Метка: Голландия

Хоте­ла напи­сать вам «и тут я взя­ла в руки „Исто­рии стра­ны Рем­бранд­та“ Оль­ги Тил­кес» — и самой ста­ло смеш­но, ибо как раз это с дан­ной кни­гой не удаст­ся сде­лать: на моих домаш­них весах стрел­ка пока­за­ла более двух кг… Впро­чем, мои «пре­тен­зии» к оформ­ле­нию изда­ния этим исчер­пы­ва­ют­ся. Ком­по­зи­ция кни­ги Оль­ги Тил­кес доволь­но при­хот­ли­ва, и это сде­ла­но явно наме­рен­но — так что зара­нее устрой­тесь поудоб­нее, поли­стай­те кни­гу и реши­те, о чем имен­но вы хоте­ли бы про­чи­тать.

29 мая 2017 года Испа­ния выпу­сти­ла сереб­ря­ную моне­ту «Исто­рия дол­ла­ра» весом 1 кг и диа­мет­ром 100 мм. Ее номи­нал — 300 евро, но на нумиз­ма­ти­че­ских сай­тах ее мож­но купить при­мер­но за 1750 евро — в дере­вян­ной короб­ке, с бук­ле­том и сер­ти­фи­ка­том. Тираж — одна тыся­ча, все моне­ты име­ют на гур­те инди­ви­ду­аль­ный номер. Если у кого-то есть совер­шен­но лиш­ние пол­то­ры тыся­чи евро, мож­но попро­бо­вать рас­пла­тить­ся такой моне­той в мага­зине. Вооб­ще, моне­ты с изоб­ра­же­ни­ем монет — это инте­рес­ный сюжет, и мы к нему когда-нибудь вер­нем­ся, но сей­час — та самая исто­рия дол­ла­ра. Или тале­ра…

Самой ста­биль­ной моне­той в мире «Вики­пе­дия» счи­та­ет вене­ци­ан­ский дукат. Он весил око­ло 3,5 г и чека­нил­ся из золо­та 986-й про­бы; его внеш­ний вид не менял­ся (кро­ме имен дожей) с 1284 до 1797 года. На авер­се был изоб­ра­жен Хри­стос, на ревер­се — дож, при­ни­ма­ю­щий зна­мя из рук покро­ви­те­ля Вене­ции св. Мар­ка. Назва­ние моне­ты про­ис­хо­дит от послед­не­го сло­ва в над­пи­си SIT TIBI CHRISTE DATUS, QUEM TU REGIS ISTE DUCATUS («Это гер­цог­ство, коим ты пра­вишь, тебе, Хри­стос, посвя­ща­ет­ся»). Види­мо, «Вики­пе­дия» неточ­на — внеш­ний вид китай­ских литых мед­ных монет с квад­рат­ной дыр­кой не менял­ся тыся­че­ле­ти­я­ми, — но для Евро­пы это дей­стви­тель­но рекорд.

В Гол­лан­дии XVII века цве­точ­ный натюр­морт был сво­е­го рода «ярма­роч­ным» искус­ством — в этом жан­ре рабо­та­ли мно­гие худож­ни­ки раз­ной сте­пе­ни ода­рен­но­сти, а изоб­ра­же­ние тюль­па­на сто­и­ло во мно­го раз дешев­ле, неже­ли луко­ви­ца како­го-нибудь незна­ме­ни­то­го сор­та. Разу­ме­ет­ся, круп­ные худож­ни­ки, писав­шие цве­точ­ные натюр­мор­ты, полу­ча­ли за них нема­лые день­ги. Но ныне осо­бен­но­сти их мастер­ства важ­ны иссле­до­ва­те­лям их живо­пи­си, а не обыч­но­му (даже опыт­но­му) зри­те­лю. Так что луч­ше все­го погру­зить­ся на несколь­ко часов в твор­че­ство кого-то одно­го из них — напри­мер, мож­но сосре­до­то­чить­ся на несколь­ких натюр­мор­тах пре­крас­ной худож­ни­цы Марии ван Остер­вейк…

Самый, быть может, инте­рес­ный вид гол­ланд­ско­го натюр­мор­та эпо­хи его рас­цве­та — это stilleven, «тихая жизнь вещей», вопло­щен­ная в так назы­ва­е­мых зав­тра­ках, ontbijtjes (onbijtje — это лег­кая закус­ка неза­ви­си­мо от вре­ме­ни суток). Наи­бо­лее «чистые» образ­цы это­го типа натюр­мор­тов — рабо­ты Вил­ле­ма Кла­са Геды (Willem Claesz Heda, 1594–1680); наш зри­тель мог их видеть в Эрми­та­же и в Музее изоб­ра­зи­тель­ных искусств в Москве.

В нашей куль­ту­ре изоб­ра­же­ние чере­па исполь­зу­ет­ся пре­иму­ще­ствен­но как знак пре­ду­пре­жде­ния о непо­сред­ствен­ной опас­но­сти. За выче­том зна­ме­ни­то­го полот­на Вере­ща­ги­на «Апо­фе­оз вой­ны» реа­ли­сти­че­ских изоб­ра­же­ний чере­па в оте­че­ствен­ной живо­пи­си я не при­пом­ню. Зато сре­ди гол­ланд­ских натюр­мор­тов XVII века есть тип натюр­мор­та, име­ну­е­мый vanitas, где изоб­ра­же­ние чере­па при­сут­ству­ет посто­ян­но. Счи­та­ет­ся, что самый ран­ний натюр­морт vanitas — «Натюр­морт с чере­пом» — напи­сан Яко­бом де Гей­ном II (Jacques de Gheyn II, ок. 1565 — 1629) в 1603 году. Де Гейн изве­стен преж­де все­го как чер­теж­ник и гра­вер, но, как видим, он оста­вил нам не толь­ко гра­вю­ры.

Гол­ланд­ский натюр­морт XVII века — худо­же­ствен­ный фено­мен, кото­рый и сего­дня оста­ет­ся пред­ме­том отдель­но­го изу­че­ния. При­выч­но кон­ста­ти­руя это, мы, одна­ко, с бóль­шим инте­ре­сом обра­ща­ем­ся к ино­му типу худо­же­ствен­но­го виде­ния вещей — будь то пио­ны Мане или ябло­ки Сезан­на. Меж тем «клас­си­че­ский» гол­ланд­ский натюр­морт заме­ча­те­лен не толь­ко десят­ком извест­ных всем нам поло­тен, но и тем, что это был само­сто­я­тель­ный и при­том широ­ко тира­жи­ру­е­мый жанр, сво­е­го рода «мас­со­вое искус­ство XVII века.

В искус­ство­вед­че­ской тра­ди­ции нидер­ланд­ский мастер Петер Арт­сен (Pieter Aertsen, 1508–1575) счи­та­ет­ся пер­вым худож­ни­ком, сде­лав­шим изоб­ра­же­ние «нежи­вой нату­ры» глав­ной зада­чей боль­шин­ства сво­их поло­тен. До появ­ле­ния изыс­кан­ных «зав­тра­ков» и изящ­ных цве­точ­ных натюр­мор­тов, укра­ша­ю­щих, в част­но­сти, нашу эрми­таж­ную кол­лек­цию, оста­ва­лось без мало­го сто­ле­тие, а Арт­сен уже созда­вал свои «рын­ки», «кух­ни», рисо­вал тор­го­вок у пере­пол­нен­ных при­лав­ков и пова­рих сре­ди ско­во­ро­док и котел­ков.

«Жало­ба Мира» была напи­са­на Эраз­мом по пред­ло­же­нию Жана Лё Сова­жа (канц­ле­ра импе­ра­то­ра Кар­ла V, высту­пав­ше­го за осто­рож­ную поли­ти­ку сбли­же­ния с Фран­ци­ей и завер­ше­ние нескон­ча­е­мых воен­ных аван­тюр на зем­ле Ита­лии) и пред­став­ля­ет собой самое пол­ное собра­ние мыс­лей и воз­зва­ний Эраз­ма о мире, кото­рые он неод­но­крат­но выска­зы­вал и в преды­ду­щих сво­их про­из­ве­де­ни­ях.

Самые проч­ные барье­ры нахо­дят­ся у людей в голо­вах, и часто мы толь­ко укреп­ля­ем их, ста­ра­ясь уни­что­жить види­мые пре­пят­ствия на сво­ем пути. Вот это я хоте­ла бы пока­зать с помо­щью мето­ди­ки, изоб­ре­тен­ной пол­ве­ка назад гол­ланд­цем Гер­том Хоф­сте­де, кото­рый научил­ся изме­рять и срав­ни­вать наци­о­наль­ные орга­ни­за­ци­он­ные куль­ту­ры.

… бла­го­да­ря иссле­до­ва­тель­ским аппа­ра­там мы зна­ем, что Марс — пустой враж­деб­ный мир, осво­ить кото­рый будет очень непро­сто. Но жела­ние поле­теть туда всё еще гре­ет энту­зи­а­стов, чем, как ока­за­лось, могут вос­поль­зо­вать­ся нечи­сто­плот­ные дея­те­ли. Об этом ТрВ-Нау­ка рас­ска­зал писа­тель и жур­на­лист Антон Перву­шин.

Алек­сей Ива­нов, докт. геол.-мин. наук, вед. науч. сотр. Инсти­ту­та зем­ной коры СО РАН (Иркутск) про­вел ана­лиз пуб­ли­ка­ци­он­ной актив­но­сти иссле­до­ва­те­лей из раз­ных стран на при­ме­ре пуб­ли­ка­ций в жур­на­лах изда­тель­ства «Эль­зе­вир».

«CanSat в Рос­сии» — один из новых и очень инте­рес­ных про­ек­тов, в кото­ром участ­ву­ют и энту­зи­а­сты из Рос­сии. Пуб­ли­ку­ем интер­вью с Вла­ди­ми­ром Рад­чен­ко и Нико­ла­ем Ведень­ки­ным. Бесе­ду для ТрВ-Нау­ка про­вел Иван Собо­лев.

… в XVII веке уже есть живо­пис­цы, нахо­дя­щие достой­ны­ми кисти луко­ви­цы, гри­бы и капу­сту. Вот, напри­мер, Ян Фейт. Разу­ме­ет­ся, его твор­че­ство вовсе не сво­дит­ся к натюр­мор­там. Но мне он пока­зал­ся инте­ре­сен имен­но этой сто­ро­ной сво­е­го талан­та.

19 янва­ря 2015 года коми­тет Гос­ду­мы по нау­ке и нау­ко­ем­ким тех­но­ло­ги­ям про­го­ло­со­вал за про­ект зако­на, кото­рый устра­ня­ет про­ти­во­ре­чие меж­ду Граж­дан­ским кодек­сом и Поло­же­ни­ем об уче­ных сте­пе­нях.

Ян Стен (Jan Steen, 1626–1679), гол­ланд­ский худож­ник, оста­вил более 800 закон­чен­ных поло­тен, как пра­ви­ло неболь­шо­го фор­ма­та. Изоб­ра­жал он пре­иму­ще­ствен­но быто­вые сце­ны из жиз­ни сво­их совре­мен­ни­ков. А если Стен писал кар­ти­ну на биб­лей­ский сюжет, то раз­ни­цу состав­ля­ли раз­ве что костю­мы и инте­рье­ры.

На днях пред­се­да­тель Выс­шей атте­ста­ци­он­ной комис­сии ого­ро­шил обще­ствен­ность заяв­ле­ни­ем, что тео­ло­гия в Рос­сии ста­ла науч­ной спе­ци­аль­но­стью. Мы реши­ли при­смот­реть­ся к запад­но­му опы­ту и пуб­ли­ку­ем интер­вью с про­фес­со­ром Кри­сом ванн Тро­ст­вэ­ком (Dr. Chris Doude van Troostwijk) – спе­ци­а­ли­стом в обла­сти фило­со­фии, име­ю­щим мно­го­лет­ний опыт пре­по­да­ва­ния в веду­щих уни­вер­си­те­тах Евро­пы в том чис­ле и на тео­ло­ги­че­ских факуль­те­тах.

ТрВ-Нау­ка уже рас­ска­зы­вал о систе­ме школь­но­го обра­зо­ва­ния в США и Австра­лии. Нынеш­ний мате­ри­ал – о шко­ле в Нидер­лан­дах. Автор ста­тьи – выпуск­ни­ца физ­фа­ка МГУ Анна Начё­са.