I have a dream…

С приходом весны, накануне очередного дня рождения нашей газеты, который всё прогрессивное человечество отмечает 1 апреля, мы попросили наших авторов рассказать, о чем они мечтают.

История, или О чем я мечтаю?

Российская действительность не создала языка для разговора о политическом; универсальный язык, принятый в большинстве стран, оказался очень быстро дискредитирован; политические термины потеряли свое значение много лет назад. Либералы и демократы, коммунизм и национализм, парламент и выборы, аннексия и референдум — все эти слова в России означают не совсем то, что на Западе, или даже совсем не то, или же не означают уже ничего определенного.

«Какой сизифов труд, о чем Вы?»

Беседа с Асей Казанцевой, научным журналистом, лауреатом премии «Просветитель» 2014 года.

«Научная журналистика — место особое»

Марина Аствацатурян, ведущий рубрики в газете научного сообщества «Поиск» и научный обозреватель радиостанции «Эхо Москвы» делится мыслями о научной журналистике.

«Давайте создадим Музей эволюции человека»

На вопрос ТрВ-Наука «О чем Вы мечтаете как человек и просветитель?» отвечает научный журналист, создатель и редактор сайта «Антропогенез.ру», автор книги «Мифы об эволюции человека», финалист премии «Просветитель» Александр Соколов.

In vino veritas

Николай Подорванюк, редактор отдела науки «Газета.Ru», науч. сотр. ГАИШ МГУ поздравляет «Троицкий вариант» с юбилеем.

«Не потерять интерес к познанию»

На вопросы ТрВ-Наука отвечает Иван Соболев, ведущий конструктор ООО «НПП Даурия», внештатный корреспондент журнала «Новости космонавтики».

«Двоемыслие становится всё более удушающим»

Искандер Ясавеев, социолог, ст. науч. сотр. Центра молодежных исследований НИУ «Высшая школа экономики» (Санкт-Петербург): «В течение последнего года я несколько раз оказывался участником ситуаций, в которых система власти полностью подчиняла себе людей, заставляя их нарушать нормы, закрывать глаза на эти нарушения, изворачиваться, обманывать и при этом воспринимать происходящее как нечто естественное».

Как мечтать, чтобы не было… вредно

Павел Чеботарев, зав. лабораторией Института проблем управления РАН делится с читателями своими мечтами.

Список мечт, или За мир во всем мире

Юлия Черная, научный журналист, ведущая научного кафе «Эврика» (Новосибирск) рассказала, о чем мечтает.

Сизиф — счастливый человек

Алексей Сгибнев, учитель математики школы «Интеллектуал» поведал о своем отношении к работе в школе.

Просветитель

Дмитрий Зимин: «О чем мечтаю? Мечтаю о том, чтобы если не я, то хотя бы мои наследники жили в успешной стране…»

Хроники XXII века

Анатолий Вершик, гл. науч. сотр. Санкт-Петербургского отделения МИАН: «Молодой историк, живущий в XXII веке, взял себе такую тему диссертации по истории: „Российские массмедиа 10-х годов XXI века: оценка правдивости материалов; что остается?“. Ну конечно, большую часть он откинул сразу…»

«Лучше работать на будущее»

Константин Северинов: «Как ученый я мечтаю о том, чтобы у меня как можно дольше, а на самом деле всегда количество научных идей существенно превышало возможности их исполнения и претворения в жизнь. Как «просветитель» — странно думать о себе в таких терминах — мне бы хотелось увидеть превращение времязатрат на эту деятельность во что-нибудь конкретное, практическое…»

На цепи с мечтой — и тянет, и деться некуда

Мария Молина, Михаил Бурцев и Александр Ершов рассказывают о своих мечтах.

Научное просветительство на лезвии бритвы

Александр Архангельский: «Знание — вещь хрупкая, как всё самое важное на свете. Надавил посильнее — скорлупа раскололась. И во все времена (как минимум в те, что я застал) научное просветительство шло по лезвию бритвы. Достаточно было чьей-то дурацкой воли, и возникали Лысенко и Петрики…»

«Образ ученого-мечтателя мне на себя примерить трудно»

Максим Кронгауз: «Стыдно признаваться, но я ни о чем не мечтаю. И это не значит, что у меня нет желаний. Просто я их стараюсь реализовать, осуществить, исполнить. А это означает, что по разряду мечт они никак не проходят. В обычной жизни у меня, правда, есть естественное желание, которое в силу невыполнимости условно можно считать мечтой…»

Куда уводят мечты

Сергей Ижевский: «Мне много лет: без малого 80. Я атеист. И отношусь спокойно к неизбежности ухода «в мир иной». Я не мечтаю о моментальной смерти без боли… О чем же я еще мечтаю?..»

Нужны любознательные

Владимир Сурдин: «Мечтаю о том, чтобы в стране появилось больше любознательных людей — читателей, слушателей, зрителей. Это переходный слой между учеными и «балластом», которому всё по фигу, кроме еды и мебели, дачи и крутого авто. Сейчас этот слой крайне истончился, превратился в узкую прослойку».

Тост за целостную картину мира

Борис Жуков: «Так вот, пожалуй, самая первая моя мечта как научного журналиста — это чтобы мои соотечественники знали и помнили элементарные естественно-научные истины. Например, что мы все состоим из клеток. Что гены есть у всего того, что мы едим (а отнюдь не только у генно-модифицированных организмов — как, согласно опросам, считает сегодня почти половина взрослых россиян)».

«Лет через 10 нас ждет системный коллапс?»

Евгений Кунин: «На что, действительно, надеюсь? Если совершенно кратко, то на то, что наука как целое, как движение разовьет замечательные достижения последних лет, преодолеет сегодняшний системный кризис и будет развиваться с ускорением, преобразуя, так сказать, действительность. И — в более личном плане — что это будет происходить достаточно гладко в течение следующих лет двадцати, так что, если повезет, удастся в этом принять какое-то свое, мелкое участие».