Метка: медь

В про­шлый раз мы гово­ри­ли о том, как появи­лись евро­мо­не­ты. Из чего же сде­ла­ны эти моне­ты? Мел­кие моне­ты досто­ин­ством 1, 2 и 5 цен­тов сде­ла­ны из ста­ли, поэто­му они при­тя­ги­ва­ют­ся маг­ни­том. Крас­ный цвет им при­да­ет медь, кото­рой пла­ки­ро­ва­ны моне­ты. Пла­ки­ров­ка — спо­соб покры­тия одно­го метал­ла тон­ким сло­ем дру­го­го, путем про­кат­ки двух- или трех­слой­но­го паке­та, состав­лен­но­го из этих метал­лов…

Цинк — доволь­но актив­ный металл, он реа­ги­ру­ет с вла­гой и угле­кис­лым газом воз­ду­ха, и его поверх­ность необ­ра­ти­мо покры­ва­ет­ся тем­но-серым сло­ем про­дук­тов окис­ле­ния. Поэто­му цинк пло­хо под­хо­дит для чекан­ки монет. Тем не менее во вре­мя Вто­рой миро­вой вой­ны, когда медь ста­ла стра­те­ги­че­ским мате­ри­а­лом, из цин­ка чека­ни­ли моне­ты во мно­гих стра­нах.

Во вре­мя вой­ны изме­ня­ют­ся при­о­ри­те­ты, цен­ность и доступ­ность метал­лов. Те из них, кото­рые исполь­зу­ют­ся для изго­тов­ле­ния сна­ря­дов (медь) и спе­ци­аль­ных ста­лей (никель), ста­но­вят­ся стра­те­ги­че­ским сырьем. Во вре­мя Вто­рой миро­вой вой­ны Гер­ма­ния пере­шла от монет из брон­зы и нике­ля к цин­ко­вым, алю­ми­ни­е­вым и желез­ным моне­там. Такие же моне­ты чека­ни­ли для окку­пи­ро­ван­ных стран…

В про­шлых ста­тьях (ТрВ-Нау­ка №№ 245–247) рас­ска­зы­ва­лось о моне­тах из золо­та, сереб­ра, меди и пал­ла­дия. С древ­них вре­мен пред­при­ни­ма­лись немно­го­чис­лен­ные попыт­ки исполь­зо­ва­ния для изго­тов­ле­ния монет неко­то­рых дру­гих метал­лов. В древ­ней Бак­трии дела­ли моне­ты из почти совре­мен­но­го мед­но-нике­ле­во­го спла­ва, содер­жа­ще­го 20% нике­ля…

Золо­то, а так­же сереб­ро и медь в тече­ние тысяч лет были основ­ны­ми метал­ла­ми, из кото­рых чека­ни­ли моне­ты. Золо­то — веро­ят­но, пер­вый металл, с кото­рым позна­ко­мил­ся древ­ний чело­век. Золо­то име­ет при­вле­ка­тель­ный внеш­ний вид, не под­вер­же­но кор­ро­зии и обра­зу­ет само­род­ки, ино­гда доволь­но круп­ные…

Чем пло­ха вывес­ка сети «Сто­ло­вая № 1»? Тем, что на ней пока­зан несу­ще­ству­ю­щий объ­ект: моне­та, по рисун­ку (с уче­том изоб­ра­зи­тель­ных услов­но­стей) явля­ю­ща­я­ся совет­ской копей­кой образ­ца 1961–1991 годов, но с датой «2003». А чем луч­ше вывес­ка уже исчез­нув­шей сети уни­вер­са­мов «Копей­ка»? На ней изоб­ра­же­на совре­мен­ная рос­сий­ская копей­ка, кото­рая ниче­му не про­ти­во­ре­чит. Понят­но, поче­му воз­ни­ка­ют такие ана­хро­низ­мы — из жела­ния уве­ко­ве­чить на лого­ти­пе дату осно­ва­ния (ана­ло­гич­ные совет­ские копей­ки с рос­сий­ски­ми дата­ми при­сут­ству­ют на лого­ти­пах газет «Копей­ка» из г. Ноябрьск и «Полез­ная копей­ка»). Рос­сий­ская копей­ка такой воз­мож­но­сти не дает, дата на ней рас­по­ло­же­на не на той сто­роне, что номи­нал.
Исто­рия совет­ской копей­ки начи­на­ет­ся не сто лет назад, а в 1867 году, когда царь Алек­сандр II ввел новый обра­зец мед­ных монет, сохра­нив­ший­ся до рево­лю­ции 1917 года…

Бабуш­ка все­гда застав­ля­ла меня мыть руки после того, как я тро­гал день­ги. Она была пра­ва: пер­вые опа­се­ния, что бумаж­ные день­ги могут слу­жить пере­нос­чи­ка­ми пато­ге­нов, появи­лись более ста лет назад [Schaarschmidt 1884], а пер­вое систе­ма­ти­че­ское иссле­до­ва­ние — чуть менее пяти­де­ся­ти [Abrams 1972], когда мне было девять лет. (Не думаю, впро­чем, что бабуш­ка была зна­ко­ма с эти­ми пуб­ли­ка­ци­я­ми, — ско­рее, ею дви­гал про­стой здра­вый смысл и, воз­мож­но, вли­я­ние дедуш­ки-хирур­га.) Ран­ние рабо­ты опи­ра­лись на клас­си­че­ские мик­ро­био­ло­ги­че­ские под­хо­ды и мог­ли оце­нить рас­про­стра­нен­ность толь­ко куль­ти­ви­ру­е­мых бак­те­рий. Сра­зу ста­ло ясно, — впро­чем, как и ожи­да­лось, — что на моне­тах бак­те­рий мень­ше (13%), чем на бумаж­ных день­гах (42%). Это под­твер­ди­лось в Каме­руне, где бак­те­рии были най­де­ны на 97% банк­нот и 88% монет, и в Поль­ше: 80–90% и 65% соот­вет­ствен­но.

Исто­рия Сре­ди­зем­но­мо­рья кон­ца ран­ней Антич­но­сти опре­де­ля­лась вой­на­ми меж­ду Рим­ской рес­пуб­ли­кой и Кар­фа­ге­ном, извест­ны­ми под назва­ни­ем Пуни­че­ских войн. Парал­лель­но с эти­ми собы­ти­я­ми в Риме про­ис­хо­ди­ла денеж­ная рефор­ма. Денеж­ная систе­ма Рим­ской рес­пуб­ли­ки до того бази­ро­ва­лась на мед­ных моне­тах, а леги­о­не­рам выпла­чи­ва­ли сти­пен­дию в сереб­ре.

Серо­во­до­род, зна­ко­мый нам по запа­ху тух­лых яиц, при чрез­вы­чай­но высо­ком дав­ле­нии в 1,5 млн атмо­сфер (150 ГПа) пре­вра­ща­ет­ся в сверх­про­вод­ник, оста­ю­щий­ся тако­вым при рекорд­но высо­кой тем­пе­ра­ту­ре в 203 кель­ви­на (–70 °С).