Вселенная до горячего Большого взрыва

Все, кто сколько-нибудь интересуется космологией, знают, что на ранних этапах эволюции Вселенной вещество в ней было очень горячим и плотным, а темп расширения Вселенной — огромным. Пожалуй, менее известно, что данные наблюдательной космологии неопровержимо свидетельствуют о том, что эта стадия, которую называют стадией горячего Большого взрыва (ключевое слово здесь — «горячего»), была не самой первой, что до этой стадии была еще какая-то эпоха (а возможно, и не одна) с кардинально иными свойствами…

150 лет советской копейке

Чем плоха вывеска сети «Столовая № 1»? Тем, что на ней показан несуществующий объект: монета, по рисунку (с учетом изобразительных условностей) являющаяся советской копейкой образца 1961–1991 годов, но с датой «2003». А чем лучше вывеска уже исчезнувшей сети универсамов «Копейка»? На ней изображена современная российская копейка, которая ничему не противоречит. Понятно, почему возникают такие анахронизмы — из желания увековечить на логотипе дату основания (аналогичные советские копейки с российскими датами присутствуют на логотипах газет «Копейка» из г. Ноябрьск и «Полезная копейка»). Российская копейка такой возможности не дает, дата на ней расположена не на той стороне, что номинал. История советской копейки начинается…

Алексей Старобинский: Квантово-гравитационные эффекты — не фантазия, их можно даже измерить

Ответить на вопрос, как появилась Вселенная, ученые пытались довольно давно. Но все теоретические модели оказывались недоказанными, пока не появилась техническая возможность это проверить. Сегодня наблюдения, эксперименты за космическим пространством с помощью новейших телескопов подтверждают предположения физиков, которые придумали невероятную, на первый взгляд, инфляционную модель Вселенной. Предлагаем вашему вниманию интервью Ольги Орловой с одним из ее создателей, академиком РАН Алексеем Старобинским.

Предложения по реформированию организации науки

Предложения касаются научно-исследовательских институтов (НИИ) РАН, министерств, НИИ при университетах и других учебных заведениях и независимых НИИ в части работ гражданского назначения. Они не касаются университетов и других учебных заведений в целом, где критерии оценки должны существенно отличаться с учетом их педагогических функций.

Столкновение космологов: тридцать три богатыря против банды трех

В февральском номере Scientific American (2017) вышла статья Anna Ijjas, Paul J. Steinhardt, Abraham Loeb с критикой теории космологической инфляции. Первый автор мало кому известен; последний, Абрахам Лёб, наоборот, весьма известен — он занимался довольно разнообразными задачами в разных областях, зачастую задачами весьма рискованными. Основной же вдохновитель статьи, судя по всему, Пол Стейнхардт: критика теории инфляции — его конек. Как известно, космологическая инфляция — механизм, способный за ничтожные доли секунды из микроскопического зародыша создать огромную расширяющуюся Вселенную. О ней написано достаточно много популярных статей и книг, в том числе и автором данной заметки (см., например, http://trv-science.ru/proryv/).

Инфляция и литература

В «Мертвых душах» Гоголя есть необъяснимый с точки зрения чистой арифметики разговор между старухой-трактирщицей, Ноздрёвым и его зятем. "За водочку, барин, не заплатили…" — сказала старуха. "Сколько тебе?" — сказал зятек. "Да что, батюшка, двугривенник всего", — сказала старуха. "Врешь, врешь. Дай ей полтину, предовольно с нее". Дело в том, что старуха назвала цену в ассигнациях, а Ноздрёв — в серебре…

Сергей Глазьев и политика ЦБ РФ

Газета ТрВ-Наука обратилась к Олегу Шибанову, профессору финансов РЭШ, академическому директору программ по экономике Корпоративного университета Сбербанка, с просьбой прокомментировать научные взгляды академика РАН Сергея Глазьева.

Премия Кавли героям «Прорыва»

Незадолго до выхода этого номера, 29 мая 2014 года, трем людям, хорошо знакомым читателям нашей газеты, присуждена премия, по денежному выражению близкая к Нобелевской.

Четыре железобетонных следствия и еще одно (интервью с Вячеславом Мухановым)

Интервью было взято после объявления о детектировании реликтовых гравитационных волн в эксперименте BICEP2.

Прорыв

Обложка книги

«Троицкий вариант — Наука» издает:

Борис Е. Штерн
Прорыв за край мира 

(О космологии землян и европиан)

 

 

 

 

Ста­тус изда­ния на 10.08.2016

Внимание! Электронная версия книги поступила в продажу

Пер­вый тираж кни­ги (3000) прак­ти­че­ски рас­про­дан.

 

Награ­ды:

Диплом фина­ли­ста пре­мии «Про­све­ти­тель» (2014 г.)

Пре­мия име­ни Алек­сандра Беля­е­ва (2015 г.)


Объ­ем кни­ги 304 стра­ни­цы. Пол­но­цвет­ная печать. Твер­дый пере­плет. ISBN 987−5−89513−345−3. Макет и оформ­ле­ние – Мак­сим Бори­сов

Люди, при­част­ные к напи­са­нию кни­ги:

Автор: Борис Штерн, док­тор физ. мат. наук, веду­щий науч­ный сотруд­ник ИЯИ РАН, глав­ный редак­тор газе­ты «Тро­иц­кий вари­ант – нау­ка»

Науч­ный редак­тор: Вале­рий Руба­ков, ака­де­мик РАН, глав­ный науч­ный сотруд­ник ИЯИ РАН, про­фес­сор МГУ, лау­ре­ат пре­мий им. Поме­ран­чу­ка (2003) и Мар­ко­ва (2005)

Собе­сед­ни­ки: Андрей Лин­де, про­фес­сор Стэн­форд­ско­го  уни­вер­си­те­та, лау­ре­ат меда­ли им. Дира­ка (2002) и пре­мии Миль­не­ра по фун­да­мен­таль­ной физи­ке (2012), Вла­ди­мир Лукаш, докт. физ.-мат. наук, про­фес­сор, зав. отде­лом АКЦ ФИАН им. Лебе­де­ва, лау­ре­ат пре­мии РАН им. Фрид­ма­на (2008), Вяче­слав Муха­нов, про­фес­сор Уни­вер­си­те­та Людви­га-Мак­си­ми­ли­а­на в Мюн­хене, лау­ре­ат пре­мии Гру­бе­ра по кос­мо­ло­гии (2013), Алек­сей Ста­ро­бин­ский, ака­де­мик РАН, глав­ный науч­ный сотруд­ник ИТФ им. Лан­дау, лау­ре­ат пре­мии Гру­бе­ра по кос­мо­ло­гии (2013). PS C 28 апре­ля Лин­де и Ста­ро­бин­ский так­же лау­ре­а­ты пре­мии Кав­ли по аст­ро­фи­зи­ке.

Анно­та­ция

Послед­ние несколь­ко лет ста­ли эпо­хой три­ум­фа тео­рии кос­мо­ло­ги­че­ской инфля­ции, объ­яс­ня­ю­щей про­ис­хож­де­ние Все­лен­ной. Эта тео­рия заро­ди­лась в нача­ле 1980-х годов на уровне идей, моде­лей и сце­на­ри­ев, дав­ших ряд чет­ких про­ве­ря­е­мых пред­ска­за­ний.
Сей­час бла­го­да­ря точ­ней­шим изме­ре­ни­ям релик­то­во­го излу­че­ния, циф­ро­вым обзо­рам неба и дру­гим наблю­де­ни­ям эти пред­ска­за­ния под­твер­жда­ют­ся одно за дру­гим. В кни­ге на попу­ляр­ном уровне отра­же­но раз­ви­тие глав­ных идей кос­мо­ло­гии на про­тя­же­нии послед­них ста лет вплоть до апре­ля 2014 года. При этом за вре­мя напи­са­ния кни­ги, с кон­ца 2012 года в кос­мо­ло­гии про­изо­шло столь­ко собы­тий, что их при­шлось вклю­чать «с колес» в виде пост­скрип­ту­мов. Кни­га содер­жит интер­вью с сооте­че­ствен­ни­ка­ми, внес­ши­ми реша­ю­щий вклад в ста­нов­ле­ние этой тео­рии. Часть из них явля­ет­ся реаль­ны­ми пре­тен­ден­та­ми на Нобе­лев­скую пре­мию по тео­рии инфля­ции, како­вая несо­мнен­но будет при­суж­де­на еще при жиз­ни нынеш­не­го поко­ле­ния чита­те­лей. В кни­ге есть допол­ни­тель­ная науч­но-фан­та­сти­че­ская сюжет­ная линия: раз­ви­тие кос­мо­ло­гии разум­ных существ под­лед­но­го оке­а­на спут­ни­ка Юпи­те­ра Евро­пы. Она иллю­стри­ру­ет про­цесс позна­ния мира на боле про­стом мате­ри­а­ле и поз­во­ля­ет чита­те­лю раз­ве­ять­ся. Кни­га рас­счи­та­на на широ­кий круг чита­те­лей, хотя уро­вень слож­но­сти мате­ри­а­ла силь­но отли­ча­ет­ся от гла­вы к гла­ве. Автор исхо­дил из прин­ци­па: «Любой чита­тель — от школь­ни­ка до про­фес­си­о­наль­но­го физи­ка — смо­жет най­ти в кни­ге то, что ему понят­но и инте­рес­но». Кни­га напи­са­на живым язы­ком, без чрез­мер­ной серьез­но­сти и изоби­лу­ет «лири­че­ски­ми отступ­ле­ни­я­ми» о смыс­ле и роли нау­ки.

Содер­жа­ние
(гла­вы, кото­рые уже опуб­ли­ко­ва­ны в сети, оформ­ле­ны как актив­ные ссыл­ки)

Пре­ди­сло­вие
Часть I. Предыс­то­рия
1. Ком­форт­ная, но непра­виль­ная кар­ти­на мира
2. Ста­рая кос­мо­ло­гия жите­лей под­лед­но­го оке­а­на Евро­пы
3. Пер­вая кос­мо­ло­ги­че­ская рево­лю­ция
4. Пер­вая кос­мо­ло­ги­че­ская рево­лю­ция на Евро­пе
5. Все­лен­ная — физи­че­ский объ­ект?!
6. Рыцарь Веч­но­сти
7. Свет Боль­шо­го взры­ва
8. Поче­му Боль­шой взрыв не гипо­те­за

Часть II. На под­сту­пах
9. Про­стые вопро­сы 
10. Опы­ты евро­пи­ан с порш­ня­ми и цилин­дра­ми
11. Без­дна, в кото­рой мы оби­та­ем
12. Урав­не­ния Эйн­штей­на
13. Оттал­ки­ва­ю­щая гра­ви­та­ция
14. Вели­кое объ­еди­не­ние наук
15. Лест­ни­ца мас­шта­бов и план­ков­ский пото­лок
16. Фазо­вые пере­хо­ды
17. Про­блес­ки новой кос­мо­ло­гии жите­лей под­лед­но­го оке­а­на Евро­пы 
18. У исто­ков кос­мо­ло­ги­че­ской инфля­ции (интер­вью с Вла­ди­ми­ром Лука­шом) 

Часть III. Про­рыв
19. Отку­да взя­лась Все­лен­ная
20. Всё даже еще про­ще
21. …И еще про­ще 
22. Поч­ва под нога­ми
23. Инфля­ция здесь и сей­час
24. Рябь Все­лен­ной
25. Тем­ная мате­рия, спа­си­тель­ная и неуло­ви­мая
26. Сверх­скоп­ле­ния галак­тик как резуль­тат кван­то­вых эффек­тов
27. Лога­риф­ми­че­ская исто­рия Все­лен­ной
28. Судь­ба сгуст­ка Х
29. Рекон­струк­ция из-подо льда
30. Зашиф­ро­ван­ная кар­та
31. Если бы Саха­ров уви­дел это!
32. Что зашиф­ро­ва­но на кар­те
33. Вклад релик­то­во­го излу­че­ния в фун­да­мен­таль­ную физи­ку 
34. Поче­му это так хоро­шо полу­ча­ет­ся
35. Послед­ний штрих
36. P. S. к гла­вам 31–35
37. P. P. S. к гла­вам 31–36: Гра­ви­та­ци­он­ные вол­ны обна­ру­же­ны? 
38. Что мы в резуль­та­те зна­ем и чего не зна­ем о нашей Все­лен­ной 
39. Сто пять­де­сят мил­ли­ар­дов оксов
40. За 10–35 с до Боль­шо­го взры­ва (интер­вью с Алек­се­ем Ста­ро­бин­ским)
41. Четы­ре желе­зо­бе­тон­ных след­ствия и еще одно (интер­вью с Вяче­сла­вом Муха­но­вым) 

Часть IV. Боль­шой фей­ер­верк
42. Антроп­ный прин­цип
43. Веч­ная инфля­ция
44. В роли внеш­не­го сверхъ­есте­ствен­но­го наблю­да­те­ля
45. В роли внут­рен­не­го наблю­да­те­ля
46. Дежур­ный по гра­ни­це
47. Где Бог игра­ет в кости?
48. Где кон­ча­ет­ся раци­о­наль­ность и начи­на­ет­ся капи­ту­ля­ция?
49. Как за пол­ча­са изме­нил­ся мир (интер­вью с Андре­ем Лин­де)
50. Интер­вью с адво­ка­том дья­во­ла
51. Вся кар­ти­на, ее свет и тени
52. Внеш­нее про­стран­ство. Вме­сто эпи­ло­га
Бла­го­дар­но­сти
Ука­за­тель имен

Предисловие

Утвер­жде­ние, что основ­ной инстинкт чело­ве­ка — поло­вой, есть гнус­ная кле­ве­та. Ска­жи­те это аль­пи­ни­сту, гля­дя­ще­му ран­ним утром на осве­щен­ную солн­цем вер­ши­ну! Или пред­ставь­те, что бы выска­зал в ответ на это утвер­жде­ние поляр­ник нача­ла ХХ века перед стар­том экс­пе­ди­ции. Да что поляр­ник! Пред­ставь­те его собак в упряж­ке, с нетер­пе­ни­ем отры­ви­сто гав­ка­ю­щих и пыта­ю­щих­ся рыв­ка­ми сорвать при­вя­зан­ные нар­ты, что­бы ско­рей рва­нуть впе­ред в снеж­ные про­сто­ры…

Любо­зна­тель­ность, жаж­да иссле­до­ва­ния и стрем­ле­ние быть пер­вым скла­ды­ва­ют­ся у чело­ве­ка (конеч­но не у любо­го, но зато и не толь­ко у чело­ве­ка) в мощ­ный инстинкт, кото­рый услов­но мож­но назвать инстинк­том пер­во­про­ход­ца. Этот инстинкт помог чело­ве­ку в крат­чай­шие сро­ки рас­се­лить­ся по всей Зем­ле и стать тем, кто он есть.

Оста­ет­ся зави­до­вать белой зави­стью пер­во­про­ход­цам про­шлых веков. Теперь поверх­ность Зем­ли исчер­па­на. Поверх­ность дру­гих небес­ных тел еще слиш­ком дале­ка. И всё же про­стран­ство для реа­ли­за­ции это­го инстинк­та оста­ет­ся — преж­де все­го в нау­ке.

В этой кни­ге мы попы­та­ем­ся осве­тить срав­ни­тель­но недав­ний про­рыв за пре­де­лы реаль­но­сти, дан­ной нам в ощу­ще­ни­ях. К кон­цу ХХ века люди добра­лись-таки до края, за кото­рым пока еще нечет­ко, слов­но сквозь дым­ку или слой льда, уви­де­ли гран­ди­оз­ные очер­та­ния того, что может ока­зать­ся новым уров­нем Миро­зда­ния. Не исклю­че­но, что часть пред­став­шей кар­ти­ны — мираж. Но даже в этом слу­чае мираж захва­ты­ва­ю­ще инте­ре­сен и несет какой-то важ­ный смысл. Мы име­ем в виду совре­мен­ную кос­мо­ло­гию и пере­до­вые рубе­жи физи­ки мик­ро­ми­ра — два, каза­лось бы, про­ти­во­по­лож­ных направ­ле­ния, кото­рые уже дав­но сошлись воеди­но в исто­ках Все­лен­ной.

Чело­век, вопре­ки рас­хо­же­му мне­нию о соб­ствен­ном могу­ще­стве, очень слаб перед лицом при­ро­ды. Совре­мен­ный уче­ный даже сла­бей, чем пер­во­про­хо­дец вре­мен вели­ких гео­гра­фи­че­ских откры­тий: при­ро­да ста­вит на даль­них рубе­жах совер­шен­но непре­одо­ли­мые барье­ры. Впе­ред выхо­дит тео­рия, кото­рую всё труд­нее про­ве­рить, — пря­мой экс­пе­ри­мент ста­но­вит­ся всё доро­же, пока нако­нец не ста­но­вит­ся прин­ци­пи­аль­но невоз­мож­ным. Но это не зна­чит, что впе­ре­ди глу­хая сте­на. Про­сто меня­ет­ся метод — на пер­вый план выхо­дит что-то вро­де искус­ства экс­тра­по­ля­ции: постро­е­ние внут­ренне строй­ных непро­ти­во­ре­чи­вых тео­рий, кото­рые пра­виль­ным обра­зом изда­ле­ка про­еци­ру­ют­ся на нашу дей­стви­тель­ность.

Экс­пе­ри­мент при этом не отбра­сы­ва­ет­ся, но меня­ет смысл. Вме­сто пря­мой про­вер­ки новых тео­рий он рас­ши­ря­ет и дета­ли­зи­ру­ет базу для экс­тра­по­ля­ции кар­ти­ны доступ­но­го мира в недо­ступ­ную даль.

Про­рыв к ново­му гори­зон­ту про­изо­шел в два эта­па. Пер­вый — тео­ре­ти­че­ский, он про­те­кал в 1980-е годы. Люди мно­гое поня­ли и мно­го чего пред­ска­за­ли. Вто­рой этап экс­пе­ри­мен­таль­ный: пред­ска­за­ния ста­ли под­твер­ждать­ся пре­ци­зи­он­ны­ми наблю­де­ни­я­ми. Он длит­ся послед­ние пят­на­дцать лет, в тече­ние кото­рых кос­мо­ло­гия полу­чи­ла пра­во назы­вать­ся точ­ной нау­кой в самом пря­мом смыс­ле это­го сло­ва. Про­рыв еще не завер­шен — пока писа­лась эта кни­га, исто­рия про­дол­жа­ла раз­во­ра­чи­вать­ся пря­мо на гла­зах, появ­ля­лись новые важ­ные дан­ные, и авто­ру при­хо­ди­лось добав­лять пост­скрип­ту­мы
и при­ме­ча­ния. Они, с одной сто­ро­ны, дела­ют кни­гу чуть более «рас­тре­пан­ной», зато при­вно­сят ощу­ще­ние живо­го дей­ствия.

В собы­ти­ях, изла­га­е­мых в кни­ге, актив­но участ­ву­ют сот­ни, а то и тыся­чи чело­век (смот­ря как опре­де­лять сте­пень уча­стия). Но лишь несколь­ким из них (или немно­гим десят­кам — как счи­тать) уда­лось най­ти клю­че­вые реше­ния, став­шие моста­ми или про­ли­ва­ми, куда устре­ми­лись и осталь­ные. Навер­но, этим людям мож­но поза­ви­до­вать не мень­ше, чем капи­та­нам парус­ни­ков, чьи име­на оста­лись на гео­гра­фи­че­ских кар­тах.

Цель этой кни­ги — осве­тить не столь­ко упо­мя­ну­тую выше открыв­шу­ю­ся кар­ти­ну, сколь­ко путь к ней, вплоть до живо­пис­ных подроб­но­стей, отра­зить ее дух. Счаст­ли­вое обсто­я­тель­ство заклю­ча­ет­ся в том, что ее герои живы, более того, мно­гие из этих геро­ев гово­рят по-рус­ски и явля­ют­ся дав­ни­ми зна­ко­мы­ми авто­ра и науч­но­го редак­то­ра. Поэто­му зна­чи­тель­ную часть кни­ги состав­ля­ют интер­вью или диа­ло­ги с основ­ны­ми участ­ни­ка­ми.

Кни­га рас­счи­та­на на широ­кий круг чита­те­лей, хотя ино­гда речь в ней захо­дит о доволь­но слож­ных вещах. Сре­ди про­че­го, есть и фор­му­лы, гра­фи­ки и боль­шие чис­ла. Счи­тай­те, что автор вос­ста­ет про­тив извест­ной сен­тен­ции: «Каж­дая фор­му­ла вдвое сни­жа­ет коли­че­ство потен­ци­аль­ных чита­те­лей». Это суж­де­ние опи­ра­ет­ся на пред­став­ле­ние о чита­те­ле как об умствен­но лени­вом суще­стве — жерт­ве масс-медиа и услов­но­го Гол­ли­ву­да. Такая ауди­то­рия суще­ству­ет, но она всё рав­но не по зубам любо­му авто­ру, пишу­ще­му о нау­ке, как бы он перед ней не заис­ки­вал. Будем ува­жать чита­те­ля и рас­смат­ри­вать зна­ком­ство с фор­му­ла­ми на школь­ном уровне как непре­мен­ный атри­бут куль­тур­но­го чело­ве­ка. Даже если чита­тель слег­ка под­за­был… Пред­ставь­те, что бы ста­ло с худо­же­ствен­ной лите­ра­ту­рой, если бы каж­дый писа­тель руко­вод­ство­вал­ся прин­ци­пом: каж­дая мета­фо­ра, опе­ри­ру­ю­щая антич­ны­ми или биб­лей­ски­ми сюже­та­ми (с кото­ры­ми сред­ний чита­тель не зна­ком), умень­ша­ет коли­че­ство потен­ци­аль­ных чита­те­лей на 10%!

Все фор­му­лы, кото­рые для вос­при­я­тия тре­бу­ют выс­ше­го обра­зо­ва­ния (диф­фе­рен­ци­аль­ные урав­не­ния), собра­ны в две гла­вы, иду­щие под­ряд. Они назы­ва­ют­ся «Урав­не­ния Эйн­штей­на» и «Оттал­ки­ва­ю­щая гра­ви­та­ция». Про­пу­стив эти гла­вы, чита­тель ничем осо­бо не рис­ку­ет, кро­ме того, что неко­то­рые важ­ные утвер­жде­ния при­дет­ся при­ни­мать на веру. Осталь­ные фор­му­лы сво­дят­ся к умно­же­нию, деле­нию и воз­ве­де­нию в сте­пень.

Изла­га­е­мая исто­рия дей­стви­тель­но слож­на, но не фор­му­ла­ми, а кон­цеп­ци­я­ми. При­сту­пая к кни­ге, автор решил не обма­ны­вать себя: напи­сать о дан­ном пред­ме­те так, что­бы все всё поня­ли, невоз­мож­но, тем более, что и сам он пони­ма­ет не всё. Постав­лен­ная зада­ча сто­ит ина­че: для любо­го чита­те­ля в кни­ге долж­но най­тись нечто понят­ное и инте­рес­ное для него. Заце­пив­шись за это нечто, он смо­жет поти­хонь­ку отгры­зать менее подат­ли­вые места, так, что в какой-то момент кар­ти­на про­явит­ся как целое.

Кни­га эта вооб­ще раз­но­род­на — содер­жит раз­ные сюжет­ные линии. Рас­сказ о зарож­де­нии и три­ум­фе тео­рии кос­мо­ло­ги­че­ской инфля­ции пере­ме­жа­ет­ся исто­ри­ей раз­ви­тия кос­мо­ло­гии и миро­воз­зре­ния жите­лей глу­бин ино­пла­нет­но­го оке­а­на, покры­то­го тол­стым сло­ем льда. Для опре­де­лен­но­сти взят спут­ник Юпи­те­ра Евро­па. Эта сюжет­ная линия отча­сти иллю­стри­ру­ет основ­ную на более про­стом мате­ри­а­ле и зацеп­ля­ет­ся за него в клю­че­вых момен­тах.

У любой кни­ги дол­жен быть лите­ра­тур­ный жанр и целе­вая ауди­то­рия. Лите­ра­тур­ный жанр опре­де­лить не так про­сто, тут наме­ша­но раз­ное — науч­поп, науч­ная фан­та­сти­ка, мему­а­ры, пуб­ли­ци­сти­ка. Есть даже эле­мен­ты учеб­ни­ка. Если все-таки нуж­но как-то опре­де­лить общий жанр кни­ги, то пусть это будет ода. Конеч­но, оды нын­че непо­пу­ляр­ны и само сло­во дис­кре­ди­ти­ро­ва­но. Да и пред­мет вос­пе­ва­ния — нау­ка и ее люди — сей­час не в фаво­ре. И всё же кто-то дол­жен дви­гать­ся напря­мик сквозь изви­вы вре­мен. Ода, зна­чит ода!

Что каса­ет­ся целе­вой ауди­то­рии — с ней, как под­ска­зы­ва­ет опыт авто­ра, нико­гда не уга­да­ешь. Она все­гда мень­ше, чем пред­по­ла­га­ешь, и не совсем та. Ско­рее мож­но гово­рить о неком «эта­лон­ном чита­те­ле», кото­ро­го автор дер­жал в голо­ве, к кото­ро­му как бы обра­щал­ся. Здесь ответ прост — я обра­щал­ся к само­му себе, каким был почти пол­ве­ка назад. Кста­ти тогда, читая неко­то­рые кни­ги, я чув­ство­вал себя эта­лон­ным чита­те­лем, ощу­щая, что автор пишет имен­но для меня. Воз­мож­но, авто­ры этих книг тоже обра­ща­лись к самим себе, каки­ми они были в юно­сти. В таком под­хо­де есть раци­о­наль­ное зер­но — обра­ща­ясь на склоне лет к себе юно­му в тек­сте, напи­сан­ном для совре­мен­ни­ков, укреп­ля­ешь связь про­шло­го с буду­щим.

Най­ден­ные ошиб­ки и опе­чат­ки

Стр 14: пло­щадь дис­ка Солн­ца 1022 см2 (напе­ча­та­но м2). Там же: сред­няя дли­на луча  до попа­да­ния в звез­ду 2 1042 см (напе­ча­та­но 2 1041 см)

Стр 19: Ради­ус орби­ты – 671 тысяч км (про­пу­ще­но «тысяч»)

Стр 208. По ошиб­ке остав­лен абзац, «На рис. 32.1 пока­за­ны кар­ты поля­ри­за­ции…», посвя­щен­ный рисун­ку, кото­рый был убран в конеч­ной вер­сии

«Капитану с корабля уходить нельзя»

Ответы президента РАН, академика В.Е. Фортова на вопросы участников второй сессии Конференции научных работников, состоявшейся 25 марта 2014 года.

Как за полчаса изменился мир

Через полтора месяца выйдет электронная, а через два с лишним - бумажная книга Бориса Штерна под названием «Прорыв за край мира».

Реликтовые гравитационные волны

17 марта 2014 года появилась сенсационная новость: открыты гравитационные волны!