Оставаться нельзя уезжать

Андрей Калиничев
Андрей Калиничев

На вопрос «Какие события 2022 года в вашей области науки, на ваш взгляд, наиболее важны?» хочется в этом году ответить более широко и подробно. Потому что есть всего одно единственное важное событие, которое в 2022 году затронуло буквально все области науки, да и не только науки, а вообще — жизни. Причем не только в России, но и буквально во всем мире. К сожалению, Роскомнадзор не позволяет назвать это событие так, как оно на самом деле называется, но это не мешает нам задуматься о его краткосрочных и долгосрочных последствиях. Наоборот, это представляется сейчас особенно важным и уместным.

События этого года вновь невероятно оживили дискуссии на тему «уезжать из страны или оставаться?» и «если уезжать, то почему и зачем?», и «если оставаться, то, опять же, для чего и зачем?». ТрВ-Наука много раз обращался к этой теме по самым разным поводам в течение многих лет [1–10]. Как у человека, успевшего несколько раз побывать и в шкуре и «уезжающего», и в шкуре «возвращающегося», у меня давно сложилось твердое убеждение, что такие важные жизненные решения каждый человек должен принимать для себя сам и должен сам быть готовым отвечать за любые их последствия. Поэтому никаких советов никому давать не собираюсь и никаких аргументов ни в одну, ни в другую сторону приводить не буду. Они всегда у каждого лично свои и всегда только индивидуально важны. Но хочу просто напомнить по случаю одну забытую историю 30-летней давности, из «лихих 90-х».

Я в то время был постдоком в Иллинойском университете; Интернета в его нынешнем виде еще не существовало. Но электронная почта уже была вполне рабочим инструментом глобального общения и актуальные новости о российской науке можно было получать из email-рассылок, в частности, из INFO-RUSS. В сентябре 1993 года там появилась перепечатка довольно резкого письма Александра Мигдала, опубликованного в New York Times [11], в ответ на чуть более раннюю публикацию Сергея Лескова там же [12], которая была по сути англоязычным пересказом интервью Лескова с академиком Абрикосовым, только недавно тогда перебравшимся из России в Аргоннскую национальную лабораторию в США и еще не увенчанного Нобелевской премией. Это интервью было опубликовано в «Известиях» в мае 1993 года [13], и в нем академик Абрикосов, в частности, сказал: «Уверен, что помогать науке там, в России, бессмысленно. Зарплату ученым можно поднять, но приборы и оборудование не привезешь. Сегодня для сохранения российской науки может быть только один рецепт: помочь всем талантливым ученым поскорее уехать из России, а на остальных махнуть рукой. Я, считаете, излишне резок? Со мной многие спорят. Но жизнь показывает, что я прав».

Среди откликов на эту публикацию в NYT было и письмо Нобелевского лауреата по химии Роальда Хоффманна, который писал, что он был глубоко потрясен пораженческой, пессимистической и чрезвычайно эгоистичной логикой Абрикосова. Он выражал твердую уверенность, что Российская наука в итоге непременно возродится и расцветет, в первую очередь благодаря мужественным ученым, которые остаются в России. Он также был твердо убежден, что те россияне, которые покидают страну для учебы и совместной работы, затем вернутся обратно, принеся с собой новый зарубежный опыт, чтобы учить и вдохновлять других российских коллег. «Нужно помогать ученым, которые эмигрируют в Соединенные Штаты… Но те, кто остаются в России, нуждаются в нашей материальной поддержке и интеллектуальном партнерстве еще гораздо больше», — писал Хоффманн.

Подробный отклик Александра Мигдала, хорошо знакомого с российскими реалиями, кажется уместным перевести здесь целиком. Он был опубликован по-английски в том же номере NYT: «Как и многие мои коллеги, я возмущен безответственными и высокомерными заявлениями доктора Алексея Абрикосова, которые Сергей Лесков цитирует в статье „Советские ученые Америки“ (New York Times, Op-Ed, 15 июля 1993 года).

Я еще один такой же счастливчик, переживший крах советской науки, и получивший постоянную позицию в Принстонском университете в 1989 году, в то же самое время, когда д-р Абрикосов стал директором Института высоких давлений в Троицке. Как и он, я тоже сын академика, хотя и ненавидел имевшиеся привилегии и уехал из СССР за свободой и независимостью, а не за „хорошей едой“, которой он так дорожит.

Я работал с д-ром Абрикосовым в Институте теоретической физики им. Ландау в Москве около 20 лет и хорошо знаю те очереди за едой, о которых он говорит. Это был специальный элитный гастроном (исключительно для академиков) на Ленинском проспекте, в нескольких кварталах от его квартиры. Здесь он мог бы встретить доктора Роальда Сагдеева, хотя это и было бы довольно странное совпадение. Люди на их уровне иерархии обычно отправляли туда персональных водителей или секретарей, а не тратили свое собственное время.

Фраза „он оголодал заниматься наукой“ просто плохой перевод с русского (я читал его оригинальное интервью в российской газете). Он на самом деле сказал, что жаждал заниматься наукой, в том смысле, что хотел заниматься наукой больше, чем он делал это в России. Я очень даже хорошо это понимаю. После своего раннего успеха в 1950-х годах, когда он сделал несколько замечательных открытий, он больше никогда не произвел ничего столь же важного ни в России, ни в здесь, в США.

Такие вещи случаются с творческими учеными, особенно с теми, кто начинает столь же рано, как он. У меня был подобный опыт, и да, в мои последние годы в СССР у меня были проблемы, подобные тем, что он описывает. Но мы не можем винить в этом ни систему, ни наших бывших коллег.

Когда я приехал сюда, то стал более продуктивным, но я знаю, что большинство идей, которые я здесь развиваю, родились там, „в продуктовых очередях“. Всё, что нужно нам, теоретикам, — только ручка и немного бумаги, плюс возможность обсуждений с коллегами. Всё это было у нас в Институте Ландау. На самом деле я никогда не видел лучшего места для работы, чем это было там в начале 1970-х.

Я пытаюсь сказать, что Россия больна, но не мертва. Она пережила худший кризис после революции, когда обладатели лучших мозгов бежали, а остатки — преследовались Сталиным. Все-таки кажется есть что-то в воздухе, что рождает новые научные таланты и позволяет им расти вопреки всему. Все эти „элитные ученые», о которых говорит доктор Абрикосов, в том числе и он сам, являются продуктами русской культуры. Человечество должно оберегать эту культуру не меньше, чем оно старается защитить тропические леса.

Предложение д-ра Абрикосова Западу — „помочь всем талантливым ученым уехать из России, и игнорировать остальных“. Это сильно попахивает сталинизмом! Это Сталин развлекался тем, что перемещал целые народы по своей империи. А как же те, кто любит Россию, те, кто готов скорее разделить беды своей страны, чем покинуть ее, те, кто чувствует ответственность за лаборатории и институты, которыми они руководят, или те, кто просто слишком молод, чтобы иметь международную репутацию?

Он, конечно, всё это знает, так зачем же он говорит столь циничные вещи? У меня есть ответ, я уже слышал подобное от других эмигрантов, в основном от необразованных людей. Это говорит совесть, которая не вполне чиста. Нас беспокоит то, что мы тут „едим хорошую еду“, в то время как наши коллеги страдают там в России. Есть два способа справиться с этой больной совестью: помогать им или убедить себя, что они не нуждаются в вашей помощи».

В публикации New York Times это письмо было подписано так: ALEXANDER A. MIGDAL, Professor of Physics, Princeton University, Princeton, N.J., но в рассылке INFO-RUSS сам автор добавил к ней и неопубликованную русскую версию, которую тоже имеет смысл привести целиком, прямо факсимильно транслитом, как она и сохранилась у меня в архиве (см. скан ниже). Подписана она была немного иначе: Саша Мигдал, Москва.

Я вспомнил сейчас эту старую историю не только потому, что она очень поучительна сама по себе, но главным образом потому, что слишком хорошо помню, насколько этот оптимизм, которым сквозит здесь и отклик Мигдала, и отклик Хоффманна, — насколько этот оптимизм по поводу будущего российской науки разделялся тогда многими и за рубежом, и в России, несмотря на все тогдашние огромные трудности. Это была даже не просто надежда на лучшее будущее, это была вполне трезвая и твердая уверенность, что это лучшее будущее обязательно наступит, причем относительно скоро. Я сам вполне разделял тогда эти оптимистические надежды и уверенность. И когда через год меня позвали вернуться в свой родной институт заведовать лабораторией, я без больших колебаний вернулся.

Грантовая система тогда в России только становилась на ноги, и наша лаборатория быстро смогла сама себя поддерживать грантами РФФИ, но главным образом — Фонда Сороса*, ИНТАС и CRDF. Международная поддержка российской науки, о которой так убедительно писал тогда Роальд Хоффманн, развилась в те годы довольно быстро и сыграла огромную роль. Были ведь еще и Фонд Гумбольдта в Германии, который в те годы на 20% увеличил количество ежегодных стипендий специально для того, чтобы иметь возможность поддерживать молодых ученых из бывшего СССР, и другие фонды в разных странах, и просто отдельные ученые, которые в индивидуальном порядке добивались дополнительного финансирования на приглашение своих российских коллег для совместной работы хотя бы и на ограниченный срок…

Вот всей этой сети международной поддержки, которая способствовала возрождению российской науки 30 лет назад, теперь нет. Более того, многие институциональные нити сотрудничества, которые медленно и тщательно выращивались все эти 30 лет, теперь грубо оборваны. Я знаю, что и сейчас на Западе есть достаточно ученых, которые убеждены в необходимости продолжения сотрудничества с российскими коллегами. Такие связи сохраняются на индивидуальном уровне и, без сомнения, будут сохраняться и дальше. Но той оптимистической надежды и уверенности в лучшем будущем больше нет. И я совершенно не вижу, откуда они могли бы опять появиться в обозримой перспективе.

В этом, мне кажется, главный итог прошедшего года, если говорить о российской науке и возможностях ее дальнейшего участия в международном разделении научного труда.

Андрей Калиничев,
профессор Высшей школы горных наук и телекоммуникаций (Нант, Франция)

1. Запад нам поможет! // ТрВ-Наука № 31 от 23.06.2009

2. Научная диаспора и метрополия: как преодолеть взаимное недоверие? // ТрВ-Наука № 56 от 22.06.2010

3. RASA и RAMA: два моста между диаспорой и метрополией // ТрВ-Наука № 59 от 3.08.2010

4. Наука в России завязана на политику // ТрВ-Наука № 169 от 23.12.2014

5. Витрина напоказ? // ТрВ-Наука № 206 от 14.06.2016

6. Научная диаспора России нужна? // ТрВ-Наука № 232 от 4.07.2017

7. Императив интернационализации // ТрВ-Наука № 233 от 18.07.2017

8. «Сравните два потока: туда и обратно» // ТрВ-Наука № 240 от 24.10.2017

9. Уезжать нельзя остаться // ТрВ-Наука № 241 от 7.11.2017

10. Куда и зачем уезжают выпускники? // ТрВ-Наука № 241 от 7.11.2017

11. Migdal A. A. Russian Scientists are an Endangered Species // The New York Times, July 25, 1993.

12. Leskov S. America’s Soviet Scientists // The New York Times, July 15, 1993.

13. Лесков C. Академик Абрикосов находит плюсы в «утечке мозгов» на Запад // Известия, 5.05.1993.

14. Hoffmann R. Some Will Go Back // The New York Times, July 25, 1993.

* В 2015 году объявлен «нежелательной организацией».

См. также:

Подписаться
Уведомление о
guest

73 Комментария(-ев)
Встроенные отзывы
Посмотреть все комментарии
Arkady
Arkady
1 месяц назад

«Мы, увы, всегда думаем, что это у нас всегда плохо, а где-то, наверное, всегда было и будет гораздо лучше. Чушь! Есть только одно место, где плохо – дефективное мышление людей – их упорное нежелание мыслить, – вот где плохо.»
Александр Пятигорский

Антон Иванович Винник
Антон Иванович Винник
1 месяц назад

Обсуждая вопросы эмиграции, русским ученым стоит немного напрячься и попытаться рассмотреть вопрос несколько шире.
Миллионам и миллионам западных налогоплательщиков важно сейчас только одно — чтобы Россия перестала быть для них угрозой. И самый надежный путь для этого, как показали события последних тридцати лет — это вовсе не «демократизация» России — а в первую очередь ее военное, а значит, технологическое — и научное ослабление.
Если вы продолжаете говорить о развитии российской науки — значит, вы или хотите новых бомб и ракет — либо у вас в голове глубокие противоречия.

res
res
1 месяц назад

Если государство (любое) оплатило мои поисковые исследования, а я получил результат, то оно (любое государство) вправе применять этот результат в любой сфере, в которой посчитает нужным. Я снял противоречие в вашей голове? ))

Последняя редакция 1 месяц назад от res
Антон Иванович Винник
Антон Иванович Винник
1 месяц назад
В ответ на:  res

Я имел в виду возможное противоречие в головах тех, кто говорит о развитии российской науки.
Я вижу, вы находитесь среди тех, у кого таких противоречий нет.
У меня так же нет в этом вопросе противоречий, поскольку я считаю, что российской науки, грубо говоря, быть не должно.

res
res
1 месяц назад

Это означает, что, по-вашему, не должно быть РФ, поскольку российская наука есть производная РФ. Так?

Антон Иванович Винник
Антон Иванович Винник
1 месяц назад
В ответ на:  res
  1. Не должно быть опасной РФ.
  2. Наука — необязательная часть государства.
res
res
1 месяц назад

Есть страны гораздо более опасные. И, извините, но так уж исторически сложилось, что в РФ должна быть наука.

Антон Иванович Винник
Антон Иванович Винник
1 месяц назад
В ответ на:  res

Да, именно так говорил тов. Ленин (https://www.kommersant.ru/doc/4134730)!

Nail Fatkullin
Nail Fatkullin
1 месяц назад
В ответ на:  res

Не наука, а её элементы, необходимые для создания бомб, ядов и снарядов…По гамбурскому счету,  Россия всегда враждебно относилась к науке. Особенно к фундаментальной. Зачем она  пушечному мясу ?

Последняя редакция 1 месяц назад от nfatkull
Рабочйй
Рабочйй
30 дней(-я) назад
В ответ на:  res

Откуда этот пафос? Науки как отрасли в россии нет уже очень давно. Есть отдельные индвидуумы, не более. Никакой прямой угрозы она не представляет в силу своей ничтожности. Что из разработанного за последние 50 лет массово используется на сегодняшний день? Ничего существенного.

Пал Палыч
Пал Палыч
30 дней(-я) назад

Естественно.
Враги будут кипятком пысать, если такое случится.
А вы станете просто страной ничтожных рабов у них в услужении, лижущими их вонючие задницы за чечевичную похлёбку.
Хотите такой жизни?
В этом мире ты ОБЯЗАН быть опасным.
Либо опасным своей военной силой, либо опасным своей экономической мощью.
А лучше — и тем и другим.
Дашь слабину — тебя тут же сожрут.

В.П.
В.П.
29 дней(-я) назад
В ответ на:  Пал Палыч

Чтобы все дрожали — чтобы уважали!

Пал Палыч
Пал Палыч
29 дней(-я) назад
В ответ на:  В.П.

А как ещё?
Альтернатива — ты вассал, живёшь «по понятиям» и платишь пахану оброк, который он сам тебе назначит.
Пока ещё никто ничего другого не придумал.

semen Semenov
semen Semenov
30 дней(-я) назад

я считаю, что российской науки, грубо говоря, быть не должно.

И животноводства!
А. и Б. Стругацкие.

Антон Иванович Винник
Антон Иванович Винник
30 дней(-я) назад
В ответ на:  semen Semenov

Почему? Пусть русские вкусно едят, поют, пьют водку, пляшут и грозят своими ракетами, как это у них принято, всему миру.
Главное, чтобы ракеты эти были сделаны из того же говна, которое находится в русских головах.

semen Semenov
semen Semenov
30 дней(-я) назад

Головы у всех разные. Не нужно обобщать свой личный опыт.

Рабочйй
Рабочйй
29 дней(-я) назад
В ответ на:  semen Semenov

Головы разные, а содержимое одинаковое.

В.П.
В.П.
1 месяц назад

Полагаю нет оснований волноваться. После последний волны эмиграции российская наука способна развиваться только в направлении освоения бюджета, который иначе пойдёт на производство упомянутой продукции.

semen Semenov
semen Semenov
1 месяц назад

А Вы, стало быть, по поводу Нового Года взлезши на броневик, предлагаете превратить войну империалистическую в войну гражданскую. Это даже не спираль диалектическая, а какая-то лента Мебиуса. с ползущим по ней тараканом, рассуждающим об устройстве вселенной.

В.П.
В.П.
1 месяц назад
В ответ на:  semen Semenov

Увы. У тех кто неправильно оценил свои возможности империалистическая война заканчивается гражданской войной либо расчленением империи. Американцы во Вьетнаме смогли соскачить, приведите другие примеры.

semen Semenov
semen Semenov
1 месяц назад
В ответ на:  В.П.

Веймарская республика в Германии, Франция после наполеоновских войн. Вьетнамская война — это был не разгром, а просто чувствительная для зарвавшегося гегемона неудача. Америка просто пришла в чувство.

И слово соскАчить пишется через О.

В.П.
В.П.
30 дней(-я) назад
В ответ на:  semen Semenov

Описка по Фрейду «хто не скаче…»

Рабочйй
Рабочйй
30 дней(-я) назад
В ответ на:  semen Semenov

Гражданская война это не пугалка, а инструмент. Сейчас уже подходит его время. Будет конечно тяжело, но отведать эту горькую пилюлю придется, если будут желающие сохранить россиюшку во что бы то ни стало. Вот ульянов не боялся гражданской войны, а всячески к ней призывал, и получил результат, какой-бы кровавый он не был. Сейчас «мыслитель» измельчал. Вероятно будет просто развал. Кесарю кесарево.

semen Semenov
semen Semenov
30 дней(-я) назад
В ответ на:  Рабочйй

Да ради Бога. Я совершенно не против гражданской войны в Германии, Канаде, Британии или США. Ну, в любой стране, где вы живете счастливо и празднично. Ну, надо так надо.

Я только против гражданской войны в России. Собственно, сегодняшние события на Украине и есть попытка локализовать эту самую гражданскую войну, а в случае успеха, и подавить ее в зародыше, не дать ей разрастись.

Последняя редакция 30 дней(-я) назад от semen Semenov
Пал Палыч
Пал Палыч
30 дней(-я) назад
В ответ на:  semen Semenov

на самом деле, происходящее на Украине — это уже гражданская война, где русские воюют с русскими.
одни хотят и дальше жить с западом, надеясь на подачки, другие хотят сбросить иго неоколониализма, в котором увязли все без исключения страны бывшего СССР.

Nail Fatkullin
Nail Fatkullin
29 дней(-я) назад
В ответ на:  Пал Палыч

«на самом деле, происходящее на Украине — это уже гражданская война, где русские воюют с русскими»

В Гааге или Нюренберге эту бредятину никто слушать не станет. Вещи назовут своими именами, причём в ближайшей истрической перспективе.

semen Semenov
semen Semenov
29 дней(-я) назад
В ответ на:  Пал Палыч

Да, я тоже считаю это гражданской войной. Но мотивы у людей совершенно другие.

Рабочйй
Рабочйй
29 дней(-я) назад
В ответ на:  semen Semenov

В гражданской войне воюют граждане одной страны. Тут воюют две разных страны. Никаких признаков гражданской войны нет, если не считать прилетов по своим.

Рабочйй
Рабочйй
29 дней(-я) назад
В ответ на:  Пал Палыч

Ну что, сбросили иго неоколониализма? Отказались от процессоров интел, транзисторов инфинион и реактивов от мерк? Почему вы так боитесь быть колонией? Для россии это её родное место.

semen Semenov
semen Semenov
29 дней(-я) назад

…Миллионам и миллионам западных налогоплательщиков важно сейчас только одно — чтобы Россия перестала быть для них угрозой.

Знакомым мне западным налогоплательщикам это глубоко безразлично. Они в основном люди пожилые, образованные и трезво мыслящие. А вот знакомым мне западным политикам важно просто чтобы России в ее нынешнем виде не было. Совсем. Так что спасибо Лаврентий Палычу за наше счастливое детство.

Последняя редакция 29 дней(-я) назад от semen Semenov
Dimu
Dimu
30 дней(-я) назад

90 % статьи о том, как запад давал мелко-гранты на конференции для российских ученых — и заканчивается статья ‘Вот всей этой сети международной поддержки, которая способствовала возрождению российской науки 30 лет назад, теперь нет.’

Ну неужели, думает автор, что без мелко-гранта от DAAD, у нас теперь не кому будет писать статьи в международный журнал.
Второе, что я вижу, так это то, что уже пора самим финансировать мелко-грантами западных ученых, чтобы они приезжали на стажировки в РФ и писали статьи в наши ВАКовские журналы. Да смешно, понимаю. Но почему бы и с этой стороны не подумать?

semen Semenov
semen Semenov
30 дней(-я) назад
В ответ на:  Dimu

пора самим финансировать мелко-грантами западных ученых, чтобы они приезжали на стажировки в РФ и писали статьи в наши ВАКовские журналы. 

Таких денег в природе не существует.

mhorn
mhorn
27 дней(-я) назад
В ответ на:  semen Semenov

Это совсем небольшие деньги, проблема скорее в том чо у нас этим системно никто не занимается (в отличие от Китая).
Ну и, конечно, если уж приглашать коллег — то не для написания в ВАКовские журналы ))

semen Semenov
semen Semenov
27 дней(-я) назад
В ответ на:  mhorn

Да я как раз об этом. Что не в ВАКовские.

Пал Палыч
Пал Палыч
30 дней(-я) назад
В ответ на:  Dimu

в принципе, было бы правильно, но вот незадача.
никто «западных учёных» в Россию не отпустит.
любые поездки «западных учёных» в Россию СТРОГО НАСТРОГО ЗАПРЕЩЕНЫ политикой западных стран.
даже если ты частным образом съездил в Россию, тебя могут уволить.
или, как минимум, поставить на вид.
а вот китайцев — да. стоит приглашать!

eugen
eugen
27 дней(-я) назад
В ответ на:  Dimu

Если говорить о мелко-грантах то (если они появятся) почему сразу отправлять их западным коллегам, а своим чего бы не дать? Хотя бы для того, чтобы свои могли ездить на конференции и быть в курсе международной науки? Если говорить о фундаментальной науке, то «писать статьи в международный журнал» можно и сидя на диване, но, чтобы опубликовать статью в хорошем (не «хищном») журнале ее материал должен быть получен адекватными в технологическом смысле методами, а тема актуальной. Если автор не знает, что происходит в его области и не имеет доступа к необходимым технологиям, то писать наверное надо в литературный журнал.

Пал Палыч
Пал Палыч
30 дней(-я) назад

В принципе, не очень понятно, зачем сегодня учёным уезжать из России.

  1. Уровень жизни в России вполне сопоставим с западными странами. Может быть, только в Германии, Австрии и Голландии люди живут (пока ещё) лучше. А уж в Англии, Франции или южной Европе точно делать нечего — там мрак.
  2. Если ты всё-таки решил эмигрировать, то должен понимать, что науку тебе скорее всего придётся бросить. Да, можно уехать аспирантом, можно несколько лет постдочить. А потом, извините, что? Постоянных мест работы в науке крайне мало, и их скорее всего получат местные таланты, а не ты. Будь ты хоть семи пядей во лбу. Нынешняя наука делается аспирантами.
  3. Постоянные позиции в науке — это только и исключительно менеджеры от науки, которые умеют руководить и знают как деньги добыть. В науке они сильно соображать не должны.
  4. Ты талантлив как руководитель? Умеешь бабки находить? Так найди себе применение в бизнесе! Зачем ходить с протянутой рукой в науке?
  5. Перспективы в науке в России сейчас лучше, чем на западе.
Рабочйй
Рабочйй
29 дней(-я) назад
В ответ на:  Пал Палыч

Вот тут вы абсолютно правы. Настоящий русский ученые должен записаться на фронт. Если ранит будет время почитать статьи в госпитале.

  1. Уровень жизни в окопе приближен к обычной лаборатории НИИ РАН.
  2. Конкурентая ЗП и возможность получить до 7млн единовременную выплату.
  3. Почетная возможность стать учоным-вытираном без ЛГБТ и СМС.
  4. Профит!

Вы может будете думать, что таких героев нет в ваших рядах? Отнюдь!

Пал Палыч
Пал Палыч
24 дней(-я) назад

Добро должно быть с кулаками.
Добро суровым быть должно,
чтобы летела шерсть клоками
со всех, кто лезет на добро.
Добро не жалость и не слабость.
Добром дробят замки оков.
Добро не слякоть и не святость,
не отпущение грехов.
Быть добрым не всегда удобно,
принять не просто вывод тот,
что дробно-дробно, добро-добро
умел работать пулемёт,
что смысл истории в конечном
в добротном действии одном –
спокойно вышибать коленом
добру не сдавшихся добром!

Максим Борисов
ТрВ
23 дней(-я) назад
В ответ на:  Пал Палыч

на это «нехристианское» куняевское уже столько ответов…
мне запомнилось (но не найду поиском почему-то) что-то типа «А нам не надо, нам не надо такой кулачной доброты».

https://dzen.ru/a/XXOJcrwlFACtzV77
https://antrio.ru/stihi-o-dobrote/
https://teksty-pesenok.ru/rus-vyacheslav-myasnikov/tekst-pesni-dobrota/5292275/
https://ozhegova-slovar.ru/russkij-yazyk/dobro-dolzhno-byt-s-kulakami.html

Пал Палыч
Пал Палыч
22 дней(-я) назад
В ответ на:  Максим Борисов

ну, уважаемый, Вы ещё Льва нашего так сказать Толстого забыли.
С его непротивлением злу насилием.
Нет, не поймите меня превратно.
Я не против спалить Москву ещё раз.
Даже за.
Но только если от миллионной европейской армии в конце максимум пара тыщ через Березину вернётся.

Denny
Denny
22 дней(-я) назад
В ответ на:  Пал Палыч

Пришел бог к человеку и сказал: «Проси у меня, что хочешь. Но твоему соседу я сделаю то же самое вдвойне.» «Господи, вырви мне один глаз!»

Пал Палыч
Пал Палыч
21 дней(-я) назад
В ответ на:  Denny

когда первый раз выехал за рубеж в далёких 90-х, была у меня дискуссия с одним немцем. немец защищал теорию Достоевского,
что если бога нет, то всё дозволено.
Я его спросил:
Вот если бы ты узнал, что бога нету, то что, пошёл бы убивать направо и налево?
Немчик ответил:
Конечно!
А вообще, это самая любимая немецкая (европейская) идея:
Нет ничего лучше, чем чтобы у соседа корова сдохла.

В.П.
В.П.
17 дней(-я) назад
В ответ на:  Пал Палыч

Оказывается и эту национальную идею русские у немцев позаимствовали. Ничего своего придумать не могут.

Владимир Аксайский
Владимир Аксайский
17 дней(-я) назад
В ответ на:  В.П.

Похоже, это не идея, а аксиома социальной жизни в западноевропейском варианте, — его отличает крайний индивидуализм, эгоцентризм.
Российский вариант: «не беда что своя корова сдохла, плохо что соседская жива»  — кажется менее эгоистичным, ведь он выражает общечеловеческую обеспокоенность нарушением социального равенства.

Рабочйй
Рабочйй
17 дней(-я) назад
В ответ на:  Denny

Только не к человеку, а к русскому.

Denny
Denny
17 дней(-я) назад
В ответ на:  Рабочйй

Вы ошиблись адресом. С этим Вам к Пал Палычу надо. Вы с ним отличная пара. Ваша дискуссия могла бы быть интересна и поучительна.

semen Semenov
semen Semenov
17 дней(-я) назад
В ответ на:  Рабочйй

Самое забавное в этом вашем высказывании — это то, что вы неявно и себя к человекам относите.

Последняя редакция 17 дней(-я) назад от semen Semenov
Владимир Аксайский
Владимир Аксайский
23 дней(-я) назад
В ответ на:  Пал Палыч

Google о соотношении добра и зла.   
Русскоязычный Google:
Добро — Результатов: примерно 142 000 000
Зло — Результатов: примерно 28 200 000
Добро:Зло= 5:1
Англоязычный Google:
Good — Результатов: примерно 17 360 000 000
Evil — Результатов: примерно 1 860 000 000
Good: Evil= 9:1
Выводы: оба Google-клона отмечают явное доминирование добра, — и, следовательно, добро умеет защищаться, —  ведь не случайно ни в одном земном государстве нет министерства нападения, — только министерства обороны. Похоже, асимметрия добра и зла не менее фундаментальная, чем барионная асимметрия Вселенной.
Народная примета: если намерения благие — это не к добру, — скорее всего, получится как всегда.

Пал Палыч
Пал Палыч
22 дней(-я) назад

Всё хорошо.
Только тут одна проблема.
Гугл — увы — покинул сторону добра сразу после арабской весны.
Ему так приказали.
А после года 2020 Гугл чётко и безвозвратно перешёл на тёмную сторону,
жестоко цензируя всех, кто не согласен с Давосскими буржуинами.
Он сделал свой выбор.
Поэтому не стоит доверять тому, что он там вам пытается втереть про «добро и зло».
Можно было бы поверить Яндексу.
Но увы.
Это тоже давно уже Голландская компания…

Владимир Аксайский
Владимир Аксайский
22 дней(-я) назад
В ответ на:  Пал Палыч

Яндекс не отличается от Гугла в оценке соотношения добра и зла, а вот основной китайский поисковик http://www.baidu.com/ показал Добро:Зло= 1:1=1
Похоже, единица — это нижний предел ))  

Владимир Аксайский
Владимир Аксайский
21 дней(-я) назад

Доверять интернет-поисковикам или не доверять – это ваш личный выбор.
Допустим, Вы почему-то не верите в существование квантовой запутанности.
Ниже привожу, — найденный Гуглом, —  пример, убеждающий любого разумного человека в реальности этого явления.
У Вас, возможно, есть любимая пара носков.
Представим: один носок перенесен чудесным образом в ближайшую галактику ещё при вашей жизни.
Тогда, как только Вы наденете оставшийся носок, скажем, на правую ногу, то его собрат в соседней галактике мгновенно станет левым, — ну, или наоборот.
Это и будет проявлением квантовой запутанности — в носках, без формул.
 Если не верите в чудесный перенос, можно обычным, — тогда эксперимент с носком прадеда  проведет правнук. 

Пал Палыч
Пал Палыч
21 дней(-я) назад

шикарное объяснение! вот почему Айнштайн до этого образа не догадался?
боюсь, в квантах всё несколько сложнее.

Пал Палыч
Пал Палыч
21 дней(-я) назад

Какое прекрасное объяснение!
И как только Эйнштейн до него не додумался?
Дурак наверное был?
С носками всё ясно. Носки — они (квази) классические.
Ясен пень. Носок — он либо правый, либо левый.
Боюсь, в квантах всё чуть чуть не так.
Давайте возьмём, и запутаем две частицы со спином.
Мы не знаем изначально куда направлены их спины, но знаем, что они направлены противоположно. Например, два электрона атома гелия. Они там точно имеют противоположные спины.
И пошлём одно запутанное состояние на Кассиопею.
И вот, мы берём и измеряем спин оставшейся у нас частицы.
Чего сложного?
Юла себе вроде и юла. Крутится там вокруг какой-нибудь оси.
Вот только проблема в том, что какую-бы Вы ось ни выбрали, спин на ЭТУ ось будет либо 1/2 либо -1/2.
А ось-то может быть любой! Ваш выбор.
Можете направить ось вверх, можете вперёд, а захотите — налево.
И вот, в момент Вашего измерения, вы определите спин частицы вдоль ЭТОЙ оси.
Соответственно, вторая частица в Кассиопее в тот же самый момент тоже определится со своим спином и вдоль какой оси он считается.
С другой стороны, гугл спонсирует квантовый компьютинг.
Ужасно выгодное занятие…
Для производителей квантовых «компьютеров».

Последняя редакция 21 дней(-я) назад от Пал Палыч
Владимир Аксайский
Владимир Аксайский
20 дней(-я) назад
В ответ на:  Пал Палыч

Кем был «на самом деле» Альберт Эйнштейн, знает, наверное, только Евгений Беркович, — он главный эксперт по нему. А по мне, уж точно не дурак, — скорее, весьма умный человек, необычно воспринимавший мир, — как-то очень асимметрично, парадоксально — точнее выразить не могу. Это помогало ему подметить то, что другие не видели в упор, — достаточно вспомнить его ответ на вопрос – как совершаются открытия?
Не сомневаюсь — ему было по силам придумать мысленный эксперимент с носками, — но он почему-то не любил носки, особенно в молодости. Я заметил – некоторые люди в процессе интенсивного думания саморазогреваются, им становится жарко, — а другие наоборот, самоохлаждаются, начинают мерзнуть. Похоже, Альберт Эйнштейн был из первых.

Рабочйй
Рабочйй
17 дней(-я) назад
В ответ на:  Пал Палыч

У нас тут что, очередная серния «Пролетариат разбушевался» от любителей ходить по граблям?

Владимир
Владимир
21 дней(-я) назад

Когда-то давным-давно, когда я был молодой, глупый и горячий, меня интересовала проблема quantum vortex, я имел случай познакомиться с Абрикосовым и даже некоторое время общаться. В профессиональном плане это общение оказалось бесполезно (ибо сам Абрикосов к тому времени к этой теме несколько охладел, да и «калибры» были несравнимы, ну да бог с ним, я сбежал под крылышко к другому нобелевскому лауреату, да и вообще сменил тему, уж очень эта оказалась … зубодробительна :) ), но опр. впечатление я о нем вынес, как о человеке весьма эгоистичном, эгоцентричном, по-детски обидчивом и по-подростковому как-то даже «полярным» и несколько безответсвенном в суждениях. КМК, он был если не немного аутистом, то аспергиком, это, в общем, нормально и даже хорошо для матфизиков, среди которых число подобных психотипов аномально велико, а среди выдающихся так и вовсе зашкаливающе, в сравнении со средним в популяции. Я это к чему — к тому что к полярным эмоциональным суждениям, выносимым нашим братом матфизиком (буду самокритичен) следует относиться с определенной долей скептицизма, понимая, что они исходят от очень умных и профессиональных, но зачастую ограниченных в иных отношениях и довольно антисоциально мыслящих людей. В пределе — не ставящих ни во что остальных представителей рода человеческого, кроме себя и «нескольких моих коллег»@. В общем, «делать поправку на ветер», понимая в какой системе ценностей живут как никто «подобные флюсу» специалисты.

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (13 оценок, среднее: 4,00 из 5)
Загрузка...