Метка: Иван Экономов

Я всегда полагал, что мы — воспитанные в советское время поколения — с молоком матери впитали идеалы служения Родине и патриотизма. Что мы всегда сперва думаем о Родине, а потом о себе. Да, конечно, не каждый из нас сможет выдержать вражеские пытки, но мы уж точно не станем продавать Родину по доброй воле, за длинный доллар, думал я. Однако, похоже, я носил розовые очки: недавние дела об ученых-шпионах развеяли все мои иллюзии на этот счет.

Наступает август, в моем родном университете заканчивается приемная кампания, и самое время задуматься о том, кто впервые переступит порог вузовских аудиторий 1 сентября. О племени младом и, по счастью, незнакомом. Возможно, коллеги, вы спросите у меня, почему я говорю «по счастью». Увы, так я говорю потому, что не ожидаю от нынешнего юношества ничего хорошего.

Завершился прекрасный праздник — чемпионат мира по футболу. Прекрасная игра, масса неожиданностей, гости со всего мира — нам будет всего этого не хватать. Придется возвращаться к обыденной жизни, ко всему прочему, что придет на смену празднику. Среди тех сообщений, которые прорастают из-под красивого ковра праздника, могу отметить, в частности, историю с увольнением профессора Максима Балашова из МФТИ.

В этом году привычный ход дел был нарушен — в самом положительном смысле — чемпионатом мира по футболу, проходящим в нашей стране. Разноплеменные толпы болельщиков заполонили одиннадцать российских городов, включая две столицы. Прекрасная организация турнира, радостные лица, общение между народами, несмотря на все особенности этого процесса, обсуждающиеся в прессе, — настоящий праздник, посрамивший зарубежных борзописцев…

Казалось бы, радость от великой победы сборной России над нашими саудовскими друзьями по нефтебаррелю должна быть общенародной и непоколебимой, но находятся люди, с позволенья сказать наши сограждане, которые пытаются в бочке меда нашей жизни выискать свою любимую ложку дегтя. Найти эту ложку можно с трудом, но при желании, конечно, можно. А поскольку желание есть, то сограждане нашли эту ложку. Повышение пенсионного возраста.

Когда я смотрю на гордый профиль главного здания МГУ, когда я вспоминаю великие имена, связанные с ним, — Ломоносов, Лебедев, Колмогоров, Садовничий, Дерипаска и десятки других, — у меня на глаза наворачиваются слезы гордости: я горжусь, что работаю в МГУ! Но когда я читаю некоторые сообщения в СМИ, у меня на глазах слезы, слезы стыда. Вот только что я прочел сообщение, что трое студентов МГУ были задержаны за порчу рекламной конструкции, посвященной чемпионату мира по футболу…

В прошлом письме в мою любимую газету я высказал предположение, что будет происходить после инаугурации. И теперь вынужден за это расплачиваться: коллеги в разговорах говорят мне: ну ты, Иван, и облажался! Говорил, что министром высшего образования и науки станет академик Трубников, а вышло-то совсем по-другому: министром науки и высшего образования назначили Михаила Михайловича Котюкова!

Перед нашей страной возникают блестящие перспективы развития. И перед страной вообще, и перед наукой, перед образованием. Но народ у нас недоверчивый — он всё гадает, что и как будет, не исчезнут ли после мая дополнительные бюджетные средства, кто станет главой правительства, будет ли упразднено Министерство образования и науки, кто будет назначен министром или министрами, что произойдет с ФАНО…

Идет война Роскомнадзора с Telegram, а на войне жертвы неизбежны. Есть они и среди интернет-ресурсов научного и образовательного плана, и в том не вижу я ничего страшного. Но, как обычно, наша прогрессивная общественность недовольна и называет борьбу с Telegram идиотизмом и вредительством, охая и ахая о том, какой это наносит вред ни в чем не повинным ресурсам.

Иногда некоторые коллеги и товарищи спрашивают меня: Иван, ты же настоящий патриот и гражданин, зачем ты продолжаешь писать в эту гнусную либеральную газетенку?! Такого рода вопросы, не скрою, причиняют мне душевную боль. Я не только пишу в «Троицкий вариант», но иногда и читаю его. И, нужно признать, там попадаются очень и очень разные в идеологическом отношении материалы. Однако нужно понимать, в какой среде мы все живем…

Увы, наша жизнь пронизана лукавством, куда ни глянь: мы ноем и прибедняемся, занижаем свой доход и жалуемся на жизнь, чтобы нас пожалели и поддержали. Недавно на заседании Общественного совета проекта партии «Единая Россия» «Локомотивы роста» президент РАН академик Сергеев сказал, что фундаментальная наука в России сегодня финансируется достаточно хорошо. Для такого утверждения, коллеги, мало одной честности, нужна еще и смелость.

Далеко не все наши сограждане вполне осознают меру своей ответственности перед Родиной. В том числе и среди нашего брата. Коллег, видите ли, раздражает обилие призывов идти на выборы: Путина, говорят, и без меня выберут. Исключительно близорукое и аполитичное рассуждение! Да, Владимира Владимировича и без нас выберут, если мы не пойдем, но вопрос ведь не в этом, вопрос в явке.

Дети — вот что самое святое и важное для нас! Нам нужно делать всё, чтобы из них выросли честные, порядочные, творческие и ответственные люди, а не всякие разгильдяи и пофигисты типа нас. Увы, находятся такие, чьё корыстное самодовольство не пробить никакими сиротскими слезами. Вот такие-то жестокосердные люди и начинают ругаться на руководство РФФИ по поводу распределения средств между различными видами конкурсов.

Какое отношение День святого Валентина имеет к науке? 8 февраля у нас празднуется День российской науки — т. е. День святого Валентина и День российской науки разделены менее чем одной неделей. А наука невозможна без искренней любви к познанию мира. Наконец, и имя Валентин играет заметную роль в российской науке, пусть и не само имя, а производное от него — отчество Валентинович.

Российские ученые — это все-таки удивительные люди. Казалось бы, совершенно естественное требование: если за миллион, к примеру, ты опубликовал одну статью, то за два миллиона можешь опубликовать две. Но наш ученый люд не так устроен. Когда ФАНО резонно потребовало увеличить число публикаций в ответ на увеличение финансирования, они возмутились…

Среди важнейших итогов года стоит отметить продолжение стремительного роста продуктивности российской науки, о чем можно судить по ежегодному росту числа статей российских ученых в индексируемых научных журналах. Иные критиканы, правда, говорят, что власти на науку плевать… Ну и, конечно, продолжают старую песню про сокращение финансирования науки. Начну с последнего.

В последние недели года, в преддверии праздников мы традиционно погружены в суету… И времени для того, чтобы остановиться, перевести дыхание и задуматься о прошлом, настоящем и будущем, о нашем месте в мире, у нас нет. Поэтому я не стал дожидаться новогодних каникул, а решил поразмыслить о будущем уже сейчас.

Дорогие коллеги, пора бы нам отказаться от нашего естественнонаучного шовинизма и перестать воображать себя пупами Земли, величайшими умами современности. Оглядимся по сторонам: почему, если мы такие умные, страной правят юристы и экономисты?

… кадровый вопрос важен не только в жизни стран, но и в жизни отраслей, организаций. Поэтому важнейшей для развития нашей страны задачей является правильная расстановка кадров. И, соответственно, наиболее животрепещущий вопрос — откуда мы можем взять столько умных, профессиональных и порядочных руководителей, которым можно доверить руководство отраслями и предприятиями?

Недавно в прессе прошли сообщения, что правительство собирается передать Институту мировых цивилизаций, основанному Владимиром Жириновским, принадлежащую Российской академии наук гостиницу, расположенную в начале Ленинского проспекта. Тут же представители РАН начали высказываться в том духе, что Академия хотела бы сохранить гостиницу у себя, потому что, мол, ученым из других регионов сложно оплачивать номера в обычных московских гостиницах.
Но, дорогие коллеги, эти сообщения не навели меня на мысли о переделе академической собственности, а заставили задуматься о гораздо более значимой проблеме. Что уж греха таить: нам, представителям естественных и точных наук, свойственно снисходительно относиться к представителям всех прочих наук. Как говорил Лев Давидович Ландау, науки бывают естественные, неестественные и противоестественные.
Узнав, что академическую гостиницу собираются отдать «какому-то» Институту мировых цивилизаций, да еще основанному Жириновским, мы тут же начинаем негодовать. А стоило бы задуматься и понять, что исследование мировых цивилизаций сейчас гораздо более значимо, чем поиск какого-нибудь бозона Хиггса или охота за гравитационными волнами. Особенно для нашей страны.

В чем состоит подлинное величие истинно великого вождя? В способности выбирать те пути, которые приведут его державу к могуществу и процветанию. Вот и у нас руководство страны славится тем, что способно, вопреки пересудам врагов, находить верные решения и сильные ходы в самых сложных ситуациях. Я говорю не только о Крыме и Сирии, Турции и снова Турции, но и о том, что непосредственно касается нас, работников научно-образовательной сферы… Возьмем для примера закон о реформе Академии, принятый в 2013 году. Сколько крика и шума было про разгром и уничтожение академической науки. И что случилось? На место Президиума РАН пришло ФАНО, которое навело порядок с регистрацией академической собственности и имущества. Институты же как работали, так и работают по сей день. Жизнь даже стала гораздо насыщеннее: реструктуризация, слияния и объединения институтов — разительный контраст с былым академическим застоем…

Последние недели дали мне пищу для грустных размышлений, размышлений о том, что ученые как социальная группа не просто страдают от тех же пороков, что и широкие народные массы, но более прочих склонны к такому страшному греху, как гордыня. Считать себя самыми умными, полагать возможным заносчиво поучать всех вокруг, включая лучших людей нашей страны, — увы, для нашего брата это обычное дело. Всё это очень ярко проявилось в нашем, коллеги, поведении после выборов президента РАН. На следующий же день после избрания Александра Сергеева Владимир Владимирович Путин нашел в своем напряженнейшем графике окно для встречи с ним, поговорил и вручил подписанный указ о его назначении! Еще вчера едва ли не опальная Академия оказалась согрета лучами административного солнца. Кто теперь вспоминает, что менее года назад бывший руководитель РАН был отчитан как мальчишка на заседании Совета по науке и образованию из-за проникших в состав РАН вопреки указанию президента России чиновников?! Или о том, что в марте этого года выборы президента РАН были сорваны… Как в такой ситуации должны вести себя здравомыслящие и ответственные люди? Правильно, с благодарностью и смирением. Надо отдать должное новому президенту Академии, так он и вел себя, будучи допущенным к национальному лидеру. Но не таковы массы ученых, ох, совсем не таковы!

В последние недели некоторые коллеги досаждают мне, указывая, что читать про академические выборы им надоело, а хотелось бы узнать мое мнение по другим вопросам, например о новом проекте закона о науке. Ну что тут скажешь… При всей многогранности моего таланта чтение написанных сухим канцелярским языком законопроектов не является моей сильной стороной: от канцелярита меня клонит в сон. Но запрос со стороны общества все-таки вынудил меня пересилить неприязнь и ознакомиться с обсуждаемым в узких кругах законопроектом. Сказать прямо, процесс чтения шел тяжело, и после знакомства с текстом у меня в голове осталась каша из больших вызовов, приоритетов и общественного заказа. Полагаю, что такой способ написания законов используется неспроста: закон — это особое, государственной важности знание, которое не должно быть доступно каждому досужему профану. Я, конечно, не обучен искусству дешифровки сакрально-бюрократического знания, но кое-что все-таки понял. И в целом проект закона произвел на меня впечатление мощной работы административной мысли. Мысли, работающей в плане систематизации и приведения к общему знаменателю. Никакой колонки не хватило бы, чтобы пересказать всё подробно, поэтому отмечу только пару важных вещей…

На прошедшей неделе многих взбудоражила ситуация с ресурсом Sci-Hub, с помощью которого можно скачивать нужные статьи из научных журналов, на которые нет подписки. Сначала его создательница опубликовала сообщение, что ресурс прекращает работу на территории РФ из-за «крайне неадекватного, оскорбительного поведения российских ученых в адрес создательницы сервиса». Услышав об этом, я был удивлен, поскольку ни я, ни, насколько я могу судить, мои коллеги не высказывали никаких оскорблений в адрес госпожи Элбакян. Впрочем, как выяснилось, речь на деле и не шла обо всех российских ученых, а всего лишь о пятой колонне — представителях так называемой либеральной оппозиции. С этими всё понятно. Такого рода либералов, стоящих и даже лежащих с выражением вечной укоризны перед отчизною, метко изобразил еще Фёдор Михайлович Достоевский…

Некоторые из возвращающихся с дач и морей коллег, сияя свежестью и здоровьем, подходят ко мне и заводят речь о выборах в РАН. Иван, говорят они, ты всё знаешь об этой их Академии, как думаешь, сколько кандидатов будет допущено к выборам? Или так: кого, как ты думаешь, выберут, может, нашего, начнет у них «Истину» внедрять? Начнем по порядку. Съест ли административный волк кого-то из наших семерых козлят? Не думаю: уж больно эти козлята немолоды. Но даже не в этом дело. Административный барьер введен не для того, чтобы отбраковывать кандидатов в массовом порядке, а для того, чтобы в академической среде поддерживать, как это раньше говорилось, страх божий. А то ведь иного академика колупнешь — чистой воды карбонарий. Поэтому волк наш есть никого не будет. Так, понюхает, проверит на предмет благонадежности, глянет на кого-то недобрым взглядом для порядка, но трогать не станет: шума много, а толку мало, о чем ниже.

Руководство нашей страны с недавних пор много говорит про цифровую экономику. На самом высшем уровне: лично Владимир Владимирович цифровой экономикой заболел. В правительстве уже обсуждают, где размещать центры по добыче криптовалют. Интернет-омбудсмен Дмитрий Мариничев собирается организовать добычу криптовалюты на территории бывшего завода «Москвич», он собирается привлечь для этой цели 100 млн долларов. Блокчейн, биткоин, майнинг… — все эти диковинные и малопонятные пока слова уже входят в наш лексикон. До самого недавнего времени я считал биткоин удобным средством оплаты для разного рода наркоторговцев и террористов. Но теперь, после того как на цифровую экономику обратило внимание руководство страны, я посмотрел на криптовалюты совсем другими глазами: это же реальный шанс построить постиндустриальную экономику, отказаться от жизни за счет продажи невозобновляемых ресурсов!

Меня всегда поражало наблюдаемое у некоторых коллег, прямо скажем, низкопоклонство перед теми нашими бывшими соотечественниками, которые обустроились на Западе. Когда мы в самые тяжелые годы работали здесь, сохраняя нашу науку, они, помахав Родине рукой, свалили «туда» в поисках легкой жизни. И вот, когда ситуация здесь стала улучшаться, когда в науке стало больше денег, они, до той поры презрительно отзывавшиеся о нас, принялись нас учить, выступая в роли всезнающих менторов. И, конечно, рванули сюда за длинным рублем. Приезжая как получатели мегагрантов, они получали огромные деньги — сотни тысяч рублей в месяц — и изображали из себя спасителей науки. Но за парадным фасадом успешной работы мегагрантников всегда скрывался душок наживы и рвачества: здесь эти мегагрантные деятели умудрялись получать еще больше, чем на Западе… Минобрнауки потребовало от МИФИ вернуть 22,5 млн руб., выделенных на продление работ по одному из мегагрантов. Из того, что пишут газеты, можно сделать вывод: как только у вуза начались сложности с выделением софинансирования, мегагрантник тут же потерял интерес к делу и перестал прилетать в Россию. Чему тут удивляться?

С конца прошлого года Академия наук стала, если так можно выразиться, знатным ньюсмейкером. То изберут в РАН чиновников вопреки прямому указанию президента, и разразится большой скандал на заседании Совета по науке и образованию. То в совершенно тихой и спокойной обстановке окажутся сорваны выборы президента РАН… В общем, стала наша Академия источником беспокойства для руководства страны. Глядя на всё это, я думаю: а нужна ли России такая Академия — источник постоянной головной боли для нашего национального лидера? Я понимаю, дорогие коллеги, что для многих из вас подобный вопрос звучит кощунственно, но мы, люди науки, должны отважно ставить сложные вопросы и давать на них ответы.

Один коллега крайне удивил меня, спросив, ходил ли я на митинг 28 июня на Суворовской площади… Коллеги дорогие, что ж вы так беспокоитесь по поводу выполнения майских указов?! Для отслеживания их выполнения есть специально обученные люди, которые за всем наблюдают и всё фиксируют, при необходимости докладывая наверх. Есть высшие умы, которые, исходя из соображений государственной целесообразности, определяют, есть ли необходимость форсировать выполнение указов и поручений президента или такой необходимости нет. Да, коллеги, да, не всегда нужно соблюдать законы писаные: есть случаи, когда лучше закрыть глаза на их невыполнение, чем их корректировать. Ведь майские указы — это своего рода духовные скрепы нынешнего президентского правления, они символизируют всю мощь и святую правду нашего национального лидера.

С каких-то древних времен, времен татаро-монгольского ига, идет у нас традиция недоверия к чиновнику, начальнику, государеву человеку. За всяким его словом ищут второй и третий смысл, за всяким его действием видят попытку что-то для себя выгадать, положить в карман. В общем, живо еще у нас леденящее душу недоверие к начальству: наш человек твердо знает — обманут, как пить дать обманут! Есть и оборотная сторона медали: начальство привыкло с недоверием относиться к подчиненным. И, дорогие коллеги, это вовсе не шуточное дело — такая атмосфера очень даже вредит развитию нашего общества и государства, торпедируя множество полезных инициатив. И даже если эти инициативы удается продавить, то идут они с шумом и скрипом, что мы можем видеть на примере реновации…

В потоке новостей прошедших недель выделялись две связанные с наукой темы: внезапная встреча Владимира Владимировича с академиками и продолжение продвижения теологии в число признанных государством наук. Безусловно, сперва следует сказать о первом. Вечером 30 мая наш горячо любимый президент пригласил к себе всех самых важных академиков. Говорили о многом, о том, что Академии нужен новый правовой статус, об изменении правил, по которым проходят выборы президента РАН, о том, что государство должно принимать более активное участие в академической кадровой политике. Многие наши оппоненты-либералы боялись, что после срыва выборов в марте руководство страны решит назначать руководителя академии.

Увы, коллеги, но пришла пора признать, что нынешняя молодежь мыслит совсем не так, как мыслили мы в ее годы. Мы были идеалистичны, патриотичны, приучены к тому, что бедность не порок. Мы были готовы вечерами и выходными с энтузиазмом работать на благо страны. Не таковы, совсем не таковы те, кто с молоком матери впитал дух бандитского капитализма и наживы в девяностые годы. Они мыслят и считают совсем по-другому, чем ваш покорный слуга и вы, мои дорогие коллеги, собратья по профессии. И с чем ассоциируется у нынешних молодых слово «наука»?..

Начинается месяц май с прекрасного праздника весны и труда… Ну а через неделю — День Победы, совсем другой праздник — и радостный, и грустный. С которым всех вас, дорогие коллеги, поздравляю! Но вот вопрос, которым я задаюсь: есть ли в наше время что-то хотя бы в небольшой степени напоминающее по значимости то, ради чего жертвовали жизнями наши отцы и деды? И, поднимая стакан водки, я отвечаю: если в наше время что-то и имеет значение, то это — майские указы нашего дорогого и любимого президента.

Как известно из классических произведений, осетрины второй свежести не бывает. С наукой ситуация гораздо более сложная: она может быть мирового уровня, передового российского, если говорить про нашу страну, уровня или вовсе провинциальной. Для всякого типа науки существуют свои журналы: для науки мирового уровня — лучшие мировые научные журналы, для российского уровня — крепкие российские журналы, а для науки провинциальной — разного рода провинциальные вестники и прочие помойки. Примерно так думают многие наши либералы. Испытывая крайнюю любовь ко всякого вида начетничеству и формализму, они решают вопрос с уровнем науки исходя из формальных критериев…

Весна и осень — времена тяжелые, в особенности для лиц с неустойчивой психикой. Недаром академики проводят свои собрания именно осенью и весной. И страсти в Академии порой кипят нешуточные. Но в этот раз, похоже, академики переплюнули самих себя. Судите сами: выборы президента РАН на носу, три кандидата в наличии, всё спокойно — к финишу уверенно идет лидер. И тут на тебе — кандидаты начинают предъявлять претензии к процедуре: мол, недемократичная она, мол, нужны наблюдатели от претендентов, мол, академики старые, могут голоса неправильно посчитать. В общем, несут какую-то несусветную чушь.

Как известно, суровые времена встречаются не столь уж редко. И в такие времена особо важна роль личности в истории: простые, заурядные люди не могут совладать с ситуацией… Нелегкие, крутые и переломные времена переживает сейчас Академия наук: реформирование РАН, поиск своего места под солнцем и пропавшего второго управленческого ключа. Только что избрав в свои ряды новых членов, академики теперь встали перед судьбоносным выбором — им вскоре надлежит определить, кто возглавит Академию. Именно этому человеку предстоит дать ответ на вопросы, какой быть РАН в новых условиях, какое она должна иметь отношение к институтам ФАНО, как можно взять на себя бразды правления развитием фундаментальной науки в России, а также на многие другие.

Некоторые могут сказать, что я бездельник, — но нет, это совсем не так! Лежа дома на диване, я твердо знаю, что приношу бóльшую пользу своей Родине, чем если бы торчал на своем рабочем месте. Судите сами: я не жгу казенного электричества, не трачу никаких реактивов и реагентов на эксперименты, не изнашиваю дорогостоящее научное оборудование — польза очевидна. Жаль, что многие мои коллеги этого не понимают и думают, что приносит пользу стране в большей степени их деятельность, а не бездеятельность: это показывает, что их самомнение весьма и весьма высоко.

Хочу поздравить всех вас с про­шедшим Днем российской науки и пожелать дальнейших успехов в работе! Праздник заставляет вспомнить всем известное: ал­коголь в малых дозах полезен в любых количествах. Загово­рив же о полезных малых до­зах, невольно вспоминаешь о различных нетрадиционных направлениях медицины, та­ких, как гомеопатия.

Недавно в очередной раз прошел Татьянин день — день студенчества и праздник моего любимого университета, что привело меня в самое лирическое настроение. Мой родной МГУ! Это не только величественная громада Главного здания и разбросанные по Ленинским горам факультеты, это в первую очередь люди — десятки тысяч студентов, тысячи сотрудников и, конечно, великий ректор нашего университета — Виктор Антонович Садовничий…

В наступившем году в российской науке, безусловно, случится множество важных событий, включая выборы президента РАН. Но воспоминания о событиях столетней давности, опять же, навевают на идейно нестойких граждан нумерологические ассоциации и эсхатологические ожидания хаоса и революции. В большом и малом, так сказать: и в масштабе страны, и в масштабе нашей науки. Конечно, в последнем случае речь не идет о каких-то собственно научных прорывах, нет, речь идет о разного рода научно-организационных катаклизмах. Среди сотрудников ФАНО, понятное дело, на первом месте ожидание разгона Академии или, в более мягком варианте, ее захвата враждебными силами, ставленниками, в представлениях иных наших «прогрессистов и либералов», князя административной тьмы Михаила Валентиновича Ковальчука.

Признаться честно, я с трудом нахожу время и силы, чтобы взяться за, так сказать, перо. Столько дел и забот валятся на меня со всех сторон. В общем, не получается у меня сесть и обстоятельно написать об итогах уходящего года. Поэтому, дорогие друзья, я не буду подводить никаких итогов года прошедшего, лучше я всех вас поздравлю с надвигающимися тремя неделями рождественско-новогодне-рождественско-новогодних праздников и пожелаю благополучно пережить их. А кроме того, я дам всем своего рода новогоднее напутствие. Наступающий год, дорогие коллеги, не будет для нас легким. Денег станет еще меньше, а наши зарплаты должны стать еще выше. Поэтому, увы, не все из нас смогут остаться сотрудниками вузов и научных организаций.

После моего письма в прошлый номер «Троицкого варианта», где я предлагал открыть теологическое отделение РАН, некоторые коллеги спрашивали меня: «Ты, Иван, дурак, что ли? Смешивать науку и религию, придавать верованиям видимость научности — это абсурд!» Ответить на вопрос просто: очевидно, я не дурак — если бы я был дураком, то был бы женат на принцессе и было бы у меня всё хорошо. Но, увы, я совсем не дурак. Поэтому предлагаю я правильные, работающие и разумные вещи. Сколько бы мы, люди атеистического воспитания, ни зубоскалили, существуют факты, против которых не особо попрешь…

Казалось бы, отгремели выборы — что в США, что в нашу Думу, что в нашу Академию, — отшумели выборные страсти, пора бы всем успокоиться и заняться своим делом. Депутатам — запрещать Интернет, добивать пятую колонну и готовиться к выборам президента России. Академикам — готовить доклады о научных достижениях, бороться с ФАНО за контроль над финансовыми потоками и готовиться к выборам президента Академии. И все заняты своим делом, всё спокойно. Но благостности не складывается. Возникают какие-то непонятные пертурбации… Вот известный журналист, телеведущий, актер и общественный деятель Владимир Соловьёв, уверяя в своем совершеннейшем почтении к Академии и академикам, раскритиковал их в пух и прах…

Когда-то, в середине прошлого века, академики, наверное, воспринимались простой публикой как своего рода небожители, мудрецы в немного странных одеждах. Шли годы, академиков становилось всё больше, уважение к ним уменьшалось, и дошло до того, что для простого академика выйти на президента Академии наук — большая проблема. Но некоторые, подобно Бурбонам, ничего не поняли и ничему не научились. Они по-прежнему думают, что «академик» — это звучит гордо и внушает уважение.Они воображают, видимо, что еще вчера вместе с Платоном они гуляли по роще Академа и обсуждали философские вопросы. Они считают, что, как Ареопаг, они могут судить и рядить, давая всем и всему веские окончательные оценки… Вконец потеряв чувство меры, они хотят лишить ученой степени министра культуры, который заявляет критерием истинности и достоверности исторического труда соответствие интересам России.

… в правительстве в настоящее время идет особенно жесткий бюджетный торг, в котором каждое министерство старается отстоять свою позицию и доказать, что не следует зарезать бюджетные ассигнования именно ему. Результаты этого торга мы узнаем довольно скоро, а пока имеет смысл подумать о том, куда будут направлены те небольшие деньги, которые достанутся научно-образовательной сфере. Ведь и в правительстве, и в Думе на ключевые позиции в данной сфере вышли новые люди.

… наступает осень, пора, так сказать, повышенной активности. Поэтому немудрено, что на повестке дня вновь возник порядком побитый молью вопрос о плагиате, или, как принято говорить, о некорректных заимствованиях. Началось с того, что Минобрнауки опубликовало проект документа, в котором предусматривалось, что к заявлению о лишении ученой степени авторов диссертаций, содержащих некорректные заимствования, необходимо будет приложить копию судебного решения о нарушении диссертантом авторских прав.

Ближайшее важнейшее событие для страны — выборы в Государственную Думу, за места в которой соревнуются лучшие люди России. И все мы, конечно, ждем изменений к лучшему от нового состава Думы. Не потому, разумеется, что сейчас плохо, а потому, что будет еще лучше. Как говорится, жить станет лучше, жить станет веселее. В этом нет сомнений: куда не кинь взгляд, везде постоянно замечаешь улучшения.

Почему такой виднейший представитель руководства нашей страны, как Сергей Борисович Иванов, давний соратник Владимира Владимировича, входящий в его самое ближнее окружение, вдруг был замещен на посту руководителя администрации президента? Чем Антон Эдуардович Вайно лучше этакого политического мастодонта? И почти сразу же я нашел ответ: да, конечно, Сергей Борисович — титан, слов нет, но наша страна переходит на столь серьезные управленческие высоты, что важна не только личость, важен принципиально новый подход к делу управления. И Антон Эдуардович — это человек, который его разрабатывает и готов привнести в государственное устройство.

… сидим, жара, водка не идет, и потому слушаем и смотрим, что происходит. А делать не только нам нечего, но и журналистам. В августе — ну какие новости? Но писать же что-то нужно. Так и рождаются дутые сенсации. Скажем, в начале прошлой недели появилась информация, что в ближайшие два года Минобрнауки собирается сократить 10 тыс. ученых и уже в следующем году на 40% сократить число бюджетных мест в вузах.

В самый разгар лета, когда палящий зной сменяется дождями, заливающими благоустроенный город, всполошились академики. Казалось бы, не весна и не осень, а вот на тебе — выпустили резкое заявление. Видимо, в 80 лет весна начинает чувствоваться только в середине лета. Академики и членкоры возмутились тем, что в результате реформы академической науки упал авторитет науки в обществе, а российской науки — в мире. Ну что за чушь?

Этот год, похоже, не будет похож на все предыдущие: уже в сентябре нам предстоит важнейшее событие в жизни страны — выборы в Государственную Думу, день, когда народ избирает своих наиболее достойных сынов и дочерей в свой законодательный орган. Многие, наверное, не согласятся со мной: есть еще более важные выборы, мол. Но они ошибаются: те выборы даже нельзя поставить в число важных для страны событий. Это совершенно сакральное действо — единение страны со своим Правителем, и для такого действа слово «важное» является слишком приниженным и вульгарным.

После революции была категория лиц, лишенных избирательного права и некоторых других прав, — лишенцы. Сейчас обстановка, пожалуй, еще более сложная, чем сто лет назад: России, как и многим другим странам мира, угрожает страшный враг — терроризм. Борьба с ним идет на дальних подступах — в Сирии; борьба с ним идет и на территории нашей страны. Это борьба не на жизнь, а на смерть, поэтому тут все средства хороши. Борьба с терроризмом идет не только в силовом плане, но и на законодательном уровне: наши думцы предлагают различные законодательные новации…