Метка: организм

Ост­рая респи­ра­тор­ная вирус­ная инфек­ция, или попро­сту насморк, силь­но пор­тит нам настро­е­ние и само­чув­ствие. Более поло­ви­ны слу­ча­ев ОРВИ вызва­ны рино­ви­ру­са­ми. Эти виру­сы широ­ко рас­про­стра­не­ны и непло­хо изу­че­ны, тем не менее лекар­ства от них нет. Но спе­ци­а­ли­сты Вен­ско­го меди­цин­ско­го уни­вер­си­те­та под руко­вод­ством доцен­та Иоган­не­са Штёк­ля и док­то­ра Гви­до Гваль­до­ни нашли спо­соб поме­шать раз­ви­тию виру­са, изме­нив мета­бо­лизм зара­жен­ных кле­ток.

Иссле­дуя гено­мы чум­ной палоч­ки из древ­них чело­ве­че­ских остан­ков, гене­ти­ки про­сле­ди­ли, как бак­те­рия эво­лю­ци­о­ни­ро­ва­ла (ста­но­вясь всё более зараз­ной и опас­ной) и каки­ми путя­ми она рас­про­стра­ня­лась по Евра­зии.

Пони­мать реак­ции сво­е­го моз­га и управ­лять ими теперь хотят все, но это не так лег­ко. Чего еще не могут понять уче­ные по гам­бург­ско­му сче­ту? Об этом веду­щая про­грам­мы «Гам­бург­ский счет» на ОТР Оль­га Орло­ва пого­во­ри­ла с дирек­то­ром Инсти­ту­та когни­тив­ных ней­ро­на­ук Выс­шей шко­лы эко­но­ми­ки Васи­ли­ем Клю­ча­рё­вым.

Сту­ден­ты и выпуск­ни­ки уни­вер­си­те­та рас­ска­за­ли ТрВ-Нау­ка, над каки­ми науч­ны­ми зада­ча­ми они рабо­та­ют и поче­му они выбра­ли этот уни­вер­си­тет.

На вопро­сы ТрВ-Нау­ка о деле об отрав­ле­нии Сер­гея Скри­па­ля и его доче­ри отве­тил докт. хим. наук, зав. лабо­ра­то­ри­ей Инсти­ту­та ядер­ных иссле­до­ва­ний РАН Борис Жуй­ков.

Пять моло­дых уче­ных, науч­ных сотруд­ни­ков Цен­тра систем­ной био­ме­ди­ци­ны и био­тех­но­ло­гий Скол­те­ха, рас­ска­за­ли ТрВ-Нау­ка о сво­их иссле­до­ва­ни­ях и о том, мож­но ли сего­дня зани­мать­ся нау­кой в Рос­сии. Вопро­сы зада­ва­ла Надеж­да Мар­ки­на.

Попу­ляр­ная сре­ди аква­ри­уми­стов рыб­ка зеб­ра­да­нио, полу­чив­шая свое назва­ние бла­го­да­ря поло­са­той окрас­ке, в послед­ние годы ста­ла эффек­тив­ной моде­лью в гене­ти­ке, моле­ку­ляр­ной био­ло­гии, эмбрио­ло­гии, фар­ма­ко­ло­гии и — совсем недав­но — в ней­ро­био­ло­гии. Впер­вые этим орга­низ­мом как лабо­ра­тор­ным объ­ек­том заин­те­ре­со­вал­ся в 1960-х годах аме­ри­кан­ский био­лог Джордж Стрей­зин­гер…

6 фев­ра­ля 2018 года Мино­бр­на­у­ки при­су­ди­ло Анти­пре­мию «за самый вред­ный лже­на­уч­ный про­ект» науч­но-про­из­вод­ствен­ной фир­ме «Мате­рия Меди­ка Хол­динг». Это не столь­ко непри­ят­ный эпи­зод в карье­ре ее основ­но­го вла­дель­ца, гене­раль­но­го дирек­то­ра и идей­но­го вдох­но­ви­те­ля — член­ко­ра РАН Оле­га Ильи­ча Эпш­тей­на, — сколь­ко повод для серьез­но­го раз­го­во­ра о небла­го­по­луч­ном — если не ска­зать ката­стро­фи­че­ском — состо­я­нии оте­че­ствен­ной меди­цин­ской нау­ки и меди­цин­ско­го обра­зо­ва­ния.

30 октяб­ря 2017 года на засе­да­нии Сове­та по пра­вам чело­ве­ка пре­зи­дент РФ Вла­ди­мир Путин выра­зил оза­бо­чен­ность сбо­ром образ­цов био­ло­ги­че­ско­го мате­ри­а­ла рос­си­ян. При­чем ска­за­но это было после более чем стран­но­го выступ­ле­ния дирек­то­ра Рос­сий­ско­го обще­ствен­но­го инсти­ту­та изби­ра­тель­но­го пра­ва Иго­ря Бори­со­ва…

Обна­ру­жен­ный 27–29 сен­тяб­ря 2017 года фран­цуз­ски­ми и немец­ки­ми спе­ци­а­ли­ста­ми выброс руте­ния-106, про­изо­шед­ший, оче­вид­но, на юге Ура­ла в кон­це сен­тяб­ря, стал досто­я­ни­ем рос­сий­ской обще­ствен­но­сти толь­ко в кон­це нояб­ря. И, как водит­ся, мы узна­ли об этом бла­го­да­ря пуб­ли­ка­ци­ям в запад­ных СМИ, осно­ван­ных на дан­ных мони­то­рин­га мест­ных служб ради­а­ци­он­но­го кон­тро­ля. Раз­го­рав­ший­ся скан­дал тлел с нача­ла октяб­ря и раз­го­рел­ся толь­ко сей­час. Сво­им ана­ли­зом дан­ных с выбро­сом руте­ния-106 с ТрВ-Нау­ка поде­лил­ся докт. хим. наук, зав. Лабо­ра­то­ри­ей Инсти­ту­та ядер­ных иссле­до­ва­ний РАН Борис Жуй­ков.

В авгу­сте в Ново­си­бир­ске про­шел XV съезд Рус­ско­го энто­мо­ло­ги­че­ско­го обще­ства, одно­го из ста­рей­ших науч­ных обществ Рос­сии (осно­ва­но в 1859 году). Съез­ды Рус­ско­го энто­мо­ло­ги­че­ско­го обще­ства орга­ни­зу­ют­ся раз в пять лет. И впер­вые съезд про­хо­дит к восто­ку от Ураль­ских гор. На засе­да­ни­ях съез­да в этом году были пред­став­ле­ны докла­ды веду­щих уче­ных из Моск­вы, Санкт-Петер­бур­га, Ново­си­бир­ска, Ека­те­рин­бур­га, Том­ска, Вла­ди­во­сто­ка, Мага­да­на, а так­же спе­ци­а­ли­стов из 14 зару­беж­ных стран (в том чис­ле США, Вели­ко­бри­та­нии, Дании, Изра­и­ля, Китая, Ира­на, Мон­го­лии, Мек­си­ки). Уче­ные дела­ли докла­ды на темы, инте­ре­су­ю­щие не толь­ко узких спе­ци­а­ли­стов-энто­мо­ло­гов.

Нобе­лев­ская пре­мия по химии была при­суж­де­на Жаку Дюбо­ше, Иоахи­му Фран­ку и Ричар­ду Хен­дер­со­ну с фор­му­ли­ров­кой «за раз­ви­тие крио­элек­трон­ной мик­ро­ско­пии высо­ко­го раз­ре­ше­ния для иссле­до­ва­ния струк­ту­ры био­мо­ле­кул в раз­лич­ных рас­тво­рах».
Нобе­лев­скую пре­мию по физио­ло­гии и меди­цине раз­де­ли­ли меж­ду собой аме­ри­кан­ские уче­ные Джеф­ф­ри Холл, Май­кл Роз­баш и Май­кл Янг «за изу­че­ние моле­ку­ляр­ных меха­низ­мов, отве­ча­ю­щих за цир­кад­ные рит­мы орга­низ­ма».
Нобе­лев­ской пре­мии по лите­ра­ту­ре удо­сто­ил­ся член Коро­лев­ско­го лите­ра­тур­но­го обще­ства Кад­зуо Иси­гу­ро, бри­та­нец япон­ско­го про­ис­хож­де­ния, за «пол­ные эмо­ци­о­наль­ной силы кни­ги, обна­жа­ю­щие без­дну под нашим обман­чи­вым чув­ством свя­зи с этим миром».
Нобе­лев­ская пре­мия мира доста­лась Меж­ду­на­род­ной кам­па­нии по запре­ще­нию ядер­но­го ору­жия (ICAN) «за дея­тель­ность, направ­лен­ную на при­вле­че­ние вни­ма­ния к ката­стро­фи­че­ским для все­го чело­ве­че­ства послед­стви­ям при­ме­не­ния ядер­но­го ору­жия и за нова­тор­ские уси­лия по дости­же­нию запре­тов на при­ме­не­ние тако­во­го воору­же­ния».
Пре­мию Бан­ка Шве­ции по эко­но­ми­че­ским нау­кам памя­ти Аль­фре­да Нобе­ля полу­чил Ричард Талер из Чикаг­ско­го уни­вер­си­те­та «за вклад в изу­че­ние пове­ден­че­ской эко­но­ми­ки».

Подав­ля­ю­щее боль­шин­ство эука­ри­от раз­мно­жа­ют­ся поло­вым путем, одна­ко не у всех этот про­цесс лег­ко наблю­дать. У мно­гих одно­кле­точ­ных орга­низ­мов он оку­тан орео­лом таин­ствен­но­сти и зави­сит от внеш­них усло­вий, таких как влаж­ность, тем­пе­ра­ту­ра или нали­чие пита­тель­ных веществ, кон­цен­тра­ция угле­кис­ло­го газа или осве­щен­ность. Теперь к это­му спис­ку доба­ви­лись мик­роб­ные «афро­ди­зи­а­ки» — бел­ки, выде­ля­е­мые бак­те­ри­я­ми во внеш­нюю сре­ду. Обна­ру­жи­ли их слу­чай­но. Про­фес­сор Кали­фор­ний­ско­го уни­вер­си­те­та в Берк­ли Николь Кинг (Nicole King) инте­ре­су­ет­ся про­ис­хож­де­ни­ем живот­ных, осо­бен­но воз­ник­но­ве­ни­ем мно­го­кле­точ­но­сти. В каче­стве объ­ек­та иссле­до­ва­ния она выбра­ла хоано­фла­гел­лят (Choanoflagellata). Это одно­кле­точ­ные эука­ри­о­ты, бли­жай­шие род­ствен­ни­ки живот­ных. У клет­ки есть жгу­тик, окру­жен­ный ворот­нич­ком из акти­но­вых мик­ро­вор­си­нок, бла­го­да­ря кото­ро­му эти про­стей­шие полу­чи­ли вто­рое назва­ние — ворот­нич­ко­вые. Дви­же­ние жгу­ти­ка созда­ет токи жид­ко­сти, поз­во­ля­ю­щие хоано­фла­гел­ля­там пла­вать в тол­ще воды. Эти же токи при­го­ня­ют в ворот­нич­ко­вую зону бак­те­рий, кото­ры­ми хоано­фла­гел­ля­ты пита­ют­ся. Мно­гие их этих про­стей­ших обра­зу­ют коло­нии, при­чем лег­ко пере­хо­дят из одно­кле­точ­но­го состо­я­ния в коло­ни­аль­ное и обрат­но. Этот пере­ход и заин­те­ре­со­вал Николь Кинг…

Кто не зна­ет афри­кан­ско­го стра­у­са, круп­ней­шую из совре­мен­ных птиц, или его австра­лий­ско­го род­ствен­ни­ка эму? Их пре­док умел летать, а они разу­чи­лись: кры­лья у них слиш­ком малень­кие, что­бы под­нять мас­сив­ное тело. Совре­мен­ные систе­ма­ти­ки уста­но­ви­ли, что спо­соб­ность летать эму и стра­у­сы утра­ти­ли неза­ви­си­мо друг от дру­га. Одна­ко рас­че­ты моле­ку­ляр­ных гене­ти­ков не мог­ли объ­яс­нить меха­низм это­го про­цес­са. Син­тия Фокс (Cynthia Faux), кли­ни­че­ский асси­стент Кол­ле­джа вете­ри­нар­ной меди­ци­ны Уни­вер­си­те­та шта­та Вашинг­тон, и док­тор Дани­эль Филд (Daniel J. Field) из Бат­ско­го уни­вер­си­те­та (Вели­ко­бри­та­ния) дока­за­ли, что, несмот­ря на внеш­нее сход­ство эму и стра­у­сов, меха­низм утра­ты спо­соб­но­сти летать у них раз­ный.

Я инте­ре­су­юсь мне­ни­ем про­фес­си­о­на­лов, в том чис­ле и кли­ма­то­ло­гов. С удо­воль­стви­ем про­чи­тал ста­тью Ири­ны Делю­си­ной. Как иссле­до­ва­тель я рабо­таю с рас­те­ни­я­ми, изу­чаю рабо­ту генов, кото­рые нахо­дят­ся в хло­ро­пла­стах. В тех самых, кото­рые осу­ществ­ля­ют фото­син­тез, «оса­жда­ют CO2» в тер­ми­нах пла­не­то­ло­гов. Неиз­беж­но я загля­ды­ваю в сопря­жен­ные обла­сти plant science, читаю о том, что и как дела­ют бел­ки, кото­рые коди­ру­ют эти гены. Поэто­му меня уди­ви­ло утвер­жде­ние о том, что «Излиш­нее содер­жа­ние CO2 … выво­дит систе­му из рав­но­ве­сия… В конеч­ном сче­те это при­во­дит к выми­ра­нию… Исчез­но­ве­ние видов рас­те­ний и живот­ных… При­чи­ны вклю­ча­ют и вар­вар­ское обра­ще­ние с при­ро­дой, и, как один из его аспек­тов, загряз­не­ние атмо­сфе­ры угле­кис­лым газом». В тек­сте Ири­ны Делю­си­ной нет пря­мо­го утвер­жде­ния, что уве­ли­че­ние кон­цен­тра­ции CO2 ток­сич­но для рас­те­ний. Одна­ко если чита­тель дав­но забыл (или не слу­шал) уни­вер­си­тет­ский курс физио­ло­гии рас­те­ний, то у него по про­чте­нии это­го тек­ста может создать­ся имен­но такое впе­чат­ле­ние. Поэто­му давай­те вспом­ним, как свя­за­ны рас­те­ния, фото­син­тез и CO2.

Вся­кий геном содер­жит псев­до­ге­ны — после­до­ва­тель­но­сти ДНК, быв­шие когда-то пол­но­цен­ны­ми гена­ми и утра­тив­шие функ­ци­о­наль­ность в резуль­та­те мута­ций. Недав­но швей­цар­ские уче­ные под руко­вод­ством ассо­ци­и­ро­ван­но­го про­фес­со­ра Лозанн­ско­го уни­вер­си­те­та Ричар­да Бен­то­на (Richard Benton) обна­ру­жи­ли, что псев­до­ге­ны, несмот­ря на полом­ку, могут быть вполне функ­ци­о­наль­ны. Авто­ры иссле­до­ва­ния пред­ло­жи­ли для них новое назва­ние — псев­допсев­до­ге­ны.

О том, что пара­зи­ты мани­пу­ли­ру­ют пове­де­ни­ем сво­их хозя­ев, изме­няя его к соб­ствен­ной выго­де, напи­са­но мно­го. Один из наи­бо­лее извест­ных мани­пу­ля­то­ров — про­стей­шее Toxoplasma gondii. Самое зна­чи­тель­ное изме­не­ние, вызы­ва­е­мое этим пара­зи­том, назы­ва­ет­ся син­дро­мом фаталь­но­го вле­че­ния. Гры­зу­ны, зара­жен­ные ток­со­плаз­мой, теря­ют врож­ден­ный страх перед запа­хом коша­чьей мочи и реа­ги­ру­ют на него как на феро­мон. Одна­ко ток­со­плаз­мой зара­же­ны мно­гие виды мле­ко­пи­та­ю­щих, в том чис­ле и люди. Воз­мож­но, пара­зит управ­ля­ет и наши­ми дей­стви­я­ми. Вли­я­ние ток­со­плаз­мы на пове­де­ние чело­ве­ка мно­го лет изу­ча­ет про­фес­сор праж­ско­го Кар­ло­ва уни­вер­си­те­та Яро­слав Флегр (Jaroslav Flegr). По его дан­ным, люди, инфи­ци­ро­ван­ные ток­со­плаз­мой, хоть и не оча­ро­ва­ны запа­хом коша­чьей мочи, ста­но­вят­ся к нему менее чув­стви­тель­ны. А недав­но он пред­по­ло­жил, что ток­со­плаз­ма отча­сти ответ­ствен­на за связь сек­су­аль­но­го воз­буж­де­ния с наси­ли­ем, стра­хом и опас­но­стью.

Есть мне­ние, что пер­во­ап­рель­ские шут­ки неэф­фек­тив­ны: люди сра­зу дога­да­ют­ся, что их разыг­ры­ва­ют. Шутить сле­ду­ет в дру­гие дни. Ста­тья, о кото­рой пой­дет речь, была опуб­ли­ко­ва­на 25 апре­ля 2017 года на сай­те жур­на­ла Коро­лев­ско­го хими­че­ско­го обще­ства Soft Matter. Ее авто­ры абсо­лют­но серьез­но скон­цен­три­ро­ва­лись на физи­че­ской сто­роне дефе­ка­ции. Об акту­аль­но­сти иссле­до­ва­ния нече­го и гово­рить, ведь с резуль­та­та­ми это­го про­цес­са мы стал­ки­ва­ем­ся посто­ян­но. Сель­ско­хо­зяй­ствен­ные живот­ные про­из­во­дят горы наво­за, кото­рый необ­хо­ди­мо ути­ли­зи­ро­вать…

По дан­ным Все­мир­ной орга­ни­за­ции здра­во­охра­не­ния, от грип­па еже­год­но уми­ра­ет от 250 до 500 тыс. чело­век. Из-за того что этот вирус быст­ро мути­ру­ет и ста­но­вит­ся устой­чи­вым к лекар­ствам, раз­ра­бо­тать эффек­тив­ную вак­ци­ну про­тив него очень слож­но. В Рос­сии эту про­бле­му пыта­ют­ся решить уче­ные из НИИ грип­па в Санкт-Петер­бур­ге. Они созда­ли про­тив сви­но­го грип­па (H1N1) спе­ци­аль­ную анти­ви­рус­ную РНК . Она при­со­еди­ня­ет­ся к опре­де­лен­но­му участ­ку виру­са и не поз­во­ля­ет ему раз­мно­жать­ся и даль­ше зара­жать орга­низм. Но как доста­вить это лекар­ство в орга­низм? Что­бы моле­ку­ла мог­ла попасть в нуж­ную клет­ку и при этом сохра­нить свои свой­ства, ее нуж­но упа­ко­вать в осо­бую кап­су­лу. Спе­ци­аль­но для анти­ви­рус­ной РНК ее раз­ра­бо­та­ли уче­ные из Лабо­ра­то­рии новых лекар­ствен­ных форм на базе Том­ско­го поли­тех­ни­че­ско­го уни­вер­си­те­та. О резуль­та­тах сов­мест­ной рабо­ты было рас­ска­за­но в жур­на­ле Scientifi c Reports от 7 мар­та 2017 года. О дета­лях раз­ра­бот­ки ТрВ-Нау­ка рас­ска­зал веду­щий автор ста­тьи, канд. хим. наук, мл. науч. сотр. лабо­ра­то­рии Алек­сандр Тимин.

Мно­же­ство важ­ных науч­ных откры­тий пода­рил миру ХХ век, в том чис­ле в обла­сти био­ло­гии и гене­ти­ки. И одним из таких откры­тий явля­ет­ся обна­ру­же­ние мобиль­ных гене­ти­че­ских эле­мен­тов. Труд­но пред­ста­вить, что суще­ство­ва­ние подвиж­ных эле­мен­тов в гено­ме все­го несколь­ко деся­ти­ле­тий назад каза­лось насто­я­щей фан­та­сти­кой. Точ­ку в этом вопро­се, поло­жив­шую конец всем сомне­ни­ям, поста­ви­ла груп­па совет­ских уче­ных, кото­рые пер­вы­ми обна­ру­жи­ли в 1976 году мобиль­ные эле­мен­ты в гено­ме дро­зо­фи­лы. Одним из них был заме­ча­тель­ный уче­ный Евге­ний Вита­лье­вич Ана­ньев.

Сколь­ко нар­ко­за­ви­си­мых в нашей стране? Ответ на этот вопрос полу­чить очень труд­но. Оцен­ки экс­пер­тов раз­ли­ча­ют­ся в разы. Но даже если мы точ­но узна­ем, сколь­ко имен­но наших сограж­дан стра­да­ют алко­го­лиз­мом и нар­ко­ма­ни­ей, смо­гут ли они полу­чить ква­ли­фи­ци­ро­ван­ную помощь в Рос­сии? Об этом Оль­га Орло­ва, веду­щая про­грам­мы «Гам­бург­ский счет» на Обще­ствен­ном теле­ви­де­нии Рос­сии, рас­спра­ши­ва­ла Евге­ния Кру­пиц­ко­го, докт. мед. наук, про­фес­со­ра, руко­во­ди­те­ля отде­ла аддик­то­ло­гии (нау­ка о зави­си­мом пове­де­нии. — Ред.) Санкт-Петер­бург­ско­го науч­но-иссле­до­ва­тель­ско­го пси­хо­нев­ро­ло­ги­че­ско­го инсти­ту­та име­ни В. М. Бех­те­ре­ва.

Карьер­ный путь хирур­га Пао­ло Мак­ки­а­ри­ни подо­бен тра­ек­то­рии бал­ли­сти­че­ский раке­ты: сла­ва ита­льян­ца взмы­ла до кос­ми­че­ских высот, а затем его ждал стре­ми­тель­ный полет вниз. При­зем­лил­ся Мак­ки­а­ри­ни не где-нибудь, а в Казан­ском феде­раль­ном уни­вер­си­те­те. Еще несколь­ко лет назад Пао­ло Мак­ки­а­ри­ни был одним из самых зна­ме­ни­тых вра­чей мира: его сме­лый метод пере­сад­ки искус­ствен­ной тра­хеи со ство­ло­вы­ми клет­ка­ми обе­щал, каза­лось, меди­цин­скую рево­лю­цию — воз­мож­ность созда­вать любые искус­ствен­ные орга­ны для чело­ве­ка, слов­но запас­ные части для авто­мо­би­ля…

В 1955 году в Жене­ве про­хо­ди­ла Меж­ду­на­род­ная кон­фе­рен­ция по мир­но­му исполь­зо­ва­нию атом­ной энер­гии. Выступ­ле­ние одно­го из доклад­чи­ков нача­лось необыч­но. Он вышел на три­бу­ну с боль­шим чемо­да­ном, вынул из него ста­рую пле­те­ную обувь и объ­явил, что ее носил житель Север­ной Аме­ри­ки 9500 лет назад. Затем извлек из чемо­да­на обло­мок дере­вян­но­го вес­ла и ска­зал, что оно изго­тов­ле­но в Древ­нем Егип­те 3000 лет назад. Каким обра­зом доклад­чик узнал об этом? Дело в том, что на три­буне сто­ял раз­ра­бот­чик радио­угле­род­но­го мето­да дати­ров­ки архео­ло­ги­че­ских арте­фак­тов, буду­щий лау­ре­ат Нобе­лев­ской пре­мии аме­ри­кан­ский физи­ко­хи­мик Фрэнк Уил­лард Либ­би.

Хочу поздра­вить всех вас с про­шедшим Днем рос­сий­ской нау­ки и поже­лать даль­ней­ших успе­хов в рабо­те! Празд­ник застав­ля­ет вспом­нить всем извест­ное: ал­коголь в малых дозах поле­зен в любых коли­че­ствах. Загово­рив же о полез­ных малых до­зах, неволь­но вспо­ми­на­ешь о раз­лич­ных нетра­ди­ци­он­ных направ­ле­ни­ях меди­ци­ны, та­ких, как гомео­па­тия.

Сон необ­хо­дим всем живот­ным. Спят и птич­ки в саду, и рыб­ки в пру­ду, и мыш­ка за печ­кой. Имен­но мыши ста­ли геро­я­ми экс­пе­ри­мен­та, про­ве­ден­но­го спе­ци­а­ли­ста­ми Цукуб­ско­го уни­вер­си­те­та (Япо­ния) при уча­стии япон­ских и аме­ри­кан­ских иссле­до­ва­те­лей из дру­гих науч­ных цен­тров. Рабо­той руко­во­ди­ли Хиро­ма­са Фуна­то и Маса­си Яна­ги­са­ва. Иссле­до­ва­те­лей инте­ре­со­ва­ли моле­ку­ляр­ные и кле­точ­ные меха­низ­мы, регу­ли­ру­ю­щие состо­я­ния сна и бодр­ство­ва­ния. Потреб­но­сти во сне у раз­ных людей (и живот­ных) раз­ные: кому-то доста­точ­но немно­гих часов, дру­гие спят по пол­дня. И у этих раз­ли­чий долж­на быть гене­ти­че­ская осно­ва.

Хираль­ность — несов­ме­сти­мость объ­ек­та со сво­им зер­каль­ным отра­же­ни­ем любой ком­би­на­ци­ей вра­ще­ний и пере­ме­ще­ний в трех­мер­ном про­стран­стве. Речь идет толь­ко об иде­аль­ном плос­ком зер­ка­ле. В нем прав­ша пре­вра­ща­ет­ся в лев­шу и наобо­рот. Хираль­ность типич­на для рас­те­ний и живот­ных, и сам тер­мин про­ис­хо­дит от греч. χείρ — рука. Есть пра­вые и левые ракуш­ки и даже пра­вые и левые клю­вы у кле­стов. «Зер­каль­ность» рас­про­стра­не­на и в нежи­вой при­ро­де. В послед­нее вре­мя ста­ли мод­ны «хираль­ные», т. е. зер­каль­ные часы (обра­ти­те вни­ма­ние на над­пись на цифер­бла­те). И даже в линг­ви­сти­ке есть место хираль­но­сти! Это палин­дро­мы: сло­ва и пред­ло­же­ния-пере­вер­ты­ши, напри­мер: Я УДАРЮ ДЯДЮ, ТЁТЮ РАДУЯ, Я УДАРЮ ТЁТЮ, ДЯДЮ РАДУЯ или ЛЕЕНСОН — УДАВ, НО ОН В АДУ НОС НЕ ЕЛ!

К дол­го­жи­те­лям, пере­шаг­нув­шим сто­лет­ний рубеж, в наши дни уже при­вык­ли. Да и в про­шлом они встре­ча­лись. В исто­рию вошел англий­ский кре­стья­нин Томас Парр (1483–1635). Он два­жды женил­ся, в 80 лет и в 122 года, имел детей. Год рож­де­ния Пар­ра, как и мно­гих дру­гих дол­го­жи­те­лей, доку­мен­таль­но не под­твер­жден, и офи­ци­аль­но самой ста­рой житель­ни­цей пла­не­ты счи­та­ют фран­цу­жен­ку Жан­ну Каль­ман, скон­чав­шу­ю­ся в 1997 году в воз­расте 122 лет. Воз­раст почтен­ный, что и гово­рить. Но пре­дел ли это? И суще­ству­ет ли вооб­ще этот пре­дел?

Пётр Ста­ро­ка­дом­ский, канд. биол. наук, сотруд­ник Техас­ско­го уни­вер­си­те­та в Дал­ла­се (США), рас­ска­зал ТрВ-Нау­ка о Нобе­лев­ской пре­мии по физиологии/​ меди­цине 2016 года. Ее обла­да­те­лем стал Ёси­но­ри Осу­ми (Yoshinori Ohsumi) за «откры­тие меха­низ­мов ауто­фа­гии». Бесе­до­ва­ла Ната­лия Деми­на.

В каж­дом из нас живет мно­же­ство бак­те­рий и виру­сов — во рту, на коже, в кишеч­ни­ке. Они помо­га­ют пере­ва­ри­вать пищу и усва­и­вать лекар­ства, вли­я­ют на нашу гор­мо­наль­ную и иммун­ную систе­мы и более того — даже на мозг! Всё это сооб­ще­ство мик­ро­ор­га­низ­мов уче­ные назва­ли мик­ро­био­мом. Джон Тёр­ни рас­ска­зы­ва­ет о самых послед­них иссле­до­ва­ни­ях мик­ро­био­ма, о его воз­ник­но­ве­нии, росте и роли в раз­ви­тии самых раз­ных болез­ней (аллер­гии, диа­бе­та, желу­доч­но-кишеч­ных рас­стройств, рака и шизо­фре­нии).