Метка: кинематограф

С этой точ­ки зре­ния эпи­зод Вто­рой миро­вой вой­ны, кото­рый остал­ся в исто­ри­че­ской памя­ти как Дюн­керк, более мно­го­зна­чен, неже­ли про­сто хро­ни­ка геро­и­че­ско­го сопро­тив­ле­ния гит­ле­ров­ско­му наше­ствию. Дюн­керк — это преж­де все­го акт обще­на­ци­о­наль­но­го спло­че­ния и обра­зец не толь­ко воен­но­го, но и граж­дан­ско­го муже­ства, тем самым обра­зец само­от­вер­жен­но­го пре­одо­ле­ния на все вре­ме­на.

Отно­ше­ние Лени­на к людям, полу­чив­шим обра­зо­ва­ние и заня­тым интел­лек­ту­аль­ным тру­дом, оста­ва­лось отри­ца­тель­ным на про­тя­же­нии всей его поли­ти­че­ской карье­ры. И сам Ленин, и его адеп­ты не стес­ня­лись обзы­вать вра­га­ми новой вла­сти любой обра­зо­ван­ный пер­со­нал, заня­тый в управ­ле­нии пред­при­я­ти­я­ми и орга­ни­за­ци­я­ми, не мог­ло идти речи о под­держ­ке педа­го­гов всех уров­ней, уче­ных, вра­чей, писа­те­лей, музы­кан­тов и ком­по­зи­то­ров, худож­ни­ков, арти­стов всех жан­ров. Зашка­ли­ва­ли злоб­ные выпа­ды, адре­со­ван­ные слу­жи­те­лям любой рели­гии.

Лек­ции про­хо­дят в зда­нии Инсти­ту­та физи­ки, тех­но­ло­гии и инфор­ма­ци­он­ных систем МПГУ. Адрес: мет­ро «Спор­тив­ная», ул. Малая Пиро­гов­ская, дом 297, напро­тив Ново­де­ви­чье­го мона­сты­ря. «Науч­ная Дача» — двух­днев­ные интен­сив­ные кур­сы на Зве­ни­го­род­ской био­ло­ги­че­ской стан­ции МГУ им. М. В. Ломо­но­со­ва.

Алек­сандр Евге­нье­вич Рас­тор­гу­ев — извест­ный рос­сий­ский кино­ре­жис­сер-доку­мен­та­лист — месяц назад был убит в Цен­траль­ной Афри­ке вме­сте с жур­на­ли­стом Орха­ном Дже­ма­лем и кино­опе­ра­то­ром Кирил­лом Рад­чен­ко. В память о Рас­тор­гу­е­ве дру­зья и кол­ле­ги оза­бо­ти­лись тем, что­бы сде­лать его филь­мы и интер­вью доступ­ны­ми для широ­ко­го зри­те­ля, и выло­жи­ли их в Сеть. Талант Рас­тор­гу­е­ва столь ярок и бес­спо­рен, что любые наши сло­ва мало что могут доба­вить к сня­то­му им кино­ма­те­ри­а­лу…

Мно­гие авто­ры, пишу­щие сего­дня о Кире Мура­то­вой, рас­ска­зы­ва­ют о ее вкла­де в кине­ма­то­граф. Она и сама наста­и­ва­ла, что хоте­ла бы, что­бы после нее оста­лись толь­ко ее филь­мы. Ее — в пол­ном соот­вет­ствии с ее поже­ла­ни­я­ми — опи­сы­ва­ют сей­час по пре­иму­ще­ству как чело­ве­ка кино. Одна­ко в исто­рии ее жиз­ни есть еще кое-что — поми­мо оче­вид­но­сти ее вли­я­ния на рос­сий­ский и миро­вой кине­ма­то­граф.

В минув­шем мае на экра­ны оте­че­ствен­ных кино­те­ат­ров вышел новый худо­же­ствен­ный фильм «Собибор», в осно­ву кото­ро­го лег­ли собы­тия, свя­зан­ные с геро­и­че­ским вос­ста­ни­ем заклю­чен­ных в нацист­ском лаге­ре смер­ти. Фабу­ла филь­ма доку­мен­таль­но про­ста: заклю­чен­ные объ­еди­ня­ют­ся перед лицом бес­по­щад­но­го и все­мо­гу­ще­го вра­га и про­ры­ва­ют­ся на сво­бо­ду. Вот толь­ко в целом таких исто­рий за всю вто­рую миро­вую вой­ну крайне мало, что само по себе дела­ет мате­ри­ал уни­каль­ным…

В 1911 году в селе Боло­гое про­изо­шел один из самых страш­ных пожа­ров в Рос­сий­ской импе­рии. В резуль­та­те воз­го­ра­ния кино­ап­па­ра­та в пере­пол­нен­ном зале погиб­ло более ста чело­век. Тра­ге­дия ста­ла широ­ко извест­на, потряс­ла рос­сий­ское обще­ство и навсе­гда изме­ни­ла кино­те­ат­ры. При­чи­ны ката­стро­фы были типич­ны — боль­шое коли­че­ство людей в одном поме­ще­нии, огне­опас­ные мате­ри­а­лы и отсут­ствие выхо­дов.

Вы, друг мой, как англо­ман, конеч­но, обра­ти­ли вни­ма­ние на пре­ми­ро­ван­ный фильм бри­тан­ско­го режис­се­ра Джо Рай­та «Тем­ные вре­ме­на» (“Darkest Hour”): «Оска­ра» полу­чил испол­ни­тель роли Чер­чил­ля Гари Олд­ман. «Тем­ные вре­ме­на» я хоте­ла уви­деть еще и пото­му, что об этом вре­ме­ни — в том чис­ле и о собы­ти­ях в Вели­ко­бри­та­нии — у меня есть соб­ствен­ные вос­по­ми­на­ния.

Итак, друг мой, едва ли вы осо­бен­но уди­ви­лись, узнав, какие филь­мы увен­ча­ны «Оска­ром» в этом году. Пре­мию полу­чи­ла «Фор­ма воды» — рабо­та извест­но­го испан­ско­го режис­се­ра Гильер­мо дель Торо (я лет десять назад виде­ла его фильм «Лаби­ринт Фав­на»). Сек­рет уда­чи дель Торо, с моей точ­ки зре­ния, в под­бо­ре акте­ров, обес­пе­чи­ва­ю­щих задан­ную тональ­ность кар­ти­ны — и ее мораль, как гова­ри­ва­ли неко­гда.

В 1978 году япон­ский робо­то­тех­ник Маса­хи­ро Мори изу­чал эмо­ци­о­наль­ную реак­цию людей на внеш­ний вид робо­тов. Про­ве­ден­ный им опрос выявил необыч­ный эффект: пона­ча­лу по мере воз­рас­та­ния чело­ве­ко­по­до­бия робо­тов люди выка­зы­ва­ли к ним сим­па­тию, одна­ко в какой-то момент сим­па­тия сме­ни­лась дис­ком­фор­том…

12 декаб­ря 2017 года в мос­ков­ском кино­те­ат­ре «Октябрь» на закры­тии кино­фе­сти­ва­ля доку­мен­таль­но­го кино «Арт­док­фест» были назва­ны лау­ре­а­ты пре­мии «Лав­ро­вая ветвь». Деви­зом «Арт­док­фе­ста» это­го года было «Вер­хи не могут. Низы не хотят», эта извест­ная ленин­ская цита­та (1913 года) пока­за­лась пре­зи­ден­ту фести­ва­ля, кино­ре­жис­се­ру Вита­лию Ман­ско­му, очень акту­аль­ной.

Впер­вые за несколь­ко лет я посмот­ре­ла несколь­ко зна­чи­тель­ных филь­мов, создан­ных в Оте­че­стве. Каж­дый по-сво­е­му прон­зи­те­лен, поэто­му не хочет­ся гово­рить о них в тер­ми­нах «больше/​меньше понра­ви­лось», хотя кино сни­ма­ют для зри­те­лей, а зна­чит, и для меня тоже.

Антон Долин изве­стен глав­ным обра­зом как кино­кри­тик, актив­но рабо­та­ю­щий в печа­ти и на радио. Он при­над­ле­жит к ред­ко­му типу авто­ров, кото­рых с рав­ным успе­хом мож­но читать, слу­шать по радио и смот­реть на экране ком­пью­те­ра.
Я нача­ла его слу­шать и читать не так дав­но; в какой свя­зи — уже не пом­ню; более все­го меня при­влек­ла его инто­на­ция. Будучи чело­ве­ком страст­ным и при­страст­ным, он, надо пола­гать, сохра­ня­ет свои чув­ства для непуб­лич­ной жиз­ни.
Не менее ред­ким мне пред­став­ля­ет­ся соче­та­ние у Доли­на про­сто­ты изло­же­ния с эру­ди­ци­ей энцик­ло­пе­ди­че­ско­го уров­ня. В моем жиз­нен­ном опы­те я лег­ко най­ду людей фан­та­сти­че­ски эру­ди­ро­ван­ных, но к «осо­бым заслу­гам» кино­кри­ти­ка я бы отнес­ла не столь­ко саму его эру­ди­цию, сколь­ко уме­лую дози­ров­ку мате­ри­а­ла. Я имею в виду сопря­же­ние мало­из­вест­ных фак­тов и неожи­дан­ных оце­нок с неко­то­рым уров­нем све­де­ний, кото­рые Долин пола­га­ет «фоно­вы­ми» для дан­ной ауди­то­рии — как пра­ви­ло, с доста­точ­ным осно­ва­ни­ем.

В октяб­ре 2017 года, в дни празд­но­ва­ния 60-летия пер­во­го спут­ни­ка Зем­ли, на рос­сий­ские экра­ны вышел худо­же­ствен­ный фильм «Салют-7», посвя­щен­ный собы­ти­ям 1985 года. Пуб­ли­ку­ем две рецен­зии — «физи­ка» и «лири­ка» — на это кино­про­из­ве­де­ние. Насколь­ко извест­но редак­ции, один из про­то­ти­пов филь­ма два­жды Герой Совет­ско­го Сою­за, член-кор­ре­спон­дент РАН Вик­тор Сави­ных не очень дово­лен филь­мом. На Общем собра­нии РАН он с гру­стью гово­рил кол­ле­гам: «Я по обра­зо­ва­нию оптик. И пред­ставь­те, что я в филь­ме кувал­дой бью по опти­че­ско­му при­бо­ру!»

Доку­мен­таль­ный фильм про дея­тель­ность сооб­ще­ства Дис­сер­нет был снят пол­но­стью на день­ги, собран­ные в каче­стве пожерт­во­ва­ний на кра­уд­фандин­го­вой плат­фор­ме Планета.ру. Для доку­мен­таль­но­го кино это доста­точ­но ред­кий удач­ный опыт.

Кино­ре­жис­сер Дмит­рий Завиль­гель­ский, автор мно­гих доку­мен­таль­ных филь­мов, в том чис­ле о физи­ках — «В ожи­да­нии волн и частиц» (фильм полу­чил приз медиа на Меж­ду­на­род­ном фести­ва­ле науч­но-попу­ляр­ных филь­мов «360°» в Москве), сни­ма­ет новое кино. К сожа­ле­нию, в Рос­сии сде­лать это мож­но толь­ко с помо­щью народ­но­го финан­си­ро­ва­ния — кра­уд­фандин­га. Посколь­ку основ­ной спон­сор рос­сий­ско­го кине­ма­то­гра­фа — Мини­стер­ство куль­ту­ры РФ — вряд ли про­фи­нан­си­ру­ет про­ект «Дис­сер­нет: эво­лю­ция аль­тру­из­ма», так как министр куль­ту­ры тоже кли­ент это­го уни­каль­но­го сете­во­го сооб­ще­ства, раз­об­ла­ча­ю­ще­го пла­ги­ат в дис­сер­та­ци­ях и науч­ных пуб­ли­ка­ци­ях.

Кино­ре­жис­сер Дмит­рий Завиль­гель­ский, автор мно­гих доку­мен­таль­ных филь­мов, в том чис­ле филь­ма о физи­ках «В ожи­да­нии волн и частиц», сни­ма­ет новое кино. К сожа­ле­нию, в Рос­сии это кино мож­но снять толь­ко при народ­ном финан­си­ро­ва­нии – кра­уд­фандин­ге, посколь­ку основ­ной спон­сор рос­сий­ско­го кине­ма­то­гра­фа – Мини­стер­ство куль­ту­ры РФ – вряд ли про­фи­нан­си­ру­ет про­ект.

При­ня­то счи­тать, что фан­та­сты ни во что не ста­вят зако­ны при­ро­ды, управ­ля­ю­щие реаль­ным миром. Но так ли отваж­ны и без­рас­суд­ны «твор­цы миров» и так ли про­сто опи­сать во всех подроб­но­стях мир с иным устрой­ством (даже если в голо­ву при­шла дей­стви­тель­но ори­ги­наль­ная идея)? Раз­би­ра­ет­ся Мак­сим Бори­сов.

Пока я раз­мыш­ля­ла о филь­ме «Ида», он полу­чил «Оска­ра». И тогда я реши­ла посмот­реть, за что еще в 2015 году дали эту пре­мию. Я выбра­ла три филь­ма: «Всё еще Эллис», «Тео­рия все­го» — «Все­лен­ная Сти­ве­на Хокин­га» (что­бы понять, как мож­но вооб­ще сде­лать (а) фильм об уче­ном и (б) о столь тяже­ло боль­ном чело­ве­ке) и «Бёрд­мэн».

В широ­кий рос­сий­ский про­кат звя­гин­цев­ский «Леви­а­фан» вышел 5 фев­ра­ля, но шуму успел наде­лать еще задол­го до это­го. «Спа­си­бо» надо ска­зать тому обсто­я­тель­ству, что фильм попал в спе­ци­фи­че­скую наэлек­три­зо­ван­ную атмо­сфе­ру «Рус­ской вес­ны» как совер­шен­но необ­хо­ди­мый эле­мент нена­ви­сти и обо­жа­ния…

На экра­ны вышел науч­но-фан­та­сти­че­ский фильм о меж­звезд­ных путе­ше­стви­ях, чер­ных дырах и дру­гих изме­ре­ни­ях — «Интер­стел­лар». Его глав­ной осо­бен­но­стью счи­та­ет­ся луч­шая, чем в дру­гих лен­тах, про­ра­бот­ка мно­гих физи­че­ских и аст­ро­фи­зи­че­ских дета­лей.

О том, как И.М. Арта­мо­но­ва – заве­ду­ю­щая кафед­рой жур­на­ли­сти­ки Донец­ко­го наци­о­наль­но­го уни­вер­си­те­та (Укра­и­на), – пере­ве­дя диплом­ные рабо­ты сту­ден­тов жур­фа­ка МГУ им. Ломо­но­со­ва, ста­ла док­то­ром наук по соци­аль­ным ком­му­ни­ка­ци­ям.

Если к кино­филь­му отно­сить­ся столь же серьез­но, как, напри­мер, к кни­ге, то сам по себе кино­вы­мы­сел тоже заслу­жи­ва­ет того, что­бы над ним «обли­вать­ся сле­за­ми». Конеч­но, это свой­ствен­но лишь наив­но­му зри­те­лю, но к этой кате­го­рии я и при­над­ле­жу.