Метка: CRISPR

4 ноября в Вашингтоне была вручена премия имени Георгия Гамова 2018 года. Церемония вручения состоялась в ходе Девятой ежегодной конференции RASA-America — Российско-американской ассоциации ученых. Лауреатами стали биолог Евгений Кунин из Национальных институтов здоровья США и физик Андрей Линде из Стэнфорда. Премия имени Георгия Гамова — награда Российско-американской ассоциации ученых. Она была учреждена в 2015 году в память о выдающемся русско-американскoм физике, профессоре Георгии Антоновиче Гамове.

О том, почему в Сколтех приезжают студенты со всего мира, как он подхватил знамя фонда «Династия» и с какой музыкой ассоциируется университет у вице-президента по развитию, мы поговорили с Александром Сафоновым.

Взяв в руки эту книгу в магазине, можно подумать, что это книга о «дополненной реальности» — технологиях, которые позволяют нам видеть мир чуть более усовершенствованным, чем он есть на самом деле. Но не следует спешить с выводом. Раскрывая книгу и вчитываясь в содержание, понимаем, что авторы рассказывают о всех современных технологиях и их влиянии на нашу жизнь вплоть до 2030 года…

О том, насколько сильно влияет на Сколковский институт науки и технологий негативный контекст, связанный со скандалами вокруг Сколково, почему стоит учиться именно в Сколтехе, о битвах с непознанным и c Академией наук мы поговорили с Константином Севериновым, профессором Ратгерского университета (США), Сколтеха, руководителем лабораторий в СПбГУ, Институте биологии гена РАН и др. Беседовала Наталия Демина.

Пётр Старокадомский, канд. биол. наук, сотрудник Техасского университета в Далласе (США), рассказал ТрВ-Наука о Нобелевской премии по физиологии/ медицине 2016 года. Ее обладателем стал Ёсинори Осуми (Yoshinori Ohsumi) за «открытие механизмов аутофагии». Беседовала Наталия Демина.

Евгений Кунин: «На что, действительно, надеюсь? Если совершенно кратко, то на то, что наука как целое, как движение разовьет замечательные достижения последних лет, преодолеет сегодняшний системный кризис и будет развиваться с ускорением, преобразуя, так сказать, действительность. И — в более личном плане — что это будет происходить достаточно гладко в течение следующих лет двадцати, так что, если повезет, удастся в этом принять какое-то свое, мелкое участие».