Метка: Булат Окуджава

Как-то раз я насла­жда­лась спо­ром зна­то­ков, кажет­ся, на «Отве­тах Mail.ru», об уда­ре­нии в сло­ве тво­рог. Для каж­до­го из вари­ан­тов — творóг и твóрог — нашлись те, кто счи­тал имен­но его «ужас­ным и дере­вен­ским». Как извест­но, оба вари­ан­та — лите­ра­тур­ная нор­ма, и субъ­ек­тив­ность ощу­ще­ний от того или ино­го про­из­но­ше­ния здесь была осо­бен­но оче­вид­ной. Меж­ду тем ощу­ще­ния в таких слу­ча­ях почти реаль­ные, физи­че­ские…

С 1970-х годов в Москве рабо­та­ет Заоч­ная шко­ла, в кото­рой стар­ше­класс­ни­ки из раз­ных реги­о­нов стра­ны учат­ся мате­ма­ти­ке, био­ло­гии и неко­то­рым дру­гим пред­ме­там по пере­пис­ке. Одним из тех, кто сто­ял у исто­ков этой шко­лы, был Миха­ил Бори­со­вич Бер­кин­блит, сотруд­ник Инсти­ту­та про­блем пере­да­чи инфор­ма­ции РАН. В сво­их вос­по­ми­на­ни­ях он рас­ска­зы­ва­ет о том, как всё начи­на­лось.

В кон­це про­шло­го года Тро­иц­кий Дом уче­ных РАН отме­тил свое соро­ка­ле­тие. Его воз­ник­но­ве­ние очень мно­го зна­чи­ло для буду­ще­го нау­ко­гра­да.

Как-то раз я участ­во­ва­ла в теле­ви­зи­он­ной дис­кус­сии о рус­ском язы­ке. По одну сто­ро­ну бар­ри­ка­ды со мной были поэт и пуб­ли­цист Лев Рубин­штейн и мой кол­ле­га Алек­сей Шме­лев. Мы пели свою либе­раль­ную пес­ню, что язык, мол, живой орга­низм, что он прав­див и сво­бо­ден, что госу­дар­ство не долж­но осо­бен­но руко­во­дить язы­ком…