Метка: мечты

Осе­нью 2017 года в Прин­стоне, не дожив до 52 лет, ушел из жиз­ни выда­ю­щий­ся мате­ма­тик, лау­ре­ат Фил­дсов­ской пре­мии Вла­ди­мир Вое­вод­ский. О том, какую мате­ма­ти­ку оста­вил после себя Вла­ди­мир Алек­сан­дро­вич, Оль­га Орло­ва рас­спра­ши­ва­ла спе­ци­а­ли­ста по алгеб­ра­и­че­ской гео­мет­рии, про­фес­со­ра РГГУ и Неза­ви­си­мо­го мос­ков­ско­го уни­вер­си­те­та, докт. физ.-мат. наук Геор­гия Шаба­та.

Вита­лий Его­ров: «На самом деле Илон Маск не сде­лал ниче­го фан­та­сти­че­ско­го. Такое делал Коро­лёв, делал Глуш­ко. Такое дела­ли совет­ские люди и могут сде­лать рус­ские. Маск не обле­тел нас в тех­но­ло­ги­ях. Он обле­тел в смыс­лах». Мы попро­си­ли веду­щих рос­сий­ских уче­ных и попу­ля­ри­за­то­ров кос­мо­нав­ти­ки отре­а­ги­ро­вать на эту репли­ку В. Его­ро­ва.

В при­во­ди­мом ниже тек­сте в первую оче­редь систе­ма­ти­зи­ро­ва­ны ито­ги мно­го­лет­них раз­мыш­ле­ний авто­ров о том, как при­ве­сти в поря­док нашу изряд­но истоп­тан­ную рос­сий­скую науч­ную тер­ри­то­рию. Авто­ры зара­нее гото­вы к упре­кам в про­жек­тер­стве, посколь­ку ника­ких пред­по­сы­лок для реа­ли­за­ции пред­став­лен­ной про­грам­мы не про­смат­ри­ва­ет­ся сей­час даже на гори­зон­те. Одна­ко если они вдруг когда-либо появят­ся, позд­но будет систе­ма­ти­зи­ро­вать — надо будет дей­ство­вать, при­чем после­до­ва­тель­но и быст­ро.

«Весь мир наси­лья мы раз­ру­шим до осно­ва­нья, а затем мы наш, мы новый мир постро­им…» — пели по все­му миру в нача­ле XX века. И хотя в ори­ги­на­ле эти стро­ки зву­чат по-дру­го­му, в рус­ском вари­ан­те в них слы­шит­ся архи­тек­тур­ный отте­нок. Не огра­ни­чен­ная ста­рым миром (исто­ри­ей, клас­си­че­ской тра­ди­ци­ей) архи­тек­тур­ная фан­та­зия пере­жи­ла в постре­во­лю­ци­он­ной Рос­сии бур­ный рас­свет. Резуль­та­том этой фан­та­зии стал рус­ский кон­струк­ти­визм — самый соци­аль­но-ори­ен­ти­ро­ван­ный, ради­каль­ный и уто­пич­ный стиль из всех направ­ле­ний миро­во­го архи­тек­тур­но­го аван­гар­да. Одна­ко если со сто­ро­ны тра­ди­ции все огра­ни­че­ния были сня­ты, то уйти от жест­ких рамок, кото­рые накла­ды­вал реаль­ный уро­вень раз­ви­тия стро­и­тель­ной инду­стрии того вре­ме­ни, архи­тек­то­ры не мог­ли…

Пер­вым делом ска­жу самое страш­ное: Шко­ла Моей Меч­ты — это шко­ла не для всех. «Все» обя­за­ны прой­ти толь­ко про­грам­му началь­ной шко­лы. С кото­рой тоже хоро­шо бы разо­брать­ся, вычи­стив из нее повто­ры и мето­ди­че­ские заско­ки и мак­си­маль­но раз­но­об­ра­зив «вхо­ды», так что­бы прой­ти ее мог­ли и те, кто еще до нее при­вык читать для соб­ствен­но­го удо­воль­ствия, и те, кто не осво­ил ни одной бук­вы, — но что­бы при этом они не ока­за­лись в одном клас­се. Но это — отдель­ный раз­го­вор.

Пуб­ли­ку­ем отве­ты веду­щих учи­те­лей на вопро­сы ТрВ-Нау­ка: О чем Вы меч­та­е­те как чело­век и как учи­тель? 2. Не пред­став­ля­ет­ся ли Вам Ваша рабо­та в шко­ле сизи­фо­вым тру­дом? Как Вам в роли Сизи­фа? 3. Что помо­га­ет Вам защи­тить­ся от эмо­ци­о­наль­но­го выго­ра­ния, от нескон­ча­е­мых реформ школь­но­го обра­зо­ва­ния?

Чле­нам Сове­та по нау­ке при Мино­бр­на­у­ки были зада­ны четы­ре вопро­са: 1. «О чем Вы меч­та­е­те как уче­ный, автор книг и ста­тей, как про­све­ти­тель?» 2. «Не пред­став­ля­ет­ся ли Вам Ваша рабо­та в Сове­те по нау­ке сизи­фо­вым тру­дом?..» 3. «Какие науч­ные про­ек­ты Вас сей­час боль­ше все­го вдох­нов­ля­ют?..» 4. «… Вос­при­ни­ма­е­те ли вы себя как пред­ста­ви­те­лей, сво­е­го рода деле­га­тов от все­го науч­но­го сооб­ще­ства или исклю­чи­тель­но как „луч­ших сре­ди луч­ших“?» Пуб­ли­ку­ем посту­пив­шие отве­ты.

В юби­лей­ном номе­ре ТрВ-Нау­ка мы опуб­ли­ко­ва­ли под­бор­ку откли­ков веду­щих рос­сий­ских про­све­ти­те­лей «О чем Вы меч­та­е­те как чело­век и про­све­ти­тель». Не все отве­ты уда­лось вме­стить в номер, поэто­му мы реши­ли про­дол­жить пуб­ли­ка­цию «мечт».

С при­хо­дом вес­ны, нака­нуне оче­ред­но­го дня рож­де­ния нашей газе­ты, кото­рый всё про­грес­сив­ное чело­ве­че­ство отме­ча­ет 1 апре­ля, мы попро­си­ли наших авто­ров рас­ска­зать, о чем они меч­та­ют.

Рос­сий­ская дей­стви­тель­ность не созда­ла язы­ка для раз­го­во­ра о поли­ти­че­ском; уни­вер­саль­ный язык, при­ня­тый в боль­шин­стве стран, ока­зал­ся очень быст­ро дис­кре­ди­ти­ро­ван; поли­ти­че­ские тер­ми­ны поте­ря­ли свое зна­че­ние мно­го лет назад. Либе­ра­лы и демо­кра­ты, ком­му­низм и наци­о­на­лизм, пар­ла­мент и выбо­ры, аннек­сия и рефе­рен­дум — все эти сло­ва в Рос­сии озна­ча­ют не совсем то, что на Запа­де, или даже совсем не то, или же не озна­ча­ют уже ниче­го опре­де­лен­но­го.

Павел Чебо­та­рев, зав. лабо­ра­то­ри­ей Инсти­ту­та про­блем управ­ле­ния РАН делит­ся с чита­те­ля­ми сво­и­ми меч­та­ми.

На кон­фе­рен­ции Обще­ства науч­ных работ­ни­ков, состо­яв­шей­ся 29 фев­ра­ля 2016 года, один из докла­дов вызвал смех и горя­чее одоб­ре­ние участ­ни­ков. Игорь Воло­вич, зав. отде­лом мате­ма­ти­че­ской физи­ки МИАН, член-кор­ре­спон­дент РАН, член клу­ба «1 июля», пред­ло­жил залу помеч­тать и при­ме­нить к чинов­ни­кам такие же пра­ви­ла игры, по кото­рым они хотят, что­бы игра­ли уче­ные.

Ана­то­лий Вер­шик, гл. науч. сотр. Санкт-Петер­бург­ско­го отде­ле­ния МИАН: «Моло­дой исто­рик, живу­щий в XXII веке, взял себе такую тему дис­сер­та­ции по исто­рии: „Рос­сий­ские мас­сме­диа 10-х годов XXI века: оцен­ка прав­ди­во­сти мате­ри­а­лов; что оста­ет­ся?“. Ну конеч­но, боль­шую часть он отки­нул сра­зу…»

Мария Моли­на, Миха­ил Бур­цев и Алек­сандр Ершов рас­ска­зы­ва­ют о сво­их меч­тах.

Мак­сим Крон­гауз: «Стыд­но при­зна­вать­ся, но я ни о чем не меч­таю. И это не зна­чит, что у меня нет жела­ний. Про­сто я их ста­ра­юсь реа­ли­зо­вать, осу­ще­ствить, испол­нить. А это озна­ча­ет, что по раз­ря­ду мечт они никак не про­хо­дят. В обыч­ной жиз­ни у меня, прав­да, есть есте­ствен­ное жела­ние, кото­рое в силу невы­пол­ни­мо­сти услов­но мож­но счи­тать меч­той…»

Сер­гей Ижев­ский: «Мне мно­го лет: без мало­го 80. Я ате­ист. И отно­шусь спо­кой­но к неиз­беж­но­сти ухо­да «в мир иной». Я не меч­таю о момен­таль­ной смер­ти без боли… О чем же я еще меч­таю?..»

Борис Жуков: «Так вот, пожа­луй, самая пер­вая моя меч­та как науч­но­го жур­на­ли­ста — это что­бы мои сооте­че­ствен­ни­ки зна­ли и пом­ни­ли эле­мен­тар­ные есте­ствен­но-науч­ные исти­ны. Напри­мер, что мы все состо­им из кле­ток. Что гены есть у все­го того, что мы едим (а отнюдь не толь­ко у ген­но-моди­фи­ци­ро­ван­ных орга­низ­мов — как, соглас­но опро­сам, счи­та­ет сего­дня почти поло­ви­на взрос­лых рос­си­ян)».

Евге­ний Кунин: «На что, дей­стви­тель­но, наде­юсь? Если совер­шен­но крат­ко, то на то, что нау­ка как целое, как дви­же­ние разо­вьет заме­ча­тель­ные дости­же­ния послед­них лет, пре­одо­ле­ет сего­дняш­ний систем­ный кри­зис и будет раз­ви­вать­ся с уско­ре­ни­ем, пре­об­ра­зуя, так ска­зать, дей­стви­тель­ность. И — в более лич­ном плане — что это будет про­ис­хо­дить доста­точ­но глад­ко в тече­ние сле­ду­ю­щих лет два­дца­ти, так что, если пове­зет, удаст­ся в этом при­нять какое-то свое, мел­кое уча­стие».