Давай я был

Ирина Левонтина
Ирина Левонтина

Есть такое удивительное явление — детская субкультура. Это рассказы, приколы, стишки, выражения и словечки, которые живут в детской среде, особенно детсадовской или младшешкольной, десятилетиями передаются от детсадовца к детсадовцу, почти не выходя за пределы этой среды: взрослые этого обычно не слышат, а сами дети с возрастом забывают. Например, это переделки известных песен, среди которых есть фантастические по абсурдности:

В лесу родилась елочка,
А кто ее родил?
Четыре пьяных ежика
И Гена-крокодил.

Нередко в этих произведениях есть уходящая или утраченная натура, уже непонятная новым детсадовцам, но текст еще долго сохраняется:

Союз нерушимый
Сидит под машиной,
И пьет там какао, и ест бутерброд…

Если спросить у ребенка, что это за союз нерушимый, он, конечно, затруднится. Ну и что — мы, может, тоже в стихах Мандельштама не всё понимаем, но это не мешает эстетическому переживанию. Я надеюсь, что специалисты по постфольклору все эти дурацкие стишки собирают и изучают.

Есть и специальные детские слова, и это не только всякое сюсюканье, которое родители тоже знают и успешно используют в разговорах с детьми, но и слова типа рассказать в значении «донести» (Он рассказывает воспитателю) или доказать в значении «подтвердить» (Он доказал, что я ничего не сделал). Взрослые так обычно не говорят даже в беседах с детьми.

И самое замечательное, что есть, оказывается, и особая детская грамматика. Когда дети играют на детской площадке, можно услышать, как они говорят друг другу: Давай я был тигренок… Давай я был полицейский… А я тогда как будто был преступник… С точки зрения стандартного синтаксиса это звучит ужасно странно, хочется поменять прошедшее время на будущее (Давая я буду полицейский) или на настоящее (Мы играем, как будто я принцесса). И тем не менее дети здесь часто используют именно форму прошедшего времени. Не помню, было ли такое в моем собственном детстве (дети забывают, я же говорю). Я ходила в детский сад по полной программе, но из детсадовских словечек в памяти мало что удержалось. Однако за тридцать с лишним лет ручаюсь: на детских площадках с детьми и внуками я постоянно слышу эту удивительную конструкцию, где смешались времена. Пожалуй, можно сказать, что это своего рода «игрательное» или «воображательное» наклонение. Смысл его в том, что задается некий воображаемый мир, пространство игры. И прошедшее время здесь очень ярко передает идею, что всё как бы уже существует, только в каком-то другом игровом мире, в альтернативной реальности.

Конечно, этот детсадовский устный дискурс плохо фиксируется на письме, и найти примеры в письменных текстах не так легко. Но они всё же попадаются:

«Надо лишь сесть на лавке во дворике с косматыми деревьями неизвестной породы и смотреть, как мимо тебя с воплями счастья носится туда-сюда человечек пяти лет, <…> — ей надо сейчас в догонялки с женихом Ванькой, да не просто в догонялки, а со смыслом. Давай, я была Белоснежкой, и мне дали отравленное яблоко! Я яблоко съела и превратилась в волшебного коня, а ты будешь меня догонять, давай?»1

Здесь это давай я была появляется, естественно, в речи пятилетней девочки, как маркер этой детской речи и даже детского способа существования.

А вот рассказ о спектакле:

«27 февраля 2021 года прошли последние показы спектакля „Когда я была маленьким мальчиком“ в ЦИМе. <…> Любой хороший спектакль пробуждает в своих зрителях фантазию, но в нашем она делает половину дела. „А давай, я была принцессой!..“ — „А я тогда была… я тогда была… драконом!“ Сколько игр в детстве начиналось с этих слов: „а давай, я была…“»2

Интересно, что название самого спектакля «Когда я была маленьким мальчиком» вполне соответствует канонической грамматике. В этом случае фантазия прямо помещается в мир прошлого: как будто когда-то в прошлой жизни человек был кем-то другим. А вот при рассказе о спектакле возникает эта детская синтаксическая конструкция: Сколько игр в детстве начиналось с этих слов: «а давай, я была…».

Нечто похожее происходит и в следующем примере. Это рассказ с «мамского» форума: женщина жалуется, как плохо воспитан соседский ребенок. Заголовок поста такой: «Давай ты будешь добрым дедушкой, а я — старой каргой… Дачные хроники». А дальше следует рассказ:

«Соседский мальчик на даче одного возраста с моим Пашей. На даче, понимаете сами, кто есть, с тем и общаются наши дети. <…> Играют они с Пашей. Я слышу, Захар Паше говорит: „А давай я был бедная девочка, а ты потом произнес волшебные слова, и я стала маленькая фея!“ <…> Потом они побегали, папа наш предложил им в футбол поиграть, а Захар не знает как.

И тогда Захар снова к Паше с предложением: „Паша, а давай ты был добрым дедушкой, а я старая карга…“»3

Тут интересно, что в своем рассказе автор аккуратно повторяет формулировки мальчика, но в заголовке «переводит» с детского на взрослый возможно, даже сама того не замечая.

А еще мне попалась песня барда Антона Аксюка, в которой автор (вернее, переводчик) использует эту конструкцию во вполне взрослой речи а впрочем, в стихах можно всё, а поэты всегда немного дети:

Давай я был герой?
Мой конь разумен и волшебен меч
Душа, я твой ковбой
И для того, чтобы тебя развлечь
Я весь германский батальон
Перекрошил, давай, в бульон.
<…>
А вот, я был король,
Я был палач и был, давай, судья.
<…>
Давай, я просто был твоей игрушкой?
Вот, хотя б, юлой 4

Конечно, всё это наводит на грустные мысли о том, как близко находятся в нашем сознании мир прошлого и мир воображаемый. Но мы не будем спекулировать на эту тему.

Ирина Левонтина

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

См. также:

Подписаться
Уведомление о
guest
7 Комментария(-ев)
Встроенные отзывы
Посмотреть все комментарии
Вячеслав Рогожин
Вячеслав Рогожин
1 месяц назад

Отмечу, что формы «жил да был», «жили-были» и т. д. крайне чато встречаются именно в завязке детских сказках, а потому перенос этой формы в завязку детских игр не только закономерен, но и неизбежен во множестве независимых друг от друга (в плане передачи от ребенка к ребенку) случаев. Простое копирование. Автор, не находите?

Последняя редакция 1 месяц назад от Вячеслав Рогожин
Ирина Левонтина
Ирина Левонтина
1 месяц назад
В ответ на:  Вячеслав Рогожин

Нет, там прошедшее время, а здесь совершенно другое значение

Вячеслав Рогожин
Вячеслав Рогожин
19 дней(-я) назад
В ответ на:  Ирина Левонтина

Как сказать… Ребенок для игры просто копирует привычный вариант произношения — и если он оказывается в прошедшем времени, он его и использует в прошедшем времени. Соображалки еще не хватает, чтобы изменить прошедшее время на настоящее. Для нас, взрослых людей, звучит странно. А для него — привычно и норм.

Вячеслав Рогожин
Вячеслав Рогожин
1 месяц назад

Тут какие-то глюки с добавлением комментариев…

Владимир Аксайский
Владимир Аксайский
1 месяц назад

Пятница – друг Робинзона и еженедельный рабочий праздник россиян-бюджетников.
В такой день такая заметка не может не радовать.

Давай я был, и ты была
Мы были вместе в месте,
Где явь как сон была,
А мы как тили-тили в тесте…

Максим
Максим
28 дней(-я) назад

Может и правда, в некотором смысле копирование? Мы ходили в кино. Там был Чапаев. А давай, я был…?

Ведь моя роль в игре — подражание, повторение того, что было (не есть! Ведь мы читали, смотрели, а не читаем, смотрим.) в сюжете (кино, книги, сказки.). Говоря так, ребенок всегда представляет сюжет и он всегда в прошлом. Ведь он его видел именно в прошлом.

Последняя редакция 28 дней(-я) назад от Максим Иванов
Александр Поддьяков
15 дней(-я) назад

Я вот еще о чем подумал.
Помимо того, что это явление существует, как минимум, еще в итальянском https://tech.wikireading.ru/hMwEpYAS95 (а может, и в других языках — каких?), не задействована ли в нем рекурсия по Корбаллису?
http://www.lomonosov-fund.ru/enc/ru/magazine:0139848

Corballis M.C. The recursive mind: the origins of human language, thought, and civilization. Princeton University Press, 2014.

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (5 оценок, среднее: 4,60 из 5)
Загрузка...
 
 

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: