Тоболяки, ямайчанки и самарочки. Новые приключения топонимов

Ирина Фуфаева
Ирина Фуфаева

Поэт Владимир Богомяков, живущий в Тюмени, заметил, что в одной из недавних передач знаменитой (ныне закрытой) радиостанции «милая ведущая называла жителей Тобольска тоболя́ки, хотя они тоболяки́». Тоболякам, конечно, было обидно, но им не привыкать. Спасибо, что не тобольцы и не тобольчане.

Но и ошибка в ударении — очередное доказательство, что так называемые катойконимы1, обозначения жителей городов, — региональная лексика, малоизвестная за пределами своего региона, кроме москвичей да одесситов. При этом — очень разнообразная по форме: катойконимы образуются с помощью множества суффиксов, но главное — нельзя по названию города угадать, какой суффикс выбрать. Как называются жители трех городов, заканчивающихся на —ск? Братск — братчане, Красноярск — красноярцы, Омск — омичи́. Про жителей Тобольска (тоже —ск) уже знаем. То есть правил нет или они очень сложные, плюс много исторического наследства. В итоге нашему «внутреннему лингвисту» практически не на что опереться. Это подтверждают эксперименты: испытуемых просили угадать названия жителей настоящих городов или придуманных, и в любом случае на выходе получалось разнообразие вариантов. Если сконструировать название вымышленного города (например, Забельск) и попросить носителей русского языка образовать от него катойконим, наверняка появятся и забельчане, и забельцы, и, возможно, забелевцы.

Это подтверждается «жизненными экспериментами», которые невольно происходят, когда гости какого-то города начинают называть его жителей как бог на душу положит. Например, жителей Нижнего Новгорода называют нижнегородцами, нижегородчанами, новгородцами и т. д., и это тоже давняя обида нижегородцев (так правильно).

Всем известны только названия жителей столиц или ставшие почти нарицательными, как одессит. Как называются люди в остальных городах, а тем более в поселках и деревнях, почти никому не интересно.

Однако что касается ударения в катойконимах с суффиксом —як-, здесь всё же правило заметить нетрудно. Вот эти слова: туляк, пермяк, сибиряк, кимряк (последний — от города Кимры). И всегда во множественном числе ударение переходит на окончание: туляки́, пермяки́, сибиряки́! Как, кстати, и у многих других характеристик людей на —як — по внешности, профессии и пр.: толстяки́, горняки́. Или не людей: сорняки́. Так что тут вполне могла сработать аналогия. Не сработала, возможно, из-за воспоминания об этнониме поля́ки.

Выше мы говорили об экспериментах с угадыванием катойконима и разнообразии получаемых ответов. Так вот, оно всё же совсем не такое широкое, как реальное разнообразие катойконимов. Например, никто не подумает, что жителей вымышленного Забельска зовут забеляки́ (как те же тоболяки́) или забеличи́ (как москвичи́, псковичи́, томичи́). То есть суффиксы —як- и —ич- в этой сфере уже непродуктивны. В отличие от суффиксов —ец-, -ан(ин)-, -чан(ин)-ивановцы, заволжане, гусевчане. Наблюдаемое сегодня словообразовательное разноцветье и чуть ли не хаос достались нам по наследству от прошлых эпох, когда продуктивными были другие суффиксы катойконимов. Не говоря уж об уникальных обозначениях типа новоторы (Торжок), амчане (Мценск), архангелогородцы и пр.

Возвращаясь к обидам (и к тулякам). Туля́чки недавно обижались, что приезжие назвали их тулянками по аналогии со смолянками — жительницами Смоленска. Так вот, с женскими вариантами в целом гораздо проще. Достаточно знать название жителя — и ты в 99% случаев верно образуешь название жительницы. Потому что, в отличие от названий профессий, феминитивы «по месту жительства» образуются почти всегда только с суффиксом —к(а)-. Или не образуются. Некоторые из них — катойконимы Шрёдингера. Потому что официально они существуют и образованы по описанному логичному и единственному правилу, но жизнь, как всегда, сложнее схем и ее древо пышно зеленеет.

Официальный женский катойконим в городе Владимире не употребляется по понятной причине. Владимирка — старинная дорога из Москвы, по которой, кроме прочего, гнали в Сибирь на каторгу и в ссылку. Как же говорят? Никак. Просто «жительница Владимира».

Официальный женский катойконим в городе Ярославле не употребляется по другой понятной причине. Даже двум. Ярославка — старинная порода коров. Ну, и неофициальное название Ярославского шоссе. И все-таки катойконим употребляется. Но другой. Жительницы Ярославля любят называть себя ярославнами, что пошло еще с 1970-х годов и связано с популярной советской песней, где жительниц Ярославля называют как бы по отчеству, видимо, с отсылкой к основателю города Ярославу Мудрому.

Официальный женский катойконим в городе Барнауле тоже не очень-то в ходу. Барнаулка — река. На свет, по словам местных, пытается пробиться однозначное барнаулчанка.

Та же ситуация позволяет самарчанке успешно конкурировать и практически вытеснять самарку. Хотя жители в целом обычно называются отнюдь не самарчанами, а самарцами.

Особенно сильно мешает обычный суффикс —к(а)-, если само название местности кончается на —к(а). Такая омонимия блокирует его полностью. Апрелевка, Ивантеевка… Камчатка и Ямайка, в конце концов.

Недавно мне задала вопрос Елизавета А.: «У коллеги появился вопрос, как назвать жительницу Ямайки: тоже ямайка? Через какое-то время вариант феминитива я придумала и потом уже проверила в „Гугле“, не попадался ли он где-нибудь еще. Оказалось, что попадался, в том числе в статье 2009 года о спорте».

Официально жители Ямайки — ямаец и… да, ямайка: «Другой источник газеты опроверг эти сведения и заявил, что няня, которая является ЯМАЙКОЙ по происхождению, находилась в США законно» (gazeta.ru, 02.17.2019, взято из Национального корпуса русского языка).

Но конечно, такая омонимия неудобна, и я предположила, что Елизавета придумала феминитив ямайчанка. В корпусе русского языка его нет, но в СМИ попадается: «Самые удачливые ямайцы и ямайчанки работают в обслуживании туристов», «Бабушка Наоми Кэмпбелл — ямайчанка». Главное, слово сразу однозначно понятно, в отличие от ямайка, в котором вне контекста распознать феминитив невозможно. Как оказалось, Елизавета действительно придумала это слово и нашла пример в СМИ: «На последнем этапе ямайчанка Кениа Синклейр вырвалась вперед» (rusathletics.com, 25.04.2009).

То есть, помимо женских катойконимов на —ка, на свет пробиваются более приемлемые в некоторых случаях обозначения жительниц с суффиксом —чанк(а)-. Хотя и не все они пока нормативны.

…Короче, свои процессы идут и в этом тихом омуте, создавая положенные трудности журналистам и привлекая внимание всех, кому в принципе интересен язык.

Ирина Фуфаева,
канд. филол. наук


1 От др.-греч. κατά ‘под’ и οἶκος ‘дом’. — Ред.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

См. также:

Подписаться
Уведомление о
guest
0 Комментария(-ев)
Встроенные отзывы
Посмотреть все комментарии
Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (3 оценок, среднее: 4,33 из 5)
Загрузка...
 
 

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: