Метка: научная фантастика

Тра­ди­ци­он­ные отче­ты под услов­ным назва­ни­ем «Как я про­вел лето» мы попро­си­ли соста­вить наших дав­них авто­ров и чле­нов ред­со­ве­та.

Антон Перву­шин, писа­тель-фан­таст, автор ряда науч­но-попу­ляр­ных книг и науч­ный жур­на­лист, посвя­тил свою ста­тью дру­гу нашей редак­ции, не раз при­сы­лав­ше­му нам умные и лако­нич­ные ком­мен­та­рии. Его поздрав­ле­ни­ем откры­вал­ся 100-й номер газе­ты в мар­те 2012 года. В этом году Б. Н. Стру­гац­кий отме­тил бы свое 85-летие.

Вре­мя от вре­ме­ни бывая в Москве, я каж­дый раз непре­мен­но при­ез­жаю в гости к сво­е­му учи­те­лю — Евге­нию Льво­ви­чу Вой­скун­ско­му. Риту­ал не меня­ет­ся чет­верть века: рюмоч­ка конья­ка, креп­кий чер­ный кофе, бутер­бро­ды, но глав­ное — раз­го­во­ры, неспеш­ные бесе­ды о глав­ном. 9 апре­ля 2018 года Евге­нию Льво­ви­чу испол­ни­лось 96 лет. Мы рас­смат­ри­ва­ли заме­ча­тель­ные иллю­стра­ции — ста­рые, совет­ских вре­мен, и новые, нари­со­ван­ные спе­ци­аль­но для это­го изда­ния. И, конеч­но, вспо­ми­на­ли…

Про­ана­ли­зи­ро­вать совет­ские исто­ки пост­со­вет­ской лже­на­у­ки было бы не толь­ко поучи­тель­но, но и жиз­нен­но важ­но для осо­зна­ния мно­гих наших нынеш­них про­блем. Одна­ко, боюсь, подоб­ный труд немно­гим по пле­чу. Нуж­но собрать и систем­но изу­чить огром­ную биб­лио­гра­фию. Нуж­но иссле­до­вать про­ис­хож­де­ние и дрейф раз­лич­ных лже­на­уч­ных поня­тий, да еще и на фоне изме­не­ний в самой нау­ке. Нуж­но иметь спектр воз­мож­ных объ­яс­ни­тель­ных гипо­тез, кото­рые затем про­ве­рять на мас­си­ве фак­тов. Для выпол­не­ния тако­го иссле­до­ва­ния тре­бу­ют­ся и погру­жен­ность в саму тему, и без­уко­риз­нен­ная науч­ная кор­рект­ность, и колос­саль­ная рабо­то­спо­соб­ность. Толь­ко тогда резуль­та­ты будут иметь науч­ное зна­че­ние, а не ста­нут еще одним осно­ван­ным на мне­нии сомни­тель­ным аргу­мен­том в око­ло­на­уч­ных поли­ти­че­ских пре­ни­ях. На реше­ние этой непро­стой зада­чи пре­тен­ду­ет ста­тья Ильи Куку­ли­на «Пери­о­ди­ка для ИТР: совет­ские науч­но-попу­ляр­ные жур­на­лы и моде­ли­ро­ва­ние инте­ре­сов позд­не­со­вет­ской науч­но-тех­ни­че­ской интел­ли­ген­ции», опуб­ли­ко­ван­ная в жур­на­ле «Новое лите­ра­тур­ное обо­зре­ние»…

13 октяб­ря 2017 года, в пят­ни­цу, в Санкт-Петер­бур­ге, в Доме писа­те­ля (ули­ца Зве­ни­го­род­ская, д.22) состо­ят­ся Тре­тьи Науч­но-лите­ра­тур­ные чте­ния име­ни А. Р. Беля­е­ва. Нача­ло в 11:00. Вход сво­бод­ный. Беля­ев­ские чте­ния будут орга­ни­зо­ва­ны в фор­ма­те меж­ду­на­род­ной кон­фе­рен­ции, про­ве­де­ние кото­рой рас­счи­та­но на один рабо­чий день в рам­ках еже­год­но­го Беля­ев­ско­го лите­ра­тур­но­го фести­ва­ля.

Без­услов­но, повесть Стру­гац­ких «Пик­ник на обо­чине» — самая «эмблем­ная» и все­ми «рас­тас­кан­ная». Из «Пик­ни­ка» посы­па­лись и ком­пью­тер­ные игруш­ки, и после­до­вав­ший за ними цикл книг-пере­пе­вов, и назва­ния рок-групп, и мно­го­чис­лен­ные лите­ра­тур­ные «хож­де­ния за опас­ны­ми арте­фак­та­ми», и теперь вот-вот нач­нет выхо­дить аме­ри­кан­ский сери­ал, кото­рый ждут кто с нетер­пе­ни­ем, кто с содро­га­ни­ем… Это объ­ек­тив­но самая пере­во­ди­мая повесть Стру­гац­ких и самая при­ве­ча­е­мая на Запа­де. Рецепт и исто­рия напи­са­ния «Пик­ни­ка» доволь­но про­сты, что, конеч­но, не лиша­ет замы­сел эле­гант­но­сти…

При­чи­на дегра­да­ции и почти пол­но­го исчез­но­ве­ния в Рос­сии тако­го попу­ляр­но­го в недав­нем про­шлом жан­ра, как науч­ная фан­та­сти­ка, лежит на поверх­но­сти — это силь­ней­ший дис­тресс, пере­жи­тый людь­ми в ходе пере­строй­ки и транс­фор­ма­ции СССР в кон­гло­ме­рат неза­ви­си­мых госу­дарств, в кото­рых усло­вия жиз­ни силь­но изме­ни­лись, при­чем для боль­шей части насе­ле­ния в худ­шую сто­ро­ну, что явно не спо­соб­ству­ет игре вооб­ра­же­ния и меч­та­тель­но­сти. Послед­ние все­гда были харак­тер­ны для пери­о­да дет­ства и взрос­ле­ния людей, неда­ром фан­та­сти­кой боль­ше все­го увле­ка­лись под­рост­ки и моло­дежь… Отсут­ствие новых науч­ных идей у писа­те­лей-фан­та­стов — сви­де­тель­ство того, что имен­но на раз­вле­че­ние чита­те­лей и на ком­мер­че­ский успех писа­те­лей ори­ен­ти­ро­ва­на совре­мен­ная науч­ная фан­та­сти­ка, пре­вра­тив­ша­я­ся в фэн­те­зи, сказ­ки для взрос­лых.

В изда­тель­стве «Аль­пи­на нон-фикшн» при под­держ­ке фон­да «Тра­ек­то­рия» вышла в свет новая кни­га аст­ро­но­ма, лау­ре­а­та пре­мии «Про­све­ти­тель» Вла­ди­ми­ра Сур­ди­на «Все­лен­ная в вопро­сах и отве­тах. Зада­чи и тесты по аст­ро­но­мии и кос­мо­нав­ти­ке». В новую кни­гу вошли 181 зада­ча, 50 вопро­сов и 319 тестов с отве­та­ми и реше­ни­я­ми.

28 мар­та в № 225 ТрВ-Нау­ка была опуб­ли­ко­ва­на инте­рес­ная ста­тья Анто­на Перву­ши­на «Про­бле­мы науч­ной фан­та­сти­ки в Рос­сии: мни­мые и реаль­ные». Согла­шусь с А. Перву­ши­ным в опре­де­ле­нии пред­ме­та раз­го­во­ра. ННФ («науч­ная науч­ная фан­та­сти­ка», на Запа­де обыч­но — hard science fction) — это фан­та­сти­че­ский текст, «отли­ча­ю­щий­ся от осталь­ных явным при­сут­стви­ем науч­но­го поис­ка (в более широ­ком смыс­ле — науч­но­го мыш­ле­ния) в каче­стве повест­во­ва­тель­ной доми­нан­ты». Одна­ко в ста­тье есть утвер­жде­ния, с кото­ры­ми хоте­лось бы поспо­рить, и при этом нет кри­те­ри­ев ННФ, кото­рые, как мне кажет­ся, долж­ны при­сут­ство­вать, ина­че цель вос­со­зда­ния ННФ в Рос­сии не будет достиг­ну­та.

Вопрос о необ­хо­ди­мо­сти «воз­рож­де­ния» науч­ной фан­та­сти­ки (НФ) в Рос­сии под­ни­ма­ет­ся не в пер­вый раз. В горя­чих дис­кус­си­ях участ­ву­ют писа­те­ли, изда­те­ли, уче­ные, фан­та­сто­ве­ды и, глав­ное, чита­те­ли. Чего же нам не хва­та­ет? Поче­му раз за разом слыш­ны при­зы­вы кар­ди­наль­но пере­ло­мить ситу­а­цию и вер­нуть на рынок пол­но­цен­ную НФ? Раз­ве в Рос­сии изда­ет­ся мало фан­та­сти­че­ских книг, вклю­чая пере­вод­ные? Может быть, вопрос не сто­ит выеден­но­го яйца, а участ­ни­ки дис­кус­сий зря рас­хо­ду­ют свое и чужое вре­мя? Всё же непо­сред­ствен­ный опыт пока­зы­ва­ет нам дру­гое. 5 мар­та 2017 года состо­ял­ся круг­лый стол «Рос­сий­ская науч­ная фан­та­сти­ка» в про­све­ти­тель­ском цен­тре «Архэ», кото­рый вновь вызвал при­сталь­ный инте­рес и ожив­лен­ное обсуж­де­ние на все­воз­мож­ных сете­вых пло­щад­ках…

Тре­тья чет­верть ХХ века — сво­е­го рода золо­той век нау­ки и куль­ту­ры, кото­рый не обо­шел сто­ро­ной и Рос­сию. В том чис­ле это было вре­мя подъ­ема науч­ной фан­та­сти­ки. Потом насту­пи­ла услов­ная эпо­ха потреб­ле­ния со сво­им услов­ным пост­мо­дер­низ­мом, и науч­ная фан­та­сти­ка поблек­ла вме­сте с инте­ре­сом к нау­ке. Сей­час наме­ти­лось нечто вро­де воз­рож­де­ния: нау­ка сно­ва попу­ляр­на, про­све­ти­тель­ские кни­ги про­да­ют­ся при­лич­ны­ми тира­жа­ми. А как обсто­ят дела с науч­ной фантастикой?Чтобы разо­брать­ся в том, что и поче­му про­ис­хо­дит (или не про­ис­хо­дит) в дан­ной сфе­ре, мы реши­ли про­ве­сти круг­лый стол на тему рос­сий­ской НФ (изна­чаль­но идея пред­ло­же­на Ната­ли­ей Деми­ной).

…Давай­те сра­зу к делу. Темой явля­ет­ся науч­ная фан­та­сти­ка — суще­ству­ет ли она в Рос­сии? Если «да», то какой ценой, если «нет», то поче­му? Пер­вый вопрос: Что про­ис­хо­дит с науч­ной фан­та­сти­кой в Рос­сии и в мире? Какие виды фан­та­сти­ки суще­ству­ют? И какие из них не явля­ют­ся науч­ной фан­та­сти­кой, но име­ют к ней отно­ше­ние?

5 мар­та 2017 года (в вос­кре­се­нье) в куль­тур­но-про­све­ти­тель­ском цен­тре «Архэ» состо­ит­ся круг­лый стол «Суще­ству­ет ли рос­сий­ская науч­ная фан­та­сти­ка как явле­ние и нуж­на ли она совре­мен­но­му обще­ству?». Ее орга­ни­за­то­ра­ми поми­мо «Архэ» ста­ли жур­нал «Химия и жизнь» и газе­та «Тро­иц­кий вари­ант — Нау­ка». Вход сво­бод­ный (поощ­ря­ет­ся доб­ро­воль­ное пожерт­во­ва­ние на нуж­ды науч­ной попу­ля­ри­за­ции). Нача­ло в 17:00.

23 сен­тяб­ря в Санкт-Петер­бур­ге про­шли Вто­рые науч­но-лите­ра­тур­ные чте­ния име­ни Алек­сандра Беля­е­ва и были вру­че­ны пре­мии име­ни Беля­е­ва за луч­шие науч­но-попу­ляр­ные пуб­ли­ка­ции 2015 года. Читая в каче­стве чле­на жюри номи­ни­ро­ван­ные на Беля­ев­скую пре­мию про­из­ве­де­ния, я полу­чил огром­ное удо­воль­ствие: по-мое­му, все кни­ги, ста­тьи и про­чие пуб­ли­ка­ции были достой­ны награ­ды! Пора­до­ва­ли и тира­жи: если несколь­ко лет назад науч­но-попу­ляр­ные кни­ги в Рос­сии выхо­ди­ли скром­ны­ми тира­жа­ми 300– 500 экзем­пля­ров, то сей­час сред­ний тираж достиг 3–4 тысяч.

15 октяб­ря Ген­ри­ху Сау­ло­ви­чу Альт­шул­ле­ру испол­ни­лось бы 90 лет. Он ушел из жиз­ни 18 лет назад, но я и сего­дня про­дол­жаю зада­вать ему каверз­ные вопро­сы и слы­шу в ответ тихий иро­ни­че­ский голос. Эти диа­ло­ги, кото­рые я веду сам с собой, помо­га­ют думать, рабо­тать, жить…

23 сен­тяб­ря 2016 года, в пят­ни­цу, в Санкт-Петер­бур­ге, в Доме писа­те­ля, состо­ят­ся Вто­рые Науч­но-лите­ра­тур­ные чте­ния име­ни А.Р. Беля­е­ва. Беля­ев­ские чте­ния будут орга­ни­зо­ва­ны в фор­ма­те меж­ду­на­род­ной кон­фе­рен­ции, про­ве­де­ние кото­рой рас­счи­та­но на один рабо­чий день в рам­ках еже­год­но­го Беля­ев­ско­го лите­ра­тур­но­го фести­ва­ля. Орга­ни­за­то­ры — Санкт-Петер­бург­ский союз уче­ных и Беля­ев­ский фонд под­держ­ки и раз­ви­тия лите­ра­ту­ры.

Фан­та­сты изоб­ра­жа­ют боль­шин­ство вне­зем­ных циви­ли­за­ций антро­по­морф­ны­ми вплоть до пол­ной неот­ли­чи­мо­сти от чело­ве­ка. Попа­да­ют­ся про­из­ве­де­ния с негу­ма­но­ид­ны­ми пер­со­на­жа­ми, но и эти пер­со­на­жи отли­ча­ют­ся от чело­ве­ка чаще все­го фор­мой, а не содер­жа­ни­ем. Совсем ред­ки про­из­ве­де­ния, где иной разум непо­ня­тен, а кон­такт невоз­мо­жен. Послед­ний тип разу­ма пред­став­лял­ся наи­бо­лее веро­ят­ным в реаль­но­сти, но, за ред­ки­ми исклю­че­ни­я­ми, дале­ким от лите­ра­ту­ры. Кос­мос — иная сре­да оби­та­ния, иная эво­лю­ция, иное отно­ше­ние к реаль­но­сти. Иное всё!

Харак­тер­ная осо­бен­ность совре­мен­ной рус­ско­языч­ной науч­ной фан­та­сти­ки: ее не суще­ству­ет. Отдель­ные име­на есть, лите­ра­тур­но­го направ­ле­ния нет. Это не мое мне­ние, а мне­ние экс­пер­тов, кри­ти­ков и цени­те­лей. Хотя мой опыт их мне­нию не про­ти­во­ре­чит.

При­ня­то счи­тать, что фан­та­сты ни во что не ста­вят зако­ны при­ро­ды, управ­ля­ю­щие реаль­ным миром. Но так ли отваж­ны и без­рас­суд­ны «твор­цы миров» и так ли про­сто опи­сать во всех подроб­но­стях мир с иным устрой­ством (даже если в голо­ву при­шла дей­стви­тель­но ори­ги­наль­ная идея)? Раз­би­ра­ет­ся Мак­сим Бори­сов.

На экра­ны вышел науч­но-фан­та­сти­че­ский фильм о меж­звезд­ных путе­ше­стви­ях, чер­ных дырах и дру­гих изме­ре­ни­ях — «Интер­стел­лар». Его глав­ной осо­бен­но­стью счи­та­ет­ся луч­шая, чем в дру­гих лен­тах, про­ра­бот­ка мно­гих физи­че­ских и аст­ро­фи­зи­че­ских дета­лей.

То, что сей­час назы­ва­ют науч­но-фан­та­сти­че­ской литературой,так же отли­ча­ет­ся от НФ 60-х годов про­шло­го века, как весель­ная лод­ка от кате­ра на под­вод­ных кры­льях.

Во вре­ме­на Жюля Вер­на не суще­ство­ва­ло обшир­ной науч­но-попу­ляр­ной лите­ра­ту­ры и функ­цию попу­ля­ри­за­ции науч­ных и тех­ни­че­ских зна­ний вынуж­ден­но взя­ла на себя НФ.

Доволь­но дав­но, когда в рос­сий­ской фан­та­сти­ке толь­ко еще под­ни­ма­лась «шестая вол­на» (сей­час, гово­рят, уже идет на спад седь­мая), мне дове­лось участ­во­вать в дис­кус­сии о том, что при­клю­чи­лось с направ­ле­ни­ем в фан­та­сти­че­ской лите­ра­ту­ре…