Метка: этимология

Мас­ля­та и опя­та. Навер­ня­ка, при всем раз­но­об­ра­зии мест­ных назва­ний все­го дико­рас­ту­ще­го, боль­шин­ство назы­ва­ет оби­та­те­лей моло­дых сос­ня­ков в мас­ля­ных корич­не­вых шляп­ках имен­но мас­ля­та­ми, а люби­те­лей рас­ти на пнях боль­ши­ми ком­па­ни­я­ми — опя­та­ми. Оба сло­ва ужас­но похо­жи на назва­ния дете­ны­шей: котя­та, лися­та, совя­та. Мас­ле­нок — мас­ля­та, сове­нок — совя­та. Как же такие име­на появи­лись у гри­бов?

В этой замет­ке о назва­ни­ях птиц речь пой­дет о мел­ких пичу­гах, чья внеш­ность хоро­шо зна­ко­ма толь­ко спе­ци­а­ли­стам, да и то не всем. «Малень­кие серень­кие птич­ки» — устой­чи­вое выра­же­ние, пока не вошед­шее в сло­ва­ри, но попу­ляр­ное сре­ди орни­то­ло­гов и люби­те­лей птиц, каль­ка с англий­ско­го little brown birds или little brown jobs, или про­сто LBJ. Обо­зна­ча­ет оно любую непри­мет­ную пев­чую птич­ку без ярких тонов в окрас­ке.

Сре­ди рус­ских назва­ний птиц есть име­на слож­ные для интер­пре­та­ции. Извест­ный при­мер «про­сто­го» сло­ва — «поган­ка». Вот какое объ­яс­не­ние дает ему орни­то­лог Вла­ди­мир Паев­ский: «Назва­ние „поган­ки“ эти пти­цы полу­чи­ли за непри­ят­ный вкус их мяса, про­пах­ше­го рыбой». Но поче­му имен­но поган­ки так «попла­ти­лись» за свои низ­кие гастро­но­ми­че­ские каче­ства?

Кажет­ся, ника­кие дру­гие пти­цы так не удив­ля­ют нас сво­и­ми име­на­ми, как сини­цы. На лек­ци­ях и экс­кур­си­ях мне порою зада­ют вопро­сы о про­ис­хож­де­нии назва­ний раз­ных видов синиц. Мне при­хо­дит­ся спо­рить с кол­ле­га­ми-орни­то­ло­га­ми о зна­че­нии сини­чьих про­звищ. В одном из таких спо­ров и роди­лась идея напи­сать замет­ку о сини­чьих име­нах…

Кажет­ся, ника­кие дру­гие пти­цы так не удив­ля­ют нас сво­и­ми име­на­ми, как сини­цы. На лек­ци­ях и экс­кур­си­ях мне порою зада­ют вопро­сы о про­ис­хож­де­нии назва­ний раз­ных видов синиц. Мне при­хо­дит­ся спо­рить с кол­ле­га­ми-орни­то­ло­га­ми о зна­че­нии сини­чьих про­звищ. В одном из таких спо­ров и роди­лась идея напи­сать замет­ку о сини­чьих име­нах…

Мемов, без зна­ния кото­рых, каза­лось, нам ни за что не понять друг дру­га, не отыс­кать уже днем с огнем. Но наи­бо­лее памят­ли­вые из нас эти сло­ва соби­ра­ют, самые дотош­ные пишут для них дефи­ни­ции. И про­шлое не исче­за­ет. Упа­ко­ван­ное в нео­ло­гиз­мы, оно все­гда под рукой. Есть ли более эко­ном­ный спо­соб — вспом­нить, рас­ска­зать, поды­то­жить?

Когда речь идет о про­цес­сах язы­ко­вой гло­ба­ли­за­ции и вли­я­нии этих про­цес­сов на раз­ви­тие совре­мен­но­го рус­ско­го язы­ка, пер­вое и, может быть, послед­нее, что при­хо­дит на ум, — огром­ное коли­че­ство слов, заим­ство­ван­ных из англий­ско­го в послед­ние 20–25 лет. Дей­стви­тель­но, лег­ко пред­по­ло­жить, что чита­тель сра­зу же при­пом­нит десят­ки, если не сот­ни заим­ство­ван­ных слов…

Река Чусо­вая – левый при­ток Камы – закон­но счи­та­ет­ся местом палом­ни­че­ства вод­ных тури­стов со всей Рос­сии (у кото­рых ураль­ские реки вооб­ще в боль­шой цене). Путе­ше­ствен­ни­ков здесь ждет не толь­ко впе­чат­ля­ю­щее, но и в нема­лой сте­пе­ни поучи­тель­ное зре­ли­ще…