Метка: Иван Экономов

Недав­но ко мне при­шел один кол­ле­га и начал воз­му­щать­ся: да что такое тво­рит­ся с РФФИ?! Этот Пан­чен­ко неиз­вест­но во что фонд пре­вра­тил! Нет что­бы огром­ные допол­ни­тель­ные сред­ства, кото­рые полу­чил фонд в этом году, бро­сить на основ­ной кон­курс! Нет! Пан­чен­ко совсем в отрыв пошел со сво­и­ми тема­ти­че­ски­ми кон­ку­ра­ми. Зашел я не так дав­но, про­дол­жа­ет кол­ле­га, на сайт РФФИ, смот­рю на объ­яв­ле­ния о кон­кур­сах. И что я вижу? Пер­вым в спис­ке зна­чит­ся кон­курс «Пале­сти­на»…

Недав­но я про­чи­тал интер­вью Алек­сея Ремо­ви­ча Хох­ло­ва, посвя­щен­ное нац­про­ек­ту в сфе­ре нау­ки. Из интер­вью сле­ду­ет, что одной из основ­ных задач нац­про­ек­та будет попа­да­ние нашей стра­ны в пятер­ку стран-лиде­ров по чис­лу пуб­ли­ка­ций в жур­на­лах, кото­рые вхо­дят в веду­щие меж­ду­на­род­ные базы дан­ных. А для это­го, по сло­вам вице-пре­зи­ден­та РАН, за шесть лет необ­хо­ди­мо удво­ить чис­ло пуб­ли­ка­ций рос­сий­ских уче­ных. Отдель­ные кол­ле­ги, не скрою, уже кри­вят свои мор­ды. Изде­ва­ют­ся они над нами что ли?!

Не пор­тит ли пен­си­он­ная систе­ма наш народ, не при­уча­ет ли она его к ижди­вен­че­ству? Заду­май­тесь, кол­ле­ги: мно­гие тыся­че­ле­тия ника­ких пен­сий не суще­ство­ва­ло. Что­бы было на кого поло­жить­ся в ста­ро­сти, люди долж­ны были рожать детей, более того, необ­хо­ди­мо было хоро­шо вос­пи­ты­вать их, что­бы они не уве­ли роди­те­лей уми­рать куда-нибудь подаль­ше в лес, когда те ста­нут ста­ры­ми. А что мы име­ем сей­час?

Я все­гда пола­гал, что мы — вос­пи­тан­ные в совет­ское вре­мя поко­ле­ния — с моло­ком мате­ри впи­та­ли иде­а­лы слу­же­ния Родине и пат­ри­о­тиз­ма. Что мы все­гда спер­ва дума­ем о Родине, а потом о себе. Да, конеч­но, не каж­дый из нас смо­жет выдер­жать вра­же­ские пыт­ки, но мы уж точ­но не ста­нем про­да­вать Роди­ну по доб­рой воле, за длин­ный дол­лар, думал я. Одна­ко, похо­же, я носил розо­вые очки: недав­ние дела об уче­ных-шпи­о­нах раз­ве­я­ли все мои иллю­зии на этот счет.

Насту­па­ет август, в моем род­ном уни­вер­си­те­те закан­чи­ва­ет­ся при­ем­ная кам­па­ния, и самое вре­мя заду­мать­ся о том, кто впер­вые пере­сту­пит порог вузов­ских ауди­то­рий 1 сен­тяб­ря. О пле­ме­ни мла­дом и, по сча­стью, незна­ко­мом. Воз­мож­но, кол­ле­ги, вы спро­си­те у меня, поче­му я гово­рю «по сча­стью». Увы, так я гово­рю пото­му, что не ожи­даю от нынеш­не­го юно­ше­ства ниче­го хоро­ше­го.

Завер­шил­ся пре­крас­ный празд­ник — чем­пи­о­нат мира по фут­бо­лу. Пре­крас­ная игра, мас­са неожи­дан­но­стей, гости со все­го мира — нам будет все­го это­го не хва­тать. При­дет­ся воз­вра­щать­ся к обы­ден­ной жиз­ни, ко все­му про­че­му, что при­дет на сме­ну празд­ни­ку. Сре­ди тех сооб­ще­ний, кото­рые про­рас­та­ют из-под кра­си­во­го ков­ра празд­ни­ка, могу отме­тить, в част­но­сти, исто­рию с уволь­не­ни­ем про­фес­со­ра Мак­си­ма Бала­шо­ва из МФТИ.

В этом году при­выч­ный ход дел был нару­шен — в самом поло­жи­тель­ном смыс­ле — чем­пи­о­на­том мира по фут­бо­лу, про­хо­дя­щим в нашей стране. Раз­но­пле­мен­ные тол­пы болель­щи­ков запо­ло­ни­ли один­на­дцать рос­сий­ских горо­дов, вклю­чая две сто­ли­цы. Пре­крас­ная орга­ни­за­ция тур­ни­ра, радост­ные лица, обще­ние меж­ду наро­да­ми, несмот­ря на все осо­бен­но­сти это­го про­цес­са, обсуж­да­ю­щи­е­ся в прес­се, — насто­я­щий празд­ник, посра­мив­ший зару­беж­ных бор­зо­пис­цев…

Каза­лось бы, радость от вели­кой побе­ды сбор­ной Рос­сии над наши­ми сау­дов­ски­ми дру­зья­ми по неф­те­бар­ре­лю долж­на быть обще­на­род­ной и непо­ко­ле­би­мой, но нахо­дят­ся люди, с поз­во­ле­нья ска­зать наши сограж­дане, кото­рые пыта­ют­ся в боч­ке меда нашей жиз­ни выис­кать свою люби­мую лож­ку дег­тя. Най­ти эту лож­ку мож­но с тру­дом, но при жела­нии, конеч­но, мож­но. А посколь­ку жела­ние есть, то сограж­дане нашли эту лож­ку. Повы­ше­ние пен­си­он­но­го воз­рас­та.

Когда я смот­рю на гор­дый про­филь глав­но­го зда­ния МГУ, когда я вспо­ми­наю вели­кие име­на, свя­зан­ные с ним, — Ломо­но­сов, Лебе­дев, Кол­мо­го­ров, Садов­ни­чий, Дери­пас­ка и десят­ки дру­гих, — у меня на гла­за наво­ра­чи­ва­ют­ся сле­зы гор­до­сти: я гор­жусь, что рабо­таю в МГУ! Но когда я читаю неко­то­рые сооб­ще­ния в СМИ, у меня на гла­зах сле­зы, сле­зы сты­да. Вот толь­ко что я про­чел сооб­ще­ние, что трое сту­ден­тов МГУ были задер­жа­ны за пор­чу реклам­ной кон­струк­ции, посвя­щен­ной чем­пи­о­на­ту мира по фут­бо­лу…

В про­шлом пись­ме в мою люби­мую газе­ту я выска­зал пред­по­ло­же­ние, что будет про­ис­хо­дить после ина­у­гу­ра­ции. И теперь вынуж­ден за это рас­пла­чи­вать­ся: кол­ле­ги в раз­го­во­рах гово­рят мне: ну ты, Иван, и обла­жал­ся! Гово­рил, что мини­стром выс­ше­го обра­зо­ва­ния и нау­ки ста­нет ака­де­мик Труб­ни­ков, а вышло-то совсем по-дру­го­му: мини­стром нау­ки и выс­ше­го обра­зо­ва­ния назна­чи­ли Миха­и­ла Михай­ло­ви­ча Котю­ко­ва!

Перед нашей стра­ной воз­ни­ка­ют бле­стя­щие пер­спек­ти­вы раз­ви­тия. И перед стра­ной вооб­ще, и перед нау­кой, перед обра­зо­ва­ни­ем. Но народ у нас недо­вер­чи­вый — он всё гада­ет, что и как будет, не исчез­нут ли после мая допол­ни­тель­ные бюд­жет­ные сред­ства, кто ста­нет гла­вой пра­ви­тель­ства, будет ли упразд­не­но Мини­стер­ство обра­зо­ва­ния и нау­ки, кто будет назна­чен мини­стром или мини­стра­ми, что про­изой­дет с ФАНО…

Идет вой­на Рос­ком­над­зо­ра с Telegram, а на войне жерт­вы неиз­беж­ны. Есть они и сре­ди интер­нет-ресур­сов науч­но­го и обра­зо­ва­тель­но­го пла­на, и в том не вижу я ниче­го страш­но­го. Но, как обыч­но, наша про­грес­сив­ная обще­ствен­ность недо­воль­на и назы­ва­ет борь­бу с Telegram иди­о­тиз­мом и вре­ди­тель­ством, охая и ахая о том, какой это нано­сит вред ни в чем не повин­ным ресур­сам.

Ино­гда неко­то­рые кол­ле­ги и това­ри­щи спра­ши­ва­ют меня: Иван, ты же насто­я­щий пат­ри­от и граж­да­нин, зачем ты про­дол­жа­ешь писать в эту гнус­ную либе­раль­ную газе­тен­ку?! Тако­го рода вопро­сы, не скрою, при­чи­ня­ют мне душев­ную боль. Я не толь­ко пишу в «Тро­иц­кий вари­ант», но ино­гда и читаю его. И, нуж­но при­знать, там попа­да­ют­ся очень и очень раз­ные в идео­ло­ги­че­ском отно­ше­нии мате­ри­а­лы. Одна­ко нуж­но пони­мать, в какой сре­де мы все живем…

Увы, наша жизнь про­ни­за­на лукав­ством, куда ни глянь: мы ноем и при­бед­ня­ем­ся, зани­жа­ем свой доход и жалу­ем­ся на жизнь, что­бы нас пожа­ле­ли и под­дер­жа­ли. Недав­но на засе­да­нии Обще­ствен­но­го сове­та про­ек­та пар­тии «Еди­ная Рос­сия» «Локо­мо­ти­вы роста» пре­зи­дент РАН ака­де­мик Сер­ге­ев ска­зал, что фун­да­мен­таль­ная нау­ка в Рос­сии сего­дня финан­си­ру­ет­ся доста­точ­но хоро­шо. Для тако­го утвер­жде­ния, кол­ле­ги, мало одной чест­но­сти, нуж­на еще и сме­лость.

Дале­ко не все наши сограж­дане вполне осо­зна­ют меру сво­ей ответ­ствен­но­сти перед Роди­ной. В том чис­ле и сре­ди наше­го бра­та. Кол­лег, види­те ли, раз­дра­жа­ет оби­лие при­зы­вов идти на выбо­ры: Пути­на, гово­рят, и без меня выбе­рут. Исклю­чи­тель­но бли­зо­ру­кое и апо­ли­тич­ное рас­суж­де­ние! Да, Вла­ди­ми­ра Вла­ди­ми­ро­ви­ча и без нас выбе­рут, если мы не пой­дем, но вопрос ведь не в этом, вопрос в явке.

Дети — вот что самое свя­тое и важ­ное для нас! Нам нуж­но делать всё, что­бы из них вырос­ли чест­ные, поря­доч­ные, твор­че­ские и ответ­ствен­ные люди, а не вся­кие раз­гиль­дяи и пофи­ги­сты типа нас. Увы, нахо­дят­ся такие, чьё корыст­ное само­до­воль­ство не про­бить ника­ки­ми сирот­ски­ми сле­за­ми. Вот такие-то жесто­ко­серд­ные люди и начи­на­ют ругать­ся на руко­вод­ство РФФИ по пово­ду рас­пре­де­ле­ния средств меж­ду раз­лич­ны­ми вида­ми кон­кур­сов.

Какое отно­ше­ние День свя­то­го Вален­ти­на име­ет к нау­ке? 8 фев­ра­ля у нас празд­ну­ет­ся День рос­сий­ской нау­ки — т. е. День свя­то­го Вален­ти­на и День рос­сий­ской нау­ки раз­де­ле­ны менее чем одной неде­лей. А нау­ка невоз­мож­на без искрен­ней люб­ви к позна­нию мира. Нако­нец, и имя Вален­тин игра­ет замет­ную роль в рос­сий­ской нау­ке, пусть и не само имя, а про­из­вод­ное от него — отче­ство Вален­ти­но­вич.

Рос­сий­ские уче­ные — это все-таки уди­ви­тель­ные люди. Каза­лось бы, совер­шен­но есте­ствен­ное тре­бо­ва­ние: если за мил­ли­он, к при­ме­ру, ты опуб­ли­ко­вал одну ста­тью, то за два мил­ли­о­на можешь опуб­ли­ко­вать две. Но наш уче­ный люд не так устро­ен. Когда ФАНО резон­но потре­бо­ва­ло уве­ли­чить чис­ло пуб­ли­ка­ций в ответ на уве­ли­че­ние финан­си­ро­ва­ния, они воз­му­ти­лись…

Сре­ди важ­ней­ших ито­гов года сто­ит отме­тить про­дол­же­ние стре­ми­тель­но­го роста про­дук­тив­но­сти рос­сий­ской нау­ки, о чем мож­но судить по еже­год­но­му росту чис­ла ста­тей рос­сий­ских уче­ных в индек­си­ру­е­мых науч­ных жур­на­лах. Иные кри­ти­ка­ны, прав­да, гово­рят, что вла­сти на нау­ку пле­вать… Ну и, конеч­но, про­дол­жа­ют ста­рую пес­ню про сокра­ще­ние финан­си­ро­ва­ния нау­ки. Нач­ну с послед­не­го.

В послед­ние неде­ли года, в пред­две­рии празд­ни­ков мы тра­ди­ци­он­но погру­же­ны в суе­ту… И вре­ме­ни для того, что­бы оста­но­вить­ся, пере­ве­сти дыха­ние и заду­мать­ся о про­шлом, насто­я­щем и буду­щем, о нашем месте в мире, у нас нет. Поэто­му я не стал дожи­дать­ся ново­год­них кани­кул, а решил пораз­мыс­лить о буду­щем уже сей­час.

Доро­гие кол­ле­ги, пора бы нам отка­зать­ся от наше­го есте­ствен­но­на­уч­но­го шови­низ­ма и пере­стать вооб­ра­жать себя пупа­ми Зем­ли, вели­чай­ши­ми ума­ми совре­мен­но­сти. Огля­дим­ся по сто­ро­нам: поче­му, если мы такие умные, стра­ной пра­вят юри­сты и эко­но­ми­сты?

… кад­ро­вый вопрос важен не толь­ко в жиз­ни стран, но и в жиз­ни отрас­лей, орга­ни­за­ций. Поэто­му важ­ней­шей для раз­ви­тия нашей стра­ны зада­чей явля­ет­ся пра­виль­ная рас­ста­нов­ка кад­ров. И, соот­вет­ствен­но, наи­бо­лее живо­тре­пе­щу­щий вопрос — отку­да мы можем взять столь­ко умных, про­фес­си­о­наль­ных и поря­доч­ных руко­во­ди­те­лей, кото­рым мож­но дове­рить руко­вод­ство отрас­ля­ми и пред­при­я­ти­я­ми?

Недав­но в прес­се про­шли сооб­ще­ния, что пра­ви­тель­ство соби­ра­ет­ся пере­дать Инсти­ту­ту миро­вых циви­ли­за­ций, осно­ван­но­му Вла­ди­ми­ром Жири­нов­ским, при­над­ле­жа­щую Рос­сий­ской ака­де­мии наук гости­ни­цу, рас­по­ло­жен­ную в нача­ле Ленин­ско­го про­спек­та. Тут же пред­ста­ви­те­ли РАН нача­ли выска­зы­вать­ся в том духе, что Ака­де­мия хоте­ла бы сохра­нить гости­ни­цу у себя, пото­му что, мол, уче­ным из дру­гих реги­о­нов слож­но опла­чи­вать номе­ра в обыч­ных мос­ков­ских гости­ни­цах.
Но, доро­гие кол­ле­ги, эти сооб­ще­ния не наве­ли меня на мыс­ли о пере­де­ле ака­де­ми­че­ской соб­ствен­но­сти, а заста­ви­ли заду­мать­ся о гораз­до более зна­чи­мой про­бле­ме. Что уж гре­ха таить: нам, пред­ста­ви­те­лям есте­ствен­ных и точ­ных наук, свой­ствен­но снис­хо­ди­тель­но отно­сить­ся к пред­ста­ви­те­лям всех про­чих наук. Как гово­рил Лев Дави­до­вич Лан­дау, нау­ки быва­ют есте­ствен­ные, неесте­ствен­ные и про­ти­во­есте­ствен­ные.
Узнав, что ака­де­ми­че­скую гости­ни­цу соби­ра­ют­ся отдать «како­му-то» Инсти­ту­ту миро­вых циви­ли­за­ций, да еще осно­ван­но­му Жири­нов­ским, мы тут же начи­на­ем него­до­вать. А сто­и­ло бы заду­мать­ся и понять, что иссле­до­ва­ние миро­вых циви­ли­за­ций сей­час гораз­до более зна­чи­мо, чем поиск како­го-нибудь бозо­на Хиггса или охо­та за гра­ви­та­ци­он­ны­ми вол­на­ми. Осо­бен­но для нашей стра­ны.

В чем состо­ит под­лин­ное вели­чие истин­но вели­ко­го вождя? В спо­соб­но­сти выби­рать те пути, кото­рые при­ве­дут его дер­жа­ву к могу­ще­ству и про­цве­та­нию. Вот и у нас руко­вод­ство стра­ны сла­вит­ся тем, что спо­соб­но, вопре­ки пере­су­дам вра­гов, нахо­дить вер­ные реше­ния и силь­ные ходы в самых слож­ных ситу­а­ци­ях. Я гово­рю не толь­ко о Кры­ме и Сирии, Тур­ции и сно­ва Тур­ции, но и о том, что непо­сред­ствен­но каса­ет­ся нас, работ­ни­ков науч­но-обра­зо­ва­тель­ной сфе­ры… Возь­мем для при­ме­ра закон о рефор­ме Ака­де­мии, при­ня­тый в 2013 году. Сколь­ко кри­ка и шума было про раз­гром и уни­что­же­ние ака­де­ми­че­ской нау­ки. И что слу­чи­лось? На место Пре­зи­ди­у­ма РАН при­шло ФАНО, кото­рое наве­ло поря­док с реги­стра­ци­ей ака­де­ми­че­ской соб­ствен­но­сти и иму­ще­ства. Инсти­ту­ты же как рабо­та­ли, так и рабо­та­ют по сей день. Жизнь даже ста­ла гораз­до насы­щен­нее: реструк­ту­ри­за­ция, сли­я­ния и объ­еди­не­ния инсти­ту­тов — рази­тель­ный кон­траст с былым ака­де­ми­че­ским засто­ем…

Послед­ние неде­ли дали мне пищу для груст­ных раз­мыш­ле­ний, раз­мыш­ле­ний о том, что уче­ные как соци­аль­ная груп­па не про­сто стра­да­ют от тех же поро­ков, что и широ­кие народ­ные мас­сы, но более про­чих склон­ны к тако­му страш­но­му гре­ху, как гор­ды­ня. Счи­тать себя самы­ми умны­ми, пола­гать воз­мож­ным занос­чи­во поучать всех вокруг, вклю­чая луч­ших людей нашей стра­ны, — увы, для наше­го бра­та это обыч­ное дело. Всё это очень ярко про­яви­лось в нашем, кол­ле­ги, пове­де­нии после выбо­ров пре­зи­ден­та РАН. На сле­ду­ю­щий же день после избра­ния Алек­сандра Сер­ге­е­ва Вла­ди­мир Вла­ди­ми­ро­вич Путин нашел в сво­ем напря­жен­ней­шем гра­фи­ке окно для встре­чи с ним, пого­во­рил и вру­чил под­пи­сан­ный указ о его назна­че­нии! Еще вче­ра едва ли не опаль­ная Ака­де­мия ока­за­лась согре­та луча­ми адми­ни­стра­тив­но­го солн­ца. Кто теперь вспо­ми­на­ет, что менее года назад быв­ший руко­во­ди­тель РАН был отчи­тан как маль­чиш­ка на засе­да­нии Сове­та по нау­ке и обра­зо­ва­нию из-за про­ник­ших в состав РАН вопре­ки ука­за­нию пре­зи­ден­та Рос­сии чинов­ни­ков?! Или о том, что в мар­те это­го года выбо­ры пре­зи­ден­та РАН были сорва­ны… Как в такой ситу­а­ции долж­ны вести себя здра­во­мыс­ля­щие и ответ­ствен­ные люди? Пра­виль­но, с бла­го­дар­но­стью и сми­ре­ни­ем. Надо отдать долж­ное ново­му пре­зи­ден­ту Ака­де­мии, так он и вел себя, будучи допу­щен­ным к наци­о­наль­но­му лиде­ру. Но не тако­вы мас­сы уче­ных, ох, совсем не тако­вы!

В послед­ние неде­ли неко­то­рые кол­ле­ги доса­жда­ют мне, ука­зы­вая, что читать про ака­де­ми­че­ские выбо­ры им надо­е­ло, а хоте­лось бы узнать мое мне­ние по дру­гим вопро­сам, напри­мер о новом про­ек­те зако­на о нау­ке. Ну что тут ска­жешь… При всей мно­го­гран­но­сти мое­го талан­та чте­ние напи­сан­ных сухим кан­це­ляр­ским язы­ком зако­но­про­ек­тов не явля­ет­ся моей силь­ной сто­ро­ной: от кан­це­ля­ри­та меня кло­нит в сон. Но запрос со сто­ро­ны обще­ства все-таки выну­дил меня пере­си­лить непри­язнь и озна­ко­мить­ся с обсуж­да­е­мым в узких кру­гах зако­но­про­ек­том. Ска­зать пря­мо, про­цесс чте­ния шел тяже­ло, и после зна­ком­ства с тек­стом у меня в голо­ве оста­лась каша из боль­ших вызо­вов, при­о­ри­те­тов и обще­ствен­но­го зака­за. Пола­гаю, что такой спо­соб напи­са­ния зако­нов исполь­зу­ет­ся неспро­ста: закон — это осо­бое, госу­дар­ствен­ной важ­но­сти зна­ние, кото­рое не долж­но быть доступ­но каж­до­му досу­же­му про­фа­ну. Я, конеч­но, не обу­чен искус­ству дешиф­ров­ки сакраль­но-бюро­кра­ти­че­ско­го зна­ния, но кое-что все-таки понял. И в целом про­ект зако­на про­из­вел на меня впе­чат­ле­ние мощ­ной рабо­ты адми­ни­стра­тив­ной мыс­ли. Мыс­ли, рабо­та­ю­щей в плане систе­ма­ти­за­ции и при­ве­де­ния к обще­му зна­ме­на­те­лю. Ника­кой колон­ки не хва­ти­ло бы, что­бы пере­ска­зать всё подроб­но, поэто­му отме­чу толь­ко пару важ­ных вещей…

На про­шед­шей неде­ле мно­гих взбу­до­ра­жи­ла ситу­а­ция с ресур­сом Sci-Hub, с помо­щью кото­ро­го мож­но ска­чи­вать нуж­ные ста­тьи из науч­ных жур­на­лов, на кото­рые нет под­пис­ки. Сна­ча­ла его созда­тель­ни­ца опуб­ли­ко­ва­ла сооб­ще­ние, что ресурс пре­кра­ща­ет рабо­ту на тер­ри­то­рии РФ из-за «крайне неадек­ват­но­го, оскор­би­тель­но­го пове­де­ния рос­сий­ских уче­ных в адрес созда­тель­ни­цы сер­ви­са». Услы­шав об этом, я был удив­лен, посколь­ку ни я, ни, насколь­ко я могу судить, мои кол­ле­ги не выска­зы­ва­ли ника­ких оскорб­ле­ний в адрес гос­по­жи Элба­кян. Впро­чем, как выяс­ни­лось, речь на деле и не шла обо всех рос­сий­ских уче­ных, а все­го лишь о пятой колонне — пред­ста­ви­те­лях так назы­ва­е­мой либе­раль­ной оппо­зи­ции. С эти­ми всё понят­но. Тако­го рода либе­ра­лов, сто­я­щих и даже лежа­щих с выра­же­ни­ем веч­ной уко­риз­ны перед отчиз­ною, мет­ко изоб­ра­зил еще Фёдор Михай­ло­вич Досто­ев­ский…

Неко­то­рые из воз­вра­ща­ю­щих­ся с дач и морей кол­лег, сияя све­же­стью и здо­ро­вьем, под­хо­дят ко мне и заво­дят речь о выбо­рах в РАН. Иван, гово­рят они, ты всё зна­ешь об этой их Ака­де­мии, как дума­ешь, сколь­ко кан­ди­да­тов будет допу­ще­но к выбо­рам? Или так: кого, как ты дума­ешь, выбе­рут, может, наше­го, нач­нет у них «Исти­ну» внед­рять? Нач­нем по поряд­ку. Съест ли адми­ни­стра­тив­ный волк кого-то из наших семе­рых коз­лят? Не думаю: уж боль­но эти коз­ля­та немо­ло­ды. Но даже не в этом дело. Адми­ни­стра­тив­ный барьер вве­ден не для того, что­бы отбра­ко­вы­вать кан­ди­да­тов в мас­со­вом поряд­ке, а для того, что­бы в ака­де­ми­че­ской сре­де под­дер­жи­вать, как это рань­ше гово­ри­лось, страх божий. А то ведь ино­го ака­де­ми­ка колуп­нешь — чистой воды кар­бо­на­рий. Поэто­му волк наш есть нико­го не будет. Так, поню­ха­ет, про­ве­рит на пред­мет бла­го­на­деж­но­сти, гля­нет на кого-то недоб­рым взгля­дом для поряд­ка, но тро­гать не ста­нет: шума мно­го, а тол­ку мало, о чем ниже.

Руко­вод­ство нашей стра­ны с недав­них пор мно­го гово­рит про циф­ро­вую эко­но­ми­ку. На самом выс­шем уровне: лич­но Вла­ди­мир Вла­ди­ми­ро­вич циф­ро­вой эко­но­ми­кой забо­лел. В пра­ви­тель­стве уже обсуж­да­ют, где раз­ме­щать цен­тры по добы­че крип­то­ва­лют. Интер­нет-омбуд­смен Дмит­рий Мари­ни­чев соби­ра­ет­ся орга­ни­зо­вать добы­чу крип­то­ва­лю­ты на тер­ри­то­рии быв­ше­го заво­да «Моск­вич», он соби­ра­ет­ся при­влечь для этой цели 100 млн дол­ла­ров. Блок­чейн, бит­ко­ин, май­нинг… — все эти дико­вин­ные и мало­по­нят­ные пока сло­ва уже вхо­дят в наш лек­си­кон. До само­го недав­не­го вре­ме­ни я счи­тал бит­ко­ин удоб­ным сред­ством опла­ты для раз­но­го рода нар­ко­тор­гов­цев и тер­ро­ри­стов. Но теперь, после того как на циф­ро­вую эко­но­ми­ку обра­ти­ло вни­ма­ние руко­вод­ство стра­ны, я посмот­рел на крип­то­ва­лю­ты совсем дру­ги­ми гла­за­ми: это же реаль­ный шанс постро­ить пост­ин­ду­стри­аль­ную эко­но­ми­ку, отка­зать­ся от жиз­ни за счет про­да­жи невоз­об­нов­ля­е­мых ресур­сов!

Меня все­гда пора­жа­ло наблю­да­е­мое у неко­то­рых кол­лег, пря­мо ска­жем, низ­ко­по­клон­ство перед теми наши­ми быв­ши­ми сооте­че­ствен­ни­ка­ми, кото­рые обу­стро­и­лись на Запа­де. Когда мы в самые тяже­лые годы рабо­та­ли здесь, сохра­няя нашу нау­ку, они, пома­хав Родине рукой, сва­ли­ли «туда» в поис­ках лег­кой жиз­ни. И вот, когда ситу­а­ция здесь ста­ла улуч­шать­ся, когда в нау­ке ста­ло боль­ше денег, они, до той поры пре­зри­тель­но отзы­вав­ши­е­ся о нас, при­ня­лись нас учить, высту­пая в роли все­зна­ю­щих мен­то­ров. И, конеч­но, рва­ну­ли сюда за длин­ным руб­лем. При­ез­жая как полу­ча­те­ли мега­гран­тов, они полу­ча­ли огром­ные день­ги — сот­ни тысяч руб­лей в месяц — и изоб­ра­жа­ли из себя спа­си­те­лей нау­ки. Но за парад­ным фаса­дом успеш­ной рабо­ты мега­грант­ни­ков все­гда скры­вал­ся душок нажи­вы и рва­че­ства: здесь эти мега­грант­ные дея­те­ли умуд­ря­лись полу­чать еще боль­ше, чем на Запа­де… Мино­бр­на­у­ки потре­бо­ва­ло от МИФИ вер­нуть 22,5 млн руб., выде­лен­ных на про­дле­ние работ по одно­му из мега­гран­тов. Из того, что пишут газе­ты, мож­но сде­лать вывод: как толь­ко у вуза нача­лись слож­но­сти с выде­ле­ни­ем софи­нан­си­ро­ва­ния, мега­грант­ник тут же поте­рял инте­рес к делу и пере­стал при­ле­тать в Рос­сию. Чему тут удив­лять­ся?

С кон­ца про­шло­го года Ака­де­мия наук ста­ла, если так мож­но выра­зить­ся, знат­ным ньюсмей­ке­ром. То избе­рут в РАН чинов­ни­ков вопре­ки пря­мо­му ука­за­нию пре­зи­ден­та, и раз­ра­зит­ся боль­шой скан­дал на засе­да­нии Сове­та по нау­ке и обра­зо­ва­нию. То в совер­шен­но тихой и спо­кой­ной обста­нов­ке ока­жут­ся сорва­ны выбо­ры пре­зи­ден­та РАН… В общем, ста­ла наша Ака­де­мия источ­ни­ком бес­по­кой­ства для руко­вод­ства стра­ны. Гля­дя на всё это, я думаю: а нуж­на ли Рос­сии такая Ака­де­мия — источ­ник посто­ян­ной голов­ной боли для наше­го наци­о­наль­но­го лиде­ра? Я пони­маю, доро­гие кол­ле­ги, что для мно­гих из вас подоб­ный вопрос зву­чит кощун­ствен­но, но мы, люди нау­ки, долж­ны отваж­но ста­вить слож­ные вопро­сы и давать на них отве­ты.

Один кол­ле­га крайне уди­вил меня, спро­сив, ходил ли я на митинг 28 июня на Суво­ров­ской пло­ща­ди… Кол­ле­ги доро­гие, что ж вы так бес­по­ко­и­тесь по пово­ду выпол­не­ния май­ских ука­зов?! Для отсле­жи­ва­ния их выпол­не­ния есть спе­ци­аль­но обу­чен­ные люди, кото­рые за всем наблю­да­ют и всё фик­си­ру­ют, при необ­хо­ди­мо­сти докла­ды­вая наверх. Есть выс­шие умы, кото­рые, исхо­дя из сооб­ра­же­ний госу­дар­ствен­ной целе­со­об­раз­но­сти, опре­де­ля­ют, есть ли необ­хо­ди­мость фор­си­ро­вать выпол­не­ние ука­зов и пору­че­ний пре­зи­ден­та или такой необ­хо­ди­мо­сти нет. Да, кол­ле­ги, да, не все­гда нуж­но соблю­дать зако­ны писа­ные: есть слу­чаи, когда луч­ше закрыть гла­за на их невы­пол­не­ние, чем их кор­рек­ти­ро­вать. Ведь май­ские ука­зы — это сво­е­го рода духов­ные скре­пы нынеш­не­го пре­зи­дент­ско­го прав­ле­ния, они сим­во­ли­зи­ру­ют всю мощь и свя­тую прав­ду наше­го наци­о­наль­но­го лиде­ра.

С каких-то древ­них вре­мен, вре­мен тата­ро-мон­голь­ско­го ига, идет у нас тра­ди­ция недо­ве­рия к чинов­ни­ку, началь­ни­ку, госу­да­ре­ву чело­ве­ку. За вся­ким его сло­вом ищут вто­рой и тре­тий смысл, за вся­ким его дей­стви­ем видят попыт­ку что-то для себя выга­дать, поло­жить в кар­ман. В общем, живо еще у нас леде­ня­щее душу недо­ве­рие к началь­ству: наш чело­век твер­до зна­ет — обма­нут, как пить дать обма­нут! Есть и обо­рот­ная сто­ро­на меда­ли: началь­ство при­вык­ло с недо­ве­ри­ем отно­сить­ся к под­чи­нен­ным. И, доро­гие кол­ле­ги, это вовсе не шуточ­ное дело — такая атмо­сфе­ра очень даже вре­дит раз­ви­тию наше­го обще­ства и госу­дар­ства, тор­пе­ди­руя мно­же­ство полез­ных ини­ци­а­тив. И даже если эти ини­ци­а­ти­вы уда­ет­ся про­да­вить, то идут они с шумом и скри­пом, что мы можем видеть на при­ме­ре рено­ва­ции…

В пото­ке ново­стей про­шед­ших недель выде­ля­лись две свя­зан­ные с нау­кой темы: вне­зап­ная встре­ча Вла­ди­ми­ра Вла­ди­ми­ро­ви­ча с ака­де­ми­ка­ми и про­дол­же­ние про­дви­же­ния тео­ло­гии в чис­ло при­знан­ных госу­дар­ством наук. Без­услов­но, спер­ва сле­ду­ет ска­зать о пер­вом. Вече­ром 30 мая наш горя­чо люби­мый пре­зи­дент при­гла­сил к себе всех самых важ­ных ака­де­ми­ков. Гово­ри­ли о мно­гом, о том, что Ака­де­мии нужен новый пра­во­вой ста­тус, об изме­не­нии пра­вил, по кото­рым про­хо­дят выбо­ры пре­зи­ден­та РАН, о том, что госу­дар­ство долж­но при­ни­мать более актив­ное уча­стие в ака­де­ми­че­ской кад­ро­вой поли­ти­ке. Мно­гие наши оппо­нен­ты-либе­ра­лы боя­лись, что после сры­ва выбо­ров в мар­те руко­вод­ство стра­ны решит назна­чать руко­во­ди­те­ля ака­де­мии.

Увы, кол­ле­ги, но при­шла пора при­знать, что нынеш­няя моло­дежь мыс­лит совсем не так, как мыс­ли­ли мы в ее годы. Мы были иде­а­ли­стич­ны, пат­ри­о­тич­ны, при­уче­ны к тому, что бед­ность не порок. Мы были гото­вы вече­ра­ми и выход­ны­ми с энту­зи­аз­мом рабо­тать на бла­го стра­ны. Не тако­вы, совсем не тако­вы те, кто с моло­ком мате­ри впи­тал дух бан­дит­ско­го капи­та­лиз­ма и нажи­вы в девя­но­стые годы. Они мыс­лят и счи­та­ют совсем по-дру­го­му, чем ваш покор­ный слу­га и вы, мои доро­гие кол­ле­ги, собра­тья по про­фес­сии. И с чем ассо­ци­и­ру­ет­ся у нынеш­них моло­дых сло­во «нау­ка»?..

Начи­на­ет­ся месяц май с пре­крас­но­го празд­ни­ка вес­ны и тру­да… Ну а через неде­лю — День Побе­ды, совсем дру­гой празд­ник — и радост­ный, и груст­ный. С кото­рым всех вас, доро­гие кол­ле­ги, поздрав­ляю! Но вот вопрос, кото­рым я зада­юсь: есть ли в наше вре­мя что-то хотя бы в неболь­шой сте­пе­ни напо­ми­на­ю­щее по зна­чи­мо­сти то, ради чего жерт­во­ва­ли жиз­ня­ми наши отцы и деды? И, под­ни­мая ста­кан вод­ки, я отве­чаю: если в наше вре­мя что-то и име­ет зна­че­ние, то это — май­ские ука­зы наше­го доро­го­го и люби­мо­го пре­зи­ден­та.

Как извест­но из клас­си­че­ских про­из­ве­де­ний, осет­ри­ны вто­рой све­же­сти не быва­ет. С нау­кой ситу­а­ция гораз­до более слож­ная: она может быть миро­во­го уров­ня, пере­до­во­го рос­сий­ско­го, если гово­рить про нашу стра­ну, уров­ня или вовсе про­вин­ци­аль­ной. Для вся­ко­го типа нау­ки суще­ству­ют свои жур­на­лы: для нау­ки миро­во­го уров­ня — луч­шие миро­вые науч­ные жур­на­лы, для рос­сий­ско­го уров­ня — креп­кие рос­сий­ские жур­на­лы, а для нау­ки про­вин­ци­аль­ной — раз­но­го рода про­вин­ци­аль­ные вест­ни­ки и про­чие помой­ки. При­мер­но так дума­ют мно­гие наши либе­ра­лы. Испы­ты­вая край­нюю любовь ко вся­ко­го вида начет­ни­че­ству и фор­ма­лиз­му, они реша­ют вопрос с уров­нем нау­ки исхо­дя из фор­маль­ных кри­те­ри­ев…

Вес­на и осень — вре­ме­на тяже­лые, в осо­бен­но­сти для лиц с неустой­чи­вой пси­хи­кой. Неда­ром ака­де­ми­ки про­во­дят свои собра­ния имен­но осе­нью и вес­ной. И стра­сти в Ака­де­мии порой кипят нешу­точ­ные. Но в этот раз, похо­же, ака­де­ми­ки пере­плю­ну­ли самих себя. Суди­те сами: выбо­ры пре­зи­ден­та РАН на носу, три кан­ди­да­та в нали­чии, всё спо­кой­но — к фини­шу уве­рен­но идет лидер. И тут на тебе — кан­ди­да­ты начи­на­ют предъ­яв­лять пре­тен­зии к про­це­ду­ре: мол, неде­мо­кра­тич­ная она, мол, нуж­ны наблю­да­те­ли от пре­тен­ден­тов, мол, ака­де­ми­ки ста­рые, могут голо­са непра­виль­но посчи­тать. В общем, несут какую-то несу­свет­ную чушь.

Как извест­но, суро­вые вре­ме­на встре­ча­ют­ся не столь уж ред­ко. И в такие вре­ме­на осо­бо важ­на роль лич­но­сти в исто­рии: про­стые, зауряд­ные люди не могут совла­дать с ситу­а­ци­ей… Нелег­кие, кру­тые и пере­лом­ные вре­ме­на пере­жи­ва­ет сей­час Ака­де­мия наук: рефор­ми­ро­ва­ние РАН, поиск сво­е­го места под солн­цем и про­пав­ше­го вто­ро­го управ­лен­че­ско­го клю­ча. Толь­ко что избрав в свои ряды новых чле­нов, ака­де­ми­ки теперь вста­ли перед судь­бо­нос­ным выбо­ром — им вско­ре над­ле­жит опре­де­лить, кто воз­гла­вит Ака­де­мию. Имен­но это­му чело­ве­ку пред­сто­ит дать ответ на вопро­сы, какой быть РАН в новых усло­ви­ях, какое она долж­на иметь отно­ше­ние к инсти­ту­там ФАНО, как мож­но взять на себя браз­ды прав­ле­ния раз­ви­ти­ем фун­да­мен­таль­ной нау­ки в Рос­сии, а так­же на мно­гие дру­гие.

Неко­то­рые могут ска­зать, что я без­дель­ник, — но нет, это совсем не так! Лежа дома на диване, я твер­до знаю, что при­но­шу бóль­шую поль­зу сво­ей Родине, чем если бы тор­чал на сво­ем рабо­чем месте. Суди­те сами: я не жгу казен­но­го элек­три­че­ства, не тра­чу ника­ких реак­ти­вов и реа­ген­тов на экс­пе­ри­мен­ты, не изна­ши­ваю доро­го­сто­я­щее науч­ное обо­ру­до­ва­ние — поль­за оче­вид­на. Жаль, что мно­гие мои кол­ле­ги это­го не пони­ма­ют и дума­ют, что при­но­сит поль­зу стране в боль­шей сте­пе­ни их дея­тель­ность, а не без­де­я­тель­ность: это пока­зы­ва­ет, что их само­мне­ние весь­ма и весь­ма высо­ко.

Хочу поздра­вить всех вас с про­шедшим Днем рос­сий­ской нау­ки и поже­лать даль­ней­ших успе­хов в рабо­те! Празд­ник застав­ля­ет вспом­нить всем извест­ное: ал­коголь в малых дозах поле­зен в любых коли­че­ствах. Загово­рив же о полез­ных малых до­зах, неволь­но вспо­ми­на­ешь о раз­лич­ных нетра­ди­ци­он­ных направ­ле­ни­ях меди­ци­ны, та­ких, как гомео­па­тия.

Недав­но в оче­ред­ной раз про­шел Татья­нин день — день сту­ден­че­ства и празд­ник мое­го люби­мо­го уни­вер­си­те­та, что при­ве­ло меня в самое лири­че­ское настро­е­ние. Мой род­ной МГУ! Это не толь­ко вели­че­ствен­ная гро­ма­да Глав­но­го зда­ния и раз­бро­сан­ные по Ленин­ским горам факуль­те­ты, это в первую оче­редь люди — десят­ки тысяч сту­ден­тов, тыся­чи сотруд­ни­ков и, конеч­но, вели­кий рек­тор наше­го уни­вер­си­те­та — Вик­тор Анто­но­вич Садов­ни­чий…

В насту­пив­шем году в рос­сий­ской нау­ке, без­услов­но, слу­чит­ся мно­же­ство важ­ных собы­тий, вклю­чая выбо­ры пре­зи­ден­та РАН. Но вос­по­ми­на­ния о собы­ти­ях сто­лет­ней дав­но­сти, опять же, наве­ва­ют на идей­но нестой­ких граж­дан нуме­ро­ло­ги­че­ские ассо­ци­а­ции и эсха­то­ло­ги­че­ские ожи­да­ния хао­са и рево­лю­ции. В боль­шом и малом, так ска­зать: и в мас­шта­бе стра­ны, и в мас­шта­бе нашей нау­ки. Конеч­но, в послед­нем слу­чае речь не идет о каких-то соб­ствен­но науч­ных про­ры­вах, нет, речь идет о раз­но­го рода науч­но-орга­ни­за­ци­он­ных ката­клиз­мах. Сре­ди сотруд­ни­ков ФАНО, понят­ное дело, на пер­вом месте ожи­да­ние раз­го­на Ака­де­мии или, в более мяг­ком вари­ан­те, ее захва­та враж­деб­ны­ми сила­ми, став­лен­ни­ка­ми, в пред­став­ле­ни­ях иных наших «про­грес­си­стов и либе­ра­лов», кня­зя адми­ни­стра­тив­ной тьмы Миха­и­ла Вален­ти­но­ви­ча Коваль­чу­ка.

При­знать­ся чест­но, я с тру­дом нахо­жу вре­мя и силы, что­бы взять­ся за, так ска­зать, перо. Столь­ко дел и забот валят­ся на меня со всех сто­рон. В общем, не полу­ча­ет­ся у меня сесть и обсто­я­тель­но напи­сать об ито­гах ухо­дя­ще­го года. Поэто­му, доро­гие дру­зья, я не буду под­во­дить ника­ких ито­гов года про­шед­ше­го, луч­ше я всех вас поздрав­лю с надви­га­ю­щи­ми­ся тре­мя неде­ля­ми рож­де­ствен­ско-ново­годне-рож­де­ствен­ско-ново­год­них празд­ни­ков и поже­лаю бла­го­по­луч­но пере­жить их. А кро­ме того, я дам всем сво­е­го рода ново­год­нее напут­ствие. Насту­па­ю­щий год, доро­гие кол­ле­ги, не будет для нас лег­ким. Денег ста­нет еще мень­ше, а наши зар­пла­ты долж­ны стать еще выше. Поэто­му, увы, не все из нас смо­гут остать­ся сотруд­ни­ка­ми вузов и науч­ных орга­ни­за­ций.

После мое­го пись­ма в про­шлый номер «Тро­иц­ко­го вари­ан­та», где я пред­ла­гал открыть тео­ло­ги­че­ское отде­ле­ние РАН, неко­то­рые кол­ле­ги спра­ши­ва­ли меня: «Ты, Иван, дурак, что ли? Сме­ши­вать нау­ку и рели­гию, при­да­вать веро­ва­ни­ям види­мость науч­но­сти — это абсурд!» Отве­тить на вопрос про­сто: оче­вид­но, я не дурак — если бы я был дура­ком, то был бы женат на прин­цес­се и было бы у меня всё хоро­шо. Но, увы, я совсем не дурак. Поэто­му пред­ла­гаю я пра­виль­ные, рабо­та­ю­щие и разум­ные вещи. Сколь­ко бы мы, люди ате­и­сти­че­ско­го вос­пи­та­ния, ни зубо­ска­ли­ли, суще­ству­ют фак­ты, про­тив кото­рых не осо­бо попрешь…

Каза­лось бы, отгре­ме­ли выбо­ры — что в США, что в нашу Думу, что в нашу Ака­де­мию, — отшу­ме­ли выбор­ные стра­сти, пора бы всем успо­ко­ить­ся и занять­ся сво­им делом. Депу­та­там — запре­щать Интер­нет, доби­вать пятую колон­ну и гото­вить­ся к выбо­рам пре­зи­ден­та Рос­сии. Ака­де­ми­кам — гото­вить докла­ды о науч­ных дости­же­ни­ях, бороть­ся с ФАНО за кон­троль над финан­со­вы­ми пото­ка­ми и гото­вить­ся к выбо­рам пре­зи­ден­та Ака­де­мии. И все заня­ты сво­им делом, всё спо­кой­но. Но бла­гост­но­сти не скла­ды­ва­ет­ся. Воз­ни­ка­ют какие-то непо­нят­ные пер­тур­ба­ции… Вот извест­ный жур­на­лист, теле­ве­ду­щий, актер и обще­ствен­ный дея­тель Вла­ди­мир Соло­вьёв, уве­ряя в сво­ем совер­шен­ней­шем почте­нии к Ака­де­мии и ака­де­ми­кам, рас­кри­ти­ко­вал их в пух и прах…

Когда-то, в сере­дине про­шло­го века, ака­де­ми­ки, навер­ное, вос­при­ни­ма­лись про­стой пуб­ли­кой как сво­е­го рода небо­жи­те­ли, муд­ре­цы в немно­го стран­ных одеж­дах. Шли годы, ака­де­ми­ков ста­но­ви­лось всё боль­ше, ува­же­ние к ним умень­ша­лось, и дошло до того, что для про­сто­го ака­де­ми­ка вый­ти на пре­зи­ден­та Ака­де­мии наук — боль­шая про­бле­ма. Но неко­то­рые, подоб­но Бур­бо­нам, ниче­го не поня­ли и ниче­му не научи­лись. Они по-преж­не­му дума­ют, что «ака­де­мик» — это зву­чит гор­до и вну­ша­ет уважение.Они вооб­ра­жа­ют, види­мо, что еще вче­ра вме­сте с Пла­то­ном они гуля­ли по роще Ака­де­ма и обсуж­да­ли фило­соф­ские вопро­сы. Они счи­та­ют, что, как Аре­о­паг, они могут судить и рядить, давая всем и все­му вес­кие окон­ча­тель­ные оцен­ки… Вко­нец поте­ряв чув­ство меры, они хотят лишить уче­ной сте­пе­ни мини­стра куль­ту­ры, кото­рый заяв­ля­ет кри­те­ри­ем истин­но­сти и досто­вер­но­сти исто­ри­че­ско­го тру­да соот­вет­ствие инте­ре­сам Рос­сии.

… в пра­ви­тель­стве в насто­я­щее вре­мя идет осо­бен­но жест­кий бюд­жет­ный торг, в кото­ром каж­дое мини­стер­ство ста­ра­ет­ся отсто­ять свою пози­цию и дока­зать, что не сле­ду­ет заре­зать бюд­жет­ные ассиг­но­ва­ния имен­но ему. Резуль­та­ты это­го тор­га мы узна­ем доволь­но ско­ро, а пока име­ет смысл поду­мать о том, куда будут направ­ле­ны те неболь­шие день­ги, кото­рые доста­нут­ся науч­но-обра­зо­ва­тель­ной сфе­ре. Ведь и в пра­ви­тель­стве, и в Думе на клю­че­вые пози­ции в дан­ной сфе­ре вышли новые люди.

… насту­па­ет осень, пора, так ска­зать, повы­шен­ной актив­но­сти. Поэто­му немуд­ре­но, что на повест­ке дня вновь воз­ник поряд­ком поби­тый молью вопрос о пла­ги­а­те, или, как при­ня­то гово­рить, о некор­рект­ных заим­ство­ва­ни­ях. Нача­лось с того, что Мино­бр­на­у­ки опуб­ли­ко­ва­ло про­ект доку­мен­та, в кото­ром преду­смат­ри­ва­лось, что к заяв­ле­нию о лише­нии уче­ной сте­пе­ни авто­ров дис­сер­та­ций, содер­жа­щих некор­рект­ные заим­ство­ва­ния, необ­хо­ди­мо будет при­ло­жить копию судеб­но­го реше­ния о нару­ше­нии дис­сер­тан­том автор­ских прав.

Бли­жай­шее важ­ней­шее собы­тие для стра­ны — выбо­ры в Госу­дар­ствен­ную Думу, за места в кото­рой сорев­ну­ют­ся луч­шие люди Рос­сии. И все мы, конеч­но, ждем изме­не­ний к луч­ше­му от ново­го соста­ва Думы. Не пото­му, разу­ме­ет­ся, что сей­час пло­хо, а пото­му, что будет еще луч­ше. Как гово­рит­ся, жить ста­нет луч­ше, жить ста­нет весе­лее. В этом нет сомне­ний: куда не кинь взгляд, вез­де посто­ян­но заме­ча­ешь улуч­ше­ния.

Поче­му такой вид­ней­ший пред­ста­ви­тель руко­вод­ства нашей стра­ны, как Сер­гей Бори­со­вич Ива­нов, дав­ний сорат­ник Вла­ди­ми­ра Вла­ди­ми­ро­ви­ча, вхо­дя­щий в его самое ближ­нее окру­же­ние, вдруг был заме­щен на посту руко­во­ди­те­ля адми­ни­стра­ции пре­зи­ден­та? Чем Антон Эду­ар­до­вич Вай­но луч­ше эта­ко­го поли­ти­че­ско­го масто­дон­та? И почти сра­зу же я нашел ответ: да, конеч­но, Сер­гей Бори­со­вич — титан, слов нет, но наша стра­на пере­хо­дит на столь серьез­ные управ­лен­че­ские высо­ты, что важ­на не толь­ко личость, важен прин­ци­пи­аль­но новый под­ход к делу управ­ле­ния. И Антон Эду­ар­до­вич — это чело­век, кото­рый его раз­ра­ба­ты­ва­ет и готов при­вне­сти в госу­дар­ствен­ное устрой­ство.

… сидим, жара, вод­ка не идет, и пото­му слу­ша­ем и смот­рим, что про­ис­хо­дит. А делать не толь­ко нам нече­го, но и жур­на­ли­стам. В авгу­сте — ну какие ново­сти? Но писать же что-то нуж­но. Так и рож­да­ют­ся дутые сен­са­ции. Ска­жем, в нача­ле про­шлой неде­ли появи­лась инфор­ма­ция, что в бли­жай­шие два года Мино­бр­на­у­ки соби­ра­ет­ся сокра­тить 10 тыс. уче­ных и уже в сле­ду­ю­щем году на 40% сокра­тить чис­ло бюд­жет­ных мест в вузах.