Метка: авангард

О кни­ге «Вре­мя надежд» я узна­ла из рецен­зии Оль­ги Бал­ла в авгу­стов­ском номе­ре жур­на­ла «Зна­мя». Бал­ла — вдум­чи­вый кри­тик без огляд­ки на авто­ри­те­ты и штам­пы; у меня не одна­жды была воз­мож­ность в этом убе­дить­ся. Изда­тель­ство «Новое лите­ра­тур­ное обо­зре­ние» любез­но снаб­ди­ло меня этой новой кни­гой Кизе­валь­те­ра, а заод­но и преды­ду­щей его рабо­той «Эти стран­ные семи­де­ся­тые, или Поте­ря невин­но­сти».

«Весь мир наси­лья мы раз­ру­шим до осно­ва­нья, а затем мы наш, мы новый мир постро­им…» — пели по все­му миру в нача­ле XX века. И хотя в ори­ги­на­ле эти стро­ки зву­чат по-дру­го­му, в рус­ском вари­ан­те в них слы­шит­ся архи­тек­тур­ный отте­нок. Не огра­ни­чен­ная ста­рым миром (исто­ри­ей, клас­си­че­ской тра­ди­ци­ей) архи­тек­тур­ная фан­та­зия пере­жи­ла в постре­во­лю­ци­он­ной Рос­сии бур­ный рас­свет. Резуль­та­том этой фан­та­зии стал рус­ский кон­струк­ти­визм — самый соци­аль­но-ори­ен­ти­ро­ван­ный, ради­каль­ный и уто­пич­ный стиль из всех направ­ле­ний миро­во­го архи­тек­тур­но­го аван­гар­да. Одна­ко если со сто­ро­ны тра­ди­ции все огра­ни­че­ния были сня­ты, то уйти от жест­ких рамок, кото­рые накла­ды­вал реаль­ный уро­вень раз­ви­тия стро­и­тель­ной инду­стрии того вре­ме­ни, архи­тек­то­ры не мог­ли…

Недав­но в рам­ках меж­фа­куль­тет­ско­го семи­на­ра Цен­тра биб­ле­и­сти­ки и иуда­и­ки РГГУ «Евреи и куль­ту­ра пост­мо­дер­на» про­чла лек­цию о про­ек­тах и про­ек­ци­ях рус­ско­го аван­гар­да Ната­лья Смо­лян­ская, доцент кафед­ры кино и совре­мен­но­го искус­ства факуль­те­та исто­рии искус­ства РГГУ, ассо­ци­и­ро­ван­ный иссле­до­ва­тель уни­вер­си­те­та «Париж VIII». Речь шла о худож­ни­ках-аван­гар­ди­стах, чья дея­тель­ность при­шлась на нача­ло XX века: об Эле (Лаза­ре) Лисиц­ком (1890–1941), Соло­моне Никри­тине (1898–1965) и Нау­ме Габо (Певзне­ре) (1890–1977). В сво­ем твор­че­стве они соеди­ни­ли прак­ти­ку и тео­рию, что впо­след­ствии повли­я­ло на пути раз­ви­тия искус­ства в ХХ веке.