Бумажные и настоящие бронежилеты

pixabay.com
pixabay.com

Вакцинация: подводим итоги иммунизации двумя российскими вакцинами

Ольга Матвеева
Ольга Матвеева

Как работали российские вакцины? Спасали ли они от смерти при заболевании тяжелой формой COVID-19? Насколько эффективно они спасали? Ответы на эти вопросы важно получить даже после того как пандемия несколько ослабила свою хватку и COVID-19 временно (или постоянно) ушел в подполье. Необходимо знать, как проявили себя вакцины в период доминирования таких опасных штаммов, как дельта. Ведь, увы, но этот вирусный вариант, хоть и маловероятно, но может вернуться.

Чтобы ответить на эти вопросы, мы с коллегами, и прежде всего с моим соавтором, биологом и аналитиком данных Александром Ершовым, провели статистический анализ исходов заболеваний COVID-19 среди вакцинированных или не вакцинированных москвичей [1]. База данных, которую мы получили для анализа, включала в себя более трехсот тысяч случаев заболевания COVID-19. Все случаи были разбиты на категории в зависимости от статуса вакцинации и типа вакцины. Кроме того, в базе данных содержалась информация о возрасте заболевших, тяжести заболевания и смертельных исходах, если таковые случались.

Наша работа — это результат огромных усилий не столько авторов, сколько команды коллег-волонтеров из России, а также представителей русскоязычной научной диаспоры за рубежом. Наконец-то препринт с результатами нашего анализа, появившийся в Сети в январе этого года, стал полноценной научной публикацией в журнале Vaccines [1] и сейчас находится в открытом доступе.

Анализ, проведенный нашим коллективом, выявил высокую защитную эффективность одной из российских вакцин и полную бесполезность (или даже вредность) другой. Речь идет о том, что «Спутник V» спасал людей, как от тяжелой формы заболевания, так и от смерти, в то время как «ЭпиВакКорона», наоборот, этого совсем не делала. Так, в группе вакцинированных «ЭпиВакКороной» умерших или тяжело заболевших COVID-19 было даже больше, чем среди невакцинированных. Таким образом, у «ЭпиВакКороны» выявилась отрицательная эпидемиологическая эффективность. К такого же рода выводам пришли и авторы другой научной работы, опубликованной в виде препринта, также, как и нашей, еще в январе этого года [2].

Один из самых главных и интригующих научных вопросов: почему у «ЭпиВакКороны» (она же «АВРОРА-КоВ») не просто нулевая, но даже отрицательная эффективность, особенно в старшей возрастной группе, где отрицательные значения сопровождаются статистической значимостью? Мы объясняем это странное явление мощной рекламой, которую получала эта вакцина в почти ежедневных публикациях государственных СМИ, а также в программах радио и телевидения. Похоже, что у разработчиков вакцины — предприятия «Вектор» и Роспотребнадзора — было колоссальное финансирование, выделенное на ПР. Вакцина позиционировалась как очень мягкая и совсем не имеющая побочных эффектов. В результате, скорее всего, именно люди с хроническими болезнями и серьезными проблемами со здоровьем чаще выбирали этот препарат. Это привело к тому, что выборки вакцинированных и невакцинированных стали разными по составу. В группе вакцинированных «ЭпиВакКороной» накопилось гораздо больше людей из группы риска. Как результат: тяжелые формы заболеваний и смерти происходили в этой группе чаще, чем в контрольной.

«Спутник V» и «ЭпиВакКорона». Сравнение. © Ольга Матвеева
«Спутник V» и «ЭпиВакКорона». Сравнение. © Ольга Матвеева

Можно, конечно, попытаться объяснить отрицательную эффективность «ЭпиВакКороны» и биологическими факторами, которые связаны с молекулярным составом этого вакцинного препарата. Мы приводим такое объяснение в публикации, но я считаю, что наша гипотеза связана с крайне маловероятным сценарием, и за подробностями отсылаю читателей этой заметки к секции «Обсуждение» в нашей статье.

Хотелось бы отметить, что наша научная публикация стала результатом не только усилий непосредственных авторов работы, но и результатом скоординированной помощи многих других коллег и специалистов в разных областях. Я бы назвала эту огромную неформальную помощь успехом функционирования гражданского общества в России.

На проект не было выделено никакого финансирования — ни государственного, ни частного, но он состоялся. Кроме того, работа над проектом, с одной стороны, была сопряжена с огромным энтузиазмом помогающих волонтеров, а с другой — с профессиональным риском.

Среди добровольцев, внесших в нашу научную работу особо ценный вклад, оказались молекулярные биологи, вирусологи, иммунологи, врачи, популяризаторы науки и специалисты по медицинской информатике. Многие из них получали угрозы увольнения от государственных и частных работодателей, если их расследовательская деятельность препарата «ЭпиВакКороны» становилась публичной. Любая попытка общения с журналистами с критикой вакцины была сопряжена с серьезным риском потерять работу в научном или медицинском учреждении. Однако энтузиазм и желание делиться правдой победили. Так или иначе, истина о неработоспособности «ЭпиВакКороны» в контрасте с работоспособностью «Спутника V» стала общественным достоянием, как в форме журналистских расследований, так и в форме научных публикаций, таких, как наша.

Многие меня спрашивают: а как же «Ковивак», ведь он был суперпопулярен? Увы, в нашей базе данных об иммунизированных этой вакциной было крайне мало. Поэтому сравнить число заболевших среди вакцинированных и невакцинированных и при этом получить статистически значимые результаты было невозможно. Однако комментируя этот вопрос, я всегда добавляю, что вакцины такого типа, которые называются инактивированными-цельновирионными, против SARS-CoV-2 в целом оказались гораздо менее эффективными по сравнению с вакцинами, основанными на других платформах. Так что, предположительно, на основании анализа международного опыта похожих вакцинных платформ, «Ковивак», скорее всего, был гораздо менее эффективен по сравнению со «Спутником».

Данные о заболевших и умерших от COVID-19 в июне и июле прошлого года нам предоставил работник Московского департамента здравоохранения, пожелавший остаться анонимным. Мы долго боролись за прозрачность данных и, в результате, отчасти победив, получили большую базу данных для нашей аналитической работы.

Какие самые главные выводы, которые мы сделали, исходя из нашего анализа данных? Наши выводы могут показаться читателям тривиальными, но, тем не менее, я считаю, что их надо озвучить.

1) Вакцины надо проверять по их способности защитить от заболевания не только на животных, но в клинических испытаниях с участием людей. Для «ЭпиВакКороны», впрочем, как для «Ковивака», таких испытаний до широкого внедрения вакцин в практику проведено не было. В США и в Западной Европе испытания эпидемиологической эффективности вакцины (по способности вакцины защищать от заболевания) называются испытаниями третьей фазы, а в России они называются пострегистрационными. Как бы они ни назывались, перепрыгивать их нельзя, даже если очень хочется.

2) Административный ресурс, увы, может способствовать тому, что к людям попадают неэффективные вакцины.

3) Гражданское общество в России способно успешно выполнять функции контроля качества вакцин. Однако из этого вывода не следует то, что с разработчика и с государственных органов, контролирующих медицинские препараты, эти функции следует снять и полностью доверить их волонтерам.

Мы опубликовали довольно обширный список благодарностей всем, кто внес особо ценный вклад в нашу работу в конце нашей научной статьи. В том числе мы выразили благодарность за предоставление дискуссионных площадок научно-популярным изданиям, таким как «Биомолекула» и ТрВ-Наука. Кроме того, наша работа стала бы невозможной без научных площадок, организованных в социальных сетях. Все эти площадки стали полезными форумами для организации работы волонтеров, специалистов, а также регулярного обсуждения и критической оценки результатов наших исследований.

Бесценную помощь нам оказали три человека с огромными организаторскими способностями, а именно Макс Попов, Андрей Криницкий и Алексей Куприянов. Макс Попов был одним из основателей и администраторов социальной информационной сети, посвященной прививочной компании под названием «Проект V1V2.ru». Андрей Криницкий стал создателем и администратором чата в Telegram, а также организовал группу гражданской вакцинации COVID-19 Grais epivakorona.com. Алексей Куприянов создал и неутомимо модерировал группу аналитики и графической информации, связанной с заболеваемостью в России коронавирусной инфекцией, COVID-19 Watch. Все формы дискуссий не просто ускорили, но и сделали возможным в принципе наш анализ данных и публикацию его результатов.

Итак, мы подвели итоги и независимо от разработчиков проверили эффективности двух вакцин. Меня многие спрашивают: а что дальше? Как часто нам нужно будет вакцинироваться в будущем? Когда будет следующая волна заболеваний и будет ли она?

Я думаю, что в ближайшие несколько месяцев такой сильной волны инфекций, как в прошлом году не будет. Однако менее сильные волны тоже могут быть весьма неприятными, унося как жизни, так и здоровье. Поэтому мне кажется, что дополнительные иммунизации могли бы уменьшить шанс неприятных последствий от встречи с коронавирусной инфекцией.

Могу поделиться рекомендациями, распространенными в США. Американский центр по контролю заболеваемости рекомендует буст (дополнительную иммунизацию) большинству людей (всем, кому старше пяти лет), по крайней мере, через пять месяцев после последней дозы первичной вакцинации. Людям с умеренно или сильно ослабленным иммунитетом рекомендуется ревакцинироваться не менее чем через три месяца после введения последней дозы первичной иммунизации. Вторая дополнительная иммунизация (буст) рекомендуется взрослым, которые старше 50 лет, и всем, кто старше 12 лет, но страдает от иммуносупрессии, не менее чем через четыре месяца после первого буста.

Резюмируя, хочется сказать, что вакцины работают, они могут спасать жизни. Увы, иногда создаются и фальшивые или плохоработающие вакцины, и для того, чтобы отличить первые от вторых, нужны усилия многих специалистов и прозрачность данных.

Ольга Матвеева, молекулярный биолог

1. Matveeva O., Ershov A. Retrospective Cohort Study of the Effectiveness of the Sputnik V and EpiVacCorona Vaccines against the SARS-CoV-2 Delta Variant in Moscow (June–July 2021) // Vaccines, Vol 10 No 7, 984, June 21 2022.

2. Barchuk A., Bulina A., Cherkashin M. et al. COVID-19 vaccines effectiveness against symptomatic SARS-CoV-2 Delta variant infection: A population-based case-control study in St. Petersburg, Russia // medRxiv 2022. DOI: 10.1101/2022.01.24.22269714

См. также:

Подписаться
Уведомление о
guest

148 Комментария(-ев)
Встроенные отзывы
Посмотреть все комментарии
Пал Палыч
Пал Палыч
3 месяцев(-а) назад

После One America, ещё одна страховая компания — намного бОльшаяLincoln National рапортует о беспрецедентной смертности и инвалидности среди застрахованных клиентов 18-64 лет.
Требования в «прививочном» году 2021 выросли на сумасшедшие 163%.

Леонид Коганов
Леонид Коганов
3 месяцев(-а) назад
В ответ на:  Пал Палыч
Леонид Коганов
Леонид Коганов
3 месяцев(-а) назад
В ответ на:  Леонид Коганов

https://lenta.ru/news/2022/08/21/veeroos/
Л.К.
«Всё выше, и выше, и выше стремим…»
К.

Пал Палыч
Пал Палыч
3 месяцев(-а) назад
В ответ на:  Леонид Коганов

«Вируснейтрализация «Спутника V» против омикрон-штамма снижается в 10 раз, в то время, западных вакцин — в 30-35 раз.»
Вот что значит, патриот.
Наш ноль в 3 раза больше ихнего нуля!

Последняя редакция 3 месяцев(-а) назад от Пал Палыч
Леонид Коганов
Леонид Коганов
3 месяцев(-а) назад
В ответ на:  Пал Палыч

А побочки, с ними-то — как?
Что-то у Гинцбурга — не слыхать, не видать.
Молчит типа как партизан.
Л.К.

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (7 оценок, среднее: 4,43 из 5)
Загрузка...