Метка: Карта российской науки

Игорь Пшеничнов, докт. физ.-мат. наук, вед. науч. сотр. ИЯИ РАН: Просмотр видеозаписи заседания Совета при Президенте Российской Федерации по науке, технологиям и образованию, состоявшегося 27 ноября 2018 года1, оставил у меня смешанное чувство удивления и разочарования. Удивился я прежде всего тому, что члены благородного собрания, кажется, догадываются, что стипендия аспирантов в размере 4−7 тыс. руб. в месяц не мотивирует талантливых выпускников вузов поступать в аспирантуру, а поступивших туда — посвящать всё свое рабочее время научной работе при острой необходимости зарабатывать на жизнь где-то еще…

Несколько лет назад шли споры о том, насколько полезна будет национальная база научного цитирования. Сторонники считали, что от лишней информации вреда не будет. Я придерживался взглядов сторонников. Но опыт последних лет убедил меня в том, что РИНЦ приносит только вред.

Критерии оценки результативности фундаментальных научных исследований можно разделить на качественные и количественные показатели. Еще с советских времен отечественные ученые привыкли именно к качественным показателям.

21 марта 2014 года в московском кафе «ZaVtra» на Сретенке прошло очередное годовое собрание Общества научных работников (ОНР). Как и предыдущее Собрание, оно транслировалось в Интернете. О его основных итогах ТрВ-Наука рассказал докт. тех. наук Александр Фрадков.

Дискуссию вокруг «Карты российской науки» продолжает полемическая статья члена рабочей группы проекта «Корпус экспертов» Михаила Фейгельмана.