Топим за хюгге, или «Словарь перемен 2015−2016»

Ближе к Новому году принято подводить итоги. «Словарь перемен 2015–2016», только что опубликованный писательницей и филологом Мариной Вишневецкой — это тоже ­своеобразный итог, но не истекающего года, и даже не прошлого, а двухлетия перед ними, уже заслоненного ближайшими событиями. «Словарь перемен 2015–2016» — это улов словечек, возникших в 2015–2016 годы в русском языке или заимствованных из социальных жаргонов и других языков; но еще больше в нем в разной степени устойчивых словосочетаний и даже целых фраз, связанных с общественно-политической жизнью…

Лучше без паники

Статья «Группы смерти» в «Новой газете» стала самой обсуждаемой: за одну неделю к ней обратились практически 2 млн человек. Даже за столь короткое время отношение к статье и к теме подростковых суицидов раза три резко менялось. Первая волна тревоги и страха за своих и чужих детей сменилась критикой журналистки (за сверхэмоциональность и отсутствие доказательств) и редакции «Новой» (за неожиданный или непривычный консерватизм и попытки психологического давления на администраторов сайтов).