О словах в океане

Вошедшая в шорт-лист премии «Просветитель» книга Ирины Левонтиной «Русский со словарем» — не словарь и не учебник, хотя ее автор — лингвист и специалист именно по лексикографии, т.е. по составлению словарей.

Плагиат Артамоновой: за гранью безумного или просто скверный анекдот?

О том, как И.М. Артамонова – заведующая кафедрой журналистики Донецкого национального университета (Украина), – переведя дипломные работы студентов журфака МГУ им. Ломоносова, стала доктором наук по социальным коммуникациям.

Доктатура языка

Сердце лингвиста наполняет безмерное отчаяние при мысли о ежечасной потере невосполнимых «элементов единой книги» — вымирающих языков. Кажется, такие потери сродни нашим потерям родных людей.

Лонг-лист премии «Просветитель»

8 июня обнародован длинный список премии «Просветитель» 2010 г. в области научно-популярной литературы. В него вошли 25 книг, присланных как центральными, так и региональными издательствами, а также представленные оргкомитетом премии, основателем фонда «Династия» Дмитрием Зиминым, членами совета фонда и Клубом научных журналистов. Всего было подано более 90 заявок.

Премия «Просветитель-2009»: как оживить рынок научно-популярной литературы?

В конце февраля в Москве объявлено о начале приема заявок на соискание премии «Просветитель». Это первая в истории современной России премия в области научно-популярной литературы.

Всё сложнее

Очень невыигрышно выглядят часто специалисты по сравнению с дилетантами в разного рода телешоу и прочих радиопередачах. Им задают вопрос, желая получить ответ «да» или «нет», а они заводят свое: Тут всё сложнее. С одной стороны... И очень многих людей жутко раздражает это нежелание дать простой ответ на простой вопрос, а любое с одной стороны кажется им занудством или неуверенностью. Притом зануда еще и сердится, если от него требуют наконец определиться - «да» все-таки или «нет». А если рядом сидит оппонент, который «не в теме», то он часто с апломбом заявляет: Да конечно, вот так, я же помню, как нас учили,…

Храм науки и хлам науки

Помню, как на следующий год после войны я впервые взошел на ступени главного здания Университета в Ленинграде - Двенадцати Петровских коллегий. Слева - музей-квартира Менделеева; на втором этаже - уставленный книжными шкафами длиннющий (почти на полкилометра) коридор с портретами и статуями ученых, работавших в Университете; из окон видно во дворе массивное здание «Жё де пом» (для игры в ручной мяч), из которого Попов отправил первую радиограмму; по соседству - Кунсткамера с конференц-залом Академии наук и ломоносовской мозаикой Полтавской баталии. Было полное ощущение, что вступаешь в храм науки.