Метка: лингвистика

В под­мос­ков­ной Иван­те­ев­ке попа­лась на гла­за вывес­ка: «„Кно­па“ — това­ры для детей». Сре­ди заве­де­ний, свя­зан­ных с детьми, «Кно­пы» и «Кро­хи» встре­ча­ют­ся частень­ко: мага­зи­ны дет­ской одеж­ды, част­ные сади­ки, дет­ские парик­ма­хер­ские, вся­че­ские раз­ви­ва­ю­щие цен­тры… Кно­па, понят­но, наме­ка­ет на пере­нос­ное зна­че­ние сло­ва кноп­ка — малень­кое суще­ство, ребе­нок, — а еще демон­стри­ру­ет необыч­ный тип созда­ния новых слов. Для это­го типа суще­ству­ет спе­ци­аль­ный тер­мин — обрат­ная дери­ва­ция.

В кон­це июля в Пра­ге состо­я­лась XVI Меж­ду­на­род­ная олим­пи­а­да по линг­ви­сти­ке. Рос­сий­ские школь­ни­ки полу­чи­ли одну сереб­ря­ную и четы­ре брон­зо­вые награ­ды. Спе­ци­аль­но для ТрВ-Нау­ка репор­таж с олим­пи­а­ды напи­са­ла член ее жюри Ксе­ния Гиля­ро­ва, доцент Инсти­ту­та линг­ви­сти­ки Рос­сий­ско­го Госу­дар­ствен­но­го гума­ни­тар­но­го уни­вер­си­те­та (РГГУ).

Мас­ля­та и опя­та. Навер­ня­ка, при всем раз­но­об­ра­зии мест­ных назва­ний все­го дико­рас­ту­ще­го, боль­шин­ство назы­ва­ет оби­та­те­лей моло­дых сос­ня­ков в мас­ля­ных корич­не­вых шляп­ках имен­но мас­ля­та­ми, а люби­те­лей рас­ти на пнях боль­ши­ми ком­па­ни­я­ми — опя­та­ми. Оба сло­ва ужас­но похо­жи на назва­ния дете­ны­шей: котя­та, лися­та, совя­та. Мас­ле­нок — мас­ля­та, сове­нок — совя­та. Как же такие име­на появи­лись у гри­бов?

С 8 по 17 июля 2018 года в под­мос­ков­ном учеб­ном цен­тре «Воро­но­во» про­шла оче­ред­ная лет­няя линг­ви­сти­че­ская шко­ла. О ней рас­ска­зал ТрВ-Нау­ка член ее орг­ко­ми­те­та (уже 10 лет), канд. филол. наук, науч. сотр. Шко­лы фило­ло­гии факуль­те­та гума­ни­тар­ных наук НИУ-ВШЭ, лау­ре­ат пре­мии «Про­све­ти­тель» Алек­сандр Пипер­ски. Бесе­до­ва­ла Ната­лия Деми­на.

Заду­мы­ва­лись ли вы над тем, как мы назы­ва­ем сво­их род­ных? На пер­вый взгляд вам может пока­зать­ся, что ответ на этот вопрос три­ви­а­лен. А на вто­рой — уже хочет­ся изу­чить этот вопрос попо­дроб­нее. Имен­но этим заня­лась Оль­га Тужик, уче­ни­ца шко­лы № 179 г. Моск­вы, участ­ни­ца про­шед­шей Лет­ней шко­лы по линг­ви­сти­ке — 2018, пред­ста­вив­шая в Воро­но­во свой про­ект.

«Автор­ка пишет о про­бле­ме», «лек­тор­ка рас­ска­жет о меха­низ­мах вос­при­я­тия», «У ком­мен­та­тор­ки всё сме­ша­лось в одну кучу…» Если вы завсе­гда­тай соц­се­тей или, напри­мер, The Village, вряд ли подоб­ное вас мино­ва­ло. И имен­но автор­ка в гла­зах широ­кой пуб­ли­ки оли­це­тво­ря­ет так назы­ва­е­мые «феми­ни­ти­вы». Для одних — дурац­кое ново­вве­де­ние и пор­ча язы­ка, для дру­гих — тоже ново­вве­де­ние, но, наобо­рот, дол­го­ждан­ное…

Гла­гол сидеть в (имен­но с пред­ло­гом «в»!) обрел новое зна­че­ние так лег­ко, что мы и не заме­ти­ли, когда имен­но оно про­скольз­ну­ло в язык. Как же полу­чи­лось, что новое состо­я­ние… дея­тель­ность… да что там — новая раз­но­вид­ность жиз­ни! — по-рус­ски ста­ла «сиде­ни­ем в»?

Шко­ло­та, либе­ро­та, поли­то­та… Чуть ли не у всех тече­ний и групп обра­зо­ва­лись насмеш­ли­вые соби­ра­тель­ные назва­ния на -ота. «Отку­да взял­ся суф­фикс „-ота“», — вот уж «сво­их не позна­ша». Как насчет доб­ро­та, кра­со­та, высо­та? Пехо­та? Древ­ний сла­вян­ский суф­фикс -от(а) мож­но было бы даже назвать арха­ич­ным, если бы он вдруг не реин­кар­ни­ро­вал­ся как «стиль­ный, мод­ный, моло­деж­ный».

Когда люди, даже не заду­мы­ва­ясь об этом, исполь­зу­ют в ходе сво­е­го раз­го­во­ра одно­вре­мен­но два язы­ка, то линг­ви­сты назы­ва­ют такое явле­ние пере­клю­че­ни­ем кодов (и близ­кое к нему — сме­ше­ни­ем кодов). Пред­ло­же­ние может быть нача­то на язы­ке А, а завер­ше­но на язы­ке Б, или после выска­зы­ва­ния на язы­ке А гово­ря­щий про­дол­жа­ет речь на язы­ке Б. Пере­клю­че­ние кодов — это не заим­ство­ва­ние…

Кон­цеп­ту­аль­ные схе­мы и набо­ры поня­тий, кото­ры­ми школь­ная про­грам­ма обре­ме­ня­ет учи­те­лей, про­сто-напро­сто пло­хие. Совре­мен­ная школь­ная грам­ма­ти­ка осно­ва­на на иде­ях Алек­сандра Пеш­ков­ско­го — заме­ча­тель­но­го рус­ско­го линг­ви­ста нача­ла XX века, авто­ра зна­ме­ни­той кни­ги «Рус­ский син­так­сис в науч­ном осве­ще­нии». Целью этой кни­ги было под­нять на совре­мен­ный (для тогдаш­не­го) вре­ме­ни науч­ный уро­вень школь­ное изу­че­ние грам­ма­ти­ки…

Сти­му­лом для насто­я­щей пуб­ли­ка­ции послу­жил, к сожа­ле­нию, не толь­ко юби­лей Мак­са Фасме­ра, но и собы­тие отнюдь не юби­лей­но­го свой­ства. В «Лите­ра­тур­ной газе­те» за 21 мар­та с. г. опуб­ли­ко­ва­на ста­тья В. Писа­но­ва «Мина, зало­жен­ная Мак­сом Фасме­ром». Име­ет­ся в виду «мина» под рус­скую куль­ту­ру и нау­ку о рус­ском язы­ке. Счи­та­ем необ­хо­ди­мым заявить, что эта ста­тья явля­ет­ся неве­же­ствен­ной кле­ве­той на вели­ко­го уче­но­го.

На каких язы­ках гово­рят на севе­ре нашей пла­не­ты? Кто гово­рит на них сего­дня и как пред­ки этих людей вза­и­мо­дей­ство­ва­ли друг с дру­гом в про­шлом? Как эти кон­так­ты отра­зи­лись на искон­ных язы­ках севе­ра и на рус­ском язы­ке? Уни­каль­ны ли язы­ко­вые кон­так­ты, кото­рые мы видим на севе­ре, по срав­не­нию с теми, что опи­сы­ва­ют линг­ви­сты в дру­гих частях све­та? Мы пыта­ем­ся дать отве­ты на все эти вопро­сы в рам­ках про­ек­та «Дина­ми­ка язы­ко­вых кон­так­тов в цир­кум­по­ляр­ном реги­оне», бази­ру­ю­щем­ся в Инсти­ту­те язы­ко­зна­ния РАН.

За столь­ко лет про­фес­си­о­наль­но­го обще­ния с рус­ским язы­ком удив­ле­ние, увы, несколь­ко при­туп­ля­ет­ся, поэто­му ска­жу о пяти фак­тах, кото­рые меня по-преж­не­му вдох­нов­ля­ют. Ответ будет ско­рее эмо­ци­о­наль­ным, чем раци­о­наль­ным. Во-пер­вых, это рус­ские при­став­ки (суф­фик­сы тоже важ­ны, но не так изящ­ны)…

Как-то раз я насла­жда­лась спо­ром зна­то­ков, кажет­ся, на «Отве­тах Mail.ru», об уда­ре­нии в сло­ве тво­рог. Для каж­до­го из вари­ан­тов — творóг и твóрог — нашлись те, кто счи­тал имен­но его «ужас­ным и дере­вен­ским». Как извест­но, оба вари­ан­та — лите­ра­тур­ная нор­ма, и субъ­ек­тив­ность ощу­ще­ний от того или ино­го про­из­но­ше­ния здесь была осо­бен­но оче­вид­ной. Меж­ду тем ощу­ще­ния в таких слу­ча­ях почти реаль­ные, физи­че­ские…

Одну неоче­вид­ную и очень совре­мен­ную роль выпол­ня­ют те самые дими­ну­ти­вы, по-школь­но­му — умень­ши­тель­но-лас­ка­тель­ные суф­фик­сы, кото­рые в «хоро­шем обще­стве» при­ня­то пори­цать. Зачем мы так гово­рим? Ну, или, точ­нее, зачем мы так пишем? Поче­му «без­на­деж­нень­ко», а не «без­на­деж­но»? Что это за «логич­нень­ко» — поче­му не «логич­но»?..

12 декаб­ря 2017 года Андрей Ана­то­лье­вич Зализ­няк про­чел в Инсти­ту­те сла­вя­но­ве­де­ния РАН доклад о бере­стя­ных гра­мо­тах, най­ден­ных в про­шед­шем сезоне; 16 декаб­ря он про­вел заня­тие со сту­ден­та­ми МГУ по исто­ри­че­ской акцен­то­ло­гии рус­ско­го язы­ка; 24 декаб­ря его не ста­ло. Неожи­дан­ность его ухо­да поверг­ла всё науч­ное сооб­ще­ство в глу­бо­кую скорбь, сме­шан­ную с оби­дой и чув­ством про­те­ста.

Скон­чал­ся Андрей Ана­то­лье­вич Зализ­няк (29 апре­ля 1935 — 24 декаб­ря 2017). Линг­вист, сумев­ший стать для про­фес­си­о­на­лов эта­ло­ном в том, что каса­ет­ся науч­ной доб­ро­со­вест­но­сти, тща­тель­но­сти и деталь­но­сти ана­ли­за и, это осо­бен­но бро­са­лось в гла­за, чет­ко­сти, ясно­сти и крат­ко­сти изло­же­ния.

Одним из самых ярких собы­тий в мире линг­ви­сти­ки, да и нау­ки в целом, явля­ет­ся еже­год­ная осен­няя лек­ция Андрея Ана­то­лье­ви­ча Зализ­ня­ка, посвя­щен­ная бере­стя­ным гра­мо­там. Даже огром­ная поточ­ная ауди­то­рия в глав­ном зда­нии МГУ, в кото­рой уже вто­рой год про­хо­дит это меро­при­я­тие (рань­ше все соби­ра­лись в зна­чи­тель­но мень­шей по раз­ме­рам ауди­то­рии гума­ни­тар­но­го кор­пу­са), не спо­соб­на вме­стить всех жела­ю­щих: места при­хо­дит­ся зани­мать зара­нее; мно­гие сто­ят, сидят в про­хо­дах. При­чем инте­рес эта тема вызы­ва­ет не толь­ко у про­фес­си­о­наль­ных линг­ви­стов: узнать о новых наход­ках соби­ра­ет­ся самая раз­но­маст­ная пуб­ли­ка…

При­бли­жа­ет­ся 16 нояб­ря 2017 года — день, когда мы узна­ем име­на лау­ре­а­тов пре­мии «Про­све­ти­тель». Пред­ла­га­ем ваше­му вни­ма­нию рецен­зию писа­те­ля-фан­та­ста Анто­на Перву­ши­на на кни­гу Алек­сандра Пипер­ски «Кон­стру­и­ро­ва­ние язы­ков: от эспе­ран­то до дотра­кий­ско­го» (М.: Аль­пи­на нон-фикшн, 2017), вышед­шую в финал.
Алек­сандр Пипер­ски, кан­ди­дат фило­ло­ги­че­ских наук, начи­на­ет свою кни­гу с утвер­жде­ния, что в совре­мен­ном мире насчи­ты­ва­ет­ся око­ло семи тысяч язы­ков. Кажет­ся, что при таком изоби­лии язы­ков «есте­ствен­ных» нет нуж­ды в созда­нии «искус­ствен­ных», ведь их вве­де­ние в линг­ви­сти­ку запу­та­ет и без того слож­ную про­бле­ма­ти­ку.
И всё же «искус­ствен­ные» язы­ки появ­ля­ют­ся регу­ляр­но, при­чем даже обы­ва­тель кое-что зна­ет о них: напри­мер, широ­кую извест­ность полу­чи­ло эспе­ран­то, создан­ное вар­шав­ским оку­ли­стом Лаза­рем Замен­го­фом. Разу­ме­ет­ся, ака­де­ми­че­ская линг­ви­сти­ка смот­рит свы­со­ка на все эти изоб­ре­те­ния, пола­гая, что подоб­ная дея­тель­ность не име­ет смыс­ла, а ее резуль­та­ты явля­ют­ся «про­яв­ле­ни­ем сво­бод­ной воли одно­го чело­ве­ка», на изу­че­ние кото­рой не сто­ит тра­тить силы науч­но­го сооб­ще­ства. Одна­ко, ука­зы­ва­ет Алек­сандр Пипер­ски, «про­яв­ле­ния сво­бод­ной чело­ве­че­ской воли актив­но изу­ча­ют­ся лите­ра­ту­ро­ве­де­ни­ем, искус­ство­зна­ни­ем, музы­ко­ве­де­ни­ем» — чем линг­ви­сти­ка хуже?

Недав­но спро­си­ла сту­ден­ток и сту­ден­тов: слу­шай­те, а вам что, дей­стви­тель­но не нуж­ны запя­тые? Конеч­но, я утри­ро­ва­ла. В боль­шин­стве их тек­стов боль­шин­ство запя­тых сто­ит на нуж­ных местах. Я име­ла в виду отсут­ствие запя­тых в осталь­ных местах, в чем мне почу­ди­лась некая систе­ма­тич­ность. Напри­мер, в обо­ро­тах с обоб­ща­ю­щим сло­вом, при кото­ром сто­ит сло­во «такой»: «Такая фор­ма бра­ка как поли­ги­ния» (сту­ден­че­ское эссе), «с точ­ки зре­ния тако­го тече­ния как уни­вер­са­лизм» (анно­та­ция, зада­ние) и т. д. Без­услов­ный лидер по про­пус­кам — скром­ная малень­кая запя­тая перед сою­зом «и» в слож­но­со­чи­нен­ном пред­ло­же­нии. Ее игно­ри­ру­ют все — и юные, и взрос­лые, и даже грам­мар-наци­сты. И даже редак­тор эко­ло­ги­че­ской газе­ты, в кото­рой я рабо­та­ла, не подо­зре­ва­ла о ней, умуд­рив­шись мно­го лет назад закон­чить без это­го зна­ния фил­фак. Тоталь­ный игнор, как сей­час гово­рят…

Исто­ри­че­ская нау­ка, как и любая нау­ка, вне узких наци­о­наль­ных инте­ре­сов. А в дан­ном слу­чае идет сме­ше­ние нау­ки с идео­ло­ги­ей. Цель исто­рии как науч­но­го зна­ния, гово­ря Ваши­ми сло­ва­ми, «с точ­ки зре­ния абстракт­но­го» — в выяв­ле­нии фак­тов, в их интер­пре­та­ции. А как всё это будет слу­жить наци­о­наль­ным инте­ре­сам — это уже дело госу­дар­ствен­ных мужей, но никак не исто­ри­ков.

Све­жий повод для пани­ки: министр обра­зо­ва­ния Рос­сии Оль­га Васи­лье­ва заяви­ла, что из школь­ных учеб­ни­ков будут изы­мать ино­стран­ные сло­ва. Что имен­но слу­чи­лось? На Обще­рос­сий­ском роди­тель­ском собра­нии 2017 года мини­стру зачи­та­ли вопрос «Рус­ско­го Радио»: «Поче­му в учеб­ни­ках и про­чей школь­ной лите­ра­ту­ре и в оби­хо­де пре­по­да­ва­те­лей при­сут­ству­ют такие сло­ва, как пар­кинг, ингре­ди­ен­ты, шопинг, биз­нес и т. д.? Это же вырож­де­ние рус­ско­го язы­ка!». Ответ Васи­лье­вой: «Это очень важ­ный вопрос. Когда я гово­ри­ла, отве­чая про экс­пер­ти­зу учеб­ни­ков… мы сде­ла­ем всё воз­мож­ное, что­бы эти сло­ва как мож­но реже встре­ча­лись в текстах. Это дей­стви­тель­но недо­пу­сти­мая вещь». Заяв­ле­ние бес­ком­про­мисс­ное. Неуже­ли из учеб­ни­ков химии исчез­нет тер­мин ингре­ди­ен­ты?

ТрВ-Нау­ка обра­тил­ся к веду­щим рос­сий­ским уче­ным с прось­бой поде­лить­ся ново­стя­ми о том, как они про­во­дят лето, над чем сей­час рабо­та­ют и что их тре­во­жит в науч­но-обра­зо­ва­тель­ной сфе­ре. Пуб­ли­ку­ем посту­пив­шие отве­ты.

Пуб­ли­ку­ем про­дол­же­ние бесе­ды с линг­ви­стом, пере­вод­чи­ком и пра­во­за­щит­ни­ком Сер­ге­ем Лёзо­вым. Нача­ло в «Тро­иц­ком вари­ан­те – нау­ка» от 29 мар­та.

Попу­ля­ри­за­ция линг­ви­сти­че­ских зна­ний может и долж­на быть кра­соч­ной и зре­лищ­ной. Хоро­шим при­ме­ром сотруд­ни­че­ства энту­зи­а­стов и про­фес­си­о­наль­ных линг­ви­стов мож­но счи­тать Мос­ков­ский меж­ду­на­род­ный фести­валь язы­ков, кото­рый уже более деся­ти лет про­во­дит Мос­ков­ская эспе­ран­то-ассо­ци­а­ция MASI. Меро­при­я­тие это абсо­лют­но не ком­мер­че­ское, здесь не допус­ка­ет­ся рекла­ма язы­ко­вых кур­сов или школ: цель фести­ва­ля — позна­ко­мить широ­кую пуб­ли­ку с как мож­но боль­шим чис­лом язы­ков, дать пред­став­ле­ние о язы­ко­вом раз­но­об­ра­зии…

Линг­вист, пра­во­за­щит­ник, пере­вод­чик Сер­гей Лёзов рас­ска­зал спе­ци­аль­но­му кор­ре­спон­ден­ту «Тро­иц­ко­го вари­ан­та – Нау­ка» Алек­сею Огнё­ву о пожиз­нен­ном романе с фило­ло­ги­ей, позд­не­со­вет­ском дис­си­дент­стве, под­поль­ном пра­во­сла­вии и о том, чем апо­ло­ге­ти­ка отли­ча­ет­ся от сво­бод­но­го поис­ка.

Юрий Дере­ни­ко­вич Апре­сян — ака­де­мик РАН, гл. науч. сотр. лабо­ра­то­рии ком­пью­тер­ной линг­ви­сти­ки Инсти­ту­та про­блем пере­да­чи инфор­ма­ции им. А. А. Хар­ке­ви­ча Рос­сий­ской ака­де­мии наук (ИППИ РАН). В отли­чие от преды­ду­щих выпус­ков «Мате­ма­ти­че­ских про­гу­лок», вопро­сы, по прось­бе про­фес­со­ра Апре­ся­на, были состав­ле­ны и зада­ны в пись­мен­ном виде. Вопро­сы под­го­то­ви­ли Миха­ил Гель­фанд и Ири­на Левон­ти­на.

В 2012 году, на свое 80-летие, рос­сий­ско-канад­ский линг­вист Игорь Мель­чук при­ез­жал в Моск­ву, где в рам­ках кон­фе­рен­ции «Язы­ко­зна­ние sub specie руси­сти­ки: вза­и­мо­дей­ствие язы­ко­вых эле­мен­тов», про­хо­див­шей в Инсти­ту­те рус­ско­го язы­ка им. В. В. Вино­гра­до­ва РАН, состо­я­лось его чество­ва­ние. Пуб­ли­ку­ем рас­шиф­ров­ку корот­кой бесе­ды Ната­лии Деми­ной с И. А Мель­чу­ком.

Юрий Дере­ни­ко­вич Апре­сян – ака­де­мик РАН, гл. науч. сотр. лабо­ра­то­рии ком­пью­тер­ной линг­ви­сти­ки Инсти­ту­та про­блем пере­да­чи инфор­ма­ции им. А. А. Хар­ке­ви­ча Рос­сий­ской ака­де­мии наук (ИППИ РАН). В отли­чие от преды­ду­щих выпус­ков «Мате­ма­ти­че­ских про­гу­лок», вопро­сы, по прось­бе про­фес­со­ра Апре­ся­на, были состав­ле­ны и зада­ны в пись­мен­ном виде. Вопро­сы под­го­то­ви­ли Миха­ил Гель­фанд и Ири­на Левон­ти­на.

В тече­ние пяти лет, к 2020 году, все рос­сий­ские шко­лы долж­ны перей­ти на новый стан­дарт обу­че­ния, в кото­ром вто­рой ино­стран­ный язык вво­дит­ся с пято­го клас­са как обя­за­тель­ный пред­мет. Теперь уже быв­ший министр обра­зо­ва­ния и нау­ки РФ Дмит­рий Лива­нов объ­яс­нил это ново­вве­де­ние тем, что ино­стран­ные язы­ки раз­ви­ва­ют память и повы­ша­ют интел­лект детей. Зав. лабо­ра­то­ри­ей ней­ро­линг­ви­сти­ки Выс­шей шко­лы эко­но­ми­ки (Москва), канд. филол. наук Оль­га Дра­гой рас­ска­за­ла Инне Воро­бей о когни­тив­ных про­цес­сах, про­ис­хо­дя­щих в моз­ге при изу­че­нии новых язы­ков.

Хираль­ность — несов­ме­сти­мость объ­ек­та со сво­им зер­каль­ным отра­же­ни­ем любой ком­би­на­ци­ей вра­ще­ний и пере­ме­ще­ний в трех­мер­ном про­стран­стве. Речь идет толь­ко об иде­аль­ном плос­ком зер­ка­ле. В нем прав­ша пре­вра­ща­ет­ся в лев­шу и наобо­рот. Хираль­ность типич­на для рас­те­ний и живот­ных, и сам тер­мин про­ис­хо­дит от греч. χείρ — рука. Есть пра­вые и левые ракуш­ки и даже пра­вые и левые клю­вы у кле­стов. «Зер­каль­ность» рас­про­стра­не­на и в нежи­вой при­ро­де. В послед­нее вре­мя ста­ли мод­ны «хираль­ные», т. е. зер­каль­ные часы (обра­ти­те вни­ма­ние на над­пись на цифер­бла­те). И даже в линг­ви­сти­ке есть место хираль­но­сти! Это палин­дро­мы: сло­ва и пред­ло­же­ния-пере­вер­ты­ши, напри­мер: Я УДАРЮ ДЯДЮ, ТЁТЮ РАДУЯ, Я УДАРЮ ТЁТЮ, ДЯДЮ РАДУЯ или ЛЕЕНСОН — УДАВ, НО ОН В АДУ НОС НЕ ЕЛ!

Утром 10 октяб­ря, нака­нуне лек­ции ака­де­ми­ка РАН Андрея Ана­то­лье­ви­ча Зализ­ня­ка о ново­най­ден­ных бере­стя­ных гра­мо­тах, мы по прось­бе науч­но­го жур­на­ли­ста Ната­лии Деми­ной оза­да­чи­лись вопро­сом, когда же нача­лась эта тра­ди­ция, и пой­ма­ли себя на ощу­ще­нии, что она была все­гда. Вопрос был пере­ад­ре­со­ван само­му лек­то­ру, и ока­за­лось, что наше ощу­ще­ние отча­сти спра­вед­ли­во. Сна­ча­ла эти отче­ты про­хо­ди­ли на заня­ти­ях на семи­на­ре Вик­то­ра Мар­ко­ви­ча Живо­ва, но точ­ную дату участ­ни­ки уже не очень уве­рен­но назы­ва­ют сами: либо 1986, либо 1987 год. Полу­ча­ет­ся, что уже трид­цать лет (раз­ве что с неиз­беж­ны­ми про­пус­ка­ми в «тощие» годы, когда за сезон не было ни одной наход­ки, но таких лет немно­го) по осе­ни Москва при­вык­ла слы­шать из пер­вых уст подроб­но­сти о жиз­ни древ­них нов­го­род­цев, вопло­тив­ши­е­ся в их дело­вой пере­пис­ке.

22 сен­тяб­ря 2016 года (чет­верг) в рам­ках цик­ла «Пуб­лич­ные лек­ции «Полит.ру» высту­пит рос­сий­ский линг­вист, канд. филол. наук, зав. кафед­рой исто­рии и фило­ло­гии Даль­не­го Восто­ка, с.н.с. Цен­тра ком­па­ра­ти­ви­сти­ки Инсти­ту­та восточ­ных куль­тур РГГУ, дирек­тор Лабо­ра­то­рии восто­ко­ве­де­ния и срав­ни­тель­но-исто­ри­че­ско­го язы­ко­зна­ния Шко­лы акту­аль­ных гума­ни­тар­ных иссле­до­ва­ний Инсти­ту­та обще­ствен­ных наук РАН­ХиГС Геор­гий Сер­ге­е­вич Ста­ро­стин. Лек­ция прой­дет в рам­ках ново­го цик­ла лек­ций «Полит.ру» о совре­мен­ной исто­ри­че­ской линг­ви­сти­ке.

В послед­ние дни июля в индий­ском горо­де Май­су­ре про­шла XIV Меж­ду­на­род­ная олим­пи­а­да по линг­ви­сти­ке для школь­ни­ков. Рос­сию на олим­пиа­де пред­став­ля­ли восемь стар­ше­класс­ни­ков, ото­бран­ных сре­ди побе­ди­те­лей XLVI Тра­ди­ци­он­ной олим­пи­а­ды по линг­ви­сти­ке. Рос­сий­ские школь­ни­ки обо­шли всех сво­их сопер­ни­ков и по коли­че­ству золо­тых меда­лей, и по обще­му чис­лу наград.

Меж­дис­ци­пли­нар­ная груп­па уче­ных из Рос­сии, Чехии и Англии толь­ко что высту­пи­ла с опро­вер­же­ни­ем гипо­те­зы о том, что этнос евре­ев-ашке­на­зов яко­бы сфор­ми­ро­вал­ся в Восточ­ной Тур­ции, а не в Гер­ма­нии, а их язык идиш яко­бы при­над­ле­жит к сла­вян­ской груп­пе (Flegontov et al. 2016). Ранее такая вер­сия про­ис­хож­де­ния ашке­на­зов была выдви­ну­та науч­ной груп­пой под руко­вод­ством Эра­на Элха­и­ка из Уни­вер­си­те­та Шеф­фил­да (Das et al. 2016) и широ­ко разо­шлась в СМИ вес­ной это­го года. Эта поле­ми­ка явля­ет­ся частью очень дав­не­го спо­ра об исто­рии этно­са евре­ев-ашке­на­зов и одно­вре­мен­но вскры­ва­ет отри­ца­тель­ные осо­бен­но­сти рабо­ты био­ло­ги­че­ских науч­ных жур­на­лов. Но обо всем по поряд­ку.

Каким обра­зом совре­мен­ным пре­по­да­ва­те­лям выс­ше­го учеб­но­го заве­де­ния уда­ет­ся соче­тать воз­рос­шую нагруз­ку с науч­но-иссле­до­ва­тель­ской рабо­той? Какое вре­мя мож­но потра­тить на напи­са­ние каче­ствен­ных науч­ных ста­тей без ущер­ба для учеб­но­го про­цес­са? На эти и дру­гие вопро­сы отве­ча­ет Оль­га Ворон, канд. филол. наук, доцент, зав. кафед­рой линг­ви­сти­ки и про­фес­си­о­наль­ной ком­му­ни­ка­ции в обла­сти зару­беж­но­го реги­о­но­ве­де­ния.

О рус­ском язы­ке как об оке­ане, о том, как свя­за­но обра­зо­ва­ние и вла­де­ние язы­ком, о том, с каки­ми слож­но­стя­ми стал­ки­ва­ют­ся пере­вод­чи­ки и про­грам­ми­сты, созда­ю­щие про­грам­мы пере­во­да, Юлия Чер­ная побе­се­до­ва­ла с про­фес­со­ром Юри­ем Шати­ным.

16 апре­ля про­шла акция «Тоталь­ный дик­тант», став­шая по-насто­я­ще­му все­мир­ной. В этом году дик­тант писа­ли более 150 тыс. чело­век на шести кон­ти­нен­тах, в морях и даже в воз­ду­хе. А парой меся­цев рань­ше в рам­ках «Тоталь­но­го дик­тан­та» про­шел пер­вый тема­ти­че­ский сайнс-слэм.

Сре­ди семит­ских язы­ков наря­ду с хоро­шо извест­ны­ми (ска­жем, араб­ский и иврит) есть и совсем ред­кие — и мерт­вые, и пока еще живые, но неин­те­рес­ные порой даже самим носи­те­лям. О том, как, кому и зачем пре­по­да­ют эти язы­ки, рас­ска­зы­ва­ет линг­вист Сер­гей Вла­ди­ми­ро­вич Лёзов, доцент Инсти­ту­та восточ­ных куль­тур и антич­но­сти РГГУ по кафед­ре исто­рии и фило­ло­гии Древ­не­го Восто­ка. Вопро­сы зада­ва­ла Анна Мура­до­ва, канд. филол. наук, ст. науч. сотр. Инсти­ту­та язы­ко­зна­ния РАН.

40-я Меж­дис­ци­пли­нар­ная шко­ла-кон­фе­рен­ция «Инфор­ма­ци­он­ные тех­но­ло­гии и систе­мы» (ИТиС 2016) прой­дет в этом году с 25 по 30 сен­тяб­ря на бере­гу Фин­ско­го зали­ва, в посел­ке Репи­но Ленин­град­ской обла­сти.

В сти­хо­тво­ре­нии «Не у меня, не у тебя — у них…» раз­во­ра­чи­ва­ет­ся пол­но­вес­ная три­а­да «грам­ма­ти­че­ский тер­мин» — «тер­мин био­ло­ги­че­ский» — «тер­мин обще­куль­тур­ный» (весь­ма близ­кий к нетер­ми­но­ло­ги­че­ско­му пла­сту лек­си­ки). При­сут­ствие есте­ствен­но­на­уч­ной сти­хии ока­за­лось, вооб­ще гово­ря, не столь оче­вид­ным даже для «пер­во­го чита­те­ля»…

28–29 янва­ря 2016 года в Инсти­ту­те язы­ко­зна­ния РАН про­шла меж­ду­на­род­ная кон­фе­рен­ция кель­то­ло­гов Focal, fos agus foghlaim («Сло­во, зна­ние и обу­че­ние» по-ирланд­ски), посвя­щен­ная юби­лею про­фес­со­ра Татья­ны Андре­ев­ны Михай­ло­вой. Как вооб­ще воз­ник­ла и эво­лю­ци­о­ни­ро­ва­ла эта область зна­ния в нашей стране? Вспо­ми­на­ет Анна Мура­до­ва, канд. филол. наук, ст. науч. сотр. Инсти­ту­та язы­ко­зна­ния РАН.

Когда гово­рят о суще­ство­ва­нии осо­бой струи «науч­ной поэ­зии» в твор­че­стве О. Э. Ман­дель­шта­ма, чаще все­го име­ют в виду сти­хо­тво­ре­ния, тема­ти­че­ски свя­зан­ные или цели­ком посвя­щен­ные тем или иным направ­ле­ни­ям науч­ной мыс­ли… Меж­ду тем в насле­дии поэта есть смысл, как нам кажет­ся, выде­лять и ком­мен­ти­ро­вать еще одно явле­ние, одно­вре­мен­но более кон­крет­ное и более все­объ­ем­лю­щее, напря­мую сцеп­лен­ное с его инте­ре­сом к язы­ку науч­но­го зна­ния.

Жите­ли Рос­сии исполь­зу­ют для обще­ния более ста язы­ков. Но дале­ко не все из них хоро­шо опи­са­ны линг­ви­ста­ми. А неко­то­рые вовсе могут исчез­нуть, не дождав­шись сво­их иссле­до­ва­те­лей. Мож­но ли и нуж­но ли сохра­нять язы­ко­вое раз­но­об­ра­зие? Об этом Оль­га Орло­ва, веду­щая про­грам­мы «Гам­бург­ский счет» на Обще­ствен­ном теле­ви­де­нии Рос­сии, рас­спро­си­ла Сер­гея Тате­во­со­ва, докт. филол. наук, про­фес­со­ра МГУ име­ни М. В. Ломо­но­со­ва.

29 нояб­ря 2015 года на Меж­ду­на­род­ной книж­ной ярмар­ке Non/​fction состо­я­лась пре­зен­та­ция новой кни­ги Ири­ны Левон­ти­ной «О чем речь». В обсуж­де­нии кни­ги при­ня­ли уча­стие фило­ло­ги Еле­на и Алек­сей Шме­ле­вы, писа­те­ли Люд­ми­ла Улиц­кая и Лев Рубин­штейн и сама автор кни­ги. Пуб­ли­ку­ем рас­шиф­ров­ку состо­яв­ше­го­ся меро­при­я­тия.

Что такое пафос­ня́? Како­во про­ис­хож­де­ние сло­ва «отва­га»? В чем отли­чие «вче­ра» от «нака­нуне»? Эти и дру­гие инте­рес­ней­шие вопро­сы под­ни­ма­ют­ся в новой кни­ге «О чем речь» (Corpus, 2015) заме­ча­тель­но­го оте­че­ствен­но­го линг­ви­ста Ири­ны Левон­ти­ной.

… на рубе­же XIX и XX веков при рас­коп­ках в Тур­ции были най­де­ны таб­лич­ки с кли­но­пи­сью, кото­рую чех Гроз­ный рас­шиф­ро­вал, — это ока­зал­ся язык хет­тов… Тогда же на севе­ро-запа­де Китая были обна­ру­же­ны таб­лич­ки с индий­ской пись­мен­но­стью VI–VIII веков н. э., но язык был не индий­ский. Индий­цы зва­ли этот народ тоха­ра­ми. Эти таб­лич­ки тоже уда­лось рас­шиф­ро­вать. … два или три близ­ко­род­ствен­ных язы­ка ока­за­лись индо­ев­ро­пей­ски­ми, отли­ча­ю­щи­ми­ся от всех осталь­ных…

Когда речь идет о про­цес­сах язы­ко­вой гло­ба­ли­за­ции и вли­я­нии этих про­цес­сов на раз­ви­тие совре­мен­но­го рус­ско­го язы­ка, пер­вое и, может быть, послед­нее, что при­хо­дит на ум, — огром­ное коли­че­ство слов, заим­ство­ван­ных из англий­ско­го в послед­ние 20–25 лет. Дей­стви­тель­но, лег­ко пред­по­ло­жить, что чита­тель сра­зу же при­пом­нит десят­ки, если не сот­ни заим­ство­ван­ных слов…

… неко­то­рые укра­ин­ские люби­те­ли исто­рии видят свой пат­ри­о­ти­че­ский долг в том, что­бы обес­пе­чить укра­ин­ско­му наро­ду знат­ных пред­ков — как мож­но более древ­них — и вся­че­ски их воз­ве­ли­чить. Три­поль­скую куль­ту­ру они облю­бо­ва­ли для это­го, опи­ра­ясь на ее яркую и бога­тую рас­пис­ную кера­ми­ку, ее ран­нее зем­ле­де­лие и огром­ные посе­ле­ния.

«Верить в бере­стя­ные гра­мо­ты — это как верить в веч­ный дви­га­тель», — вот такую фра­зу выдал мне недав­но один зна­ко­мый… Я решил разо­брать­ся в про­бле­ме вме­сте со сво­им оппо­нен­том, что­бы дока­зать ему, что вопрос «веры» в кон­крет­ном слу­чае и в исто­рии вооб­ще не сто­ит. Заод­но я хотел обна­ру­жить те логи­че­ские ошиб­ки, кото­рые при­во­дят к «сен­са­ци­он­ным выво­дам».

Про­гу­ли­ва­ясь по живо­пис­ным сред­не­ве­ко­вым улоч­кам бре­тон­ских горо­дов, турист нет-нет да и наткнет­ся на мага­зи­ны, где рядом с суве­ни­ра­ми и кра­соч­ны­ми путе­во­ди­те­ля­ми про­да­ют­ся кни­ги на непо­нят­ном язы­ке. Непо­нят­ном не толь­ко при­ез­жим, но и боль­шин­ству жите­лей Бре­та­ни.

29 апре­ля испол­ни­лось 80 лет про­слав­лен­но­му линг­ви­сту, ака­де­ми­ку Андрею Ана­то­лье­ви­чу Зализ­ня­ку. Хотя, конеч­но, пове­рить в это труд­но — настоль­ко он юн, быстр и летящ. А те, кто слы­шал Зализ­ня­ка толь­ко по радио, так и вовсе отка­зы­ва­ют­ся верить, что слу­ша­ли не голос совер­шен­но моло­до­го чело­ве­ка.