Метка: № 200: Мечты

С при­хо­дом вес­ны, нака­нуне оче­ред­но­го дня рож­де­ния нашей газе­ты, кото­рый всё про­грес­сив­ное чело­ве­че­ство отме­ча­ет 1 апре­ля, мы попро­си­ли наших авто­ров рас­ска­зать, о чем они меч­та­ют.

Рос­сий­ская дей­стви­тель­ность не созда­ла язы­ка для раз­го­во­ра о поли­ти­че­ском; уни­вер­саль­ный язык, при­ня­тый в боль­шин­стве стран, ока­зал­ся очень быст­ро дис­кре­ди­ти­ро­ван; поли­ти­че­ские тер­ми­ны поте­ря­ли свое зна­че­ние мно­го лет назад. Либе­ра­лы и демо­кра­ты, ком­му­низм и наци­о­на­лизм, пар­ла­мент и выбо­ры, аннек­сия и рефе­рен­дум — все эти сло­ва в Рос­сии озна­ча­ют не совсем то, что на Запа­де, или даже совсем не то, или же не озна­ча­ют уже ниче­го опре­де­лен­но­го.

Мари­на Аст­ва­ца­ту­рян, веду­щий руб­ри­ки в газе­те науч­но­го сооб­ще­ства «Поиск» и науч­ный обо­зре­ва­тель радио­стан­ции «Эхо Моск­вы» делит­ся мыс­ля­ми о науч­ной жур­на­ли­сти­ке.

На вопрос ТрВ-Нау­ка «О чем Вы меч­та­е­те как чело­век и про­све­ти­тель?» отве­ча­ет науч­ный жур­на­лист, созда­тель и редак­тор сай­та «Антропогенез.ру», автор кни­ги «Мифы об эво­лю­ции чело­ве­ка», фина­лист пре­мии «Про­све­ти­тель» Алек­сандр Соко­лов.

На вопро­сы ТрВ-Нау­ка отве­ча­ет Иван Собо­лев, веду­щий кон­струк­тор ООО «НПП Дау­рия», вне­штат­ный кор­ре­спон­дент жур­на­ла «Ново­сти кос­мо­нав­ти­ки».

Искан­дер Яса­ве­ев, социо­лог, ст. науч. сотр. Цен­тра моло­деж­ных иссле­до­ва­ний НИУ «Выс­шая шко­ла эко­но­ми­ки» (Санкт-Петер­бург): «В тече­ние послед­не­го года я несколь­ко раз ока­зы­вал­ся участ­ни­ком ситу­а­ций, в кото­рых систе­ма вла­сти пол­но­стью под­чи­ня­ла себе людей, застав­ляя их нару­шать нор­мы, закры­вать гла­за на эти нару­ше­ния, изво­ра­чи­вать­ся, обма­ны­вать и при этом вос­при­ни­мать про­ис­хо­дя­щее как нечто есте­ствен­ное».

Павел Чебо­та­рев, зав. лабо­ра­то­ри­ей Инсти­ту­та про­блем управ­ле­ния РАН делит­ся с чита­те­ля­ми сво­и­ми меч­та­ми.

Юлия Чер­ная, науч­ный жур­на­лист, веду­щая науч­но­го кафе «Эври­ка» (Ново­си­бирск) рас­ска­за­ла, о чем меч­та­ет.

Алек­сей Сгиб­нев, учи­тель мате­ма­ти­ки шко­лы «Интел­лек­ту­ал» пове­дал о сво­ем отно­ше­нии к рабо­те в шко­ле.

Ана­то­лий Вер­шик, гл. науч. сотр. Санкт-Петер­бург­ско­го отде­ле­ния МИАН: «Моло­дой исто­рик, живу­щий в XXII веке, взял себе такую тему дис­сер­та­ции по исто­рии: „Рос­сий­ские мас­сме­диа 10-х годов XXI века: оцен­ка прав­ди­во­сти мате­ри­а­лов; что оста­ет­ся?“. Ну конеч­но, боль­шую часть он отки­нул сра­зу…»

Кон­стан­тин Севе­ри­нов: «Как уче­ный я меч­таю о том, что­бы у меня как мож­но доль­ше, а на самом деле все­гда коли­че­ство науч­ных идей суще­ствен­но пре­вы­ша­ло воз­мож­но­сти их испол­не­ния и пре­тво­ре­ния в жизнь. Как «про­све­ти­тель» — стран­но думать о себе в таких тер­ми­нах — мне бы хоте­лось уви­деть пре­вра­ще­ние вре­мя­за­трат на эту дея­тель­ность во что-нибудь кон­крет­ное, прак­ти­че­ское…»

Мария Моли­на, Миха­ил Бур­цев и Алек­сандр Ершов рас­ска­зы­ва­ют о сво­их меч­тах.

Алек­сандр Архан­гель­ский: «Зна­ние — вещь хруп­кая, как всё самое важ­ное на све­те. Нада­вил посиль­нее — скор­лу­па рас­ко­ло­лась. И во все вре­ме­на (как мини­мум в те, что я застал) науч­ное про­све­ти­тель­ство шло по лез­вию брит­вы. Доста­точ­но было чьей-то дурац­кой воли, и воз­ни­ка­ли Лысен­ко и Пет­ри­ки…»

Мак­сим Крон­гауз: «Стыд­но при­зна­вать­ся, но я ни о чем не меч­таю. И это не зна­чит, что у меня нет жела­ний. Про­сто я их ста­ра­юсь реа­ли­зо­вать, осу­ще­ствить, испол­нить. А это озна­ча­ет, что по раз­ря­ду мечт они никак не про­хо­дят. В обыч­ной жиз­ни у меня, прав­да, есть есте­ствен­ное жела­ние, кото­рое в силу невы­пол­ни­мо­сти услов­но мож­но счи­тать меч­той…»

Сер­гей Ижев­ский: «Мне мно­го лет: без мало­го 80. Я ате­ист. И отно­шусь спо­кой­но к неиз­беж­но­сти ухо­да «в мир иной». Я не меч­таю о момен­таль­ной смер­ти без боли… О чем же я еще меч­таю?..»

Вла­ди­мир Сур­дин: «Меч­таю о том, что­бы в стране появи­лось боль­ше любо­зна­тель­ных людей — чита­те­лей, слу­ша­те­лей, зри­те­лей. Это пере­ход­ный слой меж­ду уче­ны­ми и «бал­ла­стом», кото­ро­му всё по фигу, кро­ме еды и мебе­ли, дачи и кру­то­го авто. Сей­час этот слой крайне истон­чил­ся, пре­вра­тил­ся в узкую про­слой­ку».

Борис Жуков: «Так вот, пожа­луй, самая пер­вая моя меч­та как науч­но­го жур­на­ли­ста — это что­бы мои сооте­че­ствен­ни­ки зна­ли и пом­ни­ли эле­мен­тар­ные есте­ствен­но-науч­ные исти­ны. Напри­мер, что мы все состо­им из кле­ток. Что гены есть у все­го того, что мы едим (а отнюдь не толь­ко у ген­но-моди­фи­ци­ро­ван­ных орга­низ­мов — как, соглас­но опро­сам, счи­та­ет сего­дня почти поло­ви­на взрос­лых рос­си­ян)».

Евге­ний Кунин: «На что, дей­стви­тель­но, наде­юсь? Если совер­шен­но крат­ко, то на то, что нау­ка как целое, как дви­же­ние разо­вьет заме­ча­тель­ные дости­же­ния послед­них лет, пре­одо­ле­ет сего­дняш­ний систем­ный кри­зис и будет раз­ви­вать­ся с уско­ре­ни­ем, пре­об­ра­зуя, так ска­зать, дей­стви­тель­ность. И — в более лич­ном плане — что это будет про­ис­хо­дить доста­точ­но глад­ко в тече­ние сле­ду­ю­щих лет два­дца­ти, так что, если пове­зет, удаст­ся в этом при­нять какое-то свое, мел­кое уча­стие».