Хитроумный трюк с автоматом-шахматистом

См. также ТрВ-Наука №№ 330, 332, 334, 336, 339, 353, 354, 356, 358, 359, 361 (trv-science.ru/tag/istoriya-robotov)

Александр Речкин
Александр Речкин

Автоматы в XIX веке продолжали восхищать и забавлять публику, хотя новые работы гениальных механиков создавались с разной степенью успеха. И ни один из этих объектов не оказал такого культурного и интеллектуального воздействия, как произведения предыдущего века, поскольку они за редким исключением рассматривались как объекты развлечения. О непреходящем наследии автоматов эпохи Просвещения дополнительно свидетельствует тот факт, что в новом столетии, когда научные светила, такие как Гельмгольц, Гексли и многие другие, упоминали об автоматах, они вспоминали имя Вокансона, а не кого-либо из своих современников. Несмотря на то, что Жак де Вокансон создал всего три работающих автомата, он достиг невероятной славы.

Успех «роботов» Вокансона положил начало увлечению автоматами XVIII века, а его конец был отмечен весьма противоречивой известностью ненастоящего автомата, воплощавшего идеи и отношение к механической имитации жизни. Объектом интереса стал так называемый шахматист Кемпелена, также известный как «Турок»; и чтобы понять, почему это поразительное устройство завершило «любовный роман» эпохи Просвещения с автоматами, необходимо изучить его историю и отличие от более ранних машин.

Если бы шахматист барона Вольфганга фон Кемпелена был настоящим автоматом, он стал бы реальным соперником испражняющейся утки Вокансона в качестве самого известного и популярного автомата в истории. Крупнейшие интеллектуалы и литературные деятели той эпохи, такие как философ Фридрих Мельхиор Гримм, британский ученый Чарлз Бэббидж и американский писатель Эдгар Аллан По, упоминали о машине Кемпелена.

Несмотря на то, что «Турка» до сих пор обычно называют автоматом, Филипп Тикнесс и другие разоблачители устройства не раз упоминали о том, что называть автоматом простую куклу никаким образом нельзя. Но поговорим обо всем по порядку.

Согласно рассказу Карла Готлиба фон Виндиша, Кемпелен присутствовал на магическом представлении, которое было дано при императорском дворе в 1769 году неким французом — то ли ученым, то ли фокусником — по фамилии Пеллетье, использовавшим магниты для создания своих иллюзий. После представления Кемпелен сказал императрице, что он может сконструировать машину гораздо более удивительную, чем любая из кем-либо виденных. Год спустя барон выполнил обещание, представив Марии Терезии шахматиста — фигуру в натуральную величину, облаченную в турецкий костюм и сидящую позади большого деревянного ящика с шахматной доской на нем. Перед началом демонстрации изобретатель совершил действие, которое имеет важное значение для понимания проблемы этого устройства. Кемпелен подражал Вокансону, открывая различные маленькие дверцы шкафа и показывая колеса и шестеренки, имевшиеся внутри, дабы продемонстрировать, что, как и у флейтиста, в его изобретении нет ничего и никого, кроме внутренних механизмов. После того, как устройство победило ряд противников в нескольких придворных представлениях, новости об удивительном автомате распространились в Англии и Франции благодаря письмам, опубликованным в журналах Gentleman’s Magazine и Le Mercure de France Луи Дутенсом, английским священнослужителем, который был свидетелем выступления шахматиста в Вене. Как и Вокансон, после успеха своих автоматов Кемпелен хотел перейти к более важным задачам, поэтому он разобрал шахматиста и начал работу над гидравлической системой в дворцовом комплексе в Шёнбрунне. К сожалению, барон не так хорошо умел извлекать выгоду из своей работы, как Вокансон, и его положение при королевском дворе пошатнулось после смерти его покровительницы Марии Терезии в 1780 году.

Реконструкция «Турка» Джоном Гоганом, производителем оборудования для фокусников из Лос-Анджелеса
Реконструкция «Турка» Джоном Гоганом, производителем оборудования для фокусников из Лос-Анджелеса

В следующем году преемник покойной императрицы, новый государь Иосиф II, приказал барону подготовить машину к выступлению для делегации из России. После успешной демонстрации Кемпелен принял предложение императора взять устройство в турне. В 1783 году шахматист отправился в двухлетнее путешествие по Западной Европе, поразив воображение как обычных зрителей, так и интеллектуалов многих стран. Он победил большинство соперников, хотя «Турку» не удалось одолеть Франсуа-Андре Даникана Филидора, величайшего гроссмейстера своего времени. В матче, который состоялся в Париже, «Турок» также сыграл с Бенджамином Франклином, большим любителем шахмат. Исход поединка, правда, неизвестен. Кемпелен вернулся в Вену в 1785 году.

После смерти барона в 1804 году баварский изобретатель Иоганн Непомук Мальцель купил шахматиста у сына Кемпелена и снова запустил устройство в эксплуатацию. К 1809 году «Турок» был готов для демонстрации. Есть сведения о том, что автомат разгромил Наполеона Бонапарта, поставив ему мат на 24-м ходу (император французов занял дворец Шёнбрунн после победы над австрийской армией в Ваграмской битве). Когда император делал ходы, нарушая правила, «Турок» сметал все фигуры с доски. Эта игра с Наполеоном, по-видимому, действительно имела место в реальности, но легенды о сражениях автомата с другими королевскими особами, включая Фридриха Великого, Екатерину II, Георга III и Людовика XV, скорее всего, выдуманы.

После разгрома Наполеона Мальцель понял, что во Франции ловить нечего. Он взял шахматиста и собственные механические работы и отправился в новое турне. Мальцель занимался созданием диорамы московского пожара 1812 года, сконструировал собственный музыкальный автомат, который назвал «оркестрионом», и усовершенствовал метроном. А в 1818 году мастер добавил к «Турку» говорящее устройство, позволяющее фигуре произносить слово «шах» на нескольких языках, в зависимости от страны, в которой находился автомат. В 1826 году Мальцель отправился в Соединенные Штаты, начав с Нью-Йорка и проехав Бостон, Филадельфию и Вашингтон. «Турок» сыграл против некоторых из лучших американских мастеров и тем самым разжег воображение публики. Когда автомат прибыл в Ричмонд, штат Виргиния, в 1835 году, Эдгар Аллан По стал свидетелем представления, вдохновившего его на написание двух эссе: «„Шахматист“ Мельцеля» (1836) и «Фон Кемпелен и его открытие» (1849). В первом эссе По вспоминает и другие исторические автоматы, в том числе незабвенную утку Вокансона. После нескольких лет гастролей по Америке Мальцель, возвращаясь из поездки на Кубу, неожиданно умер на борту корабля в 1838 году. Автомат достался в наследство другу Мельцеля, бизнесмену Джону Олу, который пытался продать шахматиста во время аукциона, но из-за отсутствия интереса сам же приобрел автомат за 400 долларов. Через год автомат купил Джон Кирсли Митчелл из Филадельфии, личный врач Эдгара Аллана По и поклонник «Турка». Доктор отреставрировал автомат, однако после нескольких выступлений в Филадельфии при новом владельце устройство сгорело во время пожара в музее в 1854 году.

«Турок», без сомнения, был замечательным симулякром мыслящего автомата, который, возможно, обманул некоторых людей, но внимательное прочтение многочисленных воспоминаний об устройстве показывает, что за исключением нескольких доверчивых комментаторов никто на самом деле не был одурачен, думая, что он действительно играет с автоматом в шахматы. Подавляющее большинство современников, даже те, кто бурно восхвалял устройство, прямо упоминают, что это был хитроумный трюк, вдохновивший многих на попытку разгадать тайну шахматиста. Сам Кемпелен говорил, что «Турок» является «весьма простым устройством — пустячком, чудесные свойства которого целиком объясняются смелостью основной идеи и удачным выбором методов создания иллюзии». Создатель шахматиста ни разу прямо не ответил на вопрос, как работает автомат и действительно ли устройство является автономным.

В XIX веке Чарлз Бэббидж, математик и пионер в области разработки аналитических вычислительных машин, получил возможность сыграть против «Турка» в 1820 году и серьезно рассмотрел возможность создания реальной шахматной машины. Но это не значит, что Бэббидж считал, будто Кемпелен действительно преуспел в создании автомата. По итогу двух матчей с устройством математик, по-видимому, пытался понять, как был проделан хитроумный трюк, отметив, что маленький мальчик мог поместиться в шкаф и что за фигурой шахматиста, возможно, находится люк.

Некоторые предполагали, что мастер-шахматист манипулирует фигурой «Турка» с помощью магнитов. Кемпелен предложил участникам мероприятия принести на представление магнит или любое другое устройство, которое могло бы предотвратить обман. Высказывались предположения, что Кемпелен использует тончайшие, не видимые даже с небольшого расстояния нити или металлические тросики и с их помощью двигает рукой и головой турка. Но эту гипотезу довольно быстро отвергли. Барон Кемпелен ходил по сцене, обходил «Турка» и сзади, и спереди.

Не верящие в чудеса и столь сложную механику люди полагали, что внутри ящика спрятан человек — скорее всего, карлик или маленький мальчик. Поскольку было маловероятно, что Кемпелен нашел низкорослого шахматного вундеркинда, должен был иметь место другой способ, которым мастер-игрок общался с человеком внутри, чтобы направлять движения «Турка». Некто из отчаянных разоблачителей хотел рассыпать перед игрой с автоматом на сцене нюхательный табак, чтобы спрятавшийся в ящике человек начал чихать, но это не сработало.

Решение было найдено доктором Робертом Уиллисом, опубликовавшим статью под названием «Попытка проанализировать, как работает автоматический шахматист мистера фон Кемпелена» в 1821 году, в которой он рассказал, как во время игры с автоматом ему удалось украдкой измерить размеры шкафа с помощью зонтика. Уиллис объяснил, что ящик спроектирован таким образом, чтобы казаться намного меньше, чем он есть на самом деле, и что в нем достаточно места, чтобы внутри поместился взрослый мужчина. Учитывая тот факт, что многочисленные опытные шахматисты, которых нанимал Кемпелен, а позже Мельцель в качестве скрытых операторов во время бесчисленных выступлений с 1770 по 1854 год, действительно сидели в ящике, довольно странно, что никто из них не сознавался до тех пор, пока в 1834 году Жак-Франсуа Муре, один из операторов автомата, не раскрыл секреты «Турка» в анонимной статье, опубликованной во французском журнале Pittoresque.

Согласно одной из красивых легенд, которую приводит Владимир Анзикеев, внутри «Турка» прятался сильный шахматист и бывший польский офицер Воровский, которого фон Кемпелен тайно вывез из Российской империи. Воровский якобы участвовал в боях против армии России во время первого из разделов Польши и в одном из сражений потерял обе ноги. Конечно, это лишь легенда, хотя на ее основе было написано несколько пьес и романов. В финале немого французского фильма «Шахматист», который вышел на экраны в 1926 году, разъяренная проигрышем Екатерина II приказывает расстрелять автомат. Под градом пуль погибает и спрятавшийся внутри молодой герой Воровский.

Долгое время после своей гибели это соблазнительное устройство продолжало очаровывать воображение как европейцев, так и американцев. Американский автор Амброз Бирс написал рассказ ужасов под названием «Хозяин Моксона» (1899), в котором изобретатель строит машину для игры в шахматы, но когда ему удается одолеть автомат во время шахматной партии, то устройство убивает своего создателя.

Вокансон и Кемпелен были двумя фигурами, которые ознаменовали начало и конец увлечения автоматами эпохи Просвещения, поскольку их работы достигли наибольшего успеха в соответствующие периоды. Их изобретения воплощали совершенно разные идеи, но одинаково привлекали зрителей. И именно различие идей дает существенное представление о природе подъема, упадка, а затем и трансформации идеи автомата в течение XVIII и начала XIX веков.

Успех автоматов Вокансона стал кульминацией одержимости идеей самодвижущейся машины. Испражняющаяся утка и два музыканта предстали воплощением мировоззрения механистической эпохи. Интеллектуальное значение шахматиста Кемпелена было совершенно иного порядка — оно стало символом культуры позднего Просвещения. В то время как Вокансон изо всех сил старался утверждать, что при создании утки он, насколько возможно, воспроизвел естественную физиологию, Кемпелен никогда не утверждал, что создал настоящего шахматиста. Но даже несмотря на обманы и притворство, автоматы в XVIII веке окончательно потеряли ореол магии и священнодействия, став просто светскими забавами. Анатомы и естествоиспытатели развеяли туман сверхъестественного и чудовищного, превратив автоматы в плоды чистой рациональности.

Александр Речкин

Подписаться
Уведомление о
guest

2 Комментария(-ев)
Встроенные отзывы
Посмотреть все комментарии
Мирослав
Мирослав
10 дней(-я) назад

Эдгар По раскрыл секрет автомата в своем эссе (русский перевод — в журн. «Шахматы в СССР», 1973 г.)

юрий кирпичев
юрий кирпичев
8 дней(-я) назад

Так в чем смысл статьтьи, в чем же трюк? К моменту создания автомата шахматы вот уже двести-триста лет были чрезвычайно популярны, имели разработанную теорию и массу поклонников, которые знали игрокам цену. Так что то, что автомат сорок лет обыгрывал самых сильных игроков, одним Воровским не объяснишь.

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (3 оценок, среднее: 3,33 из 5)
Загрузка...