Метка: кинематограф

В 1911 году в селе Бологое произошел один из самых страшных пожаров в Российской империи. В результате возгорания киноаппарата в переполненном зале погибло более ста человек. Трагедия стала широко известна, потрясла российское общество и навсегда изменила кинотеатры. Причины катастрофы были типичны — большое количество людей в одном помещении, огнеопасные материалы и отсутствие выходов.

Вы, друг мой, как англоман, конечно, обратили внимание на премированный фильм британского режиссера Джо Райта «Темные времена» (“Darkest Hour”): «Оскара» получил исполнитель роли Черчилля Гари Олдман. «Темные времена» я хотела увидеть еще и потому, что об этом времени — в том числе и о событиях в Великобритании — у меня есть собственные воспоминания.

Итак, друг мой, едва ли вы особенно удивились, узнав, какие фильмы увенчаны «Оскаром» в этом году. Премию получила «Форма воды» — работа известного испанского режиссера Гильермо дель Торо (я лет десять назад видела его фильм «Лабиринт Фавна»). Секрет удачи дель Торо, с моей точки зрения, в подборе актеров, обеспечивающих заданную тональность картины — и ее мораль, как говаривали некогда.

В 1978 году японский робототехник Масахиро Мори изучал эмоциональную реакцию людей на внешний вид роботов. Проведенный им опрос выявил необычный эффект: поначалу по мере возрастания человекоподобия роботов люди выказывали к ним симпатию, однако в какой-то момент симпатия сменилась дискомфортом…

12 декабря 2017 года в московском кинотеатре «Октябрь» на закрытии кинофестиваля документального кино «Артдокфест» были названы лауреаты премии «Лавровая ветвь». Девизом «Артдокфеста» этого года было «Верхи не могут. Низы не хотят», эта известная ленинская цитата (1913 года) показалась президенту фестиваля, кинорежиссеру Виталию Манскому, очень актуальной.

Впервые за несколько лет я посмотрела несколько значительных фильмов, созданных в Отечестве. Каждый по-своему пронзителен, поэтому не хочется говорить о них в терминах «больше/меньше понравилось», хотя кино снимают для зрителей, а значит, и для меня тоже.

Антон Долин известен главным образом как кинокритик, активно работающий в печати и на радио. Он принадлежит к редкому типу авторов, которых с равным успехом можно читать, слушать по радио и смотреть на экране компьютера.
Я начала его слушать и читать не так давно; в какой связи — уже не помню; более всего меня привлекла его интонация. Будучи человеком страстным и пристрастным, он, надо полагать, сохраняет свои чувства для непубличной жизни.
Не менее редким мне представляется сочетание у Долина простоты изложения с эрудицией энциклопедического уровня. В моем жизненном опыте я легко найду людей фантастически эрудированных, но к «особым заслугам» кинокритика я бы отнесла не столько саму его эрудицию, сколько умелую дозировку материала. Я имею в виду сопряжение малоизвестных фактов и неожиданных оценок с некоторым уровнем сведений, которые Долин полагает «фоновыми» для данной аудитории — как правило, с достаточным основанием.

В октябре 2017 года, в дни празднования 60-летия первого спутника Земли, на российские экраны вышел художественный фильм «Салют-7», посвященный событиям 1985 года. Публикуем две рецензии — «физика» и «лирика» — на это кинопроизведение. Насколько известно редакции, один из прототипов фильма дважды Герой Советского Союза, член-корреспондент РАН Виктор Савиных не очень доволен фильмом. На Общем собрании РАН он с грустью говорил коллегам: «Я по образованию оптик. И представьте, что я в фильме кувалдой бью по оптическому прибору!»

Документальный фильм про деятельность сообщества Диссернет был снят полностью на деньги, собранные в качестве пожертвований на краудфандинговой платформе Планета.ру. Для документального кино это достаточно редкий удачный опыт.

Кинорежиссер Дмитрий Завильгельский, автор многих документальных фильмов, в том числе о физиках — «В ожидании волн и частиц» (фильм получил приз медиа на Международном фестивале научно-популярных фильмов «360°» в Москве), снимает новое кино. К сожалению, в России сделать это можно только с помощью народного финансирования — краудфандинга. Поскольку основной спонсор российского кинематографа — Министерство культуры РФ — вряд ли профинансирует проект «Диссернет: эволюция альтруизма», так как министр культуры тоже клиент этого уникального сетевого сообщества, разоблачающего плагиат в диссертациях и научных публикациях.

Кинорежиссер Дмитрий Завильгельский, автор многих документальных фильмов, в том числе фильма о физиках «В ожидании волн и частиц», снимает новое кино. К сожалению, в России это кино можно снять только при народном финансировании — краудфандинге, поскольку основной спонсор российского кинематографа — Министерство культуры РФ — вряд ли профинансирует проект.

Принято считать, что фантасты ни во что не ставят законы природы, управляющие реальным миром. Но так ли отважны и безрассудны «творцы миров» и так ли просто описать во всех подробностях мир с иным устройством (даже если в голову пришла действительно оригинальная идея)? Разбирается Максим Борисов.

Пока я размышляла о фильме «Ида», он получил «Оскара». И тогда я решила посмотреть, за что еще в 2015 году дали эту премию. Я выбрала три фильма: «Всё еще Эллис», «Теория всего» — «Вселенная Стивена Хокинга» (чтобы понять, как можно вообще сделать (а) фильм об ученом и (б) о столь тяжело больном человеке) и «Бёрдмэн».

В широкий российский прокат звягинцевский «Левиафан» вышел 5 февраля, но шуму успел наделать еще задолго до этого. «Спасибо» надо сказать тому обстоятельству, что фильм попал в специфическую наэлектризованную атмосферу «Русской весны» как совершенно необходимый элемент ненависти и обожания…

На экраны вышел научно-фантастический фильм о межзвездных путешествиях, черных дырах и других измерениях — «Интерстеллар». Его главной особенностью считается лучшая, чем в других лентах, проработка многих физических и астрофизических деталей.

О том, как И.М. Артамонова – заведующая кафедрой журналистики Донецкого национального университета (Украина), – переведя дипломные работы студентов журфака МГУ им. Ломоносова, стала доктором наук по социальным коммуникациям.

Если к кинофильму относиться столь же серьезно, как, например, к книге, то сам по себе киновымысел тоже заслуживает того, чтобы над ним «обливаться слезами». Конечно, это свойственно лишь наивному зрителю, но к этой категории я и принадлежу.