Топим за хюгге, или «Словарь перемен 2015−2016»

Ближе к Новому году принято подводить итоги. «Словарь перемен 2015–2016», только что опубликованный писательницей и филологом Мариной Вишневецкой — это тоже ­своеобразный итог, но не истекающего года, и даже не прошлого, а двухлетия перед ними, уже заслоненного ближайшими событиями. «Словарь перемен 2015–2016» — это улов словечек, возникших в 2015–2016 годы в русском языке или заимствованных из социальных жаргонов и других языков; но еще больше в нем в разной степени устойчивых словосочетаний и даже целых фраз, связанных с общественно-политической жизнью…

«Виновна в экстремизме и растрате» — 2

Приговор по делу Натальи Шариной, бывшего директора Библиотеки украинской литературы, решением Мосгорсуда от 24 апреля 2018 года оставлен без изменений. Хронику событий восстанавливает писатель, свидетель нашумевшего процесса Марина Вишневецкая.

«Виновна в экстремизме и растрате»

Приговор по делу Натальи Шариной, бывшего директора Библиотеки украинской литературы, решением Мосгорсуда от 24 апреля 2018 года оставлен без изменений. Хронику событий восстанавливает писатель, свидетель нашумевшего процесса Марина Вишневецкая.

2017 год в неологизмах и мемах

Мемов, без знания которых, казалось, нам ни за что не понять друг друга, не отыскать уже днем с огнем. Но наиболее памятливые из нас эти слова собирают, самые дотошные пишут для них дефиниции. И прошлое не исчезает. Упакованное в неологизмы, оно всегда под рукой. Есть ли более экономный способ — вспомнить, рассказать, подытожить?