Метка: нейроны

Науч­ный жур­на­лист Борис Жуков вни­ма­тель­но про­чи­тал кни­гу Ири­ны Яку­тен­ко «Воля и само­кон­троль. Как гены и мозг меша­ют нам бороть­ся с соблаз­на­ми» (М.: Аль­пи­на нон-фикшн, 2018) и спе­ци­аль­но для ТрВ-Нау­ка напи­сал на нее рецен­зию.

Ней­ро­био­ло­ги дав­но бьют­ся над про­бле­мой, как мозг иден­ти­фи­ци­ру­ет слож­ные объ­ек­ты. Этот про­цесс, как они пола­га­ют, про­ис­хо­дит в ниж­не­ви­соч­ной коре, одна­ко его меха­низм оста­вал­ся неиз­вест­ным. Опре­де­лен­ную ясность внес­ли резуль­та­ты, полу­чен­ные в Кали­фор­ний­ском тех­но­ло­ги­че­ском инсти­ту­те под руко­вод­ством про­фес­со­ра био­ло­гии и био­ин­же­не­рии Дорис Цао (Doris Tsao). Как ока­за­лось, мозг иден­ти­фи­ци­ру­ет лица с помо­щью при­мер­но 200 кле­ток по 50 пара­мет­рам. По мне­нию иссле­до­ва­те­лей, этот меха­низм весь­ма прост и эффек­ти­вен. Лица — удоб­ный объ­ект для иссле­до­ва­ний, так как они пред­став­ля­ют собой доста­точ­но одно­род­ный класс сти­му­лов, кото­рый мож­но опи­сать отно­си­тель­но неболь­шим коли­че­ством пара­мет­ров…

О том, что пара­зи­ты мани­пу­ли­ру­ют пове­де­ни­ем сво­их хозя­ев, изме­няя его к соб­ствен­ной выго­де, напи­са­но мно­го. Один из наи­бо­лее извест­ных мани­пу­ля­то­ров — про­стей­шее Toxoplasma gondii. Самое зна­чи­тель­ное изме­не­ние, вызы­ва­е­мое этим пара­зи­том, назы­ва­ет­ся син­дро­мом фаталь­но­го вле­че­ния. Гры­зу­ны, зара­жен­ные ток­со­плаз­мой, теря­ют врож­ден­ный страх перед запа­хом коша­чьей мочи и реа­ги­ру­ют на него как на феро­мон. Одна­ко ток­со­плаз­мой зара­же­ны мно­гие виды мле­ко­пи­та­ю­щих, в том чис­ле и люди. Воз­мож­но, пара­зит управ­ля­ет и наши­ми дей­стви­я­ми. Вли­я­ние ток­со­плаз­мы на пове­де­ние чело­ве­ка мно­го лет изу­ча­ет про­фес­сор праж­ско­го Кар­ло­ва уни­вер­си­те­та Яро­слав Флегр (Jaroslav Flegr). По его дан­ным, люди, инфи­ци­ро­ван­ные ток­со­плаз­мой, хоть и не оча­ро­ва­ны запа­хом коша­чьей мочи, ста­но­вят­ся к нему менее чув­стви­тель­ны. А недав­но он пред­по­ло­жил, что ток­со­плаз­ма отча­сти ответ­ствен­на за связь сек­су­аль­но­го воз­буж­де­ния с наси­ли­ем, стра­хом и опас­но­стью.

Со шко­лы каж­дый пом­нит, что чело­век раз­ли­ча­ет четы­ре вку­са и эти вку­сы вос­при­ни­ма­ют раз­ные части язы­ка. Кон­чик отве­ча­ет за слад­кое; кис­лое и соле­ное вос­при­ни­ма­ют­ся кра­я­ми, а у осно­ва­ния нахо­дят­ся рецеп­то­ры горь­ко­го. И пер­вое, и вто­рое утвер­жде­ние невер­ны, и извест­но это уже дав­но. Более того, при­выч­ный нам «вкус» опре­де­ля­ет­ся дале­ко не толь­ко вку­со­вы­ми ощу­ще­ни­я­ми.

Есть мно­го спо­со­бов повли­ять на реше­ние людей… Зачем уче­ные это дела­ют и к чему при­во­дят подоб­но­го рода экс­пе­ри­мен­ты? Васи­лий Клю­ча­рёв, вед. науч. сотр. Цен­тра ней­ро­эко­но­ми­ки и когни­тив­ных иссле­до­ва­ний Выс­шей шко­лы эко­но­ми­ки, отве­ча­ет на вопро­сы Оль­ги Орло­вой, веду­щей про­грам­мы «Гам­бург­ский счет».

В этом году Нобе­лев­ская пре­мия по физио­ло­гии и меди­цине при­суж­де­на Джо­ну О’Кифу и супру­гам Мозер… Пре­мия полу­че­на за «откры­тия кле­ток, кото­рые обра­зу­ют систе­му нави­га­ции в моз­ге». Рас­ска­зы­ва­ет ней­ро- и пси­хо­фи­зио­лог Оль­га Свар­ник.