Метка: чтение

Казалось бы, на тему поисков внеземной жизни вообще и разумной в частности трудно сказать что-то новое. Поэтому вроде бы нет большого смысла читать целую новую книгу на эту тему. Однако сборник «Одиноки ли мы во Вселенной?» меня приятно удивил.

Животное, как остроумно отмечает в начале своей книги Оксана Тимофеева, — это субстантивированное прилагательное: не подлежащее, а определение. Речь идет о негативном определении человека, его «тени»…

В современном романе память никогда не бывает естественной или культурной данностью; напротив, она столь же неуловима и при этом столь же необходима, как истина. Два романа, вышедшие в последнее время, показывают, как память не только воскресает, но и продолжается после воскресения.

Книга Михаила Зыгаря о крушении Российской империи — одна из самых ожидаемых новинок этой осени. В предисловии автор предупреждает честно, что он журналист, а не историк. Метод повествования выбран свободный…

Анонс двух новых научно-популярных книг: «Люди мира. Русское научное зарубежье» под ред. Дмитрия Баюка и «Откуда взялись профессии, или На работу в глубь веков» Светланы Зернес.

К 10-летию премии «Просветитель» в издательстве «Альпина нон-фикшн» выходит книга «Люди мира: русское научное зарубежье». Главу из этой книги (в сокращенном варианте), написанную Ольгой Орловой о Сергее Шандарине, представляет редактор-составитель Дмитрий Баюк.
«Сергей Фёдорович Шандарин не был в России 17 лет Наверное, это много. За то время, что он работает физиком-теоретиком, ему приходилось совершать далекие путешествия и подолгу оставаться вдали от родины. Судьба далеко не всех знаменитых физиков была связана со столь дальними и длительными путешествиями. Исаак Ньютон никогда не бывал в путешествии более длительном, нежели из Кембриджа в Лондон. Галилео Галилей не пересекал границ современной Италии.
Но жизнь современного ученого иная…»

16 ноября 2017 года состоится юбилейная церемония вручения премии «Просветитель» за лучшую научно-популярную книгу на русском языке. В этом номере ТрВ-Наука мы продолжаем публикацию рецензий на книги, вошедшие в финал этого года, а также публикуем несколько поздравлений от просветителей в адрес премии «Просветитель».

Рецензия переводчика Любови Сумм на книгу Ивана Куриллы «История, или Прошлое в настоящем» (СПб.: Изд-во ЕУСПб) — финалиста премии «Просветитель».

Алексей Сгибнев, учитель математики в школе «Интеллектуал», и научный журналист Ирина Якутенко представили независимые рецензии на книгу Нелли Литвак и Андрея Райгородского «Кому нужна математика?» (М.: Манн, Иванов и Фербер, 2017) — финалиста премии «Просветитель».
«Понятная книга о том, как устроен цифровой мир» — заманчиво обещает подзаголовок. Математики Нелли Литвак и Андрей Райгородский попытались популярно рассказать об одной из самых труднопопуляризируемых областей науки. Получилось ли у них?

О книге Аси Казанцевой, вышедшей в финал «Просветителя», рассказывает Георгий Рюриков, сотрудник Института проблем экологии и эволюции им. А. Н. Северцова (ИПЭЭ) РАН.
В интернете кто-то неправ!» — популярный мем, отсылающий к бесплодным словесным баталиям и взятый Асей Казанцевой в качестве заголовка ее второй книги (известной у читателей также как «розовая Казанцева» — за цвет обложки). Есть такие животрепещущие темы, которые слишком многим не дают пройти мимо… И возникают постоянно, всплывают снова и снова; казалось бы — столько сказано, столько написано, можно бы уже и разобраться, но всё повторяется опять и опять…

Труды Льва Семёновича Выготского (1896–1934) хорошо известны не только в России, но и за рубежом; переведенные на множество языков, они до сих пор остаются источником вдохновения для новых поколений психологов, педагогов и лингвистов. Созданная им культурно-историческая психология едва ли не единственное направление отечественной психологии, пережившее десятилетия и не утратившее своей актуальности. В его основе лежит идея исторического развития высшей психики человека, источником которого является социальная среда, а основным средством — знаковые системы (устная и письменная речь, системы счисления и так далее). В работах разных лет Выготский пишет о том, что речь, пронизывая «первую природу», радикально изменяет ее и дает человеку возможность быть свободным, а также преобразовывать не только окружающий мир, но и самого себя.

Однажды люди научатся жить на Титане, самом крупном спутнике Сатурна. Этими словами начинается книга «За пределами Земли», написанная планетологом Амандой Хендрикс и научным журналистом Чарльзом Уолфортом. Не на Марсе, как считалось долгие годы, а именно на Титане, с его плотной атмосферой, щадящим климатом и неисчерпаемыми запасами топлива и воды, возможно создание автономной колонии. Аргументируя свою точку зрения, ученый и журналист показывают не только неизбежность и заманчивые перспективы освоения планет и спутников Солнечной системы, но и болевые точки государственного и коммерческого освоения космоса, политические, бюрократические и научные проблемы, которые препятствуют покорению иных миров. И всё же это реальная перспектива, а не фантастический сценарий, убеждены авторы и заражают своей верой читателя.

Безусловно, повесть Стругацких «Пикник на обочине» — самая «эмблемная» и всеми «растасканная». Из «Пикника» посыпались и компьютерные игрушки, и последовавший за ними цикл книг-перепевов, и названия рок-групп, и многочисленные литературные «хождения за опасными артефактами», и теперь вот-вот начнет выходить американский сериал, который ждут кто с нетерпением, кто с содроганием… Это объективно самая переводимая повесть Стругацких и самая привечаемая на Западе. Рецепт и история написания «Пикника» довольно просты, что, конечно, не лишает замысел элегантности…

Энн Тайлер (Ann Tyler, р. 1941) — современная американская писательница, автор двадцати романов и лауреат многих литературных премий. До недавнего времени я не только ничего из ее работ не читала, но даже имени ее не знала. Оказалось, напрасно: это хорошая реалистическая проза, как бы непритязательная и по форме, и по содержанию, а на самом деле искусно выстроенная и отточенная. Тайлер живет в Балтиморе; действие ее романов происходит там же. Как правило, в этих романах не происходит ничего особенного — чаще всего местом действия является дом, где живет семья, нередко несколько поколений. Соответственно, сюжет строится вокруг обычных для семьи событий — иногда они радостные, иногда драматические, но, как правило, будничные; во всяком случае, даже трагические ситуации Тайлер описывает если не как будничные, то как, увы, естественные.

Тираннозавр рекс — удивительно харизматичный хищник, как это и отмечает в начале своей книги палеонтолог Дэвид Хоун. Среднестатистический, в меру образованный Homo sapiens, если попросить его назвать какого-нибудь хищного динозавра, первым делом наверняка вспомнит именно тираннозавра. Если бы эта работа называлась не «хроники тираннозавра», а, например, «анналы трицератопсов» и была посвящена соответственно не двуногим хищникам, а трехногим травоядным, то, мне кажется, даже если бы она вышла, то только в каком-то специализированном издательстве и небольшим тиражом. С тираннозавром всё иначе.

Математик и программист Кирилл Великанов представляет вниманию читателей рецензию на книгу сопредседателя совета движения «Голос», кандидата юридических наук и кандидата биологических наук Аркадия Любарева «Избирательные системы: российский и мировой опыт» (2016).

5 октября 2016 года на пресс-конференции в Москве были объявлены короткие списки премии «Просветитель». Из 25 книг длинного списка в него вошли 8. По решению жюри Андрей Зорин, автор книги «Появление героя. Из истории русской эмоциональной культуры конца XVIII — начала XIX века», получит специальную премию «Просветитель просветителей», поэтому автор и его сочинение выводятся из конкурса.

23-24 сентября 2016 года в Санкт-Петербурге в рамках Третьего ежегодного Беляевского литературного фестиваля (Белфест-2016), организованного Беляевским фондом поддержки и развития литературы и Союзом писателей Санкт-Петербурга, прошли различного рода мероприятия, в которых участвовали писатели, журналисты, ученые из Санкт-Петербурга, Москвы и городов Ленинградской области.

15 октября Генриху Сауловичу Альтшуллеру исполнилось бы 90 лет. Он ушел из жизни 18 лет назад, но я и сегодня продолжаю задавать ему каверзные вопросы и слышу в ответ тихий иронический голос. Эти диалоги, которые я веду сам с собой, помогают думать, работать, жить…

Я читаю много и быстро, в силу чего пребываю в постоянном (увы, довольно бессистемном) поиске очередной порции пищи для ума и сердца. Так я открыла для себя американского писателя Джонатана Франзена — сначала его романы, затем эссе. Три главных романа Франзена переведены на русский — это «Поправки», «Свобода» и «Пьюрити»; на русском изданы некоторые его эссе (см. сборник «Дальний остров»). Франзен пишет в реалистической традиции; судя по ссылкам, ему особенно близка русская классика. Для понимания его прозы читателю достаточно быть просто открытым — автор обращается ко всем, кто неравнодушен и непредвзят.

Труды финского литературоведа Бена Хеллмана, доктора лингвистики и профессора Хельсинкского университета, уже давно знакомы русскому читателю. На протяжении последних лет работы исследователя многократно публиковались в сборниках серии «Studia Slavica Helsingiensia et Tartuensia», основанных на докладах совместных семинаров Хельсинкского и Тартуского университетов. Однако монография «Сказка и быль. История русской детской литературы», написанная им еще в 2013 году и недавно вышедшая в издательстве «Новое литературное обозрение», является первой крупной работой Хеллмана, переведенной на русский язык.

В этом году вышел в свет второй том академического собрания сочинений Андрея Платонова. С участниками Платоновской группы, готовившими эту книгу к изданию, — чл. -корр. РАН, зав. отделом новейшей русской литературы и литературы русского зарубежья ИМЛИ РАН Натальей Корниенко, ее коллегами Еленой Роженцевой и Еленой Антоновой — побеседовал социолог Александр Никулин.

На первый взгляд сопоставление творчества братьев Стругацких и Станислава Лема может показаться тривиальной задачей. Однако до настоящего времени оно не шло дальше указания на сходство тем и ситуаций и объяснялось влиянием Лема на Стругацких. Так, «Страну багровых туч» сравнивали с «Астронавтами», «Попытку к бегству» — с «Эдемом», «Улитку на склоне» — с «Рукописью, найденной в ванне» и т. п. Поиск параллелей — дело увлекательное, но им далеко не исчерпывается сравнение…

Мысль о том, что реальный Фаддей Венедиктович Булгарин (1789–1859) был несколько отличен от своего традиционного в школьном курсе литературы мерзкого образа предателя, труса и доносчика, посетила меня дважды. Впервые — при чтении «Смерти Вазир-Мухтара» Тынянова, где Булгарин изображен как противный человек, но ближайший друг Грибоедова. Покопавшись в «Записках и выписках» М. Л. Гаспарова, я нашла заметку, где говорилось, что в образе Булгарина Тынянов изобразил своего друга и коллегу.

В издательстве «Новое литературное обозрение» вышла книга Андрея Зорина «Появление героя» с подзаголовком «Из истории русской эмоциональной культуры конца XVIII — начала XIX века». (М., 2016). Читатель, интересы которого далеки от изучения русской культуры/литературы/истории указанного периода, из заглавия поймет лишь то, что в книге речь пойдет о допушкинской эпохе; словосочетание эмоциональная культура требует расшифровки — и в дальнейшем автор ее представит.

Книга Жана Старобинского (Jean Starobinski) «Чернила меланхолии» (L’encre de la mélancolie) вышла в Париже в 2012 году. Компания блестящих переводчиков с французского под общей редакцией Сергея Зенкина подготовила и выпустила этот труд в издательстве «НЛО».

Было бы неправильно утверждать, что в новых условиях чтение утратило ценность в нашем обществе; она остается высокой, во многом благодаря работе такого института, как школа. Но вот к категории сверхценного чтение уже не относится, и это воспринимается очень болезненно. Весьма редко приходится сталкиваться с мнением, что это процесс закономерный, естественный…

О чем думал философ античной древности? Часто сожалеют, что невозможно напрямую спросить умерших мыслителей, что они «имели в виду». Но и наоборот, для специалистов часто безмолвие ушедших, наличие текстов — вдохновляющий зарок чистоты эксперимента: выстроенные в тексте смыслы не будут нарушены случайными комментариями. <…>

В стихотворении «Не у меня, не у тебя — у них…» разворачивается полновесная триада «грамматический термин» — «термин биологический» — «термин общекультурный» (весьма близкий к нетерминологическому пласту лексики). Присутствие естественнонаучной стихии оказалось, вообще говоря, не столь очевидным даже для «первого читателя»…

В феврале стартует новый цикл научно-популярных лекций премии «Просветитель» совместно с Политехническим музеем. В течение трех месяцев по четвергам в 19:30 в культурном центре «ЗИЛ» будут проходить лекции по антропологии, астрономии, биологии, истории и другим наукам. Лекторы — авторы книг, ставшие финалистами и лауреатами премии в 2015 году.

Характерная особенность современной русскоязычной научной фантастики: ее не существует. Отдельные имена есть, литературного направления нет. Это не мое мнение, а мнение экспертов, критиков и ценителей. Хотя мой опыт их мнению не противоречит.

29 ноября 2015 года на Международной книжной ярмарке Non/fction состоялась презентация новой книги Ирины Левонтиной «О чем речь». В обсуждении книги приняли участие филологи Елена и Алексей Шмелевы, писатели Людмила Улицкая и Лев Рубинштейн и сама автор книги. Публикуем расшифровку состоявшегося мероприятия.

Имена людей, означенных в заглавии, бытуют у нас странным образом. Шкала оценок их деятельности распределена от восторгов до непонимания и кривых усмешек с оттенком неприятия. И первые и последние реакции как формы нездорового ажиотажа малоинтересны. Интересны сами тексты, способы их чтения и перечитывания.

Сегодня россияне читают существенно меньше, чем 30 лет назад, хотя и в советское время читали далеко не все. На ценностном уровне страна являлась литературоцентричной, во многом ею пока остается, а вот читательские практики уже далеки от традиционных ценностей. Анализ личных карточек российской молодежи в социальной сети «ВКонтакте» показал, что в среднем только 9% участников сети в возрасте 17–23 лет указывают на своих страницах имена любимых авторов и названия книг…

О Второй мировой войне написаны сотни тысяч книг, она обросла собственной мифологией, вокруг нее не стихают страсти и споры, а огромное количество информации, свидетельств и исторических расследований никак не помогает снять множество вопросов, пролить свет на темные места. В этом хаосе легко заблудиться. И если Первая мировая война подзабыта и кажется совсем далеким от нас событием, то Вторая мировая по-прежнему остается кровоточащей раной…

В этом отзыве отсутствуют «с одной стороны» и «с другой стороны». Он резко отрицательный и как таковой обязан быть максимально доказательным. Поэтому весь текст сводится к разбору примеров, классифицированных для удобства чтения. Классы эти, которые я называю грехами научно-популярной литературы, конечно, условны…

За последние годы просветительское движение только набирало обороты… Одним из интересных проектов в этой области стала Научно-популярная библиотека № 1. Подробнее об истории и целях проекта, итогах прошедшего года и планах мы говорим с руководителем библиотеки, Артёмом Акшинцевым.

Принято считать, что фантасты ни во что не ставят законы природы, управляющие реальным миром. Но так ли отважны и безрассудны «творцы миров» и так ли просто описать во всех подробностях мир с иным устройством (даже если в голову пришла действительно оригинальная идея)? Разбирается Максим Борисов.

Новость о возможном признании Фонда «Династия» иностранным агентом воспринимается не иначе как черный юмор.

Есть истории, о которых невозможно забыть, хотя к ним очень сложно возвращаться. Я знаю, что должен рассказать о военном конфликте, произошедшем в Таджикистане летом 2012 года. Должен, поскольку это тоже опыт работы полевого биолога…

Теперь я знаю, какая книга из длинного списка «Просветителя» больше всего понравилась соорганизатору премии Александру Гаврилову. И это была вовсе не книга о денди Ольги Вайнштейн или сентиментальное введение в микологию Юрия Дьякова...

Александра Савостьянова, пожалуй, легко представить положительным ученым в советском фильме: не пьет, не курит, помешан на науке, сутул, одет неброско.

14 марта 2014 года в Киевском доме ученых состоялась лекция астронома Владимира Сурдина, посвященная поиску жизни на других планетах.

Сейчас мы то и дело слышим о защите религиозных чувств верующих, при этом защитники чувств подчеркивают, что, мол, так было и в России, которую мы потеряли. Между тем, тут есть одна тонкость лингвистического свойства.

А у меня всё просто: сейчас уже не смогу отделить, какие знания получил на лекциях, какие — сам, а какие пришли гораздо позже окончания учебы, по ходу жизни.

Известный литературовед-русист Елена Николаевна Дрыжакова, давно живущая в США, и издательство «Пушкинский Дом» год назад опубликовали книгу «Дневник моей бабушки С.В. Дрыжаковой. 1900—1943».

Дневник братьев Гонкуров даже на западном отделении филфака МГУ не входил в список «обязательной» литературы, но, конечно, прочитать его мне следовало бы еще тогда.

Похоже, что авторы законопроекта о реформе Академии наук, изначально планировавшие завершить разгром РАН за несколько дней, сильно недооценили как самого противника, так и уровень его внешней поддержки.

В нынешнее время быстро нарастает прослойка бюрократов, в том числе корпоративных бюрократов, судейских, чиновников и всесильных сотрудников силовых структур.

Любовь Борусяк рассказывает о том, что и как читают современные школьники и студенты и имеет ли смысл проект «100 книг для старшеклассников».