Метка: молекулярная биология

Навер­ное, ни один ино­стран­ный уче­ный не ока­зал тако­го вли­я­ния на раз­ви­тие моле­ку­ляр­ной био­ло­гии в СССР, как про­фес­сор Мас­са­чу­сет­ско­го тех­но­ло­ги­че­ско­го инсти­ту­та Алек­сандр Рич. Он был пат­ри­ар­хом моле­ку­ляр­ной био­ло­гии, при­над­ле­жал к горст­ке людей, сто­яв­ших у самых ее исто­ков. Все зва­ли его про­сто Алекс, и я буду сле­до­вать этой тра­ди­ции. Ска­зать, что я хоро­шо знал Алек­са, зна­чит ниче­го не ска­зать…

Юрий Мар­ко­вич Васи­льев скон­чал­ся 30 июня 2017 года. 26 нояб­ря ему бы испол­ни­лось 89 лет. Он был выда­ю­щим­ся уче­ным и учи­те­лем. Мы пуб­ли­ку­ем вос­по­ми­на­ния его кол­лег, уче­ни­ков и дру­зей.

В 1930 году Иосиф Ста­лин на встре­че с М. Б. Мити­ным, П. Ф. Юди­ным и В. Н. Раль­це­ви­чем объ­явил, что он отри­ца­ет право­ту взгля­дов А. Вей­сма­на на роль наслед­ствен­но­сти в эво­лю­ции и при­зна­ет пра­виль­ны­ми воз­зре­ния Ламар­ка на роль при­спо­соб­ле­ния орга­низ­мов к окру­жа­ю­щей сре­де. Посте­пен­но ста­лин­ские воз­зре­ния отно­си­тель­но насле­до­ва­ния бла­го­при­об­ре­тен­ных при­зна­ков при­об­ре­ли доми­ни­ру­ю­щее зна­че­ние в мыш­ле­нии «вождя наро­дов». К это­му при­спо­со­би­ли свою рито­ри­ку Тро­фим Лысен­ко и окру­жав­шие его при­спеш­ни­ки… Зако­но­мер­ным след­стви­ем стал доклад Лысен­ко на авгу­стов­ской сес­сии Ака­де­мии сель­хоз­на­ук им. Лени­на (ВАСХНИЛ) 1948 года. Увы, ста­лин­ские воз­зре­ния на био­ло­гию раз­де­лял и Н. С. Хру­щёв, предо­ста­вив­ший (несмот­ря на воз­ра­же­ния уче­ных и даже детей само­го Хру­щё­ва) госу­дар­ствен­ную под­держ­ку Лысен­ко, побед­но утвер­ждав­ше­го, что на сме­ну зло­вред­но­му вли­я­нию Запа­да, и преж­де все­го США, в Совет­ском Сою­зе при­шла новая нау­ка — агро­био­ло­гия, отвер­га­ю­щая гены и их зна­че­ние для наслед­ствен­но­сти.

Важ­ней­ший нюанс вос­при­я­тия моле­ку­ляр­ной био­ло­гии в оте­че­ствен­ных реа­ли­ях: ее тра­ди­ци­он­но сла­бо пре­по­да­ют, осо­бен­но в срав­не­нии с «клас­си­че­ским» физ­ма­том, в шко­лах и вузах Рос­сии. Кро­ме того, в нашей стране очень сла­бо раз­ви­та био- и фар­мин­ду­стрия — и в отсут­ствие инду­стри­аль­но­го, про­мыш­лен­но­го «зака­за» не сло­жи­лось ника­ких типо­вых под­хо­дов к базо­во­му обра­зо­ва­нию в этих обла­стях. В ито­ге эта сфе­ра мало­по­нят­на для моло­де­жи, даже искренне моти­ви­ро­ван­ной на «поиск себя» и на погру­же­ние в новые обла­сти зна­ний.

При­ня­то счи­тать, что в экс­пе­ри­мен­таль­ной био­ло­гии уро­вень работ более или менее кор­ре­ли­ру­ет с уров­нем жур­на­лов, в кото­рых они опуб­ли­ко­ва­ны. И что уро­вень жур­на­ла более или менее кор­ре­ли­ру­ет с его импакт-фак­то­ром. Это не все­гда так.

Интер­вью с рос­сий­ско-аме­ри­кан­ским био­хи­ми­ком, про­фес­со­ром кле­точ­ной био­хи­мии Кал­те­ха (California Institute of Technology) Алек­сан­дром Вар­шав­ским. В 2014 году он стал лау­ре­а­том пре­мии Breakthrough Фон­да Юрия Миль­не­ра за иссле­до­ва­ния в обла­сти наук о жиз­ни.

При­о­ны — это инфек­ци­он­ные бел­ки. Соот­вет­ствен­но, в отли­чие от всех про­чих инфек­ци­он­ных аген­тов, при­о­ны не содер­жат какой-либо гене­ти­че­ской про­грам­мы в виде ДНК или РНК.

Если мож­но себе пред­ста­вить бак­те­рию-муже­не­на­вист­ни­цу, то это, конеч­но, бак­те­рии груп­пы Wolbachia, кото­рые посе­ля­ют­ся в клет­ках насе­ко­мых и вли­я­ют в том чис­ле и на их раз­ви­тие и раз­мно­же­ние.

Бел­ки — это линей­ные поли­мер­ные моле­ку­лы, состо­я­щие из после­до­ва­тель­но­сти ами­но­кис­лот­ных остат­ков. Хотя в при­ро­де суще­ству­ют десят­ки ами­но­кис­лот, основ­ны­ми явля­ют­ся два­дцать непо­сред­ствен­но коди­ру­е­мых в ДНК.

Тре­тье­го декаб­ря в Ден­ве­ре, США, на 51-м еже­год­ном съез­де Аме­ри­кан­ско­го обще­ства кле­точ­ной био­ло­гии тор­же­ствен­но объ­яви­ли резуль­та­ты пер­вых Все­мир­ных кле­точ­ных бегов и награ­ди­ли побе­ди­те­лей.

Сопря­жен­ная с откры­ти­я­ми сла­ва не дает покоя мно­гим геро­ям науч­но­го фрон­та. Если чита­тель откро­ет Гугл на «Вто­рой гене­ти­че­ский код», он обна­ру­жит, что тако­вых суще­ству­ет хоро­ший деся­ток, и все раз­ные.

Аме­ри­кан­ские уче­ные опре­де­ли­ли после­до­ва­тель­ность гено­ма пара­зи­ти­че­ско­го круг­ло­го чер­вя (нема­то­ды) Trichinella spiralis – воз­бу­ди­те­ля три­хи­нел­ле­за.