Тоболяки, ямайчанки и самарочки. Новые приключения топонимов

Поэт Владимир Богомяков, живущий в Тюмени, заметил, что в одной из недавних передач знаменитой (ныне закрытой) радиостанции «милая ведущая называла жителей Тобольска тоболя́ки, хотя они тоболяки́». Тоболякам, конечно, было обидно, но им не привыкать. Спасибо, что не тобольцы и не тобольчане. Но и ошибка в ударении — очередное доказательство, что так называемые катойконимы, обозначения жителей городов, — региональная лексика, малоизвестная за пределами своего региона, кроме москвичей да одесситов…

Адвокатесса? Адвокатка? Адвокатша? Тайная жизнь феминитивов

Недавно одно издание так обозначило известного адвоката и правозащитницу: «адвокатка С. сообщает…». Это возмутило выпускающего редактора нашей газеты: надо было спросить, согласна ли обозначаемая называться в прессе именно так. А не адвокатом или адвокатессой, или адвокатшей. Сама С. скромно пояснила, что предпочитает обозначение «адвокат». Интересно, что больше столетия назад, еще до революции, когда женщин-адвокатов было крайне мало, и даже еще раньше, когда они только боролись за допуск к адвокатской деятельности, назывались эти женщины исключительно феминитивами.

Машинистки и их машинки

Изданию «Интересная Москва» попало. В комментариях к новости их называют «неграмотными малолетками», «недоучками из регионов», которых «не учат грамотности в их методичке (sic!)», «балбесами, кичащимися неграмотностью» и много, много как еще. Короче, типичный парад за чистоту языка. На этот раз гнев вызвал заголовок новости: «В московских электричках появилась первая женщина-машинистка».

Как это по-женски? О суффиксах, грамматике и людях

Дорогие читатели колонки! Два года назад меня впечатлила бурная реакция на статью «Пани авторка» — лингвистический разбор всего лишь одного «кейса» из жизни феминитивов. Так впечатлила, что вот сейчас в издательстве Corpus в серии Primus (совместной инициативы «Книжных проектов Дмитрия Зимина» и фонда «Эволюция». — Ред.) вышла моя книга «Как называются женщины. Феминитивы: история, устройство, конкуренция» в трех вариантах: бумажном, электронном и аудио. За что спасибо и вам.

Я гримёрка, ты гримёр

Можно задуматься над вариантом шутки «болгарин — человек, а болгарка — инструмент», в котором упоминаются еще некоторые слова женского рода: китайка, гречка, турка. Вариант малограмотный: мы знаем, что жительницы Китая, Греции, Турции — китаянки, гречанки и турчанки. Но получается, что взамен обычной модели образования женских этнонимов и катойконимов на -ка использовалась другая, «неправильная», но исключающая омонимию. Может возникнуть желание выяснить, как так вышло.

Пани авторка, или О нечаянном эксперименте с русскими суффиксами

«Авторка пишет о проблеме», «лекторка расскажет о механизмах восприятия», «У комментаторки всё смешалось в одну кучу…» Если вы завсегдатай соцсетей или, например, The Village, вряд ли подобное вас миновало. И именно авторка в глазах широкой публики олицетворяет так называемые «феминитивы». Для одних — дурацкое нововведение и порча языка, для других — тоже нововведение, но, наоборот, долгожданное…