Метка: Алексей Левин

В инте­рес­ной ста­тье А. Леви­на «Эмми Нётер и ее тео­ре­ма», содер­жит­ся одна ошиб­ка. В ста­тье гово­рит­ся: счи­та­ет­ся, что, выбрав локаль­но-инер­ци­о­наль­ную систе­му коор­ди­нат (где рав­ны нулю так назы­ва­е­мые коэф­фи­ци­ен­ты Кри­сто­фе­ля), мож­но в бес­ко­неч­но малой обла­сти про­стран­ства пол­но­стью исклю­чить гра­ви­та­ци­он­ное поле. В дей­стви­тель­но­сти это ошиб­ка. Гра­ви­та­ци­он­ное поле, созда­ва­е­мое гра­ви­та­ци­он­ны­ми тела­ми, име­ет кри­виз­ну, кото­рая харак­те­ри­зу­ет­ся тен­зо­ром кри­виз­ны.

33-лет­няя Эмми Нётер при­е­ха­ла в Гёт­тин­ген вес­ной 1915 года по при­гла­ше­нию вели­ких мате­ма­ти­ков Фелик­са Клей­на и Дави­да Гиль­бер­та. Через несколь­ко меся­цев там про­изо­шли собы­тия, став­шие пре­лю­ди­ей к ее пер­вой вели­кой рабо­те. Летом Аль­берт Эйн­штейн озна­ко­мил гёт­тин­ген­ских кол­лег с основ­ны­ми иде­я­ми сво­ей уже близ­кой к завер­ше­нию тео­рии гра­ви­та­ции…

Новые мето­ды полу­че­ния инфор­ма­ции о кос­ми­че­ских собы­ти­ях меня­ют соци­аль­ную струк­ту­ру нау­ки о Все­лен­ной. Подоб­ные сдви­ги вли­я­ют и на харак­тер науч­ных инсти­ту­тов, и на ком­му­ни­ка­цию чле­нов науч­ных сооб­ществ. Эту тен­ден­цию лег­ко про­ил­лю­стри­ро­вать на при­ме­ре эво­лю­ции откры­тых элек­трон­ных хра­ни­лищ науч­ных ста­тей…

С осе­ни 2015 года аме­ри­кан­ский двой­ной детек­тор волн тяго­те­ния Advanced LIGO вме­сте с млад­шим ита­льян­ским парт­не­ром VIRGO отло­ви­ли гра­ви­та­ци­он­ные сле­ды встре­чи чер­ных дыр. Прав­да, гра­ви­та­ци­он­ный след фина­ла это­го ката­клиз­ма пой­мать не уда­лось…

Новые нау­ки ред­ко воз­ни­ка­ют прак­ти­че­ски в одно­ча­сье, как Афи­на из голо­вы Зев­са. Одна­ко сто лет назад нечто подоб­ное име­ло место. Имен­но так появи­лась на свет одна из самых дина­мич­ных и пер­спек­тив­ных наук наше­го вре­ме­ни — физи­че­ская кос­мо­ло­гия. В 1916 году Аль­берт Эйн­штейн напи­сал четы­ре ста­тьи с деталь­ным изло­же­ни­ем общей тео­рии отно­си­тель­но­сти, после чего при­ме­нил ее для моде­ли­ро­ва­ния Все­лен­ной. Свои резуль­та­ты он пред­ста­вил в ста­тье Kosmologische Betrachtungen zur Allgemeinen Relativitätstheorie, Preussische Akademie der Wissenschaften, Sitzungsberichte, 1917 (part 1), 142–152, отправ­лен­ной в печать 8 фев­ра­ля 1917 года. В этой рабо­те он смо­де­ли­ро­вал Все­лен­ную в виде ста­тич­но­го трех­мер­но­го неев­кли­до­ва про­стран­ства поло­жи­тель­ной кри­виз­ны, запол­нен­но­го непо­движ­ной мате­ри­ей посто­ян­ной плот­но­сти. В осно­ву сво­ей моде­ли Эйн­штейн поло­жил ряд допу­ще­ний, кото­рые в целом соот­вет­ство­ва­ли аст­ро­но­ми­че­ской пара­диг­ме того вре­ме­ни. Она вполне поз­во­ля­ла пред­по­ло­жить (так и сде­лал Эйн­штейн), что свой­ства Все­лен­ной не изме­ня­ют­ся со вре­ме­нем. Он так­же посту­ли­ро­вал, что в кос­мо­се нет ни выде­лен­ных мест, ни выде­лен­ных направ­ле­ний, а гра­ви­ти­ру­ю­щая мате­рия в сред­нем рав­но­мер­но рас­пре­де­ле­на по Все­лен­ной.

Спо­ры о том, что такое нау­ка и когда, как, где и поче­му она воз­ник­ла, ведут­ся дав­но и вряд ли закон­чат­ся в обо­зри­мой пер­спек­ти­ве. Как бы ни отно­сить­ся к этим дис­кус­си­ям, нель­зя не при­знать, что инсти­ту­ци­о­на­ли­за­ция нау­ки, кото­рая обес­пе­чи­ла ее непре­рыв­ное и про­грес­сив­ное раз­ви­тие вплоть до наших дней, дей­стви­тель­но име­ла место в сере­дине назван­ной эпо­хи, то есть в XVII веке. Ста­нов­ле­ние этой инсти­ту­ци­о­на­ли­за­ции обыч­но назы­ва­ют Науч­ной Рево­лю­ци­ей.

В кон­це фев­ра­ля появи­лась важ­ная аст­ро­но­ми­че­ская новость: впер­вые уда­лось опре­де­лить место рож­де­ния так назы­ва­е­мых быст­рых радио­всплес­ков. Само собы­тие FRB 150418 (как сле­ду­ет из его обо­зна­че­ния) наблю­да­лось в апре­ле про­шло­го года. Пред­ла­га­ем ваше­му вни­ма­нию исто­ри­че­ский экс­курс Алек­сея Леви­на на эту тему.

В ста­тье «Карл Шварц­шильд: аст­ро­но­мия, артил­ле­рия, чер­ные дыры» гово­ри­лось о том, что Шварц­шильд не выдви­гал гипо­те­зы чер­ных дыр, но, бес­спор­но, про­ло­жил к ней доро­гу. Теперь рас­сказ пой­дет о двух рабо­тах уче­ных не мень­ше­го мас­шта­ба, в кото­рых неред­ко усмат­ри­ва­ют пер­вые пред­по­ло­же­ния о суще­ство­ва­нии этих экс­тре­маль­ных объ­ек­тов.

Эпо­халь­ное откры­тие сде­ла­ли чле­ны меж­ду­на­род­ной кол­ла­бо­ра­ции LIGO, объ­еди­ня­ю­щей более тыся­чи уче­ных из пят­на­дца­ти стран. Этот про­ект был пред­ло­жен в 1980-е годы Кипом Тор­ном, Рональ­дом Дре­ве­ром и Рей­не­ром Вейс­сом. Откры­тие гра­ви­та­ци­он­ных волн про­изо­шло почти что ров­но через сто лет после пуб­ли­ка­ции ста­тьи Аль­бер­та Эйн­штей­на, где было пред­ска­за­но их суще­ство­ва­ние.

Сто лет назад Карл Шварц­шильд, 42-лет­ний дирек­тор Аст­ро­фи­зи­че­ской обсер­ва­то­рии в Потс­да­ме и артил­ле­рий­ский офи­цер гер­ман­ской армии, во фрон­то­вом гос­пи­та­ле в Рос­сии сде­лал важ­ные вычис­ле­ния и бла­го­да­ря Аль­бер­ту Эйн­штей­ну опуб­ли­ко­вал две ста­тьи, про­ло­жив­шие путь к созда­нию тео­рии чер­ных дыр. Алек­сей Левин про­чел судь­бо­нос­ные тек­сты в ори­ги­на­ле и решил поде­лить­ся выво­да­ми с чита­те­ля­ми ТрВ-Нау­ка.

70 лет назад Джордж Гамов, про­фес­сор тео­ре­ти­че­ской физи­ки, заду­мал­ся над про­ис­хож­де­ни­ем хими­че­ских эле­мен­тов. Эту зада­чу пыта­лись решить и рань­ше, одна­ко Гамов пер­вым свя­зал ее с нерав­но­вес­ны­ми про­цес­са­ми, кото­рые, пред­по­ло­жи­тель­но, име­ли место на самой ран­ней ста­дии суще­ство­ва­ния Все­лен­ной.

Новость о воз­мож­ном при­зна­нии Фон­да «Дина­стия» ино­стран­ным аген­том вос­при­ни­ма­ет­ся не ина­че как чер­ный юмор.

5 фев­ра­ля ЕКА обна­ро­до­ва­ло обшир­ный мас­сив мате­ри­а­лов, осно­ван­ных на обра­бот­ке и ана­ли­зе дан­ных, собран­ных аппа­ра­ту­рой кос­ми­че­ской обсер­ва­то­рии «Планк». Про­фес­сор физи­ки Прин­стон­ско­го уни­вер­си­те­та Лай­ман Пейдж в бесе­де с науч­ным жур­на­ли­стом из Вашинг­то­на Алек­се­ем Леви­ным про­ком­мен­ти­ро­вал этот новый транш план­ков­ской инфор­ма­ции.

Пре­мия 2014 года по физи­ке при­суж­де­на «за изоб­ре­те­ние эффек­тив­ных голу­бых све­то­из­лу­ча­ю­щих дио­дов…». Пре­мии удо­сто­и­лись япон­ские физи­ки Иса­му Ака­са­ки и Хиро­си Ама­но из Нагой­ско­го уни­вер­си­те­та, а так­же Сюд­зи Нака­му­ра…

В про­шлом году Питер Хиггс и Фран­с­уа Энглер полу­чи­ли Нобе­лев­скую пре­мию по физи­ке за тео­ре­ти­че­ские иссле­до­ва­ния, «спо­соб­ству­ю­щие пони­ма­нию при­ро­ды мас­сы суб­атом­ных частиц».

В Москве, Санкт-Петер­бур­ге и Архан­гель­ске широ­ко отме­ча­ют 300-летие со дня рож­де­ния Миха­и­лы Васи­лье­ви­ча Ломо­но­со­ва. При этом спо­ры о соб­ствен­но науч­ных заслу­гах «наше­го все­го» не ути­ха­ют.

Лео­нид Мар­го­лис – при­знан­ный авто­ри­тет в обла­сти фун­да­мен­таль­ных иссле­до­ва­ний ВИЧ. Пово­дом к интер­вью послу­жи­ла сен­са­ци­он­ная ста­тья, опуб­ли­ко­ван­ная в The New York Times.

Аме­ри­кан­ские аст­ро­но­мы сооб­щи­ли об откры­тии пла­не­ты с дву­мя солн­ца­ми. Ее нашел орби­таль­ный теле­скоп NASA «Кеплер» (Kepler), запу­щен­ный в 2009 г. для фото­мет­ри­че­ско­го поис­ка вне­сол­неч­ных пла­нет.

7 мая 1911 г. Эрнест Резер­форд пред­ста­вил на сес­сии Ман­че­стер­ско­го лите­ра­тур­но-фило­соф­ско­го обще­ства пла­не­тар­ную модель ато­ма, кото­рая ста­ла осно­вой совре­мен­ной тео­рии стро­е­ния веще­ства.

Меж­ду­на­род­ная груп­па аст­ро­но­мов сооб­щи­ла об откры­тии пер­во­го ква­за­ра, у кото­ро­го крас­ное сме­ще­ние спек­траль­ных линий боль­ше семи.

Соглас­но тео­рии Боль­шо­го взры­ва, у нашей Все­лен­ной есть вполне кон­крет­ный воз­раст, кото­рый сей­час оце­ни­ва­ют в 13,7 млрд лет. Доволь­но мало для тако­го зна­чи­тель­но­го объ­ек­та, как Все­лен­ная, не прав­да ли?

Ита­льян­ские физи­ки опре­де­ли­лись с местом стро­и­тель­ства ново­го уско­ри­те­ля на встреч­ных пуч­ках, пред­на­зна­чен­но­го для про­из­вод­ства В-мезо­нов, D-мезо­нов и тау-леп­то­нов.

Аст­ро­фи­зи­ки из Гавай­ско­го уни­вер­си­те­та, Йеля, Мичи­ган­ско­го уни­вер­си­те­та и Уни­вер­си­те­та Рат­гер­са впер­вые обна­ру­жи­ли сле­ды мно­же­ства чер­ных дыр, воз­ник­ших в тече­ние пер­во­го мил­ли­ар­да лет после Боль­шо­го взры­ва.

Радио­связь как успеш­ное ком­мер­че­ское пред­при­я­тие была заду­ма­на и осу­ществ­ле­на бла­го­да­ря уси­ли­ям моло­до­го ита­льян­ца, не имев­ше­го не толь­ко ака­де­ми­че­ских сте­пе­ней, но даже школь­но­го атте­ста­та.

Сакра­мен­таль­ный вопрос «Кто изоб­рел радио?» про­сто не име­ет одно­знач­но­го отве­та. К созда­нию устройств для бес­про­вод­ной пере­да­чи сооб­ще­ний с помо­щью элек­тро­маг­нит­ных волн при­ло­жи­ли руку не мень­ше дюжи­ны уни­вер­си­тет­ских про­фес­со­ров и тех­на­рей-само­учек.