Метка: открытия

В рам­ках Нобе­лев­ской неде­ли на кра­уд­фандин­го­вой плат­фор­ме Planeta.ru стар­то­ва­ла кам­па­ния по изда­нию про­све­ти­тель­ско­го кален­да­ря «12 мето­дов» с опи­са­ни­ем совре­мен­ных мето­дов био­ло­гии, дата­ми важ­ных науч­ных откры­тий и дня­ми рож­де­ния нобе­лев­ских лау­ре­а­тов.

На днях было объ­яв­ле­но, что детек­тор Ice Cube заре­ги­стри­ро­вал одно ней­три­но очень высо­кой энер­гии (мини­мум 180 ТэВ) с направ­ле­ния, сов­па­да­ю­ще­го с точ­но­стью пол­гра­ду­са с одним из бла­за­ров (TXS 0506, здесь и далее исполь­зу­ем сокра­щен­ное назва­ние). Есть так­же допол­ни­тель­ные сооб­ра­же­ния, под­твер­жда­ю­щие, что дан­ный бла­зар — источ­ник ней­три­но.

Физи­ки любят крас­ное слов­цо. В их сре­де с неко­то­рых пор при­ня­то давать «нена­уч­ные» назва­ния вновь откры­тым сущ­но­стям. Взять хотя бы стран­ный и оча­ро­ван­ный квар­ки. Вот и тем­ная энер­гия не сино­ним тем­ных сил, а тер­мин, при­ду­ман­ный для обо­зна­че­ния неко­то­рых необыч­ных свойств нашей Все­лен­ной.

7 июня 2018 года в куль­тур­но-про­све­ти­тель­ском цен­тре «Архэ» состо­я­лась лек­ция ака­де­ми­ка РАН Вале­рия Руба­ко­ва о хигг­сов­ском бозоне и про­хо­дя­щих сей­час на БАКе иссле­до­ва­ни­ях. С любез­но­го согла­сия «Архэ» пуб­ли­ку­ем авто­ри­зо­ван­ное В. А. Руба­ко­вым изло­же­ние этой лек­ции, под­го­тов­лен­ное Бори­сом Штер­ном.

33-лет­няя Эмми Нётер при­е­ха­ла в Гёт­тин­ген вес­ной 1915 года по при­гла­ше­нию вели­ких мате­ма­ти­ков Фелик­са Клей­на и Дави­да Гиль­бер­та. Через несколь­ко меся­цев там про­изо­шли собы­тия, став­шие пре­лю­ди­ей к ее пер­вой вели­кой рабо­те. Летом Аль­берт Эйн­штейн озна­ко­мил гёт­тин­ген­ских кол­лег с основ­ны­ми иде­я­ми сво­ей уже близ­кой к завер­ше­нию тео­рии гра­ви­та­ции…

— Хва­тит! Пора валить из Вер­хуш­ки к жмо­рам дры­нё­вым! — выпа­лил в про­стран­ство Зуар Грынь. В ответ вспых­ну­ла искор­ка­ми стай­ка люми­не­ток, да про­ка­ти­лось глу­хое эхо, отра­жен­ное от скал. — Жаль, конеч­но, что роди­тель будет огор­чен, он столь­ко сил при­ло­жил, что­бы при­стро­ить меня в эту элит­ную дыру.

Пять моло­дых уче­ных, науч­ных сотруд­ни­ков Цен­тра систем­ной био­ме­ди­ци­ны и био­тех­но­ло­гий Скол­те­ха, рас­ска­за­ли ТрВ-Нау­ка о сво­их иссле­до­ва­ни­ях и о том, мож­но ли сего­дня зани­мать­ся нау­кой в Рос­сии. Вопро­сы зада­ва­ла Надеж­да Мар­ки­на.

До недав­не­го вре­ме­ни самой боль­шой досто­вер­но иден­ти­фи­ци­ро­ван­ной моле­ку­лой в моле­ку­ляр­ных обла­ках счи­та­лась моле­ку­ла циа­но­по­ли­и­на. Об ее обна­ру­же­нии в обла­ке TMC-1 было объ­яв­ле­но в ста­тье М. Бел­ла и его кол­лег, и на про­тя­же­нии почти два­дца­ти лет она оста­ва­лась един­ствен­ным 13-атом­ным соеди­не­ни­ем, вклю­чен­ным в спис­ки меж­звезд­ных моле­кул…

Энту­зи­азм уче­ных, заня­тых поис­ка­ми вне­зем­ной жиз­ни, испы­ты­ва­ет зако­но­мер­ные взле­ты и паде­ния. Мно­го­чис­лен­ные откры­тия экзо­пла­нет зем­но­го типа, совер­шен­ные совсем недав­но, мно­гим вскру­жи­ли голо­вы. Речь захо­дит уже и об иссле­до­ва­нии атмо­сфер, изу­че­нии их соста­ва. Одна­ко не всё так про­сто…

На исхо­де года авто­ры «Тро­иц­ко­го вари­ан­та — Нау­ка» — Сер­гей Попов, Оль­га Орло­ва, Алек­сандр Меще­ря­ков, Алек­сандр Под­дья­ков, Сер­гей Лёзов, Алек­сей Касьян и Алек­сандр Мар­ков — по прось­бе редак­ции рас­ска­за­ли, какие рево­лю­ции в нау­ке и в жиз­ни они пере­жи­ли в 2017 году. Мате­ри­ал под­го­то­вил Алек­сей Огнёв.

С осе­ни 2015 года аме­ри­кан­ский двой­ной детек­тор волн тяго­те­ния Advanced LIGO вме­сте с млад­шим ита­льян­ским парт­не­ром VIRGO отло­ви­ли гра­ви­та­ци­он­ные сле­ды встре­чи чер­ных дыр. Прав­да, гра­ви­та­ци­он­ный след фина­ла это­го ката­клиз­ма пой­мать не уда­лось…

Рецен­зия Анто­на Перву­ши­на на кни­гу Тима Ско­рен­ко «Изоб­ре­те­но в Рос­сии: Исто­рия рус­ской изоб­ре­та­тель­ской мыс­ли от Пет­ра I до Нико­лая II» (М.: Аль­пи­на нон-фикшн, 2017) — фина­ли­ста пре­мии «Про­све­ти­тель».

17 авгу­ста 2017 года уче­ные впер­вые заре­ги­стри­ро­ва­ли гра­ви­та­ци­он­ные вол­ны от сли­я­ния двух ней­трон­ных звезд, а не двух чер­ных дыр, как в преды­ду­щих четы­рех слу­ча­ях (пер­вое детек­ти­ро­ва­ние про­изо­шло 14 сен­тяб­ря 2015 года). Об этом гово­рят мас­сы дан­ных объ­ек­тов: в диа­па­зоне от 1,1 до 1,6 мас­сы Солн­ца. Сли­я­ние про­изо­шло в галак­ти­ке NGC 4993 (созвез­дие Гид­ры) за 130 млн све­то­вых лет от нас. Откры­тию сопут­ство­ва­ла допол­ни­тель­ная уда­ча: наря­ду с гра­ви­та­ци­он­ным сиг­на­лом был парал­лель­но зафик­си­ро­ван дру­гой, элек­тро­маг­нит­ный. Вна­ча­ле сра­бо­та­ли детек­то­ры обсер­ва­то­рий LIGO в Ливинг­стоне (штат Луи­зи­а­на, США) и Хэн­фор­де (штат Вашинг­тон), а так­же VIRGO вбли­зи Пизы (Ита­лия). При­мер­но через 1,5 секун­ды обсер­ва­то­рии Fermi и ИНТЕГРАЛ, рабо­та­ю­щие на орби­те Зем­ли, заре­ги­стри­ро­ва­ли секунд­ный всплеск жест­ко­го рент­ге­нов­ско­го излу­че­ния с того же направ­ле­ния, отку­да при­шли гра­ви­та­ци­он­ные вол­ны. Это был типич­ный гам­ма-всплеск «корот­ко­го» клас­са. Уже дав­но аст­ро­фи­зи­ки подо­зре­ва­ли, что корот­кие гам­ма-всплес­ки воз­ни­ка­ют от сли­я­ния ней­трон­ных звезд. И вот — пря­мое под­твер­жде­ние…

Кому долж­на достать­ся нынеш­няя Нобе­лев­ская пре­мия по физи­ке, было оче­вид­но зара­нее: реги­стра­ция гра­ви­та­ци­он­ных волн настоль­ко пре­вос­хо­дит по зна­че­нию осталь­ные номи­ни­ро­ван­ные дости­же­ния, что боль­шин­ство про­гно­зов схо­ди­лось на этом. Но, конеч­но, все­гда суще­ству­ет неопре­де­лен­ность, кому же имен­но вру­чат дан­ную пре­мию, посколь­ку при­част­ных обыч­но мно­го. Я думаю, суда­чить по пово­ду того, кому сто­и­ло бы дать вме­сто того-то, — заня­тие попу­ляр­ное, но непло­до­твор­ное. Так или ина­че, пре­мию полу­чи­ли три чело­ве­ка: Рай­нер Вайс — глав­ный чело­век по лазер­но­му интер­фе­ро­мет­ру, состав­ля­ю­ще­му осно­ву экс­пе­ри­мен­та LIGO (поло­ви­на пре­мии). Вто­рую поло­ви­ну поде­ли­ли два чле­на кол­ла­бо­ра­ции: Бар­ри Бариш — дирек­тор LIGO; Кип Торн — «при­двор­ный тео­ре­тик» LIGO. В чем заклю­ча­ет­ся основ­ное зна­че­ние экс­пе­ри­мен­та?

Новые нау­ки ред­ко воз­ни­ка­ют прак­ти­че­ски в одно­ча­сье, как Афи­на из голо­вы Зев­са. Одна­ко сто лет назад нечто подоб­ное име­ло место. Имен­но так появи­лась на свет одна из самых дина­мич­ных и пер­спек­тив­ных наук наше­го вре­ме­ни — физи­че­ская кос­мо­ло­гия. В 1916 году Аль­берт Эйн­штейн напи­сал четы­ре ста­тьи с деталь­ным изло­же­ни­ем общей тео­рии отно­си­тель­но­сти, после чего при­ме­нил ее для моде­ли­ро­ва­ния Все­лен­ной. Свои резуль­та­ты он пред­ста­вил в ста­тье Kosmologische Betrachtungen zur Allgemeinen Relativitätstheorie, Preussische Akademie der Wissenschaften, Sitzungsberichte, 1917 (part 1), 142–152, отправ­лен­ной в печать 8 фев­ра­ля 1917 года. В этой рабо­те он смо­де­ли­ро­вал Все­лен­ную в виде ста­тич­но­го трех­мер­но­го неев­кли­до­ва про­стран­ства поло­жи­тель­ной кри­виз­ны, запол­нен­но­го непо­движ­ной мате­ри­ей посто­ян­ной плот­но­сти. В осно­ву сво­ей моде­ли Эйн­штейн поло­жил ряд допу­ще­ний, кото­рые в целом соот­вет­ство­ва­ли аст­ро­но­ми­че­ской пара­диг­ме того вре­ме­ни. Она вполне поз­во­ля­ла пред­по­ло­жить (так и сде­лал Эйн­штейн), что свой­ства Все­лен­ной не изме­ня­ют­ся со вре­ме­нем. Он так­же посту­ли­ро­вал, что в кос­мо­се нет ни выде­лен­ных мест, ни выде­лен­ных направ­ле­ний, а гра­ви­ти­ру­ю­щая мате­рия в сред­нем рав­но­мер­но рас­пре­де­ле­на по Все­лен­ной.

Летом 1967 года 24-лет­няя аспи­рант­ка Джо­се­лин Белл закан­чи­ва­ла отлад­ку радио­те­ле­ско­па, постро­ен­но­го ею с кол­ле­га­ми по про­ек­ту ее науч­но­го руко­во­ди­те­ля Энто­ни Хью­и­ша. Радио­те­ле­скоп выгля­дел весь­ма непре­зен­та­бель­но — это был обшир­ный пустырь в окрест­но­стях Кем­бри­джа раз­ме­ром почти в 60 тен­нис­ных кор­тов, уты­кан­ный дере­вян­ны­ми стол­ба­ми, меж­ду кото­ры­ми были натя­ну­ты про­во­да, слу­жив­шие диполь­ны­ми антен­на­ми. Всё хозяй­ство теле­ско­па было в пол­ном рас­по­ря­же­нии Джо­се­лин, от кото­рой тре­бо­ва­лось лишь дове­сти его до ума, что­бы нако­нец занять­ся иссле­до­ва­ни­ем мер­ца­ний обна­ру­жен­ных неза­дол­го до того ква­за­ров. Посколь­ку пове­де­ние обо­ру­до­ва­ния было неиз­вест­но, реши­ли не дове­рять ана­лиз дан­ных ком­пью­те­ру, а про­во­дить его вруч­ную, про­смат­ри­вая запи­си само­пис­цев на бумаж­ной лен­те. В сере­дине нояб­ря, про­смат­ри­вая оче­ред­ную пор­цию полу­чен­ных за день дан­ных, Джо­се­лин заме­ти­ла стран­ные повто­ря­ю­щи­е­ся сиг­на­лы, кото­рые не были похо­жи ни на сиг­на­лы от при­выч­ных небес­ных источ­ни­ков, ни на пара­зит­ные сиг­на­лы от назем­ных источ­ни­ков…

Аст­ро­фи­зи­ки При­ти Харб, Дха­рам Вир Лал (Уни­вер­си­тет Пуны, Индия) и Дэвид Мер­рит (Роче­стер­ский тех­но­ло­ги­че­ский инсти­тут, США) обна­ру­жи­ли двой­ную сверх-мас­сив­ную чер­ную дыру в цен­тре спи­раль­ной галак­ти­ки NGC 7674 (созвез­дие Пега­са) на рас­сто­я­нии око­ло 400 млн све­то­вых лет от Млеч­но­го пути. Дан­ная систе­ма при­ме­ча­тель­на в двух отно­ше­ни­ях по срав­не­нию с дру­ги­ми двой­ны­ми чер­ны­ми дыра­ми, обна­ру­жен­ны­ми на дан­ный момент (их все­го несколь­ко): она бли­же все­го к Зем­ле (уда­лен­ность дру­гих — более 1 млрд све­то­вых лет), а рас­сто­я­ние меж­ду ее ком­по­нен­та­ми — все­го один све­то­вой год (преды­ду­щий рекорд был равен 24 све­то­вым годам). Сум­мар­ная мас­са двух чер­ных дыр, кото­рые вра­ща­ют­ся вокруг обще­го цен­тра масс, при­мер­но в 40 млн раз пре­вы­ша­ет мас­су Солн­ца, а орби­таль­ный пери­од систе­мы — око­ло 100 тыс. лет.

За вре­мя, про­шед­шее с преды­ду­щей пуб­ли­ка­ции, про­изо­шло мно­го собы­тий. Жур­нал Nature опуб­ли­ко­вал ста­ти­сти­че­скую модель с пло­хим про­гно­зом: суще­ству­ет 90-про­цент­ная веро­ят­ность того, что тем­пе­ра­ту­ра Зем­ли уве­ли­чит­ся к кон­цу века на 2,0–4,9 °С. Сце­на­рий IPCC, пред­ла­га­ю­щий удер­жать­ся в пре­де­лах 1,5 °С, мож­но счи­тать слиш­ком опти­ми­стич­ным. Потеп­ле­ние выше чем на два гра­ду­са пред­ве­ща­ет гораз­до более глу­бо­кие изме­не­ния в при­выч­ном жиз­нен­ном ланд­шаф­те, чем мы пред­ви­дим сей­час. Так что дис­кус­сию о кли­ма­те, кото­рая раз­вер­ну­лась на стра­ни­цах ТрВ-Нау­ка, закры­вать рано. И в миро­вой прес­се тоже не спят, а обсуж­да­ют нашу тему как нико­гда актив­но.

Осно­ву любо­го исто­ри­че­ско­го поис­ка состав­ля­ет отра­бо­тан­ная века­ми мето­до­ло­гия. Поиск на иных нача­лах, как пра­ви­ло, не при­во­дит к резуль­та­ту либо застав­ля­ет «одер­жи­мо­го» соис­ка­те­ля нахо­дить удо­вле­тво­ре­ние в невер­ных интер­пре­та­ци­ях источ­ни­ков и собы­тий. Ни в тео­рию, ни в прак­ти­ку нау­ки такие резуль­та­ты не вно­сят ниче­го, кро­ме пута­ни­цы, затруд­ня­ю­щей даль­ней­ший поиск. И что еще тре­вож­нее, такие утвер­жде­ния рас­про­стра­ня­ют­ся в сетях с завид­ной ско­ро­стью. Так слу­чи­лось и с био­гра­фи­ей Пет­ра Заха­ро­ви­ча Заха­ро­ва, извест­но­го рус­ско­го худож­ни­ка чечен­ско­го про­ис­хож­де­ния. Пер­вым его био­гра­фом в сере­дине 1960-х годов стал чело­век без спе­ци­аль­ной под­го­тов­ки, работ­ник Управ­ле­ния лес­ной и дере­во­об­ра­ба­ты­ва­ю­щей про­мыш­лен­но­сти Чече­но-Ингу­ше­тии Н. Ш. Шаба­ньянц. Не зная мето­до­ло­гии и не вла­дея доста­точ­но соот­вет­ству­ю­щим инстру­мен­та­ри­ем, автор внед­рил в био­гра­фию худож­ни­ка ряд оши­боч­ных утвер­жде­ний, не смог соста­вить пол­но­цен­ную био­хро­ни­ку его жиз­ни и твор­че­ства…

В рам­ках так назы­ва­е­мой стан­дарт­ной моде­ли звез­до­об­ра­зо­ва­ния моле­ку­ляр­ные обла­ка удер­жи­ва­ют­ся от кол­лап­са маг­нит­ным полем, и пото­му звез­до­об­ра­зо­ва­ние в них про­ис­хо­дит мед­лен­но, по мере того как теря­ет­ся под­держ­ка маг­нит­но­го поля. Одна­ко со вре­ме­нем ста­ли накап­ли­вать­ся сви­де­тель­ства того, что моле­ку­ляр­ные обла­ка живут зна­чи­тель­но мень­ше — лишь несколь­ко мил­ли­о­нов лет. Одним из таких сви­де­тельств ста­ла так назы­ва­е­мая про­бле­ма звезд post T Tau («после Т Тель­ца»). По совре­мен­ным пред­став­ле­ни­ям, звез­да типа Т Tau пред­став­ля­ет собой очень моло­дую звез­ду сол­неч­но­го типа, ни внут­ри, ни вокруг кото­рой про­цес­сы еще не уста­ка­ни­лись, и пото­му она обла­да­ет замет­ной нере­гу­ляр­ной пере­мен­но­стью. Воз­рас­ты звезд типа Т Tau состав­ля­ют несколь­ко мил­ли­о­нов лет и менее…

Аль­берт Эйн­штейн, кото­ро­го мно­гие счи­та­ют самым выда­ю­щим­ся уче­ным всех вре­мен и наро­дов; созда­тель тео­рии отно­си­тель­но­сти, пере­вер­нув­ший все пред­став­ле­ния о вре­ме­ни и про­стран­стве; Эйн­штейн, с работ кото­ро­го нача­лась атом­ная эра в исто­рии чело­ве­че­ства, в кон­це жиз­ни ока­зал­ся в пол­ной интел­лек­ту­аль­ной изо­ля­ции, нико­му не нуж­ный и не инте­рес­ный. Как такое мог­ло про­изой­ти, какие ошиб­ки вели­ко­го физи­ка при­ве­ли к столь печаль­но­му фина­лу? Об этом — новая кни­га извест­но­го аме­ри­кан­ско­го писа­те­ля, лау­ре­а­та мно­же­ства лите­ра­тур­ных пре­мий, авто­ра бест­сел­ле­ров «E = mc2. Био­гра­фия само­го зна­ме­ни­то­го урав­не­ния в мире» и «Элек­три­че­ская Все­лен­ная», пере­ве­ден­ных на 26 язы­ков мира, Дэви­да Бода­ни­са (David Bodanis, 2016). Пуб­ли­ку­ем отрыв­ки из пере­во­да этой кни­ги, вышед­ше­го в изда­тель­стве «Лабо­ра­то­рия зна­ний».

Ней­ро­био­ло­ги дав­но бьют­ся над про­бле­мой, как мозг иден­ти­фи­ци­ру­ет слож­ные объ­ек­ты. Этот про­цесс, как они пола­га­ют, про­ис­хо­дит в ниж­не­ви­соч­ной коре, одна­ко его меха­низм оста­вал­ся неиз­вест­ным. Опре­де­лен­ную ясность внес­ли резуль­та­ты, полу­чен­ные в Кали­фор­ний­ском тех­но­ло­ги­че­ском инсти­ту­те под руко­вод­ством про­фес­со­ра био­ло­гии и био­ин­же­не­рии Дорис Цао (Doris Tsao). Как ока­за­лось, мозг иден­ти­фи­ци­ру­ет лица с помо­щью при­мер­но 200 кле­ток по 50 пара­мет­рам. По мне­нию иссле­до­ва­те­лей, этот меха­низм весь­ма прост и эффек­ти­вен. Лица — удоб­ный объ­ект для иссле­до­ва­ний, так как они пред­став­ля­ют собой доста­точ­но одно­род­ный класс сти­му­лов, кото­рый мож­но опи­сать отно­си­тель­но неболь­шим коли­че­ством пара­мет­ров…

21 июня 2017 года в Госу­дар­ствен­ной Тре­тья­ков­ской гале­рее про­шел Круг­лый стол, на кото­ром были озву­че­ны ито­ги мно­го­лет­не­го иссле­до­ва­ния трех икон «Зве­ни­го­род­ско­го чина». Ока­за­лось, что они были созда­ны не Андре­ем Руб­лё­вым, как счи­та­лось ранее, а дву­мя пока неиз­вест­ны­ми древ­не­рус­ски­ми худож­ни­ка­ми. Ико­ны были напи­са­ны в кон­це XIV века, а зна­ме­ни­тую «Тро­и­цу» дати­ру­ют 1420-ми года­ми. За подроб­но­стя­ми ТрВ-Нау­ка обра­тил­ся к Алек­сею Лидо­ву, исто­ри­ку­ис­кус­ства и визан­то­ло­гу, ака­де­ми­ку РАХ, зав. отде­лом Инсти­ту­та миро­вой куль­ту­ры МГУ им. М. В. Ломо­но­со­ва.

Алек­сандр Соко­лов, Ста­ни­слав Дро­бы­шев­ский и Надеж­да Пан­тюли­на рас­ска­зы­ва­ют об откры­тии экс­по­зи­ции «Как прой­ти в люди», посвя­щен­ной про­ис­хож­де­нию чело­ве­ка и при­гла­ша­ют всех посе­тить выстав­ку на Малой Гру­зин­ской, 15. А. Соко­лов, автор книг, редак­тор пор­та­ла «Антропогенез.ру»: «Эта экс­по­зи­ция — луч­шее лекар­ство для тех, кто до сих пор не верит в воз­мож­но­сти совре­мен­ной антро­по­ло­гии. Воочию уви­дев зна­ме­ни­тые откры­тия, не пове­рить слож­но».

Швед­ская коро­лев­ская ака­де­мия наук при­су­ди­ла пре­мию Гре­го­ри Ами­но­ффа в обла­сти кри­стал­ло­гра­фии 2017 года про­фес­со­рам Ната­лье и Лео­ни­ду Дуб­ро­вин­ским из Бай­ройт­ско­го уни­вер­си­те­та (Гер­ма­ния) «за раз­ра­бот­ку новой мето­до­ло­гии для экс­пе­ри­мен­таль­но­го, in situ, опре­де­ле­ния струк­тур кри­стал­лов, под­вер­жен­ных экс­тре­маль­ным усло­ви­ям высо­кой тем­пе­ра­ту­ры и дав­ле­ния». Приз был вру­чен в Сток­голь­ме 31 мар­та 2017 года коро­лем Шве­ции Кар­лом XVI Густа­вом. Лау­ре­а­ты пре­мии отве­ти­ли на вопро­сы ТрВ-Нау­ка.

Мно­же­ство важ­ных науч­ных откры­тий пода­рил миру ХХ век, в том чис­ле в обла­сти био­ло­гии и гене­ти­ки. И одним из таких откры­тий явля­ет­ся обна­ру­же­ние мобиль­ных гене­ти­че­ских эле­мен­тов. Труд­но пред­ста­вить, что суще­ство­ва­ние подвиж­ных эле­мен­тов в гено­ме все­го несколь­ко деся­ти­ле­тий назад каза­лось насто­я­щей фан­та­сти­кой. Точ­ку в этом вопро­се, поло­жив­шую конец всем сомне­ни­ям, поста­ви­ла груп­па совет­ских уче­ных, кото­рые пер­вы­ми обна­ру­жи­ли в 1976 году мобиль­ные эле­мен­ты в гено­ме дро­зо­фи­лы. Одним из них был заме­ча­тель­ный уче­ный Евге­ний Вита­лье­вич Ана­ньев.

Аст­ро­но­мы нашли атмо­сфе­ру у экзо­пла­не­ты зем­но­го типа» — новость под при­мер­но таким заго­лов­ком обле­те­ла мир в нача­ле апре­ля 2017 года. Пла­не­та по раз­ме­ру (1,2–1,4 RЗ) и по мас­се (1,6 ± 0,5 МЗ) подоб­на Зем­ле, но для жиз­ни непри­год­на — нахо­дит­ся слиш­ком близ­ко к звез­де. Рав­но­вес­ная тем­пе­ра­ту­ра для пла­не­ты — око­ло 650 кель­ви­нов, то есть она слиш­ком горя­чая. Звез­да GJ 1132 — крас­ный кар­лик, вре­мя обра­ще­ния пла­не­ты вокруг звез­ды — 1,6 дня. Это была бы хоро­шая и важ­ная новость, ока­жись она прав­дой. Дело в том, что совсем недав­но нашли пла­не­ты зем­но­го типа в зоне оби­та­е­мо­сти у крас­ных кар­ли­ков Прок­си­ма b и TRAPPIST-1…

Новый Свет пода­рил нам мно­же­ство цен­ных рас­те­ний семей­ства пас­ле­но­вых (Solanaceae), в том чис­ле кар­то­фель, бакла­жа­ны, тома­ты, табак, овощ­ной перец и физа­лис. К сожа­ле­нию, эво­лю­ци­он­ная исто­рия это­го обшир­но­го семей­ства оку­та­на тума­ном. Боль­шин­ство пас­ле­но­вых — тра­вя­ни­стые рас­те­ния с неж­ны­ми цвет­ка­ми и пло­да­ми, кото­рые крайне ред­ко пре­вра­ща­ют­ся в ока­ме­не­ло­сти. До наших дней дошло лишь несколь­ко иско­па­е­мых семян пас­ле­но­вых, име­ю­щих воз­раст око­ло 50 млн лет, боль­шин­ство нахо­док суще­ствен­но моло­же. На осно­ва­нии име­ю­щих­ся дан­ных спе­ци­а­ли­сты пола­га­ли, что пас­ле­но­вые воз­ник­ли в Южной Аме­ри­ке 35–51 млн лет назад, в тот пери­од, когда она отде­ля­лась от Гондва­ны.

Послед­ние пол­го­да ста­ли скорб­ны­ми для миро­во­го сооб­ще­ства физи­ков-тео­ре­ти­ков: один за дру­гим ушли из жиз­ни такие яркие пред­ста­ви­те­ли физи­ки ХХ века, как Л. В. Кел­дыш, Л. П. Горь­ков, С. Т. Беля­ев, Л. Д. Фад­де­ев и, на про­шлой неде­ле, А. А. Абри­ко­сов. Об огром­ном науч­ном насле­дии выда­ю­ще­го­ся физи­ка-тео­ре­ти­ка, лау­ре­а­та Нобе­лев­ской, Ленин­ской, Госу­дар­ствен­ной и мно­гих дру­гих пре­мий, чле­на РАН и Наци­о­наль­ной ака­де­мии наук США, почет­но­го док­то­ра десят­ка уни­вер­си­те­тов мира мож­но гово­рить дол­го. С его име­нем свя­за­ны мно­гие откры­тия тео­рии кон­ден­си­ро­ван­ных сред, кван­то­вой элек­тро­ди­на­ми­ки, одна­ко в исто­рию А. А. Абри­ко­сов вошел как созда­тель тео­рии сверх­про­во­ди­мо­сти вто­ро­го рода. Что же каса­ет­ся подроб­но­стей, у меня сохра­ни­лась авто­био­гра­фия А. А. с переч­нем тех задач, кото­рые он сам счи­тал важ­ней­ши­ми из выпол­нен­ных в его жиз­ни.

Как и во всех эмпи­ри­че­ских нау­ках, у исто­ри­ков быва­ют свои неожи­дан­ные откры­тия. О том, что ново­го уда­лось узнать о леген­дар­ном энто­мо­ло­ге, созда­те­ле тео­рии фаз саран­чи Бори­се Пет­ро­ви­че Ува­ро­ве (1886−1970) двум исто­ри­кам нау­ки, канд. биол. наук Алек­сею Куп­ри­я­но­ву (НИУ ВШЭ в Санкт-Петер­бур­ге) и Ана­ста­сии Федо­то­вой (Санкт-Петер­бург­ский фили­ал ИИЕТ РАН), вы може­те узнать из их ста­тьи.

В День рос­сий­ской нау­ки 8 фев­ра­ля в Мос­ков­ском меж­ду­на­род­ном доме музы­ки про­шла тор­же­ствен­ная цере­мо­ния вру­че­ния еже­год­ной пре­мии «За вер­ность нау­ке». Отли­чи­тель­ная осо­бен­ность это­го года в том, что в чис­ле лау­ре­а­тов пре­мии — в основ­ном леген­дар­ные и дав­но извест­ные име­на, такие как Андрей Зализ­няк, жур­нал «Нау­ка и жизнь», радио­про­грам­ма «Гра­нит нау­ки» и др. О них мы писа­ли неод­но­крат­но, а в этот раз реши­ли пого­во­рить с самы­ми, пожа­луй, моло­ды­ми лау­ре­а­та­ми — Алек­се­ем Сиву­хи­ным и Васи­ли­сой Бабиц­кой. Вопро­сы зада­вал Свя­то­слав Гор­бу­нов.

Лите­ра­тур­ные пер­со­на­жи весь­ма часто фигу­ри­ру­ют в науч­ных ста­тьях, осо­бен­но физи­ков — извест­на их пред­рас­по­ло­жен­ность раз­дер­ги­вать на цита­ты для эпи­гра­фов «Али­су в Стране чудес» и «Али­су в Зазер­ка­лье». Двое ува­жа­е­мых мной уче­ных даже напи­са­ли о роли Али­сы в физи­ке вполне аргу­мен­ти­ро­ван­ную ста­тью. Как ни стран­но, но двое дру­гих не менее достой­ных лич­но­стей, а имен­но ослик Иа и Вин­ни-Пух, как и дру­гие пер­со­на­жи фун­да­мен­таль­но­го тру­да Ала­на Мил­на, не удо­сто­и­лись тако­го вни­ма­ния, а жаль, пото­му как их вклад в физи­ку весь­ма вну­ши­те­лен. При­дет­ся вос­ста­но­вить спра­вед­ли­вость.

В 2007 году было обна­ру­же­но одно из самых зага­доч­ных явле­ний в совре­мен­ной аст­ро­фи­зи­ке: быст­рые радио­всплес­ки. Пер­вый из них най­ден в архив­ных дан­ных радио­те­ле­ско­па «Паркс» — мил­ли­се­кунд­ный всплеск радио­из­лу­че­ния высо­кой интен­сив­но­сти, кото­рый имел очень силь­ную зави­си­мость задерж­ки сиг­на­ла от часто­ты. Эта зави­си­мость назы­ва­ет­ся мерой дис­пер­сии, она воз­ни­ка­ет при рас­про­стра­не­нии радио­сиг­на­ла в кос­ми­че­ской меж­звезд­ной и меж­га­лак­ти­че­ской плаз­ме и про­пор­ци­о­наль­на плот­но­сти элек­трон­но­го ком­по­нен­та, про­ин­те­гри­ро­ван­ной вдоль луча зре­ния. Автор откры­тия Дун­кан Лори­мер пред­по­ло­жил, что, ско­рее все­го, источ­ни­ком был вне­га­лак­ти­че­ский объ­ект, на рас­сто­я­нии поряд­ка сотен мега­пар­се­ков. Через несколь­ко лет радио­астро­но­мы откры­ли ана­ло­гич­ные всплес­ки с похо­жи­ми свой­ства­ми, и ста­ло ясно, что это целый класс новых аст­ро­но­ми­че­ских явле­ний. Сей­час их извест­но око­ло 20, и ста­ти­сти­че­ский ана­лиз пока­зы­ва­ет, что чис­ло быст­рых радио­всплес­ков в день по все­му небу долж­но быть поряд­ка несколь­ких тысяч!

Сего­дня Рос­сия нахо­дит­ся в чет­вер­том десят­ке стран по чис­лу людей, заня­тых иссле­до­ва­ни­я­ми и раз­ра­бот­ка­ми. А в буду­щем году бюд­жет­ные рас­хо­ды на ака­де­ми­че­скую нау­ку сокра­тят еще на 9 млрд руб. Како­ва же тогда цен­ность науч­но­го зна­ния в нашей стране? Како­ва ситу­а­ция в Ака­де­мии наук после про­шед­ших там в октяб­ре выбо­ров? Чем живут рос­сий­ские гео­гра­фы? Об этом Оль­га Орло­ва бесе­до­ва­ла с Оль­гой Соло­ми­ной, извест­ным рос­сий­ским гео­гра­фом.

У каж­до­го веще­ства — неор­га­ни­че­ско­го или орга­ни­че­ско­го — долж­но быть свое назва­ние. Ина­че ни хими­ки, ни обыч­ные люди, даже гово­ря­щие на одном язы­ке, не будут пони­мать друг дру­га. Для это­го и слу­жит чет­ко уста­нов­лен­ная меж­ду­на­род­ная номен­кла­ту­ра неор­га­ни­че­ских и орга­ни­че­ских веществ (на латы­ни nomenclatura — назы­ва­ние имен). Но так было не все­гда. Еще менее 300 лет назад в этом вопро­се был пол­ный про­из­вол, иду­щий с алхи­ми­че­ских вре­мен…

В декаб­ре 1959 года Ричард Фей­н­ман на рож­де­ствен­ском обе­де Аме­ри­кан­ско­го физи­че­ско­го обще­ства в Кали­фор­ний­ском тех­но­ло­ги­че­ском инсти­ту­те про­чи­тал лек­цию «Вни­зу пол­ным-пол­но места: при­гла­ше­ние в новый мир физи­ки». В этой лек­ции Фей­н­ман фан­та­зи­ро­вал о воз­мож­но­сти мини­а­тю­ри­за­ции раз­ных тех­ни­че­ских устройств. Сей­час, в эру нано­тех­но­ло­гий, эта лек­ция ста­ла зна­ме­ни­той, а тогда к иде­ям Фей­н­ма­на никто не отнес­ся все­рьез. Но вот хими­ки сде­ла­ли то, о чем меч­тал Фей­н­ман. В 2016 году Нобе­лев­скую пре­мию по химии полу­чи­ли Жан-Пьер Соваж (Jean-Pierre Sauvage), Бер­нард Ферин­га (Bernard Feringa) и Фре­зер Стод­дарт (Fraser Stoddart) — «за дизайн и син­тез моле­ку­ляр­ных машин».

Пётр Ста­ро­ка­дом­ский, канд. биол. наук, сотруд­ник Техас­ско­го уни­вер­си­те­та в Дал­ла­се (США), рас­ска­зал ТрВ-Нау­ка о Нобе­лев­ской пре­мии по физиологии/​ меди­цине 2016 года. Ее обла­да­те­лем стал Ёси­но­ри Осу­ми (Yoshinori Ohsumi) за «откры­тие меха­низ­мов ауто­фа­гии». Бесе­до­ва­ла Ната­лия Деми­на.

С 28 сен­тяб­ря по 2 октяб­ря 2016 года в Ново­си­бир­ске про­хо­дил тре­тий науч­ный фести­валь EUREKA!FEST. Око­ло 5 тыс. чело­век при­ня­ли уча­стие в более чем полу­сотне инте­рес­ней­ших собы­тий: увле­ка­тель­ных лек­ци­ях, кра­соч­ных пре­зен­та­ци­ях, уди­ви­тель­ных выстав­ках, жар­ких дис­кус­си­ях, при­ят­ных и полез­ных экс­кур­си­ях, про­смот­ре доку­мен­таль­ных филь­мов. Есте­ствен­но, при таком коли­че­стве собы­тий мно­гие из них про­хо­ди­ли парал­лель­но.

15 октяб­ря 2016 года при­шло горь­кое изве­стие о смер­ти извест­но­го аст­ро­но­ма и попу­ля­ри­за­то­ра нау­ки, докт. физ.-мат. наук, дирек­то­ра Киев­ско­го пла­не­та­рия Кли­ма Ива­но­ви­ча Чурю­мо­ва. С нашей газе­той его свя­зы­ва­ла друж­ба.

15 октяб­ря Ген­ри­ху Сау­ло­ви­чу Альт­шул­ле­ру испол­ни­лось бы 90 лет. Он ушел из жиз­ни 18 лет назад, но я и сего­дня про­дол­жаю зада­вать ему каверз­ные вопро­сы и слы­шу в ответ тихий иро­ни­че­ский голос. Эти диа­ло­ги, кото­рые я веду сам с собой, помо­га­ют думать, рабо­тать, жить…

Я имел сча­стье рабо­тать с этим чело­ве­ком более 32 лет и нико­гда не пере­ста­вал удив­лять­ся про­яв­ле­ни­ям его гени­аль­но­сти, вся­кий раз откры­вая новые гра­ни его мно­го­чис­лен­ных талан­тов. Что вспо­ми­на­ет­ся преж­де все­го, когда его уже почти 15 лет нет с нами, а есть лишь заме­ча­тель­ный памят­ник на пере­се­че­нии Ленин­ско­го и Уни­вер­си­тет­ско­го про­спек­тов и ост­рые эмо­ции рас­ста­ва­ния дав­но улег­лись? Неве­ро­ят­но раз­ви­тое чув­ство инту­и­ции, пора­зи­тель­ная по сво­ей быст­ро­те спо­соб­ность нахо­дить вер­ные реше­ния, обострен­ное чув­ство ново­го, прин­ци­пи­аль­но зна­чи­мо­го для прыж­ка в буду­щее, чело­веч­ность. Но чув­ство перед­не­го края нау­ки, тен­ден­ций ее раз­ви­тия — это, пожа­луй, глав­ное в харак­те­ри­сти­ке это­го фено­ме­наль­но­го уче­но­го.

Эйн­штейн был тер­пе­ли­вым чело­ве­ком. Он умел ждать. Под­твер­жде­ние одно­го из пред­ска­за­ний его общей тео­рии отно­си­тель­но­сти — искрив­ле­ния лучей све­та в поле тяго­те­ния — он полу­чил в 1919 году, почти через четы­ре года после созда­ния тео­рии. А вот обна­ру­же­ния пред­ска­зан­ных им гра­ви­та­ци­он­ных волн он так и не дождал­ся. Нали­чие гра­ви­та­ци­он­ных волн вро­де бы пря­мо сле­до­ва­ло из урав­не­ний ОТО, но Эйн­штей­на всё же грыз чер­вя­чок сомне­ний…

Вопрос этот дале­ко не празд­ный — обще­ствен­ная дис­кус­сия о целях Скол­ко­во нача­лась с момен­та его созда­ния. Пре­мьер-министр Дмит­рий Мед­ве­дев, ини­ци­а­тор про­ек­та Скол­ко­во, недав­но побы­вав в Скол­ко­во, заме­тил, что «теперь вид­но, для чего всё это зате­ва­лось». Одна­ко обще­ствен­ная дис­кус­сия на тему «для чего нуж­но Скол­ко­во» не ути­ха­ет.

Так быва­ет, что прось­ба о ком­мен­та­рии к ста­тье пре­вра­ща­ет­ся в отдель­ный рас­сказ. На прось­бу ТрВ-Нау­ка про­ком­мен­ти­ро­вать воз­мож­ность уви­деть тень от чер­ной дыры зав. лабо­ра­то­ри­ей АКЦ ФИАН Юрий Кова­лев рас­ска­зал о совре­мен­ном ста­ту­се про­ек­та по иссле­до­ва­нию цен­тра нашей галак­ти­ки на назем­но-кос­ми­че­ском интер­фе­ро­мет­ре «Радио­астрон».

Откры­тие новых эле­мен­тов Пери­о­ди­че­ской таб­ли­цы Мен­де­ле­е­ва все­гда вызы­ва­ло инте­рес у широ­кой пуб­ли­ки. Дело даже не столь­ко в науч­ной зна­чи­мо­сти этих откры­тий, а в том, что в шко­ле все про­хо­ди­ли Пери­о­ди­че­ский закон, и неко­то­рые даже пом­нят сим­во­лы, обо­зна­ча­ю­щие эле­мен­ты. Это понят­но, зна­ко­мо. Но сей­час за эти­ми откры­ти­я­ми сто­ят слож­ные иссле­до­ва­ния в ядер­ной физи­ке и радио­хи­мии, о кото­рых мно­гие не име­ют пред­став­ле­ния.

Год назад было объ­яв­ле­но об откры­тии пла­не­ты зем­но­го типа Кеплер-452b у звез­ды, похо­жей на Солн­це. Пла­не­та даже полу­чи­ла про­зви­ще «Зем­ля 2.0», хотя она при­мер­но в пять раз тяже­лее Зем­ли. Впро­чем, это не поме­ха для жиз­ни. Глав­ное — она нахо­дит­ся в зоне оби­та­е­мо­сти, то есть на таком рас­сто­я­нии от сво­ей звез­ды, что на ней может быть ком­форт­ная тем­пе­ра­ту­ра и жид­кая вода. Лишь одно обсто­я­тель­ство слег­ка удру­ча­ет: рас­сто­я­ние до этой систе­мы — 1400 све­то­вых лет.

Что о Мар­се доста­точ­но хоро­шо извест­но? Чет­вер­тая пла­не­та от Солн­ца. Мень­ше Зем­ли, боль­ше Мер­ку­рия. Вул­кан Олимп — самая боль­шая в Сол­неч­ной систе­ме гора, она же — самый боль­шой вул­кан. Доли­на Мари­не­ра — самый боль­шой в Сол­неч­ной систе­ме каньон, кото­рый в сот­ни раз пре­вы­ша­ет самый боль­шой каньон на Зем­ле. Гло­баль­ные пыле­вые бури. Раз­ре­жен­ная угле­кис­лот­ная атмо­сфе­ра. Рыжий цвет, обу­слов­лен­ный окси­да­ми желе­за, покры­ва­ю­щи­ми поверх­ность. Думаю, это тот мини­мум, кото­рый зна­ет или долж­но знать о сосед­ней пла­не­те подав­ля­ю­щее боль­шин­ство оби­та­те­лей пла­не­ты Зем­ля. Одна­ко изу­че­ние Мар­са про­дол­жа­ет­ся…

Спо­ры о том, что такое нау­ка и когда, как, где и поче­му она воз­ник­ла, ведут­ся дав­но и вряд ли закон­чат­ся в обо­зри­мой пер­спек­ти­ве. Как бы ни отно­сить­ся к этим дис­кус­си­ям, нель­зя не при­знать, что инсти­ту­ци­о­на­ли­за­ция нау­ки, кото­рая обес­пе­чи­ла ее непре­рыв­ное и про­грес­сив­ное раз­ви­тие вплоть до наших дней, дей­стви­тель­но име­ла место в сере­дине назван­ной эпо­хи, то есть в XVII веке. Ста­нов­ле­ние этой инсти­ту­ци­о­на­ли­за­ции обыч­но назы­ва­ют Науч­ной Рево­лю­ци­ей.

28 апре­ля по ини­ци­а­ти­ве груп­пы «Думай!» уче­ные и попу­ля­ри­за­то­ры нау­ки Алек­сей Семи­ха­тов и Борис Штерн про­ве­дут в Каза­ни уни­каль­ный лек­то­рий, где рас­кро­ют прин­ци­пы фун­да­мен­таль­ных тео­рий совре­мен­ной физи­ки и поз­во­лят казан­цам загля­нуть «за край Все­лен­ной».

Вышла из печа­ти новая кни­га Свет­ла­ны Зер­нес «Кто при­ду­мал и зачем, или Сек­рет из холо­диль­ни­ка». Изда­тель­ство «БХВ-Петер­бург» откры­ло этой кни­гой не толь­ко новую серию, но и в целом новое для него направ­ле­ние — позна­ва­тель­ные изда­ния для детей. Нам рас­ска­зы­ва­ют о вели­ких изоб­ре­те­ни­ях, о при­род­ных явле­ни­ях и гео­гра­фи­че­ских откры­ти­ях. Но кто рас­ска­жет, отку­да взя­лись вещи, кото­ры­ми мы поль­зу­ем­ся каж­дый день?

Евге­ний Кунин: «На что, дей­стви­тель­но, наде­юсь? Если совер­шен­но крат­ко, то на то, что нау­ка как целое, как дви­же­ние разо­вьет заме­ча­тель­ные дости­же­ния послед­них лет, пре­одо­ле­ет сего­дняш­ний систем­ный кри­зис и будет раз­ви­вать­ся с уско­ре­ни­ем, пре­об­ра­зуя, так ска­зать, дей­стви­тель­ность. И — в более лич­ном плане — что это будет про­ис­хо­дить доста­точ­но глад­ко в тече­ние сле­ду­ю­щих лет два­дца­ти, так что, если пове­зет, удаст­ся в этом при­нять какое-то свое, мел­кое уча­стие».

В кон­це фев­ра­ля появи­лась важ­ная аст­ро­но­ми­че­ская новость: впер­вые уда­лось опре­де­лить место рож­де­ния так назы­ва­е­мых быст­рых радио­всплес­ков. Само собы­тие FRB 150418 (как сле­ду­ет из его обо­зна­че­ния) наблю­да­лось в апре­ле про­шло­го года. Пред­ла­га­ем ваше­му вни­ма­нию исто­ри­че­ский экс­курс Алек­сея Леви­на на эту тему.