Метка: идеология

В бес­чис­лен­ных откли­ках чита­те­лей на дис­кус­сию по нор­манн­ской про­бле­ме в исто­рии Древ­ней Руси мож­но встре­тить выска­зы­ва­ния, что обе сто­ро­ны — и нор­ма­ни­сты, и анти­нор­ма­ни­сты — это край­но­сти, увле­че­ния, заги­бы, а исти­на где-то посре­дине. Ныне, в отли­чие от совет­ско­го вре­ме­ни, анти­нор­ма­низм — мар­ги­наль­ное тече­ние, но его испод­воль поощ­ря­ют офи­ци­оз­ные струк­ту­ры, а кро­ме того, ему сим­па­ти­зи­ру­ет мас­са людей, не све­ду­щих в исто­рии…

Вели­ко­дер­жав­ные пат­ри­о­ты преж­них вре­мен ехид­но напо­ми­на­ли, что хва­ле­ный гума­нист Саха­ров, по его соб­ствен­но­му выра­же­нию, изоб­ре­тал «людо­ед­ское» ору­жие. Ныне ему при­пи­сы­ва­ют заве­ты, яко­бы пуга­ю­щие Аме­ри­ку, а «людо­ед­ский» эпи­тет при­пря­ты­ва­ют, обры­вая цита­ту из его «Вос­по­ми­на­ний»… Если же читать пол­ный рас­сказ Саха­ро­ва вни­ма­тель­но, вста­ют интри­гу­ю­щие вопро­сы.

Фело­нии перед исти­ной в нау­ке труд­но рас­по­знать, ибо носят они скры­тый харак­тер и дья­вол кро­ет­ся в дета­лях, осо­бен­но когда лже­на­уч­ные опу­сы выхо­дят из-под пера масти­тых уче­ных, ранее не заме­чен­ных во лжи и под­ло­ге, и пото­му довер­чи­вые поль­зо­ва­те­ли при­ни­ма­ют их за исти­ну в послед­ней инстан­ции.

Наш раз­го­вор с рели­гио­ве­дом, биб­ле­и­стом, док­то­ром куль­ту­ро­ло­гии, про­фес­со­ром Цен­тра изу­че­ния рели­гий РГГУ Анной Шма­и­ной-Вели­ка­но­вой состо­ял­ся вско­ре после при­суж­де­ния мит­ро­по­ли­ту Ила­ри­о­ну (Алфе­е­ву) анти­пре­мии ВРАЛ, учре­жден­ной пор­та­лом «Антропогенез.ру» и фон­дом «Эво­лю­ция» и вру­ча­е­мой «за вклад в рос­сий­скую лже­на­у­ку».

Исто­ри­че­ская нау­ка, как и любая нау­ка, вне узких наци­о­наль­ных инте­ре­сов. А в дан­ном слу­чае идет сме­ше­ние нау­ки с идео­ло­ги­ей. Цель исто­рии как науч­но­го зна­ния, гово­ря Ваши­ми сло­ва­ми, «с точ­ки зре­ния абстракт­но­го» — в выяв­ле­нии фак­тов, в их интер­пре­та­ции. А как всё это будет слу­жить наци­о­наль­ным инте­ре­сам — это уже дело госу­дар­ствен­ных мужей, но никак не исто­ри­ков.

Наи­бо­лее пол­ное на сего­дняш­ний день собра­ние сочи­не­ний импе­ра­три­цы Ека­те­ри­ны II, состав­лен­ное А. Н. Пыпи­ным по руко­пис­ным источ­ни­кам, состав­ля­ет 12 томов. За всю исто­рию никто из цар­ству­ю­щих особ, даже Фри­дрих Вели­кий, не напи­сал боль­ше. В кни­ге «Импе­рия пера Ека­те­ри­ны II: лите­ра­ту­ра как поли­ти­ка», недав­но вышед­шей в изда­тель­стве «Новое лите­ра­тур­ное обо­зре­ние», Вера Юльев­на Проску­ри­на, про­фес­сор Уни­вер­си­те­та Эмо­ри (США), рас­смат­ри­ва­ет идео­ло­ги­че­ские стра­те­гии импе­ра­три­цы, ее цели и цен­но­сти, в резуль­та­те чего перед нами пред­ста­ет яркая кар­ти­на жиз­ни ека­те­ри­нин­ско­го дво­ра, а так­же лите­ра­тур­но­го быта и нра­вов того вре­ме­ни.

Поло­же­ние неза­ви­си­мо­го иссле­до­ва­те­ля — пол­ная про­ти­во­по­лож­ность поло­же­нию исто­ри­ка-про­фес­си­о­на­ла, рабо­та­ю­ще­го в систе­ме гос­учре­жде­ний. Он не свя­зан ни с каким ведом­ством и име­ет воз­мож­ность реа­ли­зо­вы­вать соб­ствен­ные пла­ны и идеи, ни с кем их не согла­со­вы­вая и не нуж­да­ясь в финан­си­ро­ва­нии и пра­ви­тель­ствен­ных гран­тах. Над ним не довле­ет необ­хо­ди­мость посто­ян­но демон­стри­ро­вать резуль­та­ты науч­ной дея­тель­но­сти для сохра­не­ния сво­е­го поло­же­ния в нау­ке.

«Весь мир наси­лья мы раз­ру­шим до осно­ва­нья, а затем мы наш, мы новый мир постро­им…» — пели по все­му миру в нача­ле XX века. И хотя в ори­ги­на­ле эти стро­ки зву­чат по-дру­го­му, в рус­ском вари­ан­те в них слы­шит­ся архи­тек­тур­ный отте­нок. Не огра­ни­чен­ная ста­рым миром (исто­ри­ей, клас­си­че­ской тра­ди­ци­ей) архи­тек­тур­ная фан­та­зия пере­жи­ла в постре­во­лю­ци­он­ной Рос­сии бур­ный рас­свет. Резуль­та­том этой фан­та­зии стал рус­ский кон­струк­ти­визм — самый соци­аль­но-ори­ен­ти­ро­ван­ный, ради­каль­ный и уто­пич­ный стиль из всех направ­ле­ний миро­во­го архи­тек­тур­но­го аван­гар­да. Одна­ко если со сто­ро­ны тра­ди­ции все огра­ни­че­ния были сня­ты, то уйти от жест­ких рамок, кото­рые накла­ды­вал реаль­ный уро­вень раз­ви­тия стро­и­тель­ной инду­стрии того вре­ме­ни, архи­тек­то­ры не мог­ли…

В ТрВ-Нау­ка неод­но­крат­но под­ни­ма­лась про­бле­ма рас­про­стра­нен­но­сти и раз­но­об­ра­зия пла­ги­а­та на пост­со­вет­ском про­стран­стве. Теперь Пётр Руд­ков­ский, PhD (Инсти­тут фило­со­фии, Вар­шав­ский уни­вер­си­тет), пре­по­да­ва­тель Уни­вер­си­те­та Лазар­ско­го (Вар­ша­ва), член ред­кол­ле­гии жур­на­ла Topos (Виль­нюс), делит­ся сво­и­ми наблю­де­ни­я­ми, осно­ван­ны­ми на опы­те пре­по­да­ва­ния в одном из поль­ских уни­вер­си­те­тов: какие фор­мы пла­ги­а­та там встре­ча­ют­ся, насколь­ко они рас­про­стра­не­ны, какая кате­го­рия сту­ден­тов ответ­ствен­на за при­сут­ствие это­го поро­ка в сте­нах ува­жа­е­мо­го учре­жде­ния, какие мыс­ли наве­ва­ет нынеш­няя ситу­а­ция с про­фес­си­о­наль­ной эти­кой в ака­де­ми­че­ской сре­де, осо­бен­но в гума­ни­тар­ной сфе­ре.

Вза­и­мо­от­но­ше­ния уче­ных и госу­дар­ства все­гда скла­ды­ва­лись в Рос­сии непро­сто. Могут ли сего­дня уче­ные поз­во­лить себе быть оппо­нен­та­ми вла­сти? Об этом в пере­да­че «Гам­бург­ский счет» на Обще­ствен­ном теле­ви­де­нии Рос­сии Оль­га Орло­ва бесе­ду­ет с гл. науч. сотр. Санкт-Петер­бург­ско­го отде­ле­ния Мате­ма­ти­че­ско­го инсти­ту­та им. Стек­ло­ва РАН Ана­то­ли­ем Вер­ши­ком.

Тру­ды фин­ско­го лите­ра­ту­ро­ве­да Бена Хелл­ма­на, док­то­ра линг­ви­сти­ки и про­фес­со­ра Хель­синк­ско­го уни­вер­си­те­та, уже дав­но зна­ко­мы рус­ско­му чита­те­лю. На про­тя­же­нии послед­них лет рабо­ты иссле­до­ва­те­ля мно­го­крат­но пуб­ли­ко­ва­лись в сбор­ни­ках серии «Studia Slavica Helsingiensia et Tartuensia», осно­ван­ных на докла­дах сов­мест­ных семи­на­ров Хель­синк­ско­го и Тар­тус­ко­го уни­вер­си­те­тов. Одна­ко моно­гра­фия «Сказ­ка и быль. Исто­рия рус­ской дет­ской лите­ра­ту­ры», напи­сан­ная им еще в 2013 году и недав­но вышед­шая в изда­тель­стве «Новое лите­ра­тур­ное обо­зре­ние», явля­ет­ся пер­вой круп­ной рабо­той Хелл­ма­на, пере­ве­ден­ной на рус­ский язык.

Собы­тия, соста­вив­шие «дело», нача­ли раз­во­ра­чи­вать­ся в 1980 году, когда извест­но­му фило­ло­гу-гер­ма­ни­сту Кон­стан­ти­ну Аза­дов­ско­му и его жене Свет­лане Лепи­ли­ной под­бро­си­ли нар­ко­ти­ки. Итак, Ленин­град, нача­ло 1980-х. Если кто не вполне пред­став­ля­ет себе, отку­да уехал Брод­ский, — вот отсю­да он и уехал… Аза­дов­ско­му же суж­де­но было убыть из Ленин­гра­да эта­пом.

В свя­зи с недав­ней ста­тьей пред­се­да­те­ля СК РФ А. И. Баст­ры­ки­на Воль­ное исто­ри­че­ское обще­ство счи­та­ет нуж­ным напом­нить, что Алек­сандр Ива­но­вич Баст­ры­кин, как и любой граж­да­нин Рос­сии, име­ет пра­во на соб­ствен­ное мне­ние и на его пуб­лич­ное выска­зы­ва­ние, но руко­во­ди­тель пра­во­охра­ни­тель­но­го ведом­ства до сво­е­го ухо­да в отстав­ку не дол­жен про­па­ган­ди­ро­вать пере­ход к госу­дар­ствен­ной «идео­ло­ги­че­ской поли­ти­ке»…

Этот номер ТрВ-Нау­ка посвя­щен про­бле­мам рос­сий­ской социо­ло­гии. С прось­бой поде­лить­ся сво­им виде­ни­ем ситу­а­ции мы обра­ти­лись к одно­му из тех, кто воз­рож­дал рос­сий­скую социо­ло­гию, неза­ви­си­мо­му иссле­до­ва­те­лю Андрею Нико­ла­е­ви­чу Алек­се­е­ву. Бесе­до­ва­ла Ната­лия Деми­на.

Новость о воз­мож­ном при­зна­нии Фон­да «Дина­стия» ино­стран­ным аген­том вос­при­ни­ма­ет­ся не ина­че как чер­ный юмор.

За всю исто­рию рос­сий­ской госу­дар­ствен­но­сти сме­ни­лось все­го несколь­ко тер­ми­нов, обо­зна­чав­ших пра­ви­те­лей стра­ны, и эта чере­да поз­во­ля­ет сде­лать любо­пыт­ные наблю­де­ния. Вот эта чере­да: князь (вели­кий князь), каган, царь, импе­ра­тор, пред­се­да­тель (Цен­траль­но­го Испол­ни­тель­но­го Коми­те­та или Вер­хов­но­го Сове­та), ген­сек, пре­зи­дент.

Анти­во­ен­ные выступ­ле­ния про­фес­со­ра Андрея Зубо­ва вызы­ва­ют ува­же­ние, но груст­ный пара­докс заклю­ча­ет­ся в том, что вой­на, про­тив кото­рой он вос­стал, была раз­вя­за­на бла­го­да­ря его иде­ям о свя­зи могил и тер­ри­то­рий.

Высту­пая на юби­лее одно­го из сво­их учи­те­лей, ака­де­ми­ка Бори­са Пио­тров­ско­го (Пио­тров­ско­го-стар­ше­го), я про­чел сти­хи соб­ствен­но­го сочи­не­ния, посвя­щен­ные юби­ля­ру. Там были такие стро­ки: Едва сади­лись мы за пар­ту, /​/​ Уже зуб­ри­ли про Урар­ту. Это было прав­дой…

Обо­зна­чив отказ от евро­пей­ско­го пути раз­ви­тия, рос­сий­ское руко­вод­ство направ­ля­ет стра­ну по пути автар­кии… Свою обес­по­ко­ен­ность по пово­ду про­ис­хо­дя­ще­го выра­зил в обще­до­ступ­ной «Груп­пе под­держ­ки комис­сии РАН по борь­бе с лже­на­у­кой» в «Фейс­бу­ке» член этой комис­сии Алек­сандр Сер­ге­ев.

На днях пред­се­да­тель Выс­шей атте­ста­ци­он­ной комис­сии ого­ро­шил обще­ствен­ность заяв­ле­ни­ем, что тео­ло­гия в Рос­сии ста­ла науч­ной спе­ци­аль­но­стью. Мы реши­ли при­смот­реть­ся к запад­но­му опы­ту и пуб­ли­ку­ем интер­вью с про­фес­со­ром Кри­сом ванн Тро­ст­вэ­ком (Dr. Chris Doude van Troostwijk) – спе­ци­а­ли­стом в обла­сти фило­со­фии, име­ю­щим мно­го­лет­ний опыт пре­по­да­ва­ния в веду­щих уни­вер­си­те­тах Евро­пы в том чис­ле и на тео­ло­ги­че­ских факуль­те­тах.

С 4 по 23 нояб­ря 2014 года в мос­ков­ском Мане­же с боль­шим раз­ма­хом про­шла широ­ко раз­ре­кла­ми­ро­ван­ная выстав­ка-инстал­ля­ция «Моя исто­рия. Рюри­ко­ви­чи», кото­рая про­дол­жи­ла ана­ло­гич­ную выстав­ку, посвя­щен­ную Рома­но­вым.

Пом­ню, как на сле­ду­ю­щий год после вой­ны я впер­вые взо­шел на сту­пе­ни глав­но­го зда­ния Уни­вер­си­те­та в Ленин­гра­де – Две­на­дца­ти Пет­ров­ских кол­ле­гий. Сле­ва – музей-квар­ти­ра Мен­де­ле­е­ва; на вто­ром эта­же – устав­лен­ный книж­ны­ми шка­фа­ми длин­ню­щий (почти на пол­ки­ло­мет­ра) кори­дор с порт­ре­та­ми и ста­ту­я­ми уче­ных, рабо­тав­ших в Уни­вер­си­те­те; из окон вид­но во дво­ре мас­сив­ное зда­ние «Жё де пом» (для игры в руч­ной мяч), из кото­ро­го Попов отпра­вил первую радио­грам­му; по сосед­ству – Кунст­ка­ме­ра с кон­фе­ренц-залом Ака­де­мии наук и ломо­но­сов­ской моза­и­кой Пол­тав­ской бата­лии. Было пол­ное ощу­ще­ние, что всту­па­ешь в храм нау­ки.