Метка: коммунизм

Отно­ше­ние Лени­на к людям, полу­чив­шим обра­зо­ва­ние и заня­тым интел­лек­ту­аль­ным тру­дом, оста­ва­лось отри­ца­тель­ным на про­тя­же­нии всей его поли­ти­че­ской карье­ры. И сам Ленин, и его адеп­ты не стес­ня­лись обзы­вать вра­га­ми новой вла­сти любой обра­зо­ван­ный пер­со­нал, заня­тый в управ­ле­нии пред­при­я­ти­я­ми и орга­ни­за­ци­я­ми, не мог­ло идти речи о под­держ­ке педа­го­гов всех уров­ней, уче­ных, вра­чей, писа­те­лей, музы­кан­тов и ком­по­зи­то­ров, худож­ни­ков, арти­стов всех жан­ров. Зашка­ли­ва­ли злоб­ные выпа­ды, адре­со­ван­ные слу­жи­те­лям любой рели­гии.

В кни­ге «Ста­лин и мошен­ни­ки в нау­ке» и в ста­тье в ТрВ-Нау­ка № 250 я подроб­но опи­сал, как в 1930 году Ста­лин сооб­щил фило­со­фам-ста­ли­ни­стам о сво­ем несо­гла­сии с выво­да­ми немец­ко­го уче­но­го Авгу­ста Вей­сма­на. Слу­шав­шие Ста­ли­на Митин и др. поде­ли­лись его взгля­да­ми с Тро­фи­мом Лысен­ко, кото­рый уже в сле­ду­ю­щем году пере­шел от преж­не­го бла­го­го­вей­но­го отно­ше­ния к гене­ти­ке к рез­ко­му ее отри­ца­нию.

50 лет назад, в мае 1968 года, ака­де­мик Андрей Саха­ров, физик-тео­ре­тик и «отец» совет­ской водо­род­ной бом­бы, шаг­нул из закры­то­го мира совет­ско­го ВПК в откры­тый мир чело­ве­че­ства, что­бы отве­сти угро­зу само­убий­ствен­ной ракет­но-ядер­ной вой­ны. 21 мая Андрею Дмит­ри­е­ви­чу испол­ни­лось бы 97 лет…

Антон Перву­шин, писа­тель-фан­таст, автор ряда науч­но-попу­ляр­ных книг и науч­ный жур­на­лист, посвя­тил свою ста­тью дру­гу нашей редак­ции, не раз при­сы­лав­ше­му нам умные и лако­нич­ные ком­мен­та­рии. Его поздрав­ле­ни­ем откры­вал­ся 100-й номер газе­ты в мар­те 2012 года. В этом году Б. Н. Стру­гац­кий отме­тил бы свое 85-летие.

Вели­ко­дер­жав­ные пат­ри­о­ты преж­них вре­мен ехид­но напо­ми­на­ли, что хва­ле­ный гума­нист Саха­ров, по его соб­ствен­но­му выра­же­нию, изоб­ре­тал «людо­ед­ское» ору­жие. Ныне ему при­пи­сы­ва­ют заве­ты, яко­бы пуга­ю­щие Аме­ри­ку, а «людо­ед­ский» эпи­тет при­пря­ты­ва­ют, обры­вая цита­ту из его «Вос­по­ми­на­ний»… Если же читать пол­ный рас­сказ Саха­ро­ва вни­ма­тель­но, вста­ют интри­гу­ю­щие вопро­сы.

Фело­нии перед исти­ной в нау­ке труд­но рас­по­знать, ибо носят они скры­тый харак­тер и дья­вол кро­ет­ся в дета­лях, осо­бен­но когда лже­на­уч­ные опу­сы выхо­дят из-под пера масти­тых уче­ных, ранее не заме­чен­ных во лжи и под­ло­ге, и пото­му довер­чи­вые поль­зо­ва­те­ли при­ни­ма­ют их за исти­ну в послед­ней инстан­ции…

28 янва­ря 2018 года в Москве про­шла оче­ред­ная цере­мо­ния уста­нов­ки таб­лич­ки «Послед­ний адрес». В ней при­ня­ли уча­стие сотруд­ни­ки Инсти­ту­та рус­ско­го язы­ка, Инсти­ту­та сла­вя­но­ве­де­ния РАН и НИУ ВШЭ. Выда­ю­щий­ся рос­сий­ский линг­вист Нико­лай Дур­но­во жил с семьей во фли­ге­ле во дво­ре дома по Труб­ни­ков­ско­му пер., 26, стр. 1, и этот дом стал его послед­ним адре­сом перед аре­стом…

Пуб­ли­ку­ем авто­ри­зо­ван­ный пере­вод на рус­ский интер­вью фран­цуз­ско­го жур­на­ли­ста Фаб­ри­са Деп­ре (Fabrice Deprez) с про­фес­со­ром Львом Клей­ном, запи­сан­ное в нояб­ре 2017 года и вышед­шее на интер­нет-пор­та­ле Le Grand Continent.

Наш раз­го­вор с рели­гио­ве­дом, биб­ле­и­стом, док­то­ром куль­ту­ро­ло­гии, про­фес­со­ром Цен­тра изу­че­ния рели­гий РГГУ Анной Шма­и­ной-Вели­ка­но­вой состо­ял­ся вско­ре после при­суж­де­ния мит­ро­по­ли­ту Ила­ри­о­ну (Алфе­е­ву) анти­пре­мии ВРАЛ, учре­жден­ной пор­та­лом «Антропогенез.ру» и фон­дом «Эво­лю­ция» и вру­ча­е­мой «за вклад в рос­сий­скую лже­на­у­ку».

На мой взгляд, это очень важ­ный и инте­рес­ный казус. Но здесь надо пони­мать кон­текст. Огром­ная попу­ляр­ность Sci-Hub’а воз­ник­ла не на пустом месте, а вслед­ствие глу­бо­кой неадек­ват­но­сти инсти­ту­та копи­рай­та реа­ли­ям совре­мен­но­го инфор­ма­ци­он­но­го обще­ства. Этот эко­но­ми­ко-пра­во­вой режим, кото­рый отлич­но рабо­тал в XVII–XIX веках и спо­соб­ство­вал тогда раз­ви­тию куль­ту­ры, сего­дня стал ее тор­мо­зом. Об этом доволь­но внят­но гово­рит­ся уже око­ло двух деся­ти­ле­тий. Но рань­ше все­гда мож­но было воз­ра­зить, что яко­бы про­тив­ни­ки копи­рай­та про­сто хотят на халя­ву слу­шать музы­ку и смот­реть сери­а­лы. При­мер Sci-Hub’а, основ­ны­ми поль­зо­ва­те­ля­ми кото­ро­го ста­ли уче­ные, пока­зал, что копи­райт явля­ет­ся узким местом в раз­ви­тии нау­ки. А нау­ка — это гораз­до более важ­ный обще­ствен­ный инсти­тут, чем копи­райт…

Когда Гит­лер при­шел к вла­сти, Эйн­штейн нахо­дил­ся в Аме­ри­ке в каче­стве при­гла­шен­но­го про­фес­со­ра в Кали­фор­ний­ском тех­но­ло­ги­че­ском инсти­ту­те в Паса­дене, вбли­зи Лос-Андже­ле­са. Назна­че­ние ново­го рейхс­канц­ле­ра Гер­ма­нии не ста­ло для Эйн­штей­на боль­шой неожи­дан­но­стью. Чув­ство­ва­лось, что он был к тако­му пово­ро­ту исто­рии готов. Уже через два дня после вступ­ле­ния Гит­ле­ра в новую долж­ность уче­ный обра­тил­ся к руко­вод­ству Прус­ской ака­де­мии наук с прось­бой выпла­тить ему полу­го­до­вую зар­пла­ту сра­зу, а не к нача­лу апре­ля, как пла­ни­ро­ва­лось ранее. Жизнь очень ско­ро пока­за­ла, что такая преду­смот­ри­тель­ность уче­но­го ока­за­лась не лиш­ней…

Перей­дем теперь к «Кодек­су эти­ки и слу­жеб­но­го пове­де­ния», основ­ным источ­ни­ком для кото­ро­го послу­жил уже упо­ми­нав­ший­ся «Кодекс эти­ки слу­жеб­но­го пове­де­ния феде­раль­ных госу­дар­ствен­ных граж­дан­ских слу­жа­щих Феде­раль­но­го агент­ства науч­ных орга­ни­за­ций и тер­ри­то­ри­аль­ных орга­нов Феде­раль­но­го агент­ства науч­ных орга­ни­за­ций» [2]. Я пре­крас­но пони­маю, что зада­ча перед его соста­ви­те­лем сто­я­ла прак­ти­че­ски нераз­ре­ши­мая. Как мож­но соста­вить еди­ный эти­че­ский кодекс для всех под­ве­дом­ствен­ных ФАНО орга­ни­за­ций? Ведь поми­мо феде­раль­ных госу­дар­ствен­ных бюд­жет­ных учре­жде­ний нау­ки есть еще феде­раль­ные госу­дар­ствен­ные бюд­жет­ные дошколь­ные обра­зо­ва­тель­ные учре­жде­ния, феде­раль­ные госу­дар­ствен­ные бюд­жет­ные учре­жде­ния куль­ту­ры, науч­но­го обслу­жи­ва­ния, здра­во­охра­не­ния и дру­гие…

Древ­не­рус­ская ико­на была вновь откры­та доволь­но позд­но по мер­кам рус­ской куль­ту­ры: про­грамм­ная рабо­та Евге­ния Тру­бец­ко­го «Умо­зре­ние в крас­ках» вышла в 1916 году, а рабо­ты Фло­рен­ско­го созда­ва­лись после рево­лю­ции. Но пóзд­нее откры­тие глу­бо­ко­го сим­во­лиз­ма ико­ны стран­но кон­тра­сти­ру­ет с тем, как широ­ко сим­во­ли­ка ико­ны исполь­зо­ва­лась в про­па­ган­де боль­ше­ви­ков. Рус­ский исто­рик и мыс­ли­тель Геор­гий Федо­тов заме­тил, что срав­ни­тель­но береж­ное отно­ше­ние боль­ше­ви­ков к куль­тур­но­му насле­дию про­ти­во­ре­чи­ло их лозун­гам, но сле­до­ва­ло из усво­ен­ной ими куль­ту­ры дека­дан­са. Вни­ма­ние к мело­чам, при­ме­там, сти­ли­сти­ке как строю жиз­ни не было свой­ствен­но рус­ской демо­кра­ти­че­ской мыс­ли, рево­лю­ци­о­не­рам XIX века, гор­див­шим­ся сво­ей гру­бо­стью; но ста­ло частью мод­ной куль­ту­ры нача­ла века, на фоне кото­рой фор­ми­ро­ва­лись боль­ше­ви­ки.

«Весь мир наси­лья мы раз­ру­шим до осно­ва­нья, а затем мы наш, мы новый мир постро­им…» — пели по все­му миру в нача­ле XX века. И хотя в ори­ги­на­ле эти стро­ки зву­чат по-дру­го­му, в рус­ском вари­ан­те в них слы­шит­ся архи­тек­тур­ный отте­нок. Не огра­ни­чен­ная ста­рым миром (исто­ри­ей, клас­си­че­ской тра­ди­ци­ей) архи­тек­тур­ная фан­та­зия пере­жи­ла в постре­во­лю­ци­он­ной Рос­сии бур­ный рас­свет. Резуль­та­том этой фан­та­зии стал рус­ский кон­струк­ти­визм — самый соци­аль­но-ори­ен­ти­ро­ван­ный, ради­каль­ный и уто­пич­ный стиль из всех направ­ле­ний миро­во­го архи­тек­тур­но­го аван­гар­да. Одна­ко если со сто­ро­ны тра­ди­ции все огра­ни­че­ния были сня­ты, то уйти от жест­ких рамок, кото­рые накла­ды­вал реаль­ный уро­вень раз­ви­тия стро­и­тель­ной инду­стрии того вре­ме­ни, архи­тек­то­ры не мог­ли…

Этот юби­лей совер­шен­но никто не заме­тил, и дело не в том, что он не очень круг­лый, и не в том, что нет кон­крет­ной даты, и даже не в спор­но­сти само­го собы­тия. Про­сто неко­му отме­тить. Меж­ду тем 25 лет назад в Рос­сии нача­лась инсти­ту­ци­о­на­ли­за­ция поли­то­ло­гии как учеб­ной и ака­де­ми­че­ской дис­ци­пли­ны… Само сло­во «поли­то­ло­гия», ранее обыч­но упо­треб­ляв­ше­е­ся в соче­та­нии с при­ла­га­тель­ным «бур­жу­аз­ная» (и с под­ра­зу­ме­ва­е­мым смыс­лом «лже­на­у­ка»), при­об­ре­ло новое зна­че­ние, вой­дя в круг стан­дарт­ных наиме­но­ва­ний учеб­ных дис­ци­плин.

Пер­вые кон­так­ты меж­ду Рос­си­ей и Аме­ри­кой нача­лись в 1698 году, когда Пётр I встре­чал­ся в Лон­доне с осно­ва­те­лем бри­тан­ской коло­нии в Новом Све­те Уилья­мом Пен­ном. С тех пор стра­ны дол­гое вре­мя были союз­ни­ка­ми и не раз помо­га­ли друг дру­гу в кри­ти­че­ских ситу­а­ци­ях… Какие исто­ри­че­ские собы­тия повли­я­ли на отно­ше­ния меж­ду Аме­ри­кой и Рос­си­ей? Об этом в пере­да­че «Гам­бург­ский счет» на Обще­ствен­ном теле­ви­де­нии Рос­сии Оль­га Орло­ва бесе­ду­ет с про­фес­со­ром Евро­пей­ско­го уни­вер­си­те­та в Санкт-Петер­бур­ге, док­то­ром исто­ри­че­ских наук Ива­ном Курил­лой.

Авто­мо­би­ли­за­ция, пожа­луй, самое повсе­днев­ное и мас­со­вое явле­ние модер­ни­за­ции XX века. В СССР 1920-х годов клю­че­вым экс­пер­том в раз­ви­тии миро­во­го и оте­че­ствен­но­го авто­транс­пор­та ока­зал­ся Обо­лен­ский Вале­ри­ан Вале­ри­а­но­вич, более извест­ный в стране и пар­тии по сво­ей пар­тий­ной клич­ке Нико­лай Осин­ский. Рево­лю­ци­о­нер, сорат­ник Лени­на, наря­ду со сво­им дру­гом Нико­ла­ем Буха­ри­ным, он был коло­рит­ным пред­ста­ви­те­лем интел­лек­ту­аль­но­го боль­ше­виз­ма.

В 1978 году я попа­ла в стран­ное место на Куту­зов­ском про­спек­те, в деся­ти мину­тах пеш­ком от дома Бреж­не­ва и рай­ко­ма пар­тии, — там уче­ни­ков по утрам встре­ча­ли зву­ки «Маши­ны вре­ме­ни» и «Спэйс», отме­чал­ся день рож­де­ния Джо­на Лен­но­на и про­хо­ди­ли вече­ра памя­ти Гали­ча. К нам в гости при­ез­жа­ли Ролан Быков, Игорь Ильин­ский, Юлий Ким, Веро­ни­ка Доли­на и мно­гие дру­гие…

В усло­ви­ях уси­ле­ния кон­фрон­та­ции Рос­сии с внеш­ним миром, как пра­ви­ло, все­гда под­ни­ма­лись вопро­сы рос­сий­ской отста­ло­сти во все­мир­ной кон­ку­рент­ной гон­ке модер­ни­за­ций. Так, уже при рож­де­нии совет­ско­го строя и почти до само­го его кон­ца был чрез­вы­чай­но попу­ляр­ным ради­каль­ный лозунг «Догнать и пере­гнать!». Его изна­чаль­ная извест­ность, без­услов­но, свя­за­на со страст­ным утвер­жде­ни­ем ленин­ской ста­тьи «Гро­зя­щая ката­стро­фа и как с ней бороть­ся»…

Не вызы­ва­ет сомне­ние боль­шая роль Интер­не­та во всех сфе­рах жиз­ни обще­ства, в том чис­ле таких при­скорб­ных, как тер­ро­ризм или под­рост­ко­вый суи­цид. Стан­дарт­ная реак­ция на эти явле­ния — запрет, ана­ло­гич­ный запре­ту на ввоз в стра­ну «под­рыв­ной лите­ра­ту­ры». Такие запре­ты и ранее ред­ко спа­са­ли поло­же­ние, чаще заго­ня­ли болезнь вглубь, спо­соб­ствуя «уси­ле­нию дав­ле­ния» и более раз­ру­ши­тель­но­му взры­ву впо­след­ствии. Не пред­став­ля­ют­ся запре­ты пана­це­ей и в нынеш­них усло­ви­ях.

28 апре­ля 2016 года в мос­ков­ском Доме кино состо­я­лось награж­де­ние побе­ди­те­лей Все­рос­сий­ско­го кон­кур­са исто­ри­че­ских иссле­до­ва­тель­ских работ стар­ше­класс­ни­ков «Чело­век в исто­рии. Рос­сия — XX век». Вме­сте собра­лись школь­ни­ки из раз­ных реги­о­нов Рос­сии — из горо­дов, неболь­ших посел­ков, отда­лен­ных ста­ниц. Это авто­ры луч­ших работ, во мно­гих из кото­рых ана­ли­зи­ру­ют­ся исто­ри­че­ские источ­ни­ки част­но­го про­ис­хож­де­ния (днев­ни­ки и фото­гра­фии из семей­ных архи­вов, уст­ные интер­вью) или отра­жа­ю­щие локаль­ную исто­рию (собра­ния кра­е­вед­че­ских музеев).

Рос­сий­ская дей­стви­тель­ность не созда­ла язы­ка для раз­го­во­ра о поли­ти­че­ском; уни­вер­саль­ный язык, при­ня­тый в боль­шин­стве стран, ока­зал­ся очень быст­ро дис­кре­ди­ти­ро­ван; поли­ти­че­ские тер­ми­ны поте­ря­ли свое зна­че­ние мно­го лет назад. Либе­ра­лы и демо­кра­ты, ком­му­низм и наци­о­на­лизм, пар­ла­мент и выбо­ры, аннек­сия и рефе­рен­дум — все эти сло­ва в Рос­сии озна­ча­ют не совсем то, что на Запа­де, или даже совсем не то, или же не озна­ча­ют уже ниче­го опре­де­лен­но­го.

В нынеш­ней экза­ме­на­ци­он­ной систе­ме выяви­лось сла­бое зве­но, где ста­рый, всем хоро­шо зна­ко­мый и совер­шен­но без­удерж­ный про­из­вол пред­ста­ет во всей кра­се. Это рас­смот­ре­ние апел­ля­ций.

На днях пред­се­да­тель Выс­шей атте­ста­ци­он­ной комис­сии ого­ро­шил обще­ствен­ность заяв­ле­ни­ем, что тео­ло­гия в Рос­сии ста­ла науч­ной спе­ци­аль­но­стью. Мы реши­ли при­смот­реть­ся к запад­но­му опы­ту и пуб­ли­ку­ем интер­вью с про­фес­со­ром Кри­сом ванн Тро­ст­вэ­ком (Dr. Chris Doude van Troostwijk) – спе­ци­а­ли­стом в обла­сти фило­со­фии, име­ю­щим мно­го­лет­ний опыт пре­по­да­ва­ния в веду­щих уни­вер­си­те­тах Евро­пы в том чис­ле и на тео­ло­ги­че­ских факуль­те­тах.

Про­дол­жа­ем пуб­ли­ко­вать кри­ти­че­ские замет­ки исто­ри­ка Льва Клей­на о «Мате­ри­а­лах и пред­ло­же­ни­ях к про­ек­ту основ госу­дар­ствен­ной куль­тур­ной поли­ти­ки», в апре­ле направ­лен­ных Мини­стер­ством куль­ту­ры в Адми­ни­стра­цию пре­зи­ден­та Рос­сии.

28 фев­ра­ля 1954 года на атол­ле Бики­ни (Мар­шал­ло­вы ост­ро­ва, при­мер­но в 3500 км к юго-восто­ку от Токио) США взо­рва­ли водо­род­ную бом­бу.

Послед­ние несколь­ко лет Рос­сий­ская ака­де­мия наук, от ака­де­ми­ков до млад­ших науч­ных сотруд­ни­ков, жила в пред­чув­ствии некой ката­стро­фы.

Чело­ве­че­ству угро­жа­ет страш­ная опас­ность: бли­зит­ся к завер­ше­нию «постро­е­ние миро­во­го гос­под­ства иудей­ской оли­гар­хии. Уже суще­ству­ет и тене­вое миро­вое пра­ви­тель­ство».