Метка: молекула

В рам­ках Нобе­лев­ской неде­ли на кра­уд­фандин­го­вой плат­фор­ме Planeta.ru стар­то­ва­ла кам­па­ния по изда­нию про­све­ти­тель­ско­го кален­да­ря «12 мето­дов» с опи­са­ни­ем совре­мен­ных мето­дов био­ло­гии, дата­ми важ­ных науч­ных откры­тий и дня­ми рож­де­ния нобе­лев­ских лау­ре­а­тов.

Вода — един­ствен­ное хими­че­ское веще­ство, кото­рое широ­ко рас­про­стра­не­но в есте­ствен­ных усло­ви­ях на поверх­но­сти Зем­ли во всех трех агре­гат­ных состо­я­ни­ях: жид­ком, твер­дом и газо­об­раз­ном. Озе­ро Бай­кал — самый боль­шой резер­ву­ар прес­ной воды на пла­не­те. Как и у боль­шин­ства жид­ко­стей, плот­ность воды при охла­жде­нии уве­ли­чи­ва­ет­ся. Извест­но око­ло 18 кри­стал­ли­че­ских моди­фи­ка­ций льда.

«Не узок круг, а тонок слой», — при­го­ва­ри­вал мой отец в ответ на жало­бы, что на кон­цер­те, митин­ге, еще где-то, были сплошь зна­ко­мые, то есть «нас так мало». Если его упре­ка­ли в игре слов — не всё ли рав­но, круг или слой, узок или тонок, — то выяс­ня­лось, что очень даже не всё рав­но. Круг отде­лен от плос­ко­сти, но его свой­ства не отли­ча­ют­ся каче­ствен­но от плос­ко­сти в целом, мал круг или велик…

Нано­ме­ди­ци­на зани­ма­ет­ся объ­ек­та­ми раз­ме­ром от деся­ти нано­мет­ров до одной деся­той мик­ро­на. В обла­сти достав­ки лекарств объ­ек­ты менее пяти-деся­ти нано­мет­ров могут про­ни­кать через стен­ки здо­ро­вых кро­ве­нос­ных сосу­дов, и это дела­ет их менее при­год­ны­ми для достав­ки лекарств, так как из сосу­дов они попа­да­ют в здо­ро­вые тка­ни.

6 фев­ра­ля 2018 года Мино­бр­на­у­ки при­су­ди­ло Анти­пре­мию «за самый вред­ный лже­на­уч­ный про­ект» науч­но-про­из­вод­ствен­ной фир­ме «Мате­рия Меди­ка Хол­динг». Это не столь­ко непри­ят­ный эпи­зод в карье­ре ее основ­но­го вла­дель­ца, гене­раль­но­го дирек­то­ра и идей­но­го вдох­но­ви­те­ля — член­ко­ра РАН Оле­га Ильи­ча Эпш­тей­на, — сколь­ко повод для серьез­но­го раз­го­во­ра о небла­го­по­луч­ном — если не ска­зать ката­стро­фи­че­ском — состо­я­нии оте­че­ствен­ной меди­цин­ской нау­ки и меди­цин­ско­го обра­зо­ва­ния.

До недав­не­го вре­ме­ни самой боль­шой досто­вер­но иден­ти­фи­ци­ро­ван­ной моле­ку­лой в моле­ку­ляр­ных обла­ках счи­та­лась моле­ку­ла циа­но­по­ли­и­на. Об ее обна­ру­же­нии в обла­ке TMC-1 было объ­яв­ле­но в ста­тье М. Бел­ла и его кол­лег, и на про­тя­же­нии почти два­дца­ти лет она оста­ва­лась един­ствен­ным 13-атом­ным соеди­не­ни­ем, вклю­чен­ным в спис­ки меж­звезд­ных моле­кул…

Испол­ни­лось сто лет со дня созда­ния в Москве Инсти­ту­та экс­пе­ри­мен­таль­ной био­ло­гии, руко­во­ди­мо­го Н. К. Коль­цо­вым. Экс­пе­ри­мен­ты это­го иссле­до­ва­те­ля при­ве­ли к откры­ти­ям миро­во­го мас­шта­ба. До него уче­ные счи­та­ли, что клет­ки при­ни­ма­ют свою фор­му в зави­си­мо­сти от осмо­ти­че­ско­го дав­ле­ния содер­жа­щих­ся в них веществ…

По дан­ным Все­мир­ной орга­ни­за­ции здра­во­охра­не­ния, от грип­па еже­год­но уми­ра­ет от 250 до 500 тыс. чело­век. Из-за того что этот вирус быст­ро мути­ру­ет и ста­но­вит­ся устой­чи­вым к лекар­ствам, раз­ра­бо­тать эффек­тив­ную вак­ци­ну про­тив него очень слож­но. В Рос­сии эту про­бле­му пыта­ют­ся решить уче­ные из НИИ грип­па в Санкт-Петер­бур­ге. Они созда­ли про­тив сви­но­го грип­па (H1N1) спе­ци­аль­ную анти­ви­рус­ную РНК . Она при­со­еди­ня­ет­ся к опре­де­лен­но­му участ­ку виру­са и не поз­во­ля­ет ему раз­мно­жать­ся и даль­ше зара­жать орга­низм. Но как доста­вить это лекар­ство в орга­низм? Что­бы моле­ку­ла мог­ла попасть в нуж­ную клет­ку и при этом сохра­нить свои свой­ства, ее нуж­но упа­ко­вать в осо­бую кап­су­лу. Спе­ци­аль­но для анти­ви­рус­ной РНК ее раз­ра­бо­та­ли уче­ные из Лабо­ра­то­рии новых лекар­ствен­ных форм на базе Том­ско­го поли­тех­ни­че­ско­го уни­вер­си­те­та. О резуль­та­тах сов­мест­ной рабо­ты было рас­ска­за­но в жур­на­ле Scientifi c Reports от 7 мар­та 2017 года. О дета­лях раз­ра­бот­ки ТрВ-Нау­ка рас­ска­зал веду­щий автор ста­тьи, канд. хим. наук, мл. науч. сотр. лабо­ра­то­рии Алек­сандр Тимин.

Извест­но, что основ­ным пре­пят­стви­ем на пути к все­мер­но­му внед­ре­нию воз­об­нов­ля­е­мых источ­ни­ков энер­гии (преж­де все­го энер­гии солн­ца) ока­зы­ва­ют­ся про­бле­мы накоп­ле­ния этой самой энер­гии и ее транс­пор­ти­ров­ки. Акку­му­ля­то­ры неде­ше­вы и гро­мозд­ки, да и при пре­об­ра­зо­ва­ни­ях све­то­вой энер­гии в элек­три­че­ство, а затем в меха­ни­че­скую энер­гию неиз­беж­ны суще­ствен­ные поте­ри. И как при этом не вспом­нить о про­цес­сах фото­син­те­за, при­су­щих листьям обыч­ных рас­те­ний, что поз­во­ля­ют запа­сать сол­неч­ную энер­гию в виде хими­че­ских соеди­не­ний?

Хираль­ность — несов­ме­сти­мость объ­ек­та со сво­им зер­каль­ным отра­же­ни­ем любой ком­би­на­ци­ей вра­ще­ний и пере­ме­ще­ний в трех­мер­ном про­стран­стве. Речь идет толь­ко об иде­аль­ном плос­ком зер­ка­ле. В нем прав­ша пре­вра­ща­ет­ся в лев­шу и наобо­рот. Хираль­ность типич­на для рас­те­ний и живот­ных, и сам тер­мин про­ис­хо­дит от греч. χείρ — рука. Есть пра­вые и левые ракуш­ки и даже пра­вые и левые клю­вы у кле­стов. «Зер­каль­ность» рас­про­стра­не­на и в нежи­вой при­ро­де. В послед­нее вре­мя ста­ли мод­ны «хираль­ные», т. е. зер­каль­ные часы (обра­ти­те вни­ма­ние на над­пись на цифер­бла­те). И даже в линг­ви­сти­ке есть место хираль­но­сти! Это палин­дро­мы: сло­ва и пред­ло­же­ния-пере­вер­ты­ши, напри­мер: Я УДАРЮ ДЯДЮ, ТЁТЮ РАДУЯ, Я УДАРЮ ТЁТЮ, ДЯДЮ РАДУЯ или ЛЕЕНСОН — УДАВ, НО ОН В АДУ НОС НЕ ЕЛ!

Язы­ки людей неод­но­знач­ны, мно­гие сло­ва в них име­ют не одно, а несколь­ко зна­че­ний. Обыч­но мы улав­ли­ва­ем смысл исхо­дя из кон­тек­ста ска­зан­но­го. У кле­ток свой язык, кото­рый они исполь­зу­ют при син­те­зе бел­ка. Это гене­ти­че­ский код, состо­я­щий из 64 нук­лео­тид­ных три­пле­тов (кодо­нов), 61 из кото­рых, смыс­ло­вые, коди­ру­ют опре­де­лен­ные ами­но­кис­ло­ты, а три стоп-кодо­на вызы­ва­ют завер­ше­ние син­те­за бел­ко­вой моле­ку­лы (транс­ля­ции). Но кодо­ны, ока­зы­ва­ет­ся, могут иметь раз­ный смысл, и, что­бы его понять, при­хо­дит­ся, опять-таки, ори­ен­ти­ро­вать­ся на кон­текст.

В про­шлом номе­ре ТрВ-Нау­ка речь шла о вкла­де трех нобе­лев­ских лау­ре­а­тов это­го года по химии в созда­ние нано­ма­шин. Срав­ни­тель­но лег­ко было объ­яс­нить суть дости­же­ний каж­до­го лау­ре­а­та, пото­му что вряд ли най­дет­ся чело­век, кото­рый не зна­ет, что авто­мо­биль — ездит, мотор — кру­тит­ся, чел­нок — сну­ет взад-впе­ред (пото­му и кос­ми­че­ский корабль, лета­ю­щий туда-сюда, назва­ли шатт­лом). Что дела­ет ком­пью­тер, тоже все зна­ют: гово­ря самы­ми общи­ми сло­ва­ми, обра­ба­ты­ва­ет инфор­ма­цию. А вот как он это дела­ет? И поче­му моле­ку­ляр­ные нано­ма­ши­ны уже есть, а моле­ку­ляр­ный нано­ком­пью­тер, о кото­ром, так же как и о нано­ма­ши­нах, «дис­ку­ти­ро­вал для заба­вы» боль­ше 50 лет назад Ричард Фей­н­ман, до сих пор еще не создан?

Фонд инфра­струк­тур­ных и обра­зо­ва­тель­ных про­грамм сов­мест­но с Офи­сом глав­но­го уче­но­го Мини­стер­ства эко­но­ми­ки Изра­и­ля про­во­дит оче­ред­ной отбор рос­сий­ско-изра­иль­ских про­ек­тов про­мыш­лен­ных науч­но-иссле­до­ва­тель­ских и опыт­но-кон­струк­тор­ских работ.

В каж­дом из нас живет мно­же­ство бак­те­рий и виру­сов — во рту, на коже, в кишеч­ни­ке. Они помо­га­ют пере­ва­ри­вать пищу и усва­и­вать лекар­ства, вли­я­ют на нашу гор­мо­наль­ную и иммун­ную систе­мы и более того — даже на мозг! Всё это сооб­ще­ство мик­ро­ор­га­низ­мов уче­ные назва­ли мик­ро­био­мом. Джон Тёр­ни рас­ска­зы­ва­ет о самых послед­них иссле­до­ва­ни­ях мик­ро­био­ма, о его воз­ник­но­ве­нии, росте и роли в раз­ви­тии самых раз­ных болез­ней (аллер­гии, диа­бе­та, желу­доч­но-кишеч­ных рас­стройств, рака и шизо­фре­нии).

В Ново­си­бир­ске про­шел оче­ред­ной сайнс-слэм. В этот раз он был при­уро­чен к город­ским Дням нау­ки и не обо­шел­ся без ново­вве­де­ний. Орга­ни­за­то­ры впер­вые риск­ну­ли выве­сти его за пре­де­лы Ака­дем­го­род­ка, рас­по­ло­жен­но­го в 20 км к югу от цен­тра Ново­си­бир­ска, и про­ве­сти науч­ные бои в самом цен­тре горо­да, в мод­ном баре «Рок Сити».

В авто­ри­тет­ных науч­ных жур­на­лах за послед­нее вре­мя вышло сра­зу несколь­ко ста­тей, объ­яс­ня­ю­щих «ано­маль­ные» свой­ства воды. «Ано­маль­ные» — не в смыс­ле «памя­ти» и про­чих, увы, попу­ляр­ных заблуж­де­ний о воде. Про­сто во мно­гих слу­ча­ях вода ведет себя не так, как дру­гие жид­ко­сти.