Метка: Алексей Зыгмонт

Живот­ное, как ост­ро­ум­но отме­ча­ет в нача­ле сво­ей кни­ги Окса­на Тимо­фе­е­ва, — это суб­стан­ти­ви­ро­ван­ное при­ла­га­тель­ное: не под­ле­жа­щее, а опре­де­ле­ние. Речь идет о нега­тив­ном опре­де­ле­нии чело­ве­ка, его «тени»…

Перед нами — толь­ко что уви­дев­шая свет кни­га рели­гио­ве­да Бори­са Фали­ко­ва, извест­но­го экс­пер­та по новым рели­ги­оз­ным дви­же­ни­ям, а так­же по мно­гим дру­гим вопро­сам, свя­зан­ным с рели­ги­ей в совре­мен­ном мире. Пишет он о них мно­го и часто, — прав­да, ско­рее в пуб­ли­ци­сти­че­ском, чем в стро­го ака­де­ми­че­ском клю­че, но со зна­ни­ем дела и неиз­мен­ной иро­ни­ей. Основ­ной сюжет «Вели­чи­ны каче­ства» — эзо­те­ри­че­ские моти­вы в искус­стве и эле­мен­ты искус­ства в эзо­те­риз­ме XX века. Ино­гда автор гово­рит о вещах извест­ных, — ска­жем, о «восточ­ных» сим­па­ти­ях писа­те­лей-бит­ни­ков или инте­ре­се Сэлин­дже­ра к дзен-буд­диз­му, — но чаще вскры­ва­ет мало­из­вест­ную идей­ную подо­пле­ку твор­че­ства тех, за кото­ры­ми обыч­ный чита­тель ниче­го тако­го не подо­зре­ва­ет: о вли­я­нии тео­со­фии на Кан­дин­ско­го, уче­ния Гур­джи­е­ва на Ежи Гро­тов­ско­го и Пите­ра Бру­ка, об оккульт­ных увле­че­ни­ях дада­и­стов, футу­ри­стов, сюр­ре­а­ли­стов и т. д. Эта кни­га — хоро­ший при­мер тек­ста, родив­ше­го­ся в резуль­та­те удач­ной встре­чи науч­ных позна­ний авто­ра с его лич­ны­ми увле­че­ни­я­ми: так про­ис­хо­дит, когда чело­век, зна­ю­щий и любя­щий театр, лите­ра­ту­ру или живо­пись, начи­на­ет видеть в них то, чего не видят дру­гие…

«Свя­той Павел» — новая кни­га бри­тан­ской иссле­до­ва­тель­ни­цы рели­гии Карен Арм­стронг, дошед­шая до нас спу­стя менее чем год после пуб­ли­ка­ции ори­ги­на­ла. Вос­тре­бо­ван­ность в нашей стране ее работ и как след­ствие их быст­рая пере­во­ди­мость пред­став­ля­ют­ся обу­слов­лен­ны­ми не столь­ко их науч­ной новиз­ной, про­во­ка­тив­ны­ми тези­са­ми или бле­стя­щим сло­гом, сколь­ко тем, насколь­ко хоро­шо они укла­ды­ва­ют­ся в нью­эй­д­жев­скую мат­ри­цу созна­ния мас­со­во­го чита­те­ля и согла­су­ют­ся с поли­ти­че­ской повест­кой дня в смыс­ле сегре­га­ции «пло­хих» идей, ксе­но­фо­бии или тер­ро­риз­ма от «хоро­шей» рели­гии.

В 2016 году испол­ня­ет­ся 15 лет с тра­ге­дии 11 сен­тяб­ря. С тех пор тер­ро­ризм изме­нил­ся и пред­стал, с одной сто­ро­ны, ква­зи­го­су­дар­ством, а с дру­гой — тер­ак­та­ми оди­но­чек, при­ся­га­ю­щих ему на вер­ность. Это явле­ние актив­но обсуж­да­ют СМИ, госу­дар­ствен­ные мужи и ака­де­ми­че­ское сооб­ще­ство. В свя­зи с этим пере­из­да­ние под одной облож­кой двух работ Жана Бодрий­я­ра (1929–2007) «Дух тер­ро­риз­ма» и «Вой­ны в Зали­ве не было» пред­став­ля­ет­ся не слу­чай­ным…

Даже сего­дня, при всей доступ­но­сти пси­хи­ат­рии и пси­хо­те­ра­пии, депрес­сия оста­ет­ся для нас явле­ни­ем сакраль­ным — в том смыс­ле, в каком в арха­ич­ных куль­ту­рах тако­вы­ми счи­та­лись тру­пы, чере­па или могиль­щи­ки. В мас­со­вой куль­ту­ре «жиз­ни на пози­ти­ве» печаль­но­го чело­ве­ка зача­стую счи­та­ют зараз­ным и ста­ра­ют­ся обхо­дить сто­ро­ной. Кор­ни этой инту­и­ции, как мы пола­га­ем, мож­но най­ти в иудео-хри­сти­ан­ской и антич­ной рели­ги­оз­ной куль­ту­ре. В этом эссе мы хоте­ли бы обсу­дить совер­шен­но слу­чай­но заме­чен­ное нами диа­лек­ти­че­ское дви­же­ние, кото­рое про­шла идея небы­то­вой душев­ной тос­ки в исто­рии иуда­из­ма и хри­сти­ан­ства за более чем две тыся­чи лет сво­е­го раз­ви­тия.

В ТрВ-Нау­ка уже пуб­ли­ко­вал­ся крат­кий очерк жиз­ни и твор­че­ства фран­цуз­ско­го фило­ло­га, антро­по­ло­га и, назы­вая вещи сво­и­ми име­на­ми, сво­бод­но­го фило­со­фа Рене Жира­ра. Там рас­кры­ва­ет­ся суть клю­че­вых для пони­ма­ния мыс­ли Жира­ра тер­ми­нов: миме­сис, учре­ди­тель­ное убий­ство, жерт­вен­ный кри­зис, козел отпу­ще­ния. Про­дол­же­ние темы — отзыв на недав­но вышед­ший пере­вод одной из основ­ных книг мыс­ли­те­ля.

У всех нас быва­ют так назы­ва­е­мые про­бле­мы с род­ствен­ни­ка­ми… Накал стра­стей, сопро­вож­да­ю­щий семей­ные кон­флик­ты, ино­гда дости­га­ет мас­шта­бов эпо­са даже и в нашей жиз­ни; теперь пред­ставь­те себе, насколь­ко слож­нее всё долж­но быть у тех, кто по тем или иным при­чи­нам решил­ся порвать с тра­ди­ци­ей пред­ков и про­воз­гла­сить новое уче­ние, став, ино­гда неволь­но, осно­ва­те­лем новой рели­гии.

4 нояб­ря на 92-м году жиз­ни поки­нул наш мир Рене Жирар, извест­ней­ший антро­по­лог и фило­соф, один из «бес­смерт­ных» Фран­цуз­ской ака­де­мии, professor emeritus Стэн­форд­ско­го уни­вер­си­те­та. Посвя­ща­ем этот мате­ри­ал его свет­лой памя­ти.