Метка: Ирина Фуфаева

Тра­ди­ци­он­ные отче­ты под услов­ным назва­ни­ем «Как я про­вел лето» мы попро­си­ли соста­вить наших дав­них авто­ров и чле­нов ред­со­ве­та.

В под­мос­ков­ной Иван­те­ев­ке попа­лась на гла­за вывес­ка: «„Кно­па“ — това­ры для детей». Сре­ди заве­де­ний, свя­зан­ных с детьми, «Кно­пы» и «Кро­хи» встре­ча­ют­ся частень­ко: мага­зи­ны дет­ской одеж­ды, част­ные сади­ки, дет­ские парик­ма­хер­ские, вся­че­ские раз­ви­ва­ю­щие цен­тры… Кно­па, понят­но, наме­ка­ет на пере­нос­ное зна­че­ние сло­ва кноп­ка — малень­кое суще­ство, ребе­нок, — а еще демон­стри­ру­ет необыч­ный тип созда­ния новых слов. Для это­го типа суще­ству­ет спе­ци­аль­ный тер­мин — обрат­ная дери­ва­ция.

Мас­ля­та и опя­та. Навер­ня­ка, при всем раз­но­об­ра­зии мест­ных назва­ний все­го дико­рас­ту­ще­го, боль­шин­ство назы­ва­ет оби­та­те­лей моло­дых сос­ня­ков в мас­ля­ных корич­не­вых шляп­ках имен­но мас­ля­та­ми, а люби­те­лей рас­ти на пнях боль­ши­ми ком­па­ни­я­ми — опя­та­ми. Оба сло­ва ужас­но похо­жи на назва­ния дете­ны­шей: котя­та, лися­та, совя­та. Мас­ле­нок — мас­ля­та, сове­нок — совя­та. Как же такие име­на появи­лись у гри­бов?

«Автор­ка пишет о про­бле­ме», «лек­тор­ка рас­ска­жет о меха­низ­мах вос­при­я­тия», «У ком­мен­та­тор­ки всё сме­ша­лось в одну кучу…» Если вы завсе­гда­тай соц­се­тей или, напри­мер, The Village, вряд ли подоб­ное вас мино­ва­ло. И имен­но автор­ка в гла­зах широ­кой пуб­ли­ки оли­це­тво­ря­ет так назы­ва­е­мые «феми­ни­ти­вы». Для одних — дурац­кое ново­вве­де­ние и пор­ча язы­ка, для дру­гих — тоже ново­вве­де­ние, но, наобо­рот, дол­го­ждан­ное…

Гла­гол сидеть в (имен­но с пред­ло­гом «в»!) обрел новое зна­че­ние так лег­ко, что мы и не заме­ти­ли, когда имен­но оно про­скольз­ну­ло в язык. Как же полу­чи­лось, что новое состо­я­ние… дея­тель­ность… да что там — новая раз­но­вид­ность жиз­ни! — по-рус­ски ста­ла «сиде­ни­ем в»?

Шко­ло­та, либе­ро­та, поли­то­та… Чуть ли не у всех тече­ний и групп обра­зо­ва­лись насмеш­ли­вые соби­ра­тель­ные назва­ния на -ота. «Отку­да взял­ся суф­фикс „-ота“», — вот уж «сво­их не позна­ша». Как насчет доб­ро­та, кра­со­та, высо­та? Пехо­та? Древ­ний сла­вян­ский суф­фикс -от(а) мож­но было бы даже назвать арха­ич­ным, если бы он вдруг не реин­кар­ни­ро­вал­ся как «стиль­ный, мод­ный, моло­деж­ный».

Как-то раз я насла­жда­лась спо­ром зна­то­ков, кажет­ся, на «Отве­тах Mail.ru», об уда­ре­нии в сло­ве тво­рог. Для каж­до­го из вари­ан­тов — творóг и твóрог — нашлись те, кто счи­тал имен­но его «ужас­ным и дере­вен­ским». Как извест­но, оба вари­ан­та — лите­ра­тур­ная нор­ма, и субъ­ек­тив­ность ощу­ще­ний от того или ино­го про­из­но­ше­ния здесь была осо­бен­но оче­вид­ной. Меж­ду тем ощу­ще­ния в таких слу­ча­ях почти реаль­ные, физи­че­ские…

Одну неоче­вид­ную и очень совре­мен­ную роль выпол­ня­ют те самые дими­ну­ти­вы, по-школь­но­му — умень­ши­тель­но-лас­ка­тель­ные суф­фик­сы, кото­рые в «хоро­шем обще­стве» при­ня­то пори­цать. Зачем мы так гово­рим? Ну, или, точ­нее, зачем мы так пишем? Поче­му «без­на­деж­нень­ко», а не «без­на­деж­но»? Что это за «логич­нень­ко» — поче­му не «логич­но»?..

Недав­но спро­си­ла сту­ден­ток и сту­ден­тов: слу­шай­те, а вам что, дей­стви­тель­но не нуж­ны запя­тые? Конеч­но, я утри­ро­ва­ла. В боль­шин­стве их тек­стов боль­шин­ство запя­тых сто­ит на нуж­ных местах. Я име­ла в виду отсут­ствие запя­тых в осталь­ных местах, в чем мне почу­ди­лась некая систе­ма­тич­ность. Напри­мер, в обо­ро­тах с обоб­ща­ю­щим сло­вом, при кото­ром сто­ит сло­во «такой»: «Такая фор­ма бра­ка как поли­ги­ния» (сту­ден­че­ское эссе), «с точ­ки зре­ния тако­го тече­ния как уни­вер­са­лизм» (анно­та­ция, зада­ние) и т. д. Без­услов­ный лидер по про­пус­кам — скром­ная малень­кая запя­тая перед сою­зом «и» в слож­но­со­чи­нен­ном пред­ло­же­нии. Ее игно­ри­ру­ют все — и юные, и взрос­лые, и даже грам­мар-наци­сты. И даже редак­тор эко­ло­ги­че­ской газе­ты, в кото­рой я рабо­та­ла, не подо­зре­ва­ла о ней, умуд­рив­шись мно­го лет назад закон­чить без это­го зна­ния фил­фак. Тоталь­ный игнор, как сей­час гово­рят…

Све­жий повод для пани­ки: министр обра­зо­ва­ния Рос­сии Оль­га Васи­лье­ва заяви­ла, что из школь­ных учеб­ни­ков будут изы­мать ино­стран­ные сло­ва. Что имен­но слу­чи­лось? На Обще­рос­сий­ском роди­тель­ском собра­нии 2017 года мини­стру зачи­та­ли вопрос «Рус­ско­го Радио»: «Поче­му в учеб­ни­ках и про­чей школь­ной лите­ра­ту­ре и в оби­хо­де пре­по­да­ва­те­лей при­сут­ству­ют такие сло­ва, как пар­кинг, ингре­ди­ен­ты, шопинг, биз­нес и т. д.? Это же вырож­де­ние рус­ско­го язы­ка!». Ответ Васи­лье­вой: «Это очень важ­ный вопрос. Когда я гово­ри­ла, отве­чая про экс­пер­ти­зу учеб­ни­ков… мы сде­ла­ем всё воз­мож­ное, что­бы эти сло­ва как мож­но реже встре­ча­лись в текстах. Это дей­стви­тель­но недо­пу­сти­мая вещь». Заяв­ле­ние бес­ком­про­мисс­ное. Неуже­ли из учеб­ни­ков химии исчез­нет тер­мин ингре­ди­ен­ты?