве­тов в систе­ме Ака­де­мии наук. Все эти дис­сер­та­ции без про­блем про­хо­дят экс­пер­ти­зу ВАК. Тем изу­ми­тель­нее слу­чаи, когда ВАК заво­ра­чи­ва­ет каче­ствен­ные док­тор­ские, пред­став­ля­ю­щие собой резуль­тат мно­го­лет­ней рабо­ты насто­я­ще­го уче­но­го. К сожа­ле­нию, тако­го в послед­нее вре­мя появ­ля­ет­ся всё боль­ше. Нам извест­но, в част­но­сти, о двух недав­них слу­ча­ях пере­за­щит непло­хих работ по исто­рии в Санкт-Петер­бур­ге…

13 июня 2017 года отде­ле­ние физи­че­ских наук РАН высту­пи­ло с заяв­ле­ни­ем, в кото­ром выра­же­на пози­ция отно­си­тель­но про­ек­та зако­на, вно­ся­ще­го поправ­ки в Закон о РАН № 253 от 27 сен­тяб­ря 2013 года. С одной сто­ро­ны, в доку­мен­те выра­же­на под­держ­ка пред­ло­же­нию заме­нить нор­му «не менее двух тре­тей голо­сов» нор­мой «про­стым боль­шин­ством голо­сов» при избра­нии пре­зи­ден­та РАН на Общем собра­нии.
С дру­гой сто­ро­ны, отде­ле­ние физи­че­ских наук сочло непри­ем­ле­мой поправ­ку, в кото­рой кан­ди­да­ты на долж­ность гла­вы РАН долж­ны про­хо­дить согла­со­ва­ние в пра­ви­тель­стве РФ и, более того, этих кан­ди­да­тов долж­но быть не более трех.

Павел Пле­чов, вул­ка­но­лог, про­фес­сор кафед­ры пет­ро­ло­гии гео­ло­ги­че­ско­го факуль­те­та МГУ им. Ломо­но­со­ва, дирек­тор Мине­ра­ло­ги­че­ско­го музея им. Фер­сма­на РАН, при­слал в редак­цию ТрВ-Нау­ка свой отклик на пись­мо Миха­и­ла Рома­нов­ско­го (ФАНО), разо­слан­ное по инсти­ту­там РАН и уже рас­кри­ти­ко­ван­ное в ста­тье Миха­и­ла Гель­фанда.

Тиран­но­завр рекс — уди­ви­тель­но хариз­ма­тич­ный хищ­ник, как это и отме­ча­ет в нача­ле сво­ей кни­ги пале­он­то­лог Дэвид Хоун. Сред­не­ста­ти­сти­че­ский, в меру обра­зо­ван­ный Homo sapiens, если попро­сить его назвать како­го-нибудь хищ­но­го дино­зав­ра, пер­вым делом навер­ня­ка вспом­нит имен­но тиран­но­зав­ра. Если бы эта рабо­та назы­ва­лась не «хро­ни­ки тиран­но­зав­ра», а, напри­мер, «анна­лы три­це­ра­топ­сов» и была посвя­ще­на соот­вет­ствен­но не дву­но­гим хищ­ни­кам, а трех­но­гим тра­во­яд­ным, то, мне кажет­ся, даже если бы она вышла, то толь­ко в каком-то спе­ци­а­ли­зи­ро­ван­ном изда­тель­стве и неболь­шим тира­жом. С тиран­но­зав­ром всё ина­че.