Метка: квантовая механика

В новом научно-популярном проекте «Лаба.медиа» (Laba.media) выходят подкасты по истории науки «Научно-спиритический сеанс „Не верьте лорду Кельвину“». В этом цикле научный журналист Ольга Орлова предлагает действующим ученым «поговорить» с умершими предшественниками, сообщить им важные новости, задать интересующие вопросы. В данном выпуске научно-спиритического сеанса докт. физ.-мат. наук, профессор Канзасского университета, космолог Сергей Шандарин «оживляет» Георгия Гамова.

Во всех достаточно крупных государствах с исторически развитой национальной культурой существует часть общества, членов которой принято называть учеными. В России начало этому положил Пётр Великий, учредивший Академию наук, которой и поручил «науки производить». Заметим, что он не конкретизировал, какие именно, предоставив членам Академии самим решать этот вопрос.

Умер самый знаменитый физик современности с яркой и тяжелой судьбой. Человек, сумевший обратить свой недуг во благо. Под благом я понимаю прежде всего его просветительскую миссию. Многие хорошие физики занимались просветительством, но никого не воспринимали с таким вниманием, как Стивена Хокинга. Поражал сам факт того, что статьи, книги и выступления исходят от человека, не способного пошевелиться.

Переместимся в отстоящие от нас всего на три-четыре поколения 1920-е годы, когда в мучительных поисках истины рождалась новая наука — квантовая механика. Для Вернера Гейзенберга, которого справедливо считают отцом этой теории, 1922 год выдался особенно насыщенным, фактически переломным в научной карьере совсем еще молодого человека…

…Давайте сразу к делу. Темой является научная фантастика — существует ли она в России? Если «да», то какой ценой, если «нет», то почему? Первый вопрос: Что происходит с научной фантастикой в России и в мире? Какие виды фантастики существуют? И какие из них не являются научной фантастикой, но имеют к ней отношение?

На вопрос ТрВ-Наука, зачем теология современному университету, ответил канд. физ.-мат. наук, канд. богословия, директор Научно-богословского центра междисциплинарных исследований СПбГУ, доцент Санкт-Петербургской духовной академии, настоятель университетского храма Святых апостолов Петра и Павла, протоиерей Кирилл Копейкин.

Член жюри премии Алексей Семихатов посвятил свою статью внимательному разбору легендарной книги Леонида Пономарева «Под знаком кванта».

9 октября 2013 года Нобелевский комитет присудил премию по химии Мартину Карплусу (Martin Karptus), МайклуЛевитту (Michael Levitt) и Арие Варшелу (Arieh Warshel) за создание многоуровневых моделей сложных химических систем.

Наука кроме всего прочего интересна своей непредсказуемостью. Большинство технических достижений физики ХХ века справедливо связывают с квантовой механикой.

Факультет математики ВШЭ, Культурный центр ЗИЛ и Лекторий Политехнического музея организовали в Москве цикл научно-популярных лекций о математике.

Это последняя из работ Эдуарда Павловича Круглякова против лженауки, законченная в октябре 2011 года — предисловие к № 9 бюллетеня «В защиту науки», который вышел в декабре 2011-го.

Нобелевская премия по физи­ке 2012 года присуждена Сер­жу Арошу (Serge Haroche) из College de France (Франция) и Дэвиду Уайнленду (David Wineland) из Нацио­нального Института стандартов (США).

Международная премия им. Исаака Яковлевича Померанчука присуждается ежегодно с 1998 года — одному иностранно­му и одному российскому ученому. Область — теоретическая физика, в основном связанная с физикой частиц.

Из предположения, что человек существо разумное, следует необходимость ценностной оценки им своей деятельности. Ученый тоже человек и вопрос «В чем заключается ценность научных исследований?» не должен быть ему совершенно чужд.

Серию статей «10 фактов о…» продолжает статья известного физика и популяризатора науки, докт. физ.-мат. наук, лауреата премии «Просветитель» 2009 г. Леонида Пономарева.

В большей части современной теоретической физики (статистическая механика, квантовая механика, квантовая теория поля) исходным объектом являются гамильтонианы.

Избыток событий при низких энергиях в пучке мюонных антинейтрино не наблюдался, в отличие от пучка мюонных нейтрино. Очередной ли это сюрприз, на которые так богата нейтринная физика, или трудности сложного эксперимента — покажет ближайшее будущее.