Метка: #217

В сен­тяб­ре это­го года при­ня­то реше­ние о созда­нии физи­че­ско­го факуль­те­та Выс­шей шко­лы эко­но­ми­ки. Ини­ци­а­то­ра­ми и лиде­ра­ми про­ек­та ста­ли сотруд­ни­ки Инсти­ту­та тео­р­фи­зи­ки им. Лан­дау Инсти­ту­та физи­ки твер­до­го тела и Физ­про­бле­мы им. Капи­цы. Пуб­ли­ку­ем интер­вью с одним из ини­ци­а­то­ров созда­ния факуль­те­та Миха­и­лом Фей­гель­ма­ном, зам. дирек­то­ра Инсти­ту­та Лан­дау. Вопро­сы зада­вал Борис Штерн. В интер­вью упо­мя­ну­ты мно­гие, но дале­ко не все буду­щие лек­то­ры уни­вер­си­те­та и люди, участ­ву­ю­щие в его созда­нии.

Этот юби­лей совер­шен­но никто не заме­тил, и дело не в том, что он не очень круг­лый, и не в том, что нет кон­крет­ной даты, и даже не в спор­но­сти само­го собы­тия. Про­сто неко­му отме­тить. Меж­ду тем 25 лет назад в Рос­сии нача­лась инсти­ту­ци­о­на­ли­за­ция поли­то­ло­гии как учеб­ной и ака­де­ми­че­ской дис­ци­пли­ны… Само сло­во «поли­то­ло­гия», ранее обыч­но упо­треб­ляв­ше­е­ся в соче­та­нии с при­ла­га­тель­ным «бур­жу­аз­ная» (и с под­ра­зу­ме­ва­е­мым смыс­лом «лже­на­у­ка»), при­об­ре­ло новое зна­че­ние, вой­дя в круг стан­дарт­ных наиме­но­ва­ний учеб­ных дис­ци­плин.

Пер­вые кон­так­ты меж­ду Рос­си­ей и Аме­ри­кой нача­лись в 1698 году, когда Пётр I встре­чал­ся в Лон­доне с осно­ва­те­лем бри­тан­ской коло­нии в Новом Све­те Уилья­мом Пен­ном. С тех пор стра­ны дол­гое вре­мя были союз­ни­ка­ми и не раз помо­га­ли друг дру­гу в кри­ти­че­ских ситу­а­ци­ях… Какие исто­ри­че­ские собы­тия повли­я­ли на отно­ше­ния меж­ду Аме­ри­кой и Рос­си­ей? Об этом в пере­да­че «Гам­бург­ский счет» на Обще­ствен­ном теле­ви­де­нии Рос­сии Оль­га Орло­ва бесе­ду­ет с про­фес­со­ром Евро­пей­ско­го уни­вер­си­те­та в Санкт-Петер­бур­ге, док­то­ром исто­ри­че­ских наук Ива­ном Курил­лой.

Сайт «Ново­сти сибир­ской нау­ки» (www.sib-science.info/ru) — новый про­ект, запу­щен­ный Госу­дар­ствен­ной пуб­лич­ной науч­но-тех­ни­че­ской биб­лио­те­кой Сибир­ско­го отде­ле­ния Рос­сий­ской ака­де­мии наук (ГПНТБ СО РАН). Мысль о его созда­нии дав­но зре­ла в Пре­зи­ди­у­ме СО РАН (наравне с «Дай­дже­стом прес­сы по про­бле­мам рос­сий­ской нау­ки»), одна­ко лишь в теку­щем году он начал актив­но функ­ци­о­ни­ро­вать: сна­ча­ла зара­бо­тал в тесто­вом режи­ме, затем наби­рал обо­ро­ты, посте­пен­но совер­шен­ству­ясь, рас­ши­ря­ясь, ста­но­вясь всё более вос­тре­бо­ван­ным.

Вслед за зна­ме­ни­ты­ми совет­ски­ми жур­на­ли­ста­ми Иль­фом и Пет­ро­вым Ста­лин послал в США в 1936 году и заме­ча­тель­но­го боль­ше­вист­ско­го лиде­ра, сво­е­го при­я­те­ля-еди­но­мыш­лен­ни­ка, нар­ко­ма пище­вой про­мыш­лен­но­сти СССР Ана­ста­са Ива­но­ви­ча Мико­я­на. Перед Мико­я­ном была постав­ле­на зада­ча изу­чить новей­шие дости­же­ния пище­вой инду­стрии США и внед­рить аме­ри­кан­ский опыт в пище­вую про­мыш­лен­ность СССР. Тем более что в сере­дине 1930-х годов СССР при­сту­пил к осно­ва­тель­ной рекон­струк­ции сель­ско­хо­зяй­ствен­ной пере­ра­бот­ки и пище­вой тор­гов­ли. Как сето­вал Мико­ян, в то вре­мя СССР имел не столь­ко пище­вую про­мыш­лен­ность, сколь­ко пище­вой про­мы­сел, достав­ший­ся от ста­рой Рос­сии.

Невоз­мож­но сми­рить­ся с мыс­лью о том, что от нас ушел Лео­нид Вени­а­ми­но­вич Кел­дыш. Он был вели­ким физи­ком, выда­ю­щей­ся лич­но­стью и заме­ча­тель­ным чело­ве­ком. Идеи и резуль­та­ты Л. В. сфор­ми­ро­ва­ли целые обла­сти физи­ки, его имя носят эффек­ты, фор­му­лы, тео­рии, состав­ля­ю­щие осно­ву мно­гих направ­ле­ний физи­ки кон­ден­си­ро­ван­но­го состо­я­ния, кван­то­вой тео­рии нерав­но­вес­ных про­цес­сов, нели­ней­ной опти­ки. Это кон­цеп­ция «неупру­го­го» тун­не­ли­ро­ва­ния в полу­про­вод­ни­ках и тео­рия иони­за­ции в силь­ном элек­тро­маг­нит­ном поле — прин­цип рабо­ты дио­да Эса­ки и эффект Фран­ца — Кел­ды­ша…

C Лео­ни­дом Вени­а­ми­но­ви­чем Кел­ды­шем я не был зна­ком и толь­ко один-един­ствен­ный раз при­сут­ство­вал на его выступ­ле­нии, кото­рое, одна­ко, очень силь­но повли­я­ло на мои взгля­ды. Мне кажет­ся, будет умест­ным про­ци­ти­ро­вать сей­час это выступ­ле­ние Л. В. Кел­ды­ша на Кон­фе­рен­ции уче­ных науч­ных учре­жде­ний РАН (рас­ши­рен­ном Общем собра­нии) 10 декаб­ря 1991 года, то есть почти ров­но 25 лет назад.

У каж­до­го веще­ства — неор­га­ни­че­ско­го или орга­ни­че­ско­го — долж­но быть свое назва­ние. Ина­че ни хими­ки, ни обыч­ные люди, даже гово­ря­щие на одном язы­ке, не будут пони­мать друг дру­га. Для это­го и слу­жит чет­ко уста­нов­лен­ная меж­ду­на­род­ная номен­кла­ту­ра неор­га­ни­че­ских и орга­ни­че­ских веществ (на латы­ни nomenclatura — назы­ва­ние имен). Но так было не все­гда. Еще менее 300 лет назад в этом вопро­се был пол­ный про­из­вол, иду­щий с алхи­ми­че­ских вре­мен…

К дол­го­жи­те­лям, пере­шаг­нув­шим сто­лет­ний рубеж, в наши дни уже при­вык­ли. Да и в про­шлом они встре­ча­лись. В исто­рию вошел англий­ский кре­стья­нин Томас Парр (1483–1635). Он два­жды женил­ся, в 80 лет и в 122 года, имел детей. Год рож­де­ния Пар­ра, как и мно­гих дру­гих дол­го­жи­те­лей, доку­мен­таль­но не под­твер­жден, и офи­ци­аль­но самой ста­рой житель­ни­цей пла­не­ты счи­та­ют фран­цу­жен­ку Жан­ну Каль­ман, скон­чав­шу­ю­ся в 1997 году в воз­расте 122 лет. Воз­раст почтен­ный, что и гово­рить. Но пре­дел ли это? И суще­ству­ет ли вооб­ще этот пре­дел?

XI Мос­ков­ский фести­валь нау­ки при­над­ле­жит к чис­лу самых мас­штаб­ных про­ек­тов в обла­сти попу­ля­ри­за­ции нау­ки. Про­во­дит­ся Мино­бр­на­у­ки, пра­ви­тель­ством Моск­вы и МГУ име­ни Ломо­но­со­ва. Сто­лич­ный этап про­шел 7–9 октяб­ря. Свы­ше 840 тыс. чело­век, от дошколь­ни­ков до людей само­го почтен­но­го воз­рас­та, посе­ти­ли интер­ак­тив­ные выстав­ки, лек­ции, экс­кур­сии, мастер-клас­сы, кон­кур­сы и науч­ные шоу-про­грам­мы. Цен­траль­ны­ми пло­щад­ка­ми фести­ва­ля ста­ли Фун­да­мен­таль­ная биб­лио­те­ка и Шува­лов­ский кор­пус МГУ, а так­же ЦВК «Экс­по­центр» на Крас­ной Пресне.

23 сен­тяб­ря в Санкт-Петер­бур­ге про­шли Вто­рые науч­но-лите­ра­тур­ные чте­ния име­ни Алек­сандра Беля­е­ва и были вру­че­ны пре­мии име­ни Беля­е­ва за луч­шие науч­но-попу­ляр­ные пуб­ли­ка­ции 2015 года. Читая в каче­стве чле­на жюри номи­ни­ро­ван­ные на Беля­ев­скую пре­мию про­из­ве­де­ния, я полу­чил огром­ное удо­воль­ствие: по-мое­му, все кни­ги, ста­тьи и про­чие пуб­ли­ка­ции были достой­ны награ­ды! Пора­до­ва­ли и тира­жи: если несколь­ко лет назад науч­но-попу­ляр­ные кни­ги в Рос­сии выхо­ди­ли скром­ны­ми тира­жа­ми 300– 500 экзем­пля­ров, то сей­час сред­ний тираж достиг 3–4 тысяч.

В исто­рии нау­ки есть нема­ло невос­пе­тых геро­ев, людей, кото­рые, сде­лав очень мно­гое, оста­лись в тени зна­ме­ни­тых совре­мен­ни­ков. В луч­шем слу­чае их упо­ми­на­ют в снос­ках науч­ных ста­тей. Одним из них был Мил­тон Хью­ма­сон (Milton La Salle Humason, 1891–1972).

Долж­на при­знать­ся, что до недав­не­го вре­ме­ни я не зна­ла ни работ Робе­ра Кам­пе­на, ни даже его име­ни. Я так­же не заду­мы­ва­лась о том, поче­му сре­ди работ худож­ни­ков Ран­не­го Воз­рож­де­ния — осо­бен­но Север­но­го — так мно­го кар­тин не име­ют автор­ской под­пи­си. О Кам­пене и об атри­бу­ции его кар­тин ведут­ся мно­го­лет­ние спо­ры. Они свя­за­ны не толь­ко с тем, что в его вре­мя про­из­ве­де­ние с необ­хо­ди­мо­стью сопро­вож­да­лось преж­де все­го сви­де­тель­ством о мастер­ской, где оно было испол­не­но, а не под­пи­сью авто­ра в совре­мен­ном смыс­ле это­го сло­ва.

Каза­лось бы, отгре­ме­ли выбо­ры — что в США, что в нашу Думу, что в нашу Ака­де­мию, — отшу­ме­ли выбор­ные стра­сти, пора бы всем успо­ко­ить­ся и занять­ся сво­им делом. Депу­та­там — запре­щать Интер­нет, доби­вать пятую колон­ну и гото­вить­ся к выбо­рам пре­зи­ден­та Рос­сии. Ака­де­ми­кам — гото­вить докла­ды о науч­ных дости­же­ни­ях, бороть­ся с ФАНО за кон­троль над финан­со­вы­ми пото­ка­ми и гото­вить­ся к выбо­рам пре­зи­ден­та Ака­де­мии. И все заня­ты сво­им делом, всё спо­кой­но. Но бла­гост­но­сти не скла­ды­ва­ет­ся. Воз­ни­ка­ют какие-то непо­нят­ные пер­тур­ба­ции… Вот извест­ный жур­на­лист, теле­ве­ду­щий, актер и обще­ствен­ный дея­тель Вла­ди­мир Соло­вьёв, уве­ряя в сво­ем совер­шен­ней­шем почте­нии к Ака­де­мии и ака­де­ми­кам, рас­кри­ти­ко­вал их в пух и прах…

На про­шед­шей неде­ле всю рос­сий­скую элек­трон­ную и бумаж­ную прес­су обо­шел так назы­ва­е­мый EmDrive — оче­ред­ная, дав­няя выдум­ка фри­ков, род­ствен­ная оте­че­ствен­ной «гра­ви­ца­пе». Фрик в дан­ном кон­тек­сте — нис­про­вер­га­тель фун­да­мен­таль­ных зако­нов, изоб­ре­та­тель чудес­ных меха­низ­мов и все­объ­ем­лю­щих тео­рий. Их доволь­но мно­го вез­де. Дан­ный аппа­рат пре­тен­ду­ет на то, что может созда­вать тягу в нару­ше­ние зако­на сохра­не­ния импуль­са, и пред­ла­га­ет­ся для исполь­зо­ва­ния в кос­мо­се… Как же слу­чи­лось, что этот бред друж­но под­хва­ти­ли рос­сий­ские СМИ? Не толь­ко «Лента.ру» или РИА, но и ува­жа­е­мые мной «Неза­ви­си­мая газе­та» и «N+1»…

Недав­но, пято­го нояб­ря, в теле­шоу «Кто хочет стать мил­ли­о­не­ром?» на Пер­вом кана­ле был задан такой вопрос (10 мин. 20 сек. от нача­ла, сто­и­мость вопро­са — 100 000 руб.): «Пло­ща­ди каких двух фигур ни при каких раз­ме­рах не могут быть в точ­но­сти рав­ны?» Вари­ан­ты отве­та: А: кру­га и квад­ра­та; В: тре­уголь­ни­ка и ром­ба; С: тра­пе­ции и парал­ле­ло­грам­ма; D: пря­мо­уголь­ни­ка и пяти­уголь­ни­ка. После раз­ду­мий, обсуж­де­ний и взя­тий двух под­ска­зок игро­ки выбра­ли «вер­ный» ответ. Им ока­зал­ся ответ А. Веду­щим было дано (на 14 мин. 20 сек.) и обос­но­ва­ние вер­но­сти это­го отве­та: «…квад­ра­ту­ра кру­га… π — чис­ло ирра­ци­о­наль­ное…»