Метка: Николай II

Кни­га Миха­и­ла Зыга­ря о кру­ше­нии Рос­сий­ской импе­рии — одна из самых ожи­да­е­мых нови­нок этой осе­ни. В пре­ди­сло­вии автор пре­ду­пре­жда­ет чест­но, что он жур­на­лист, а не исто­рик. Метод повест­во­ва­ния выбран сво­бод­ный…

К сто­ле­тию собы­тия, кото­рое в про­шлой жиз­ни назы­ва­ли Вели­кой Октябрь­ской соци­а­ли­сти­че­ской рево­лю­ци­ей, а теперь левые назы­ва­ют по-преж­не­му, а осталь­ные — по-раз­но­му, в изда­тель­стве «Аль­пи­на нон-фикшн» вышла кни­га «Исто­ри­че­ская неиз­беж­ность? Клю­че­вые собы­тия рус­ской рево­лю­ции». Про­явил ини­ци­а­ти­ву, соста­вил и отре­дак­ти­ро­вал сбор­ник быв­ший посол Вели­ко­бри­та­нии в Рос­сии сэр Энто­ни Брен­тон. С ощу­ще­ни­ем глу­бо­ко­го пони­ма­ния и сочув­ствия я про­чи­та­ла в пре­ди­сло­вии, что Брен­тон потра­тил мно­го вре­ме­ни на обду­мы­ва­ние клю­че­во­го вопро­са рус­ской рево­лю­ции: «Что это было?» Что­бы отве­тить на этот вопрос, он пред­ло­жил про­фес­си­о­наль­ным исто­ри­кам поиг­рать в аль­тер­на­тив­ную исто­рию. Соглас­но усло­ви­ям игры авто­ры в сво­их текстах отве­ча­ли (каж­дый по-сво­е­му) на вопрос, мог­ла ли исто­рия пой­ти по дру­го­му пути в один из выбран­ных момен­тов. Это рис­ко­ван­ный метод исто­ри­че­ско­го иссле­до­ва­ния, пото­му что он тре­бу­ет от уче­но­го высо­чай­шей ква­ли­фи­ка­ции, вооб­ра­же­ния и стро­гой чест­но­сти. Под­су­жи­вать люби­мым геро­ям или засу­жи­вать нелю­би­мых нель­зя — теря­ет­ся весь смысл игры. Пото­му что побе­ды в таких играх не быва­ет, мож­но толь­ко пока­зать кра­со­ту игры. Это вполне касталь­ская затея — полез­ная и инте­рес­ная.

В 1803 году, вве­дя в обра­ще­ние новую денеж­ную еди­ни­цу — золо­той франк, Напо­ле­он I уста­но­вил не толь­ко содер­жа­ние в нем золо­та (0,290322 г), но и соот­но­ше­ние цены золо­та и сереб­ра (1:15,5). Через шесть­де­сят с неболь­шим лет это соот­но­ше­ние было при­ня­то в создан­ном Фран­ци­ей, Бель­ги­ей, Ита­ли­ей и Швей­ца­ри­ей Латин­ском монет­ном сою­зе (ЛМС). Согла­ше­ние о созда­нии сою­за было под­пи­са­но 23 декаб­ря 1865 года и всту­пи­ло в силу 1 авгу­ста 1866 года. Стра­ны дого­во­ри­лись чека­нить стан­дарт­ные по весу и про­бе золо­тые и сереб­ря­ные моне­ты с тем, что­бы обес­пе­чить их вза­и­мо­за­ме­ня­е­мость. Была так­же огра­ни­че­на чекан­ка сереб­ря­ных монет низ­ких номи­на­лов, кото­рые в преды­ду­щие годы созда­ва­ли про­бле­мы. Дело в том, что при­ток золо­та из Кали­фор­нии и Австра­лии в 1840-х годах уве­ли­чил отно­си­тель­ную сто­и­мость сереб­ра, после чего раз­мен­ные сереб­ря­ные моне­ты евро­пей­ских стран, цена метал­ла в кото­рых ста­ла пре­вы­шать номи­нал, ста­ли исче­зать из обра­ще­ния…

Желез­ные доро­ги, слов­но сосу­ды, про­ни­за­ли тело нашей стра­ны, впле­лись в мен­та­ли­тет и быт, в куль­ту­ру повсе­днев­но­сти Рос­сии. Настоль­ко, что кажет­ся — они были все­гда. Тем не менее их актив­ное стро­и­тель­ство нача­лось в Рос­сии толь­ко во вто­рой поло­вине XIX века. Недав­но в мос­ков­ской биб­лио­те­ке им. Досто­ев­ско­го была пред­став­ле­на моно­гра­фия немец­ко­го авто­ра Фритьо­фа Бенья­ми­на Шен­ка «Поезд в совре­мен­ность. Мобиль­ность и соци­аль­ное про­стран­ство Рос­сии в век желез­ных дорог» (изда­тель­ство «НЛО»).

В нача­ле XX века Рос­сий­ская импе­рия вста­ла на путь модер­ни­за­ции и роста уров­ня жиз­ни. Такие кон­цеп­ты, как «обни­ща­ние народ­ных масс», «мало­зе­ме­лье», «голод­ный экс­порт», «непо­мер­ные пла­те­жи», «про­вал аграр­ной рефор­мы», при бли­жай­шем рас­смот­ре­нии ока­зы­ва­ют­ся либо фик­ци­я­ми, либо некор­рект­ны­ми упро­ще­ни­я­ми. Этот вывод исто­рик Миха­ил Давы­дов сде­лал на осно­ве ана­ли­за огром­но­го ста­ти­сти­че­ско­го мате­ри­а­ла. Оль­га Орло­ва в пере­да­че «Гам­бург­ский счет» на Обще­ствен­ном теле­ви­де­нии Рос­сии пого­во­ри­ла с уче­ным о том, как воз­ник­ли эко­но­ми­че­ские мифы о послед­них деся­ти­ле­ти­ях Рос­сий­ской импе­рии и како­вы были наи­бо­лее веро­ят­ные при­чи­ны рево­лю­ции 1917 года.

В кон­це июля в Ново­си­бир­ске про­шла про­све­ти­тель­ская кон­фе­рен­ция NB-Novosibirsk. Ее орга­ни­за­тор Илья Каба­нов пять лет успеш­но про­во­дит фести­валь «Ново­бло­ги­ка». О самом инте­рес­ном, услы­шан­ном там этим летом, рас­ска­зы­ва­ет Юлия Чер­ная, науч­ный жур­на­лист, веду­щая науч­но­го кафе «Эври­ка» (Ново­си­бирск).

В серии книг, выпу­щен­ных Госу­дар­ствен­ной исто­ри­че­ской пуб­лич­ной биб­лио­те­кой к сто­ле­тию Пер­вой миро­вой вой­ны, есть две, затра­ги­ва­ю­щие осо­бен­но ост­рые темы: вос­по­ми­на­ния Юлия Кир­ша и кни­га исто­ри­ка и лите­ра­ту­ро­ве­да, оче­вид­ца собы­тий Пав­ла Щёго­ле­ва.

Уди­ви­тель­ная нау­ка исто­рия. Вро­де бы всё толь­ко о про­шлом, а полу­ча­ет­ся — сплошь о насто­я­щем. Имен­но такая мысль кру­ти­лась у меня в голо­ве, пока я сиде­ла на пер­вой меж­ду­на­род­ной науч­ной кон­фе­рен­ции «Акту­аль­ные про­бле­мы исто­ри­че­ских иссле­до­ва­ний: взгляд моло­дых уче­ных».