Метка: действительность

Ксе­ния Лиси­цы­на, член Севе­ро-Запад­ной орга­ни­за­ции Феде­ра­ции кос­мо­нав­ти­ки Рос­сии, рас­ска­зы­ва­ет о двух кос­ми­че­ских фору­мах, на кото­рых она побы­ва­ла.

Дис­сер­та­ци­он­ный совет по исто­ри­че­ским нау­кам Бел­го­род­ско­го госу­дар­ствен­но­го наци­о­наль­но­го иссле­до­ва­тель­ско­го уни­вер­си­те­та отка­зал­ся лишать сте­пе­ни док­то­ра исто­ри­че­ских наук мини­стра куль­ту­ры Вла­ди­ми­ра Медин­ско­го. На засе­да­нии из 25 чле­нов дис­со­ве­та при­сут­ство­ва­ли 23 чело­ве­ка. 19 участ­ни­ков сове­та про­го­ло­со­ва­ли про­тив лише­ния мини­стра сте­пе­ни, трое воз­дер­жа­лись. Ста­тья «Инте­рес­ная исто­рия» Медин­ско­го в защи­ту дис­сер­та­ции и сво­е­го под­хо­да к изу­че­нию исто­рии, опуб­ли­ко­ван­ная в «Рос­сий­ской газе­те», поми­мо все­го про­че­го, под­ни­ма­ет вопрос исто­ри­че­ских мифов и важ­но­сти их для обще­ства.

Юрий Дере­ни­ко­вич Апре­сян – ака­де­мик РАН, гл. науч. сотр. лабо­ра­то­рии ком­пью­тер­ной линг­ви­сти­ки Инсти­ту­та про­блем пере­да­чи инфор­ма­ции им. А. А. Хар­ке­ви­ча Рос­сий­ской ака­де­мии наук (ИППИ РАН). В отли­чие от преды­ду­щих выпус­ков «Мате­ма­ти­че­ских про­гу­лок», вопро­сы, по прось­бе про­фес­со­ра Апре­ся­на, были состав­ле­ны и зада­ны в пись­мен­ном виде. Вопро­сы под­го­то­ви­ли Миха­ил Гель­фанд и Ири­на Левон­ти­на.

ТрВ-Нау­ка пред­ла­га­ет вни­ма­нию чита­те­лей интер­вью с исто­ри­ка­ми Миха­и­лом Мель­ни­чен­ко и Сер­ге­ем Бон­да­рен­ко — раз­ра­бот­чи­ка­ми и редак­то­ра­ми «Откры­то­го спис­ка жертв поли­ти­че­ских репрес­сий в СССР», базы дан­ных, попол­не­ние и редак­ти­ро­ва­ние кото­рой про­ис­хо­дит сила­ми чита­те­лей. Мы пла­ни­ру­ем в даль­ней­шем про­дол­жить пуб­ли­ка­ции мате­ри­а­лов «Откры­то­го спис­ка». Когда ини­ци­а­то­ры про­ек­та пред­ло­жи­ли нам сотруд­ни­че­ство, мы не раз­ду­мы­вая согла­си­лись. «Откры­тый спи­сок» дол­жен полу­чить мак­си­маль­ную извест­ность.

На пер­вый взгляд сопо­став­ле­ние твор­че­ства бра­тьев Стру­гац­ких и Ста­ни­сла­ва Лема может пока­зать­ся три­ви­аль­ной зада­чей. Одна­ко до насто­я­ще­го вре­ме­ни оно не шло даль­ше ука­за­ния на сход­ство тем и ситу­а­ций и объ­яс­ня­лось вли­я­ни­ем Лема на Стру­гац­ких. Так, «Стра­ну баг­ро­вых туч» срав­ни­ва­ли с «Аст­ро­нав­та­ми», «Попыт­ку к бег­ству» — с «Эде­мом», «Улит­ку на склоне» — с «Руко­пи­сью, най­ден­ной в ванне» и т. п. Поиск парал­ле­лей — дело увле­ка­тель­ное, но им дале­ко не исчер­пы­ва­ет­ся срав­не­ние…

Рос­сий­ская дей­стви­тель­ность не созда­ла язы­ка для раз­го­во­ра о поли­ти­че­ском; уни­вер­саль­ный язык, при­ня­тый в боль­шин­стве стран, ока­зал­ся очень быст­ро дис­кре­ди­ти­ро­ван; поли­ти­че­ские тер­ми­ны поте­ря­ли свое зна­че­ние мно­го лет назад. Либе­ра­лы и демо­кра­ты, ком­му­низм и наци­о­на­лизм, пар­ла­мент и выбо­ры, аннек­сия и рефе­рен­дум — все эти сло­ва в Рос­сии озна­ча­ют не совсем то, что на Запа­де, или даже совсем не то, или же не озна­ча­ют уже ниче­го опре­де­лен­но­го.