Метка: Ирина Фуфаева

В речи и даже в безмолвном взаимодействии всегда очень многое выражает «респект» или «дизреспект». Сообщая важные факты, люди не забывают добавлять сигналы, транслирующие уважение или неуважение. Эти сигналы вовсе не универсальны. Даже в одном языке, в одной культуре и времени они различаются в зависимости от, например, возраста того, к кому обращается человек. Или степени знакомства. В наше время — еще и от того, какой конкретной технологией и даже каким конкретным мессенджером пользуется говорящий.

Традиционные отчеты под условным названием «Как я провел лето» мы попросили составить наших давних авторов и членов редсовета.

В подмосковной Ивантеевке попалась на глаза вывеска: «„Кнопа“ — товары для детей». Среди заведений, связанных с детьми, «Кнопы» и «Крохи» встречаются частенько: магазины детской одежды, частные садики, детские парикмахерские, всяческие развивающие центры… Кнопа, понятно, намекает на переносное значение слова кнопка — маленькое существо, ребенок, — а еще демонстрирует необычный тип создания новых слов. Для этого типа существует специальный термин — обратная деривация.

Маслята и опята. Наверняка, при всем разнообразии местных названий всего дикорастущего, большинство называет обитателей молодых сосняков в масляных коричневых шляпках именно маслятами, а любителей расти на пнях большими компаниями — опятами. Оба слова ужасно похожи на названия детенышей: котята, лисята, совята. Масленок — маслята, совенок — совята. Как же такие имена появились у грибов?

«Авторка пишет о проблеме», «лекторка расскажет о механизмах восприятия», «У комментаторки всё смешалось в одну кучу…» Если вы завсегдатай соцсетей или, например, The Village, вряд ли подобное вас миновало. И именно авторка в глазах широкой публики олицетворяет так называемые «феминитивы». Для одних — дурацкое нововведение и порча языка, для других — тоже нововведение, но, наоборот, долгожданное…

Глагол сидеть в (именно с предлогом «в»!) обрел новое значение так легко, что мы и не заметили, когда именно оно проскользнуло в язык. Как же получилось, что новое состояние… деятельность… да что там — новая разновидность жизни! — по-русски стала «сидением в»?

Школота, либерота, политота… Чуть ли не у всех течений и групп образовались насмешливые собирательные названия на -ота. «Откуда взялся суффикс „-ота“», — вот уж «своих не познаша». Как насчет доброта, красота, высота? Пехота? Древний славянский суффикс -от (а) можно было бы даже назвать архаичным, если бы он вдруг не реинкарнировался как «стильный, модный, молодежный».

Как-то раз я наслаждалась спором знатоков, кажется, на «Ответах Mail.ru», об ударении в слове творог. Для каждого из вариантов — творóг и твóрог — нашлись те, кто считал именно его «ужасным и деревенским». Как известно, оба варианта — литературная норма, и субъективность ощущений от того или иного произношения здесь была особенно очевидной. Между тем ощущения в таких случаях почти реальные, физические…

Одну неочевидную и очень современную роль выполняют те самые диминутивы, по-школьному — уменьшительно-ласкательные суффиксы, которые в «хорошем обществе» принято порицать. Зачем мы так говорим? Ну, или, точнее, зачем мы так пишем? Почему «безнадежненько», а не «безнадежно»? Что это за «логичненько» — почему не «логично»?..

Недавно спросила студенток и студентов: слушайте, а вам что, действительно не нужны запятые? Конечно, я утрировала. В большинстве их текстов большинство запятых стоит на нужных местах. Я имела в виду отсутствие запятых в остальных местах, в чем мне почудилась некая систематичность. Например, в оборотах с обобщающим словом, при котором стоит слово «такой»: «Такая форма брака как полигиния» (студенческое эссе), «с точки зрения такого течения как универсализм» (аннотация, задание) и т. д. Безусловный лидер по пропускам — скромная маленькая запятая перед союзом «и» в сложносочиненном предложении. Ее игнорируют все — и юные, и взрослые, и даже граммар-нацисты. И даже редактор экологической газеты, в которой я работала, не подозревала о ней, умудрившись много лет назад закончить без этого знания филфак. Тотальный игнор, как сейчас говорят…

Свежий повод для паники: министр образования России Ольга Васильева заявила, что из школьных учебников будут изымать иностранные слова. Что именно случилось? На Общероссийском родительском собрании 2017 года министру зачитали вопрос «Русского Радио»: «Почему в учебниках и прочей школьной литературе и в обиходе преподавателей присутствуют такие слова, как паркинг, ингредиенты, шопинг, бизнес и т. д. Это же вырождение русского языка!». Ответ Васильевой: «Это очень важный вопрос. Когда я говорила, отвечая про экспертизу учебников… мы сделаем всё возможное, чтобы эти слова как можно реже встречались в текстах. Это действительно недопустимая вещь». Заявление бескомпромиссное. Неужели из учебников химии исчезнет термин ингредиенты?